Автор рисунка

Фанфик "Нежности у всех на виду"

162    , Февраль 14, 2021. В рубрике: Правило 34, Рассказы, Шиппинг.

Твайлайт не видела брата уже несколько месяцев. Когда он послал ей весть о том, что у него нашёлся свободный день, она сразу же соглашается посетить его и наверстать упущенное, но так чтобы избежать прессы. В ответ Шайнинг шлёт ей заклинание и инструкции...

Оригинал
Автор: SaltyOutput
Перевод: Hariester
Помощь с вычиткой: Veon

*****

Твайлайт не стало.

Днём ранее принц Шайнинг Армор послал весточку своей сестре, что среди бесконечных заседаний с чиновниками и встреч с промышленниками наконец-то нашёл свободный денёк, который мог бы провести как пожелает. Кейденс также была свободна, но хотела приятно провести время с дочкой и посетить спа-салон, да так, чтобы ещё и поспать там, пока ухаживают за её телом. Шайнинг же решил, что уже очень давно не видел сестрёнку. Он послал ей письмо, надеясь убедить взять выходной и посетить Кристальную Империю.

Твайлайт Спаркл согласилась, но на одном условии: ей хотелось пойти куда-нибудь, где не придётся волноваться из-за её титула. Она предполагала, что он выделит им на день комнату замка, где их никто не побеспокоит, но то, что он на самом деле запланировал, было гораздо интереснее. Вместе с ответным письмом Шайнинг послал ей свиток с копией заклинания. Инструкции были ясны, план чёток, и она знала, что делать.

Твайлайт оглядела пустой вагон. Ну, почти пустой. Парочка на скамейке в самом переди вагона полудремала, а кобылка-старушка в середине была полностью погружена в книгу. Убедившись, что вокруг нет ни души, кто мог бы её заметить, Твайлайт осторожно развернула свиток с заклинанием и сверилась в последний раз. Опустив голову, она выпустила пучок магии вперёд; развернувшись, магия ударила обратно. Начиная с кончика рога, постепенно угасающий сгусток энергии прошёлся до его основания, затем покатился дальше вниз по телу. Магическая волна щекотала каждый нерв на своём пути, но Твайлайт заборола рвущееся наружу хихиканье и издала лишь сдавленный смешок. Волна пробежала дальше головы, и Твайлайт уже почувствовала перемены. Изменения были совсем лёгкими, но достаточными. Её грива закруглилась и стала более воздушной, цвета полиняли и слились в единый ярко-золотистый цвет. Окрас её тела принял более голубоватый оттенок, крылья исчезли, а задняя шёрстка над копытцами чуть отросла.

Вынув из сумки небольшое зеркальце, Твайлайт осмотрела себя. Она чувствовала себя практически так же, но выглядела совершенно иначе. Даже её кьютимарки изменились. От её прежней себя не осталось ничего.

Твайлайт не стало. Где раньше стояла она, теперь была “Спарклер Даст”, со всей поклажей, что до этого принадлежала Твайлайт.

Вздохнув, она положила свиток и зеркальце обратно в сумку, когда в окне мелькнул приближающийся город. Она оглядела пассажиров, но никто из них на неё даже не обратил внимания. Ей удалось остаться незамеченной. Твайлайт наполнило чувство радостного возбуждения, существовало столько возможностей, можно было столько придумать! Особенно учитывая, что её новый облик заслуживал всяческих похвал, она была в этом совершенно уверена. Она всё рассчитала и со всеми цифрами сверилась.

— Ваш билет?

Она чуть не подпрыгнула. С колотящимся сердцем, она резко обернулась, сбоку от неё стоял кондуктор, подозрительно к ней приглядываясь.

— Эээ...

— Мэм, у вас есть билет? — спросил он более напористо.

Порывшись в сумке, Твайлайт достала билет с уже проделанной дырочкой и передала кондуктору.

Кондуктор осмотрел билет, сверяясь с датой и временем. Сверившись, он заметно расслабился.

— Прошу прощения, мэм. Я вас, должно быть, забыл, — сказал он. Вернув ей билет, он отправился дальше вперёд вагона. Перейдя в следующий вагон и закрыв дверь, он ещё раз глянул на неё через окошко, на что Твайлайт помахала ему копытцем со всей уверенностью, что только могла из себя выдавить.

Пронесло, подумала она. Затем глянула в окно на быстро приближающуюся станцию. Проверив сумки, она приготовилась идти на выход.

Когда поезд наконец остановился, открылись двери вагона. Твайлайт соскочила со скамейки, и, прихватив скарб, отправилась наружу. В ту же секунду, как она ступила на платформу, её овеяло прохладным ветром. Она принялась оглядывать ожидавших на станции пони.

