Автор рисунка

Утраченное время / Lost Time — глава 4

160    , Ноябрь 14, 2017. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.


Автор картинки — sketchyjackie

Автор: Bookplayer
Перевод: Cloud Ring

Оригинал
Начало

Глава четвёртая
Вчера и сегодня

С утра «как следует» не стало. Рэйнбоу проснулась в растерянности: будучи вполне уютной, кровать точно не была облаком, как и дом не был облачным домом. Вчерашние события всплыли в памяти, она обняла Танка и подумала, не остаться ли в кровати. Если она выйдет, ей снова придётся выглядеть идиоткой в непонятном мире и пытаться понять, какого сена вообще творится.

Конечно, именно такой вся будущая жизнь и виделась. Может, лучше никогда не выползать из кровати.

Она сомневалась, что Эпплджек на это пойдёт, и оказалась права. Вскоре Эпплджек позвала её к завтраку, и Рэйнбоу зашла на шумную кухню; старшая пони раскладывала еду на столе, вокруг которого крутился чуть ли не табун жеребят.

— Сайдер, рот убери! — сказала Эпплджек, едва взглянув через плечо на кобылку, замершую с мордочкой, уже протянутой к стопке блинов.

— Да я всего-то несколько штук на тарелку!.. — возразила Сайдер.

Скай сидел на детском кресле; Лиф развлекал его, сидя рядом и подкидывая в воздух мячик, но остановился, как только увидел Рэйнбоу:

— Мама! Тебе лучше? Память в норме?

Эппджек насторожила уши, снимая с плиты ещё одну стопку блинов.

Рэйнбоу вздохнула и села на свободное кресло:

— Нет.

— Ох, сахарок, всё будет в порядке. — Эпплджек, чуть нахмурясь, перенесла эту стопку на стол. — Мы справимся, всегда… блин, Скай! Дэш, помоги? — она кивнула на потолочный угол, где с улыбкой завис вылезший из кресла мелкий пегасик.

— А? — спросила Рэйнбоу.

— Достань его. — вздохнула Эпплджек. — Кто придумал, что младенцы должны уметь летать — у него, верно, кьютимарка о плохих идеях.

— Я достану, мама! — ответила Сайдер, взлетая с сиденья. Эпплджек поймала её за хвост за мгновение до того, как та снесла бы кувшинчик с апельсиновым соком.

— Сиди, мисс. — сказала Эпплджек через сжатые зубы. — Дэш?

— А, да. Уже. — Рэйнбоу взлетела в угол и сцапала ребёнка. Он был не очень доволен, что ему помешали играть, и вырывался и ныл всю обратную дорогу до стула. По прибытии Эпплджек отвлекла его блином и сказала.

— Теперь ешьте.

Дети и Рэйнбоу потянулись за едой. Рэйнбоу первой набрала тарелку, и ухватила бутылку сиропа прямо из-под копыт Лифа.

— Ну, мам, зачем было её у меня вырывать? — спросил он, закатив глаза.

— Думаю, тебе стоит быть шустрее, — усмехнулась Рэйнбоу, поливая блины.

Эпплджек строго посмотрела на Рэйнбоу.

Дэш нахмурилась, передала сироп ребёнку, и пробурчала:

— Как будто я её навсегда отняла или что...

— Уверена, что сможешь присмотреть за детьми? — Эпплджек взяла несколько блинов из стопки и ждала своей очереди на сироп.

— Конечно, — Рэйнбоу пожала плечами. — В чём проблема? — и откусила несколько блинов.

— Мама! — настойчиво позвала Сайдер. — У меня сироп в гриве!

Рэйнбоу посмотрела на неё и увидела, что «хвост» гривы кобылки полностью залит сиропом, как будто её специально полили.

Эпплджек тяжело вздохнула:

— К умывальнику, мыться.

— Это как? Она что, не видела, где у неё грива? — Рэйнбоу вопросительно посмотрела на Лифа.

— Мам, — ответил Лиф, тыкая её по крылу.

— Что? Как можно так замазаться ненароком, разве кто-то не смотрит на блины, когда их поливает?

— Нет же, мама. Скай. — Лиф указал на потолок.

Рэйнбоу посмотрела наверх и увидела пегасика, вдоль потолка утекающего в сторону гостиной, — Вот же!.. — она догнала его, ухватила за хвост и притащила обратно к столу.

