Автор рисунка

День Восьмой: Старые подруги знакомятся

110    , Февраль 24, 2019. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.

Автор: Chatoyance
Перевод: Shai-hulud_16
Вычитка: CloudRing

Оригинал

Начало

Внимание, гражданин: Нет, вы что, серьёзно? Да что с вами не так? Подчинитесь уже наконец! Вы же не всерьёз этого хотите! Вы на шесть часов потеряете доступ к Гипернету! Просто отошлите кому-нибудь копию этого! Да вообще кому угодно! Подчинитесь! Просто под-чи-ни-тесь! Нам больно смотреть на то, что вы с собой делаете. Мы Министерство Пропаганды и Инфоразвлечений и Мы Заботимся О Вас ®. Перекрёстная проверка показывает, что у вас осталось 5.92 часа, чтобы избежать бана.

УШЕДШИЕ В ПОНИ. День Восьмой: Старые подруги знакомятся
Ведущая: Саншайн Лафтер

— ...это важно. Благодаря этой передаче семья Саншайн начнёт в новом мире не с пустыми копытами. Саншайн ради них это всё затеяла. Ради семьи. Что, простите? Знаете, это вот нас как-то совсем не волнует. Через неделю, может даже и раньше, мы будем в Эквестрии. Мы уедем вместе, потому что нипони не может остаться дольше чем на две недели, значит... О, нет…

Что стряслось? Роуз?

— Я... я же поступила сюда раньше тебя, Саншайн. Значит, меня и отправят раньше... отправят в Экспонентные Земли, и там…

Ах, ЭТО! Боже, Роуз, вот чего уж точно не надо бояться! Когда бы ты ни уезжала, я в любом случае поеду вместе с тобой. Если решишь завтра... да хоть бы сегодня, если они позволят... Роуз, блин коричный, да даже если ты ПРЯМО СЕЙЧАС рванёшь к Барьеру со всех четырёх ног, я вмиг помчусь вслед за тобой. Это вообще не вопрос.

— Правда?

А что, нет, что ли? Ты ведь чуточку меня уже знаешь, да? Я всегда делаю что говорю. Но — коли ты меня не хочешь, тогда я уйду. Ты только скажи, и, и... Уйду. Испарюсь. Совсем. Сразу же. Конец. В один миг. Фьють…

— Я ХОЧУ ТЕБЯ!

Хи-хи-хи! Что, вот прямо здесь? При всех? Хи-хи-хи! Так, здесь всё хорошо, успокойтесь, всепони!
Она хочет не того, ЧТО ВЫ ПОДУМАЛИ! Занимайтесь своей овсянкой. Хосспади. Развлечение им, за обедом.

— Вообще-то я хочу.

Что... ты хочешь?

— Заставить тебя покраснеть!

Видимо... хи-хи-хи! Тебе удалось, Роуз. Э-э-эй, Глория, двигай к нам — здесь твоя соседка.

- Вы, вдвоём... такая милая пара.

— Бритва?

— Это я, только пожалуйста... не называй меня так. Мне это имя больше не нравится.

— Тогда... мм... как же мне тебя называть? Ты уже выбрала новое имя?

— Эм... по правде сказать... пока не решила. Мне просто больше не нравится моё старое.

Глория, как ты зовёшь Брит... мм… её. Как ты её называешь?

- Эй-ты, Алё-придурошная, Эй-сладкие-булочки, Капитан-Клопучее-копыто, В-рифму-с-молитвой…

— Хи-хи-хи!

Хи-хи! Мне понравилось “Капитан-Клопучее-копыто!”

— Глория, прекрати сейчас же! Вот тебе надо было это имя озвучивать? Вот ты... помадка.

— Ну надо же, Брит.... э-м-м... то есть, Капитан, сэр. Ни разу не помню, чтобы вы смущались.

— Я изменилась... и теперь умею смущаться, это правда. Но мне не хотелось бы, чтобы об этом узнали. Поэтому нельзя, чтобы кто-то догадался. Я... много чего сейчас чувствую. Такого, в чём раньше никогда не призналась бы при Милл... то есть Роуз.