Так, посмотрим.. изумрудная шерсть, розовая грива… где же ты… ага, нашла!

Она направилась со своими сумками к привлекательному жеребцу, который, так получилось, улыбнулся ей по её приближению. Остановившись, она одарила его широкой улыбкой.

— Привет, красавчик. — Она желала бы сказать больше, но так волновалась, что не могла подобрать слов.

— Эм. — Он забегал глазами по сторонам, она так и продолжала смотреть на него. — Я, вообще-то, женат.

В ответ она чуть наклонила голову вбок.

— Да я знаю, глупышка!

Он покашлял в копыто и, спешно сделав несколько шагов назад, встал за толстой кобылицей, глазеющей на Твайлайт так, будто не верила своим ушам.

Твайлайт отвела взгляд и быстро ретировалась, заливаясь краской.

Наверное, нам стоило придумать кодовое слово или что-нибудь наподобие.

Встав недалеко от выхода со станции, она вновь принялась осматривать толпу. Спустя несколько секунд безуспешных поисков брата она почувствовала, как чья-то шерсть прикоснулась к её боку. Она охнула, ощутив, как к её телу прижалось чужое. Обернувшись, она обнаружила смотрящего на неё широкогрудого зелёного жеребца. И поцеловала его в щёку.

— Эта грива совсем не идёт к твоему окрасу.

Он улыбнулся и поцеловал её в ответ уже в губы, наслаждаясь вкусом.

— Я тоже рад тебя видеть, Твайли.

Движением головы он предложил, и они вдвоём пошли на выход со станции. Когда они спустились с перрона, перед ними предстал грандиозный вид города. Они глянули друг на друга и просто улыбнулись. Наконец-то, впервые за очень долгое время, они нашли свободное время, чтобы провести вдвоём. Никаких спасений мира, никаких королевских обязанностей и никаких приставаний сфотографироваться и подписать автограф. Наконец-то можно побыть снаружи среди пони, вдвоём, и чтобы никто не лип к ним из-за их статуса. Не говоря уже о том, что всё, чем они будут заниматься, никто им потом не припомнит.

Твайлайт прильнула к нему, желая ещё поцелуя и чувствуя, будто парит. Как же давно был последний раз, когда она могла насладиться близостью с братом. Какая-то часть её думала, что после того как он женился такого момента больше вообще никогда не настанет, и вот она вновь его целует, при этом в открытую. И никто, вообще никто, на это не обращает внимания! В голове её промелькнула мысль оседлать его прямо здесь и сейчас, раз уж никаких последствий даже не предвиделось. Но она знала, что лучше подождать. Она хотела с ним весь день провести, и, во имя Селестии, она его проведёт.

Откашлявшись, она спросила:

— Итак, что же у нас идёт первым на сегодня?

Он вынул небольшую карту из перемётной сумки и, указав в точку, ответил:

— Так, значит, сейчас только десять утра, так что, думаю, лучше пойдём в парк. Сегодня там, обещали, будет выступать крутой маг и иллюзионист.

— Маг? — задумалась она, отведя взгляд. — Ну не знаю. Мне и дома магии хватает.

— Конечно, — ответил он и чуть её приобнял. — Но этот жеребец — земнопони. Никаких заклинаний, только ловкость копыт. Впрочем, в парке есть ещё чем себя развлечь, если он нам наскучит.

— Хорошо, — кивнула она. — Пошли. Только куда?

— Вон туда. Это недалеко. — Свернув карту и положив её обратно в сумку, он повёл их по грунтовой тропинке, ведущей со станции.

— Давно я здесь не была. Как поживает Санбёрст? — спросила Твайлайт, идя рядом с ним.

— Вполне неплохо. Всё так же по уши в своих книгах, но нам с Кэди иногда всё-таки удаётся его оттуда вытащить.

— Ну это же замечательно, — ответила она, осматривая зелёную растительность, мимо которой они проходили. — Знаешь, в последнее время он зачастил письмами к Старлайт...

*****

Пара так и продолжала болтать о том, о сём, идя по грунтовой тропинке. Через некоторое время тропинка обернулась булыжной дорогой с кустами по краям. Дойдя до входа, они свернули в парк, где пони пускали воздушных змеев и играли в спортивные игры. На самом дальнем краю парка собралась большая группа напротив маленькой сцены. Они лениво проследовали к публике шоупони и заняли места у одного из столиков подальше.

Перейдя на шёпот, чтобы не беспокоить других, Твайлайт спросила:

— Как там Фларри? — Она обратила взгляд на сцену, на которой жеребец наконец-то уже завершил все приготовления.

— Подрастает. Мы уже приобрели ей туфельки под её копытца.

— Как мило! Не могу дождаться увидеть её в них.