Засунув пегаса на стул, Рэйнбоу уставилась на него.

— Что мы делаем, чтобы он не улетал?

Лиф растерянно посмотрел на неё:

— Он всегда улетает.

— Значит, исправим. — Рэйнбоу на секунду задумалась и через кухню спросила:

— Эй-Джей, у нас есть липкая лента?

— В амбаре. Зачем тебе? — ответила та, промывая гриву Сайдер.

— Мы можем приклеить его к стулу, — предложила Рэйнбоу.

Эпплджек резко подняла голову.

— Рэйнбоу Дэш, детей не приклеивают!

— А меня мама тоже приклеивала лентой? — спросила Сайдер.

— Конечно, нет, чашечка. Мама шутит. Правда, Дэш? — не оборачиваясь, сказала Эпплджек.

— Да… конечно, — ответила Дэш, нахмурив брови. — А если его связать?

Лиф рассмеялся.

— Что? — спросила Рэйнбоу.

— Ты что, не шутишь? — спросил он с отвисшей челюстью.

— Хех. Не, шучу, конечно. — Рэйнбоу широко улыбнулась, надеясь, что это её спасёт. Теперь, подумав, она не могла вспомнить связанных маленьких пегасов, так что, наверное, на это был какой-то запрет? Странно, вроде бы отличная мысль.

Лиф просто покачал головой, улыбаясь; Эпплджек и Сайдер вернулись к столу. Сайдер уселась и немедленно приступила к блинам, Эпплджек поправила тарелку и тоже приступила к своей порции. Медленно пережевывая, она с беспокойством смотрела на Рэйнбоу.

— Чего? — сквозь блины спросила Дэш.

Эпплджек сглотнула.

— Я могу позвать Флаттершай. Может, она придёт со своими детьми и тебе поможет.

Сайдер и Лиф простонали в унисон.

— Ма, только не Флаттершай! Кто угодно, только не Флаттершай! — Лиф театрально взмахнул копытами.

— Мы будем вести себя очень-очень хорошо! — добавила Сайдер с ангельской улыбкой.

Эпплджек строго посмотрела на детей:

— А ну, прекратите, оба! Флаттершай наш друг, и она взрослая пони, и нельзя так себя вести!

— Но она такая скучная! — проныл Лиф.

— Ага, вокруг сплошь опасности! — добавила Сайдер, закатив глаза. — Летать слишком опасно, выходить наружу слишком опасно, пробовать сделать большую катапульту, чтобы запустить Ская, слишком опасно...

Рэйнбоу хихикнула.

— Дэш! — Эпплджек почти крикнула, переведя взгляд на Рэйнбоу.

— Что? — Дэш пожала плечами. — Они правы. Флаттершай будет очень скучной нянькой.

— Она знает, как справиться с детьми, и она знает детей, — нахмурилась Эпплджек. — И я ещё не уверена, что ты сама-то обойдёшься без помощи.

— Как насчёт Твайлайт? Или, может, Пинки Пай сейчас в городе? — предложила Сайдер.

— Ма, я смогу помочь маме, — сказал Лиф, выпрямившись в кресле и серьёзно смотря на Эй-Джей.

Рэйнбоу улыбнулась:

— Я справлюсь.

Эпплджек поколебалась, и через несколько секунд ответила:

— Ладно, но будь на ферме, и если придёт четвёртый знак, ныряй под крышу. И если будут проблемы, пусть меня кто-нибудь сразу же позовёт, — она повернулась и сощурилась на Лифа. — Лиф, ты слышал? Сразу же. Немедленно. До того, как ты влезешь в них по уши.

Он кивнул:

— Да, ма.

— Ну ладно, — она вздохнула и бросила на Рэйнбоу последний тревожный взгляд. — Похоже, мне пора идти.

— Удачи, ма! — Сайдер потянулась и потёрлась по ней мордочкой.

Лиф засунул в рот оставшиеся блины:

— Люблю тебя, ма.

— Расслабься, — Рэйнбоу откинулась на стуле и помахала копытом. — Тебя ждут яблоки.

Эпплджек покачала головой, вздохнула, и отправилась к вольт-яблочному саду.

Когда она ушла, Рэйнбоу посмотрела через стол:

— Окей, так… чем сегодня занимаемся?

— Я сделал новый трюк, — Лиф наклонил голову. — Как твои крылья после вчерашнего?