— Слушайте, давайте перейдём к делу. Саншайн. Я очень сожалею... что показала себя полностью неадекватной во время нашей первой встречи. Прошу прощения за нож и за угрозы... вот. У меня были проблемы с мозгом. Большие проблемы. Я слышала голоса, я видела всякое... поверь, в этом мало хорошего. Я была сумасшедшей, понимаешь?
Но... после понификации моя болезнь прошла. Теперь — вот тут — только я. Ой! Всё не привыкну, какие твёрдые эти копыта. Не стоит стучать ими по голове вот так. Ой! Понимаешь, я тебя в нашей комнате даже не видела. Я видела вместо тебя демона, чудовище, мне все такими казались. Не могу передать, насколько лучше быть... здоровой. Это было ужасно — я никогда не оставалась одна, не могла от этого убежать, это было в моей голове всё время, я даже не понимала, что вокруг настоящее, а что кажется. А признаться в этом окружающим — ещё хуже... на улице это сочтут слабостью, а слабого там рано или поздно зарежут. Так что…
Я прошу у тебя прощения. Вот, я всё своё сказала.

Эм… надо же, как. Глория. Я не знала. Конечно прощаю. Забудем. По правде, я скорее рада, что всё так получилось. Нет, я серьёзно. Если бы ты не была сумасшедшей, я бы не встретила Роуз, и это было бы правда ужасно. Так что... как это ни странно, ты оказала мне услугу. Ведь только благодаря тебе я встретила её. Так что, от меня скорее... спасибо. Спасибо тебе за неё.

— Кхэм. Вот уж не ожидала. Я... Даже и не знаю... наверно, пожалуйста. Рада была помочь. Хотя НЕТ. Не рада. Определённо нет. Быть сумасшедшей — это ужасно. Это абсолютная, безысходная мука. Никогда больше. Я теперь только и жалею, что не опоняшилась раньше, чтобы мне заодно исправило голову. Ну да бог с ним, Саншайн, я рада, что всё так вышло.
Ладно, твой черёд, Лошадиная Морда. Давай.

Лошадиная морда? Глория, тебе не кажется, что называть так Бритву это чуточку грубовато?

— Нет, не кажется, Роуз. Ведь у нас теперь у всех лошадиные морды, не так ли?

Вообще-то, разве у нас скорее не понячьи мордочки? Короткие носы, всё такое?

— Да... Саншайн верно говорит. Глория! Хватит быть такой злюкой! У нас ПОНЯЧЬИ мордочки, а не лошадиные морды, вот так вот! Бэ-э-э-э!

— Ну ладно, Понячья Морда. Всё равно твой черёд. Но мне кажется, или с другой стороны у тебя всё равно лошадиная… всё лошадиное.

О-о-о-о-х-х-х-х!!! Как кусила! Из Глории получилась какая-то очень ядовитая пони.

— Хи-хи-хи! погоди... но так всё равно грубо. Так даже ещё грубее!

— Всё хорошо, Роуз. Мы с Глорией прекрасно понимаем друг друга. Мы... вышли из одной среды. Это просто дружеские подначки. Мы не хотим никого обидеть.

— Верно.

— Ха-ха-ха! Ты... Глория... какаголовая!

— Какаголовая? Это всё что ты можешь? Серьёзно?

— Эй, я же пони! Забыла? С понячьими мозгами и остальным. Я не выражаюсь матом. Потому что у меня теперь сладкие маффины вместо мозгов.

Тогда вопрос. Вот ты, Бри... слушай, тебе надо срочно выбрать имя. Тебя сложно теперь так называть! В общем, Глория кажется, думает что иметь “понячьи мозги” — это хорошо. Это избавило её от болезни. А тебе не кажется, что конверсия у тебя что-то отняла? Не сожалеешь?

— Нет. НЕТ! Тысячу раз нет. Саншайн, я имела в виду не это. Я... Да, что-то потеряла, не спорю. Даже очень много чего. Но... что именно? То, что всегда в себе ненавидела. Если говорить начистоту. Потеряла жёсткую и резкую себя. Злобную, тёмную, жёстокую себя. Никогда не хотела быть такой, но... Понимала, что надо, чтобы выжить. Но это была не настоящая я.
Мне не хватает только моего умения материться. Я была настоящей Королевой Мата, сечёшь? Могла отодрать человека языком как собаку. Умела словом пырнуть, как гопник ножом. Но... сейчас не могу. Вот этого не хватает, и это вызывает во мне чувство потери. Как будто потерялся самый крутой инструмент из набора. Но... Даже если бы я могла… то ни за что бы не стала этого делать. Странно, правда? Не хочу нипони причинять боль. И делать нипони несчастным. Но нравилось, знаешь, чувствовать себя такой... изобретательной. Остроумной. Какой же это кайф был — душевно так, в три этажа загнуть. Я ужасно гордилась своими тройными загибами.
Кажется, я окончательно в себе запуталась. Внутри, я не хочу быть жёсткой. Внутри меня, где-то глубоко, оставалась серединка из мягкого зефира. Или, скорее, из бабочек. Да, как те штуки в старых мультфильмах. Но это не очень-то полезно для выживания на улице, понимаешь? Я видела что там бывает с зефирно-бабочковыми людьми, их просто грабят до нитки и... я поклялась не позволить себе закончить, как они. Но всё равно, где-то внутри себя, наверное, была такой же.