Она умолкла, когда жеребец обратился к аудитории:

— Итак, для моего следующего представления мне нужна будет ассистентка. — Множество копыт поднялось в воздух и энергично замахало ему в ответ, но он лишь покачал головой. — Простите меня, милые леди, но мне нужна помощница совсем иного рода. Тики! — громко позвал он и звонко свистнул, на что из ближайшей стайки голубей одна спорхнула вниз и приземлилась ему на голову. Голубка топталась на его голове, пока он продолжал: — Тики, найди мне самую красивую кобылку, что только увидишь. Она должна подойти идеально!

Голубка взлетела и начала метаться от столика к столику, на пару секунд зависая напротив каждой из множества присутствующих кобылок.

— Как видите, настоящие кровь и плоть, друзья! У нас тут никаких големов!

Голубка приземлилась на одну из пони за столиком ближе к сцене и потёрлась клювом о её гриву.

— Похоже, моя ассистентка нашла самую для неё красивую! Возвращайся, Тики, мы дадим ей сыграть свою роль чуть попозже!

Птица вернулась к жеребцу, который уже держал колоду карт. Спикировав, она столкнула с его копыта все карты, кроме одной, и они разлетелись по ветру.

— Тики! — воскликнул он. — Плохая птичка! А ну вернись сюда!

Твайлайт и Шайнинг посмотрели друг на друга, вдвоём гадая, было ли это частью представления.

Жеребец повернулся к кобылке и поклонился:

— Прошу прощения, я планировал показать больше фокусов с картами, но придётся довольствоваться этим. Не возражаете сказать аудитории, какую карту вы бы загадали?

Она ответила, но Твайлайт с Шайнингом почти ничего не услышали.

— А, то есть вы имеете в виду эту карту? — Он перевернул единственную оставшуюся карту и метнул её на стол.

— Да, это она! — охнула толпа и зацокала аплодисментами.

Твайлайт тоже зацокала копытцами и повернулась к Шайнингу:

— Вот это да! Каковы шансы?

Когда аплодисменты чуть поутихли, иллюзионист помахал толпе:

— Ну хватит, хватит. Я уверен, вам бы хотелось увидеть ещё карточных трюков, но так как моя ассистентка умудрилась напортачить, у меня припасено для вас кое-что другое! — Он снова свистнул. — Тики! Лети сюда и получи наказание! Голубка приземлилась на сцену и, прошуршав к нему, остановилась у его копыт. — Даже не думай выкрутиться улыбками, ты знаешь, что наделала. — Птица опустила голову. — А теперь стой смирно, иначе может быть больнее, чем нужно. — Он поднял копыто над ней и резко опустил вниз.

Публика застыла от увиденного. Он поднял копыто, и птицы там не было. Он вновь обратился к собравшимся:

— Не бойтесь по поводу нашей маленькой подружки. Она сейчас наказана, но очень скоро вновь будет с нами. Ну а тем временем, — он спрыгнул со сцены и прошёлся мимо сидящей аудитории. — Я думаю, было бы честно сделать для вас всех что-нибудь более персональное. Позвольте мне отдать должное самой принцессе любви! Есть ли среди нас здесь какая-нибудь пара?

Шайнинг поднял копыто, привлекая внимание шоупони. Твайлайт застенчиво отвернулась, заливаясь румянцем и улыбаясь. Жеребец проследовал к их столику, обращая к ним троим всеобщее внимание.

— Действительно, очень милая пара! Вы, мистер, определённо знаете толк в прекрасном поле, — поддразнил он Шайнинга, глядя на Твайлайт. — Но ведь чего-то же тут не хватает, согласитесь? Маленький недочёт, который необходимо исправить. — Он театрально охнул. — Я знаю, знаю, чего не хватает! Любая милая леди просто обязана быть украшена цветами! Зрители, согласитесь ведь! — Со всех сторон раздался одобрительный топот копыт. — Это сейчас же надо исправить! Пожалуйста, сделайте скромному волшебнику одолжение и посмотрите друг на друга.

Они последовали его просьбе, хоть Твайлайт пришлось побороться с нервным тиком, кричащим ей о том, насколько скандальным было их поведение, каким ужасом грозило их раскрытие. Тёплая улыбка брата успокоила её мысли. Никто не знает. Всё хорошо.

— Теперь возьмитесь друг другу за копытца и закройте глаза. — И они это сделали. Твайлайт чувствовала, как снова покрывается румянцем. Она не ожидала стать частью представления, но наслаждалась каждой секундой. — Вы видите что-то особенное здесь, друзья, — произнёс он театральным шёпотом. — Доверие, которое они разделяют, когда вместе, уверенность! Вы видите по языку их тел, что они ничего не боятся, пока они есть друг у друга! — Зрители следили во все глаза, трепеща от его речи. Он чуть опустил к ним голову, но так, чтобы сказать поверх их голов, а не прямо в уши: — А теперь не дёргайтесь, когда я буду касаться вас. Обещаю, в моём шоу нет ничего неприглядного! Я лишь слегка коснусь вашей головы, ничего более!