— Готова летать! Давай посмотрим, что там у тебя. — Рэйнбоу расправила крылья. Конечно, дети хотели посмотреть, как она летает, они с рождения знали, что такое настоящая крутость. Быть мамой, оказывается, очень просто.

— Мы со Скаем можем посмотреть с облака? — Сайдер улыбалась, прыгая на стуле.

Рэйнбоу пожала плечами:

— Почему нет.

Лиф кивнул:

— Лучше в восточный сад, тогда ма нас не поймает.

— А, да… — Дэш слегка нахмурилась. Это звучало как будто Эй-Джей планы не одобрит. Но… похоже, Эй-Джей дёргалась по пустякам. Как с этой мыслью о Флаттершай, как будто не ясно, что Рэйнбоу — крутая мама.

Она хихикнула. Они просто не попадутся Эй-Джей.

— Я соберу обед для пикника! — Сайдер взлетела с кресла и понеслась открывать шкафчики.

Рэйнбоу кивнула:

— Отлично!

— Мама, Скай, — добавил Лиф.

Рэйнбоу оглянулась и увидела улетающего пегасика.

— Фыр!

Несколько минут они собирались выходить. Рэйнбоу поняла, как надеть переноску, запуталась в ней только один раз, и усадила в неё Ская. Лиф поднялся наверх, спустился с вандерболтовскими седельными сумками; Сайдер вылетела из кухни с большой корзиной для пикника, которую повесила на спину Дэш.

Они добрались до яблочной опушки на границе какого-то поля злаков: пшеница, овёс не то сено — Рэйнбоу понятия не имела. Лиф сел в яблочной тени и вытащил блокнот; Сайдер расстелила клетчатый плед.
Рэйнбоу подсела к Лифу, чтобы взглянуть на заметки; Сайдер и Скай играли в ветвях деревьев.

Надо признать, они были классными. Сделанные под неё, на отрыв перьев, крутые трюки уровня Вандерболтов. Она прищурилась на один из них и мысленно проследила заметки.

— Эм… так не бывает. Даже я не могу выполнить такой разворот.

— Ну конечно, можешь. — он указал на примечание в списке этапов. — Если выйдешь из переворота под правильным углом, останется импульс, чтобы тебя подтолкнуть.

Рэйнбоу подняла бровь:

— А если выйдешь под неправильным, то влетишь в землю и сломаешь шею.

Лиф ухмыльнулся:

— Ну, значит, и не выходи под неправильным.

— Признак отличного трюка, — Рэйнбоу широко улыбнулась. — А что ещё ты хотел показать?

— Ну, я разработал его как часть Молнийной Вспышки, но прошлой ночью подумал… если ты сделаешь этот трюк… — он перевернул страницы до последних — ...я ещё не придумал ему название, но на выходе из него можно взлететь до самого неба и выполнить Восходящую Звезду, или Кометный Взрыв, или...

— Или Звуковую Радугу! О да, это будет очень круто! — восторженно выдохнула Рэйнбоу.

Она читала схему трюка, и её крылья слегка дрожали, реагируя на повороты, которые следовало выполнить в полёте. Она отметила эту дрожь, потом увидела, сколько в блокноте полных страниц, и в восхищении покачала головой.

— Как ты всё это делаешь на бумаге?

Лиф неуверенно спросил:

— Мама, так что вчера случилось?

Про себя Рэйнбоу запаниковала — она опять сказала что-то не так! — но сохранила внешнее спокойствие и пожала плечами.

— Ничего, просто упала, бывает.

— С тобой что-то не так, — Лиф нахмурился. — Ты же знаешь, как я это делаю. Ты всегда мне помогала — и теперь об этом спрашиваешь?

— Я не это имела в виду! — быстро ответила Дэш. — То есть… ты так классно их пишешь! Как будто уже с кьютимаркой! Не понимаю, почему её у тебя ещё нет, — она покачала головой и перевернула страницу, чтобы сменить тему.

— Ух ты! Программа для целого отряда.

Лиф посмотрел на траву и нервно провёл по ней копытом.

— Да ничего особенного.

Рэйнбоу улыбнулась и пригладила его передней ногой.

— Удивительно, что Вандерболты ещё по ней не летают.

Он резко поднял голову и нахмурился.

— Ты обещала.

Рэйнбоу прикусила губу. Опять опасная территория, но обещания — это важно, она не хотела случайно нарушить неизвестное обещание.