— Я... кажется, подозревала что-то в этом роде, Брит... эм... Марша.

— Как ты меня назвала, Роуз?

О-о! Это умно, я поняла, куда она клонит! Роуз придумала тебе классное пони-имя... Марша.

— Глория, какого сена? Марша? Это что вообще? Это же даже не имя!

— Это сокращённо от “Маршмеллоу Баттерфляй” — Зефирная Бабочка! Хи-хи! Ещё мы будем звать тебя Мэллоу-ри — то есть Зефирка!

Точно! Или “Баттерфляй!”

— Как насчёт просто “Батт” — Задница? Как по мне, отличная идея!

— Ха-ха-ха!

— Хи-хи-хи!

О... боже... ну это же просто…

— Нет, вы не будете звать меня “Задницей”! И “Зефиркой” я тоже быть не хочу. Но вот Бабочка... ну да, вполне мило. Можем попробовать и “Бабочку”, во всяком случае, на время.

Не знаю, Брит... Бабочка. Надо поработать над короткими вариантами. “Баттер” — наверное, пойдёт, но... рано или поздно понибудь всё равно сократит твой имя до “Батт”. Ну, знаешь, как это бывает.

— Ладно, тогда не надо “Баттерфляй”. Теперь вам понятно, почему я ещё не выбрала имя? Придумать имя для пони не так просто!

— О... Извини, Не-Бритва. Но мне правда показалось, что “Зефирная бабочка” — это милое имя. Честно.

— Я соглашусь, Роуз. Я понимаю, что ты имела им в виду. Но не так это всё просто. Это как... ладно. Роуз, мне тоже надо тебе кое-что сказать. Я была очень... глупой... что пнула тебя. Прости, что ударила и...

Она тебя, что, УДАРИЛА?

— Всё хорошо, Саншайн. Правда. Дело прошлое. И по мне только чуть-чуть попало. Это всё человеческие дела. А мы теперь пони. Правда, всё нормально.

Хмпф!

— Давай, ...Не-Бритва... говори, что хотела сказать.

— Я очень сожалею, вот и всё. Я перепугалась тогда, увидев, как тебя изменило. Ты стала совсем чужой, Роуз. На все сто восемьдесят, это была вообще не ты, и я реально испугалась. Как будто Миллисенту сожрало... что-то чужое... вот это меня напугало. Это как, понимаешь, в холоужастиках про похитителей тел.

— Я что, правда теперь настолько другая? Так сильно переменилась?

— Эм... Да уж. Я до сих пор... не верю, даже теперь, когда я и сама стала пони. Думаю... Ты изменилась сильнее, чем вообще понибудь. Не скажу насчёт Саншайн, мы с ней не были раньше знакомы, но если вот Глорию ещё можно узнать как Глорию, я — это тоже я, хоть и разучилась материться и всё такое, но вот ты... ты совсем другая пони. Ты и говоришь, кстати, по-другому, такая вся мягкая, добрая, “Здрасьте, надеюсь, не доставила неудобств , сю-сю-сю” и... ты ведь была совсем не такой.

Что, правда... извините, что перебиваю, но мне стало вдруг интересно. Так ты говоришь, Роуз не была... моей Роуз раньше? Но тогда какой она была? На что это было похоже?

— НЕТ! Стой, Бритва, не говори ей. НЕТ. Она не я. Это была не я. То есть была, но... она никогда не станет мной. Не трогайте это. Пусть остаётся в прошлом. Тот человек исчез навсегда, как только я выпила снадобье. И пусть так и будет. Пожалуйста. пожалуйста, Бритва. Ну пожалуйста.