— Эм… напомни?

— Ты обещала, что никогда им не скажешь. И вообще никому не скажешь, — он скрестил ноги и чуть отвернулся. — Пока я не получу кьютимарку.

— Что, этот блокнот никто не видел? — она непонимающе наклонила голову. — Ты свихнулся?

Он покачал головой:

— Они не готовы. Когда я получу марку, я сделаю по-настоящему восхитительный трюк, и тогда его можно будет показать Вандерболтам.

Рэйнбоу нахмурилась, глядя на блокнот. Некоторые трюки в нём уже были вполне на уровне Вандерболтов… ну, Вандерболтов пятнадцатилетней давности. Если только мир совсем не съехал с катушек за это время, она была совершенно уверена, что пони хотели бы их видеть. Но, хм, это же его трюки, и ей вряд ли придётся выполнить их в костюме Вандерболта...

Она вздохнула.

— Они выходят всё лучше, — настойчиво сказал Лиф. — Осталось немного.

— А? — Рэйнбоу уставилась на него, без предупреждения выпав из приступа жалости к себе.

— Я знаю, ты хочешь их показать, — продолжил он с печальной улыбкой. Потом сглотнул и нахмурился, смотря на блокнот. — Я только… я хочу, чтобы мои трюки были такими же крутыми, как твой полёт, мама.

Рэйнбоу нахмурила брови. Какого сена он мелет? Трюки и так уже круты, а если пони может делать что-то крутое, то умение надо показывать. Если со временем он станет круче, тем лучше. И ведь не скажешь же, что пони подумают, что это его потолок, у жеребёнка даже нет кьютимарки.

Снова затыкать себе рот копытом копытом не хотелось, так что она покачала головой.

— Ладно, забей. Давай по-быстрому соберём программу. Умираю — летать хочу!

Лиф и Рэйнбоу провели утро за блокнотом, выстраивая убойную серию его трюков. Рэйнбоу не отказалась бы от других слушателей, она собиралась выглядеть по-настоящему классно. Ей всегда нравилось готовиться к своим звёздным выступлениям, и чем больше она увлекалась, тем ярче сияли глаза Лифа, и тем быстрее он говорил, одну за другой предлагая идеи и записывая возможные мысли на будущее. Рэйнбоу полностью погрузилась в этот разговор о полёте.

Прошло много времени, Сайдер и Скай приземлились. Для Рэйнбоу их появление было сюрпризом, и надо признать, что это вроде как не очень хорошо, раз уж она вроде как командует. Но они были в порядке.

— Пора обедать! — заявила Сайдер, засунув голову в корзину для пикника.

Рэйнбоу взглянула на Лифа и пожала плечами.

— Неплохая мысль. Для полётов нужно топливо! — и повернулась к Сайдер. — Так что у нас на обед?

— Мамины оладьи, и мамины яблочные чипсы, и мамины пончики, которые она прячет на случай, если я доберусь до пончиков и чипсов, и особые сэндвичи Сайдер Сплэш! — комментировала Сайдер, выкладывая еду на плед. — Вот так, берём два маминых печенья, мажем маминым яблочным маслом. — кобылка наглядно показала рецепт и откусила кусок от сэндвича.

Лиф наклонился к ней и прошептал:

— Эти сэндвичи очень сладкие. Я ограничусь выпечкой.

Он взял чипсы, а Скай цапнул оладью и начал её мусолить.

— Эм… да. — Рэйнбоу подняла бровь. Она была уверена, что Пинки Пай обзавидуется количеству сахара в этом обеде. — Ты точно не забыла ничего, кроме десерта?

Сайдер с набитым ртом ответила:

— Всё с яблоками. Мама говорит, что для здоровья полезнее яблок ничего нет!

Рэйнбоу пожала плечами и взяла себе оладью. Если так посмотреть, аргумент звучал весомо. По крайней мере, все дети питались.

— Мама скоро покажет нам мои трюки! — сообщил Лиф сестре и брату.

— Ооо! — пискнула Сайдер. — И мы будем сидеть на облаке, правда?

— Конечно! — Рэйнбоу улыбнулась и кивнула. Забота о детях — нет ничего проще.

Они доели, Рэйнбоу притащила облако для Сайдер и Ская. Повесила его над деревьями, достаточно далеко, чтобы для Дэш оставался весь воздух над открытым полем, и чтобы не сбить зрителей в полёте. Младшие пегасы взлетели к пушистому облаку, и немного попрыгали на нём перед тем как усесться.

Лиф сел на землю на кромке поля. Когда Рэйнбоу взлетела в открытое небо на точку старта, она подумала, не расстраивается ли он, что только у него здесь нет крыльев. Непросто ему — и, наверное, понравилось бы летать. Но даже с воздуха она видела его широкую улыбку, так что, видимо, он не парился.

Рэйнбоу сосредоточилась на полёте, и перед началом программы выполнила несколько более сложных трюков. Всё сработало отлично, она поняла, сколько нужно взмахов крыльями, чтобы набрать скорость, и набранный импульс вывел её совершенно естественным, но неожиданным, путём на следующую точку, когда она приняла верный поворот. Усвоив эти моменты, она поняла, что готова выполнить всю программу слитно.

Она посмотрела вниз, быстро отсалютовала Лифу, он вернул салют. Рэйнбоу улыбнулась, начиная главный полёт.

Вращение и скольжение сквозь воздух было намного вернее и правильнее, чем всё, что творилось со вчерашнего дня. Она сосредоточилась на ощущении невесомости и кувырков, на приливах адреналина в ожидании тех самых секунд, когда надо вмешаться — на выходах из пируэта за мгновения до встречи с твёрдой землей, на быстром вращении, на борьбе крыльев и воздуха.

Небо не изменилось, и это было отлично. Она любила летать с самого раннего детства, и будет любить до смерти. Работая телом и крыльями, чувствуя ветер в гриве и перьях, она не беспокоилась, сколько ей лет, есть ли у неё дети, что она помнит. Она просто была здесь и сейчас, небо тоже было здесь и сейчас, и вместе они были круты.

Лиф неотрывно, практически не шевелясь, следил за ней. Он все так же улыбался, но она буквально видела, как в его голове крутятся шестерёнки, как он делит на части каждое её движение, и тут же строит из них новые. Так что она старалась очень точно и аккуратно следить за телом — он должен видеть программу в точности так, как задумано, а если она поленится и неправильно разместит ногу или хвост, то он наверняка сразу же заметит. Но так полёт был ещё круче — ещё одна причина летать лучше всех. Неудивительно, что даже после родов она оставалась в такой хорошей форме..

Она могла бы летать часами, но через двадцать минут, когда программа почти закончилась, она увидела, как это случилось.

Сайдер отвлеклась — была отвлечена последние несколько минут. Она перегнулась через край облака и смотрела на верхушки яблонь под собой. Скай выбирал кусочки облака и откусывал их, как будто между ними была какая-то разница. Сайдер не заметила, как Скай подобрался под её копыта, пока не попыталась отойти назад. Тогда она дёрнулась вперёд, чтобы не наступить на него — и головой вниз упала с облака.

Она вскрикнула, крылья раскрылись, но не поймали воздух.

Рэйнбоу перевернулась в воздухе и метнулась к земле под яблочными кронами, в которых почти мгновенно исчезла Сайдер. Несколько секунд ветвей, бьющих по мордочке и крыльям, и её передние ноги оказались полны маленькой коричневой кобылкой. Она была достаточно близко к земле, чтобы затормозить задними копытами и остановиться среди деревьев.

Сорванно дыша, Рэйнбоу посмотрела на Сайдер.

Кобылка взглянула на неё снизу, потом начала хныкать, обнимая шею Рэйнбоу передними ногами. — Мама, я напугалась, и крылья не работают, и я упала, и деревья больно, и...

— Эй, ты в порядке. Я тебя поймала. Без подготовки пикировать не просто. — Рэйнбоу заметила много царапин на мордочке и шее кобылки, на шкуру Рэйнбоу текла кровь Сайдер. Или, как минимум, частично Сайдер, Дэш тоже не обошлась без царапин.

— Мама! — крикнул Лиф, подбежав к ним. — Сайдер в порядке?

Сайдер начала успокаиваться, хныкая и вытирая мордочку о шкуру Рэйнбоу.

Дэш кивнула:

— Ага, она...

Сайдер начала рыдать снова, и снова полились потоки слёз. — У меня бо-бо! Мама, мне больно!

Рэйнбоу вздохнула:

— Всего несколько царапин. Ты в порядке.