Роуз? Ты что, плачешь? Точно, плачет! Роуз... всё нормально. Я не хочу знать. Да, правда не хочу. Иди сюда, иди, всё хорошо. Я не хочу даже слышать. Это не имеет значения. Я просто хочу быть с тобой. С такой, как ты есть. Мне не важно твоё прошлое. Если не хочешь, чтобы я знала — тогда я не хочу знать. Вот так вот. Просто было любопытно. Нельзя винить пони за любопытство. Вот и всё. Ничего страшного.

— Я... (всхлип)... Я была... Холодной, Саншайн. Холодной и серьёзной. Мёртвой внутри.

— Ох, какая ты была. Ты могла... эм-м....

— БРИТВА!

— Э... да неважно. Извини.

— Может... может когда-нибудь, Саншайн. Может, однажды я тебе расскажу, если ты ещё захочешь знать. Но... давай не сейчас. Не когда мы ещё... Я хочу чтобы ты знала только меня. Настоящую. А не того... человека, каким я была. Не то... чудовище.

Я не представляю тебя — чудовищем, Роуз. Никак. Ты не могла им быть.

— Ты ошибаешься, Саншайн. Из нас двоих, я была более… жуткой.

— Да, чистая правда. Было раз, помню... ах, да. Всё, молчу-молчу. Извините.

Так, слушайте, всепони. Кажется, этот ужин был очень своевременной идеей. Думаю, это всем нам очень помогло. Мы разобрались с... общим прошлым... и, надо сказать, я даже удивлена, как чудно мы поладили. Наверное, это оттого, что мы пони. И это прекрасно.
Меня ещё малость шокирует мысль о... разных вещах... из нашего прошлого, но, как Роуз, говорит, закопали-и-забыли. Так мы и сделаем. Сейчас у нас есть только настоящее и будущее, и будущее это — Эквестрия и пони. Мы теперь другие существа. У нас другая жизнь.
Я думала об этом. Да и вы тоже, видимо. Это, конечно же, любопытно. Мы все думали о том, что с нами произошло... кто мы и что мы теперь, та же самая я личность или стала кем-то другим. Мы — те же пони или нет? Но... есть ли вообще смысл в этих вопросах?
Серьёзно. Я что хочу сказать... Я не таю зла на вас двоих. Вот нисколечки. Я точно знаю что раньше, будучи человеком, я бы затаила на вас большой зуб. Да к тому же... эм-м... ты, Не-Бритва, раньше была... короче ты бывшая моей подруги. Я бы наверняка ревновала и вообще не знала, куда себя деть. Но — ничего подобного. У меня возник порыв её защитить, когда она сказала про побои, но... но не ревность. Во всяком случае, не то, что под ней обычно понимают.
Эм... Наверное, что я говорю... звучит странно и... мне самой как-то не по себе... но я не сошла с ума.

— Хи-хи-хи! Глупая ты пони, Саншайн!

Я… наверное, да.

— Я правда боялась... что ты не простишь нас... меня если уж совсем честно, за ту историю в душе. С тех пор, как мы с Глорией стали пони, мы только об этом и думаем.

— Да, это правда. Нам ясно дали понять, что устраивать драки в Бюро — плохая затея, сразу конвертируйся или уходи. Мы утратили контроль над собой. Я утратила, чего там. Бритва... То есть... Маффин, Не-Бритва, тебе надо выбрать имя, чтобы мы могли его использовать. Иначе так и будешь сверкать глазами каждый раз, как мы его произносим. Давай сюда ИМЯ, сейчас же.

— Глория... но как же... как ты это себе представляешь — вот так, взять и выбрать? Оно же останется моим навсегда...

— Если ты не выберешь имя, ЛЮБОЕ имя, прямо сейчас, я буду звать тебя “Батт” — Задницей. Я серьёзно. Не “бабочкой”. Задницей. Выбирай. И не корчи мне рожи! Имя, сейчас же.

— Эм... Глория...

— Как насчёт 'Лаванды'? Посмотри на себя. Твоя шёрстка чудесного лавандового оттенка. Или можно выбрать цвет гривы и хвоста, изумрудный. Из названий цветов получаются отличные имена! Я выбрала себе Роуз Вейл — это цветное имя!

— Лаванда значит? Лаванда. Ла-ван-да. Лави. Погоди! Это звучит как туалет! Не хочу, чтобы говорили “Лави пошла в лаваторий!"