Сайдер помотала головой и выкрикнула, задыхаясь:

— Не в порядке, мама! Мне нужен пластырь!

Рэйнбоу подняла бровь:

— Ну же, ребёнок. Хватит плакать. Я тебя спасла.

В ответ Сайдер разрыдалась ещё пуще. Теперь звук был таким, как будто ей оторвало ногу. Странно, что Эй-Джей не слышит с другого края фермы. Рэйнбоу ещё раз присмотрелась к ней, но кобылка точно не была ранена. Рэйнбоу доводилось видеть пони, исцарапанных котятами сильнее, чем Сайдер пострадала от падения.

Рэйнбоу посмотрела на Лифа, недоуменно пожав плечами.

Лиф кивнул и сказал:

— Эй, Сайдер, ты сбила примерно сотню яблок.

— Правда? — Сайдер посмотрела вверх и немедленно прекратила рыдать. Несколько задержавшихся хныков, но она моргала и осматривалась вокруг.

— Ага. Вон, посмотри. — Лиф указал копытом на линию приземления двух других пони; вдоль неё лежали рассыпанные яблоки.

Сайдер улыбнулась и вытерла слёзы обратной стороной копыта:

— Как считаешь, мама позволит мне помочь в уборке этим летом?

Рэйнбоу посмотрела на неожиданно развеселившуюся кобылку настолько спокойно, насколько могла:

— Наверное, нет, если предложишь падать на них сверху.

— И нет, если она узнает, что вы были на облаке без мамы, — добавил Лиф. — Надо придумать, что рассказать ма.

Рэйнбоу моргнула, внезапно вспомнив всю эту историю про «не попасться Эпплджек».

— Ей нельзя быть на облаке?

Лиф кивнул:

— Это против правил.

— А чего вы не сказали?! — Рэйнбоу взмахнула копытом, обращаясь к обоим детям

Лиф пожал плечами и сделал большие глаза:

— Я думал, ты знаешь. Вы с ма установили правила!

— Отлично. Просто отлично. — Рэйнбоу припечатала себе лицо копытом. — Ладно, что скажем Эй-Джей?

— Можешь сказать, что отвела нас за ежевикой, — предложил Лиф. — Сайдер всегда царапается, когда собирает ежевику. Но ты должна придумать, как ты сама поцарапалась.

Рэйнбоу кивнула.

— Я скажу, что ветка отогнулась и попала по мне.

— Если бы мы собирали ежевику, мы бы её ели, — сказала Сайдер, надувшись. — Теперь я хочу ежевику.

— Верно. — Рэйнбоу повернулась к Лифу. — Можешь сбегать в город и купить ежевики?

— Конечно. — кивнул Лиф

Рэйнбоу широко улыбнулась.

— Отлично. Я приведу Сайдер домой, и мы почистимся. Когда Эй-Джей вернётся, мы весь день собирали ежевику.

— А Скай? — спросил Лиф, смотря в небо.

Рэйнбоу моргнула. Потом до неё дошло.

— Вот сено! Я за ним, а ты бегом за ежевикой.

Лиф побежал к городу; Рэйнбоу усадила Сайдер на землю и взлетела к облаку.

***

Вечером Эпплджек, похоже, легко проглотила наживку их истории. Рэйнбоу удивилась, обычно детектор лжи у Эпплджек работал лучше, но не то чтобы она была против. Может, она просто отвлеклась, обнаружив, что обед на пикнике состоял из всех сладостей, что были в доме. Сайдер пострадала, поэтому обошлась парой строгих слов. Рэйнбоу отделалась раздраженным взглядом и несколькими ворчливыми репликами.

В остальном вечер прошёл мирно. Эпплджек приготовила яблочно-ежевичный пирог, Рэйнбоу нашла полку со своими книгами про Дэринг Ду, и приступила к ней начиная от самой старой, которую не помнила. Лиф и Сайдер играли в настолку на полу, хотя в основном им приходилось следить, чтобы фигурки не попали к Скаю.

В общем, было неплохо. Конечно, дети шумели и отвлекали, но ведь был и пирог, а значит, в целом сойдёт. Потом Эпплджек поднялась наверх, чтобы уложить детей, и прекратился даже шум.
Рэйнбоу продолжала читать, когда Эпплджек вернулась — и внезапно покой кончился.

— Рэйнбоу Дэш, почему ты оставила детей без присмотра на облаке? — спросила Эпплджек.

Рэйнбоу широко раскрытыми глазами посмотрела на неё. Губы Эпплджек были поджаты, глаза сужены.

— Сайдер мне сказала, — добавила Эпплджек.

Рэйнбоу закатила глаза и отложила книгу.

— Вот ябеда!

Эпплджек нахмурилась.

— Не ябеда. Она просто сказала маме правду.

— Это, по определению, и есть ябеда. — пояснила Дэш.

— Но это правильно, и ты сама с самого начала должна была это сделать! — почти крикнула Эпплджек. — Почему, ради Эквестрии, ты ей разрешила?

Рэйнбоу пожала плечами.

— Я не знала, что ей нельзя!

— Это маленький ребёнок! Ты думаешь, она будет смотреть, где кромка облака, и когда упадёт — быстро сообразит, что надо махать крыльями? — Эпплджек устроилась в кресле, скрестив передние ноги.

— Она пегас! Маленькие пегасы играют на облаках! — Рэйнбоу взмахнула копытом, чтобы подчеркнуть мысль. — Я в её возрасте играла только на облаках!

Эпплджек закатила глаза:

— Да, но ты жила в Клаудсдейле. Она всю жизнь провела на земле.

Рэйнбоу нахмурилась:

— Она должна была справиться.

— Дэш, утром она полила себе гриву сиропом, — напомнила Эпплджек. — Я знаю, ты не хотела, чтобы кто-то пострадал, но ты взрослая, тебе надо думать о таких вещах. Мы это уже обсуждали, и решили, что сначала Сайдер посетит лётный лагерь, а после него уже считаем, что она может летать самостоятельно.

— Флаттершай упала с облака в лётном лагере, — проворчала Рэйнбоу.

Эпплджек подняла бровь:

— Так, по-твоему, ей надо учиться падать? Мы должны были принять решение, и мы решили, что так дети будут в безопасности. Если ты не согласна, тебе следует поговорить со мной, а не пытаться за моей спиной скрыть что-то, когда пошло не по-твоему. Нам надо доверять друг другу.

Рэйнбоу вздохнула. Она не виновата, что Сайдер не знает, как выходить из падения. Ну, может и виновата, но только потому, что Рэйнбоу давным-давно должна была обучить младшую. Ребёнок отправляется в лётный лагерь. Конечно, она вроде как не увлекается полётами, и не то чтобы летает совсем плохо, но меньше всего им нужно, чтобы она оказалась совсем уж ненормальным пегасом, как Флаттершай.

— Она хоть раз была в Клаудсдейле?

— Несколько раз. — Эпплджек поколебалась. — Может, тебе стоит слетать с ней туда перед лагерем, и пусть осмотрится?

Рэйнбоу улыбнулась.

— Хорошая мысль.

Эпплджек улыбнулась в ответ и чуть-чуть расслабилась.

— Тогда лучше побыстрее, я бы хотела освободить копыта от Ская в день жатвы, а Сайдер не хочет пропустить закатку джема. Она весь год ждала.

— Так что… эм... ты не знаешь, когда придут вольт-яблоки? — Рэйнбоу смотрела на стены, на пол, куда угодно, только не на Эпплджек. Она всё ещё не могла поверить, что навсегда сбила с курса Дискорд знает сколько лет магии.

— Уже пятнадцать лет не знаю. — Эпплджек фыркнула. — Хуже занозы в крупе, вот так сидеть и ждать, и только один день для жатвы. Но магия работает как хочет.

— Наверное, — сказала Рэйнбоу. Иногда магия работала как хотят пегасы. Но у неё была веская причина, и по крайней мере задумка сработала. Как-то. Конечно, она не очень понимала, как...

— Эй-Джей, как прошло наше первое свидание?

Эпплджек улыбнулась ей. Счастливо вздохнула и уютнее устроилась в кресле.

— Не уверена, что тогда была лучшая ночь, но где-то в верхней части списка. Всё было просто, мы пошли на обед в то старое кафе, что было в городе...

— Что, кафе закрылось? Там были лучшие сэндвичи с тюльпанами!

Эпплджек кивнула.

— Хозяин переезжал в Хуф-Сити. Мы с тобой пришли в последний день, когда оно работало. Было грустно прощаться с ним. В общем… мы пообедали, потом зашли в парк, там репетировали Понитоунс. Это моя идея, я решила, что ты ничего лишнего на глазах Мака не позволишь. Послушали их, а потом ты сказала, что у тебя есть для меня что-то особенное.