— А почему нет?

— Глория? Но как же...

— Я говорю, почему нет? Ну, скажет так понибудь. И что? Лави — звучит мило. Если они пошутили — ну пошутили. Давай посмотрим в лицо фактам — если мы такие гордые, почему мы тогда не ушли, когда нас вызвали на ковёр за нападение на Саншайн в душе? Не знаю как тебе, а мне гордость до сих пор приносила только горе.

— А... эм... ну, да, наверное. Да какого сена! Мне нравится “Лаванда”. И у меня правда красивая шёрстка. Лавандовая. Да, пусть будет Лаванда. Лавандовая пони. Итак, Глория. отныне я — Лаванда. Удовлетворена?

— Я НЕ Глория.

— Что?

— Зови меня Ньюмун. Теперь это моё имя. Я — Ньюмун. Привет, Лаванда, рада познакомиться.

— Вот так вот просто? Ньюмун? Даже и не подумав? А почему именно так? Это потому что твоя шёрстка угольно-чёрная? Вот у тебя золотая грива, тогда почему, например, не Голди? Разве можно вот так просто взять и выбрать?

— Вот так вот просто, взяла и выбрала. Ты теперь пони Лаванда? А я Ньюмун. И да, это из-за того, что я чёрная. Как молодая луна. Тёмная как ночь и столь же прекрасная. Честно, думаю, из нас двоих я самая эффектная!

Сказала пони, которая говорит, что гордость — это плохо! Ха! Ну, тогда рады познакомиться, Ньюмун и Лаванда. Звучит, кстати, как название какой-то фирмы. “Попали в аварию, разбили... повозку? Свяжитесь с адвокатской конторой Ньюмун и Лаванды!”

— Ха-ха-ха-ха!

— Хи-хи-хи!

— Ох, поняши... хи-хи... да, а ведь похоже!

— Итак... Саншайн?

Да, Роуз?

— Я думаю... может быть, Ньюмун и Лаванда... захотят присоединится к Завтраковому Клубу Пони? Можно же? Раз мы теперь друзья?

Конечно, почему бы и нет. Вы, двое, что скажете? Хотите записаться в крутейший, эксклюзивнейший клуб во всём Бюро?

— Клуб? О чём это она? Глор... Ньюмун, ты слышала что-нибудь про клуб?

— Нет, но мне интересно. Выкладывай.

Ну, у нас не слишком пафосно, но зато уютно. Мы собираемся за завтраком. Называем это Завтраковый Клуб Пони. В нём состоим мы с Роуз, ещё Голденрод с Аквамарин — они пара, хотя, кажется, сами ещё этого не понимают…

— Хех! Знаю, бывают такие!

Голд — земнопони, а Аква учится со мной на пегаса. Ещё у нас есть Джен, она единорожка. Лаванда, наверно, встречала её на своих... уроках единорожества или как там это назвать... она очень серьёзная, но милая.

— Эта такая жёлтая, с оранжевой гривой, похожая на фруктовое мороженое?

Хи! Ага, это она.

— Видела как-то. На основах левитации. У неё проблемы с телекинезом. Хотя очень старается.

Да, Джен говорила, что боится, вдруг у неё вообще ничего не получится с магией. Для неё это больная тема. Так, ещё у нас есть, дай-ка вспомню...

— Мидоудаун! Саншайн, она же вместе с тобой в пегасьем классе. Представляете, Саншайн вслух мечтала, чтобы стать зелёной, и тут на следующий день выходит Мидоу, такая вся зелёная, вот точно такого оттенка, какой Саншайн хотела. Но мне нравится Саншайн и такого цвета. Я люблю синий.

Аввв... спасибо, Роуз. Значит, Мидоудаун с её соседкой, Ханидриззл. Вроде бы не пара, просто соседки. Итого... вместе это...

— Саншайн, значит... ты... я, Роуз, потом Голденрод и Аквамарин, Джен — она ещё не выбрала пони-имя — и затем Мидоудэун и Ханидриззл, и теперь вы, Лаванда и Ньюмун. Клуб Затраков Пони!

— Мы ещё не дали своего согласия. Ты как насчёт клуба утреннего жора, Лаванда?

— Разумеется. Конечно мы хотим. Конечно, мы вступим в клуб утреннего жора, Ньюмун! Пресвятая Луна, ведь... какой смысл становиться поняшами, если потом не заводить друзей и не играть в понячьи игры? Не дури. Мы с Ньюмун с благодарностью принимаем ваше предложение. Верно?