Рэйнбоу подняла бровь.

— Я немного нервничала, но доверяла тебе. Ты увела меня обратно на ферму, на один из больших холмов, там на вершине был расстелен плед. И мы поговорили.

— Поговорили? — Рэйнбоу нахмурилась. С какой стати кто-то на свидании будет просто говорить с горячей кобылкой, такой как Эй-Джей?

— Агась. Словами и вообще. — Эпплджек хихикнула. — Началось с того, какая ты крутая, так что я просто не перебивала. Потом разговор пошёл всерьёз.

Рэйнбоу подозрительно посмотрела на неё.

Эпплджек наклонила голову, продолжая улыбаться.

— Ты просто рассказала всё о себе, о том, почему ты хочешь быть Вандерболтом, и быть пони, которой хочешь быть, но знаешь, что иногда не справляешься. И это тебя пугает.

Рэйнбоу почувствовала, что краснеет, открыла рот, чтобы возразить, но Эпплджек её перебила.

— Я поняла тебя, Дэш, — сказала она мягким, уверенным голосом, от которого Рэйнбоу расслабилась. — И я сказала тебе о том, какой пони хочу быть я, и как тяжело понимать, что я очень не всегда именно такая пони внутри, даже если снаружи кажется, что всё в порядке. Я сказала, что это больно, но я очень боюсь это показывать. И ты поняла меня.

Почёсывая заднюю сторону шеи, Рэйнбоу отвернулась от взгляда Эй-Джей. В нём было странное ожидание, словно Рэйнбоу должна была что-то сказать — или понимать — и Рэйнбоу даже не знала, как подступиться

Эпплджек продолжила.

— А потом пришёл четвёртый знак вольт-яблок, метеорный дождь, и мы были так высоко, что казалось, что мы сидим прямо посреди него. Ты взяла моё копыто, посмотрела прямо в глаза, и сказала: «Эй-Джей, если ты будешь со мной встречаться, иногда я могу делать глупости. Но обещаю, что из любых бед вернусь к тебе и буду с тобой» — и я знала, что ты так и думаешь. И знала, что влюбилась в тебя.

Рэйнбоу широко открыла глаза:

— На первом свидании?

Эпплджек смотрела куда-то далеко.

— Той ночью в тебе что-то было. Мы поняли друг друга, и чем больше говорили, тем больше казалось, что знаем друг друга всегда, но одновременно были сюрпризом... Любовь — это тоже магия, я поняла, что так она и работает.

— Как ты думаешь, это сделала я? — нахмурившись, спросила Рэйнбоу. Она думала о тех словах Твайлайт, о том, что мозги обменялись, или что она будет в прошлом, но с новым знанием.

Эпплджек посмотрела на Рэйнбоу и улыбка ускользнула с её мордочки. Она вздохнула и ответила:

— Не знаю. Похоже, я вообще ни в чём не уверена.

Рэйнбоу фыркнула.

— Взаимно.

— Думаю, мне пора спать. — Эпплджек встала и направилась к лестнице. — Выключи свет, как поднимешься.

— Ночи, — сказала Рэйнбоу, но ей не ответили.

Рэйнбоу посмотрела вслед. Она не хотела сбить Эй-Джей с толку… но это было сложно. Она просто хотела разобраться. Всё сказанное ничего не прояснило, просто пополнило кучку бессмысленных событий.

Она вздохнула и снова взялась за книгу. По крайней мере, решения и мотивы Дэринг Ду всегда были понятны. Она проглотила ещё пять глав перед тем как решила, что пора идти спать.

5 комментариев

DNYELLOW

а fb2 всех рассказов одним файлом будет ?

DNYELLOW, Ноябрь 15, 2017 в 13:45. Ответить #

skydragon

А всё-таки, как у них дети появились?

skydragon, Ноябрь 18, 2017 в 05:42. Ответить #

Веон

А как вообще дети получаются?

Веон, Ноябрь 18, 2017 в 14:00. Ответить #

shaihulud16

Магия!

shaihulud16, Ноябрь 18, 2017 в 15:33. Ответить #

shaihulud16

Всё теплее и ламповее.

shaihulud16, Ноябрь 18, 2017 в 16:13. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.