— Хи-хи. Естественно. Конечно же, принимаем. Я просто дурачусь. Тоже хочу завтракать с друзьями. Если они нас примут, конечно. Ты уже спрашивала остальных?

Э-э... нет. Я об как-то этом не подумала. О, боже.

— Да Саншайн, всё будет хорошо. Не волнуйся. Ньюмун и Лаванда милые пони и остальные наши друзья тоже милые пони и милые пони они... эм-м... милые!

Чувствуется несокрушимая логика. Даже спорить не буду. Наверно, это действие... Закона Милоты.

— Милые пони такие милые.

— В самую мякотку, Лави.

— Эй!

Хи-хи-хи!

Сегодня на нашем канале: ВЕЧЕР ПОНИФИКАЦИИ СО ЗНАМЕНИТОСТЯМИ!
Какая восходящая холозвезда Западной Америзоны буквально только что превратилась в единорожку?
Как идут дела у всемирно известной гипернет-блоггерши, которая заключила пари, что станет пегаской, и оказалась земнопони?
Что станет со звёздной парой, которые выпили сыворотку вдвоём и обнаружили, что они влюблены по уши... в других пони?
Этим вечером в ПОНИФИКАЦИИ СО ЗНАМЕНИТОСТЯМИ мы узнаем, почему младший лидер корпорации собственнокопытно затащил остальную свою семью в Бюро, мы расследуем слух, что известный Болливудский певец буквально писает кипятком оттого, что его сценический партнёр отказался петь с пони! И это ещё не всё!

В нашем втором сегменте мы возьмём вас за кулисы, и покажем, как изготавливается сыворотка понификации, и нашего корреспондента пригласят снять пробу с новой партии!

И наконец: какой скандально известный поп-исполнитель решил выкрасть и вколоть себе персональную дозу сыворотки, и превратился в КОБЫЛКУ???

Смотрите всё это и многое другое в ПОНИФИКАЦИИ СО ЗНАМЕНИТОСТЯМИ ЭТИМ ВЕЧЕРОМ!

Помните, ОБЯЗАТЕЛЬНО К ПРОСМОТРУ!

Передача обязательна к просмотру для сотрудников категорий три и ниже. Сотрудники красного уровня могут быть оштрафованы за отказ от выполнения потребительского предписания. Зрители киосков фавел будут поощрены за просмотр программы, ценные призы будут распределяться в зависимости от численности аудитории.

— ... Мне кажется, всё прошло прекрасно, Саншайн. Похоже, мы завели новых друзей. Как это ни странно.

Здесь всё всегда странно, Роуз. Это же Бюро Конверсии. Что здесь бывает не странным?

— Ну, это да. Это, конечно, так. Но... я про другое. Я хочу сказать... Мы ведь знали обеих этих пони раньше. Я знаю Лаванду многие годы, ты тоже встречалась с Ньюмун до её превращения, так ведь? И мы видели этих двоих сейчас — и это совершенно другие пони. Я что хочу сказать... да, теперь мы сможем с ними дружить, но мы бы никогда этого не смогли, если бы не были пони. Это было бы просто немыслимо. Но мы пони — и поэтому вот так просто собираемся вместе, общаемся и всё кончается хорошо.

— Ну, с одной стороны, сразу отмечу что понификация делает людей деликатнее. Не важно, каким злобным маффиновым сыном ты был до того, как выпил эту штуку, получившийся пони всегда будет “спасибо-пожалуйста”'. И главное, им хочется быть деликатными. Это не то же самое, как если каждому новопони взялиь и приказали “Не будь хамом”... ведь некоторых вообще не воспитывали, они даже не знают как. Нет, они сами стараются, они своим умом до всего доходят. Бродят вокруг задумчивые, пытаясь разобраться, что к чему. Что ты на это скажешь?
Потому что когда ты пони, тебя волнуют чувства окружающих. Тебе важно, как к тебе относятся. Даже если ты их не знаешь. Вот это в нас и изменили. Нам не пофигу.
Выходит... нас заставили заботиться об окружающих? Запрограммировали думать о других, в этом всё дело?

— Похоже на то. А что, у тебя дела обстоят иначе?

Эм... мне, вроде бы как, было не наплевать на других и ДО того, как я выпила эту жижу. Хотя... может, на самом деле и было. В том смысле что... я вроде бы и знала, что... в общем, когда Глория с Бритвой... То есть Ньюмун и Лаванда, извини, пытаюсь вспомнить... когда они, такие, “нам надо поговорить”, я изрядно перепугалась. Мне показалось, что ты тоже, верно?

— Хи-хи! Да. Я не была уверена, что правильно их поняла. Хотя кое-что тоже приметила... ты искренне извиняешься, что не помнишь их новых имён, а ведь их даже тут нет. Думаю, это очень мило с твоей стороны. Но да, я тоже “изрядно перепугалась”, как ты выражаешься.

Роуз, а ну, подвинься. Ты всё одеяло заграбастала! Зараза! Я думала, все пони щедрые и готовые делиться!

— Извини. Вот тебе одеяло.

Спасибо. Я просто дразнилась. Не хотела тебя на самом деле... обидеть.

— Тссс... Я знаю. Глупая.

В общем, после того, как мы решили — ты решила, если точнее — что надо поужинать с ними, всё пошло как-то на удивление гладко. И мне с самой первой секунды было нисколько не противно. И правда было интересно услышать, что они скажут, и радостно, что всё так вышло и все стали друзьями. Я счастлива, что всё так закончилось. Но я прекрасно осознаю, что у нас ничего не смогло бы получиться, будь я прежней. Если бы я была человеком. Теперь я точно знаю — я другая. Я желаю дружить. И это желание сильнее памяти о том, что было.

— Ты замечаешь, да? Непривычно, правда? То есть, конечно, это хорошо. Это даже чудесно. Идеал человеческих отношений, не так ли? Быть добрым, заводить друзей, мирно решать противоречия, быть вежливым? Это человеческое определение доброты, праведности, чистоты, в общем... хорошего человека. Только вот у самих людей это никогда по-настоящему не получалось. Не слышала, чтобы они хоть когда-нибудь соответствовали этому идеалу. Но теперь...

Да! Став пони, мы так можем. Понификация подарила нам это. Способность наконец-то... ого, это сейчас странно прозвучит, но постарайся выслушать, ладно?

— Ладно...

Теперь, когда мы больше не люди, мы наконец-то можем быть людьми. Погоди! Я серьёзно говорю. Люди точно знали, какими они хотели быть — но так и не смогли. Они старались — Луна свидетель, очень старались — но у них никогда ничего не получалось. Они не понимали, что не так, но что-то им всегда мешало, верно? Но они всегда знали, какими они хотят быть. Я про саму идею хорошести, как ты сейчас сказала.
Но став пони, люди внезапно это смогли. В каком-то смысле, только перестав быть людьми, мы можем прийти к тому идеалу, к которому всегда стремились. Мы теперь больше люди, чем сами люди. Нам пришлось перестать быть людьми чтобы быть людьми, поняла?

— Понимаю, о чём ты, но... По-моему, ты немного не права. Мы определённо изменились — и внутри и снаружи. Нам дали второй шанс, новую жизнь. Нам — это очевидно — дали более мощный моральный компас, больше заботы и сочувствия, чем способен проявить средний человек. Но... Мы всё же совсем не то, что человек полагал своим идеалом.

Почему?

— Человек, помимо всего прочего, грезил о величии. Подняться до звёзд и сразиться с ними. Владеть и царствовать, нестись к триумфу и славе. Это тоже обязательная часть человеческого идеала. “в деяньях как он ангелу подобен! как понимает всё — как Бог!”*, помнишь?

Гамлет? Ты читала Гамлета?

— Эй! То, что я выросла на улице, не значит, что я совсем уже тупая. Ну правда, Саншайн.

Прости, прости. Дурацкий предрассудок. Извини, Роуз.

— Ну, наверно, всё-таки не совсем дурацкий. Меня там все считали странной. Так вот, но всё же, ты никогда не хотела стать богом во-всей-славе-его? Ты никогда не хотела править миром?

Н...Нет. Не хотела бы. В прошлом... когда-то, может быть. Но... нет. Теперь уже вряд ли. Я просто хочу быть счастливой. Просто хочу... быть с тобой, есть вкусную еду, делать что-то полезное, чтобы и другие пони были счастливы...

— Я именно об этом. Это, наверное, самая большая перемена. Понификация отняла у нас амбиции. Заменила инстинкт отнимать на способность дарить. Эквестрия — это вселенная изобилия, так? Поэтому... её обитатели привыкли делиться. Земля это вселенная вечной нужды, поэтому... мы созданы, скорее, чтобы отбирать. Нас переделали, чтобы мы корректно работали в нашем новом мире, нашем истинном доме. Пони не могли бы существовать на Земле. Они бы закончили, как додо.

Додо?

— Нелетающие птицы, у которых не было естественных врагов. Давным-давно они жили на одном острове. Люди пришли туда, и привезли с собой собак, крыс и свиней. Додо даже не знали, как защищать гнёзда. Они просто стояли, пока собаки рвали их сородичей в клочья. Не знали, что им надо разозлиться и начать сражаться за себя. Не понимали, как это — тебя убьют или покалечат просто так, или потому что ты кому-то кажешься вкусным. Они пытались дружить, пока совсем не исчезли.
Поэтому обозвать кого-то додо, по идее, должно означать, что он глупый, вот только... додо не были глупыми. Просто они обитали на острове, на котором не существовало зла. Не было врагов. Только друзья. Мы теперь такие же. Или очень близки к тому. На Земле пони вымерли бы очень быстро.

Ещё бы, попробовали бы они найти тут еду. Почти нигде ничего не растёт.

— Нет, я имею в виду до Коллапса и Экострофы. Я имею в виду, что мы теперь — обитатели мира, который не предназначен для людей. Наше превращение — ничто иное, как адаптация к новой вселенной, понимаешь? Мы прошли через изменение, чтобы смочь жить по новым правилам. Понификация, по сути... даёт нам способность жить в мире, где существует магия, и где... доброта и дружба... это закон природы. На самом деле, это довольно грустно.

Грустно, что в Эквестрии дружба — закон природы... Э-э-э, что?!

— Нет, грустно то, что идеал людей недостижим, в том числе, из-за законов их вселенной. Они не смогли — вот только, на самом-то деле, это не их вина. Они тянулись к чему-то лучшему, но... мир был против. Если, конечно не считать чем-то хорошим власть и подчинение.

Слушай, я слишком устала и слишком рада тому, как всё прошло с Лавандой и... Даркмун? Халфмун? Погоди... Ньюмун, чтобы сейчас говорить о философии или о чём мы там говорили. Знаешь, чего я хочу?

— Чего?

Хочу тесно-тесно обнять самую прекрасную пони, какую только знаю, накрыть её крылом и, может, поцеловать пару раз, и уснуть, положив голову ей на спинку. Вот, чего я хочу. Как бы вы рассмотрели такое предложение?

— Что, и всё? А что, если эта некая пони... поцелует.... тебя... в некоторых... правильных местах, и…

О-о-х-х-х-х! Это... Это крайне заманчиво... но... к большому сожалению... Я слишком устала. Не забывай, я сегодня летала, как настоящая пегаска. В жизни так не уставала. Я сейчас держусь на одних только нервах.

— Ну, вот оно. Так и знала, что этим закончится. Ну почему так скоро?

Что? Ты о чём?

— ЛПС, Лесбиянский Постельный Синдром. Начинается всё “О-о, я так тебя хочу” а потом постепенно превращается в “давай обнимемся и уютненько полежим”, а потом остаётся только ленивая нежность и обнимашки, и снова, и снова, и снова, и бла, бла, бла...

Я те щас покажу ЛПС! Я тебе покажу, зараза ты, мелкая ты пакость! Ты у меня вырубишься от удовольствия, раньше чем я закончу! Навек забудешь, как приставать с этим к пегаске после хорошего полёта! Мы, пегасы, живём ради сладкой дрожи раскинутого неба... и раскинутых ног, да, маленькая пони... вот так.... Мнннн... Мнннн....

-Хи-хи! Так лучше.... аййй....аммммм о, да... так хорошо.... а как.... же... кор... дер…

К маффину кордер! Мнннн Пбфффф слллп мфффф Мнннн...

Смотрите сегодня вечером: ПОНИФИКАЦИЯ СО ЗНАМЕНИТОСТЯМИ!
Встречайте новую холозвезду Западной Америзоны, которая недавно...

Продолжение следует...

"My Little Pony: Friendship is Magic", Hasbro, 2010-2017
"Going Pony", Chatoyance, 2012
Перевод: Shai-hulud_16, CloudRing январь-февраль 2019

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.