Он прижал концы копыт к её вискам и отстранился, оставив что-то у неё в гриве.

— Та-да! — Они открыли глаза и увидели малютки-нарциссы в её волосах. И захихикали. — Проклятье! Это совершенно неправильные цветы! — Он протянул копыто и начал выдёргивать цветок за цветком. И на их месте оказывались шикарные, цветущие розы. — Гораздо лучше, не правда ли, леди и джентльпони?

Зрители шумно поддержали его, и он под одобрительные возгласы поднялся обратно на сцену. Но представление ушло на задний план в сознании Твайлайт и Шайнинга. Ни он, ни она не разжали копыт. Они сидели, улыбаясь друг другу и просто радуясь близости. Спустя какое-то время Твайлайт чмокнула Шайнинга в губы и обратила взгляд обратно на иллюзиониста. Она так и продолжала сжимать его копыта, мысленно больше увлечённая братом, чем шоу перед ней.

Это так приятно, подумала она. В следующий мой визит мы это обязательно повторим.

*****

Они продолжили смотреть шоу до полудня, тихо сидя в уединении за столиком. В конце представления шоупони откланялся, объявив, что следующее представление состоится через несколько часов. Твайлайт и Шайнинг, растворившись в толпе, направились на рынок. Они шатались от одного ларька к другому, пока не решили, что пора бы где-нибудь пообедать. Шайнинг притащил Твайлайт в на вид скромный ресторан. Несмотря на то, насколько тот был набит, они прождали всего несколько минут, прежде чем заказать столик внизу.

Получив из бара пару фруктовых напитков, они заняли свои места, ожидая чего-нибудь перекусить. Уединённый столик был в самом углу заведения, и они сели на скамеечку напротив стены, вплотную друг с другом. Твайлайт прижалась бедром к бедру Шайнинга и прильнула к нему, пока они вместе читали меню.

— Так что ты закажешь? — спросила она.

— Пока не знаю. Дай мне минутку.

Не спеша, она пару раз отхлебнула своего напитка и облизнула подсоленный краешек стакана. Потом, воспользовавшись моментом тишины, она уткнулась мордочкой в его шею и с удовольствием принюхалась к его запаху.

— Я думаю заказать четырёхслойный “В рот не Влезет” сенбургер, — промурлыкала она. — А ты?

— Бургеры больше не входят в мою диету, — подавил он смешок. — Мне нужно поддерживать “принцеву стать”.

— Да ну, не преувеличивай. Я тоннами ем, и хоть бы что.

Он легко постучал меню ей по рогу.

— Ты же ещё растёшь. А вот я уже достиг своего лимита.

— Ну это же всего на один день. Закажи что-нибудь, что тебе нравится.

— Ну ладно, ладно. С одного дня не растолстею. — Он принялся по-новой просматривать меню, призадумываясь над каждым предложением. Читая, он сделал большой глоток из своего стакана.

— Так, значит… чего хочешь поесть?

Он щёлкнул зубами перед её ухом.

— Тебя, если не будешь осторожна.

Она в ответ хихикнула, медленно и чувственно потираясь своим бедром о его.

— Это предложение?

Шайнинг ответил её движениям взаимностью, но на вопрос не ответил. Они мягко пихались и играли ногами, пока не пришла официантка. От неё пахло смесью дыма и жира.

— Готовы сделать заказ?

Шайнинг кивнул:

— Мне, пожалуйста, “Стог Сена”.

Официантка достала блокнот и записала заказ.

— А вы, мэм?

— А мне “В рот не Влезет” и картошку фри, пожалуйста.

— Готово, — ответила официантка, записав второй заказ. — Что насчёт напитков?

— Ну, — пожал плечами Шайнинг, — давайте ещё по одному.

Кобылица кивнула и ушла, забрав меню.

Они снова прильнули друг к другу и продолжили, прижимаясь, лениво потягивать свои напитки. Они знали игру, в которую играют, но не хотели даже упоминать о чём-то вслух. Так было более естественно — не упоминать, более интимно. Они читали намёки друг друга, и, как и раньше, растягивали удовольствие, проходя стадии шаг за шагом. Им хотелось насладиться днём настолько, насколько это возможно.

По крайней мере, Твайлайт так думала. Покалывающее ощущение, поползшее по её брюшку, говорило о несколько ином. Шайнинг был очень даже готов немного ускорить процесс. Не то чтобы она его в этом винила; как же давно ей в последний раз удавалось вкусить братской любви, и она была уверена, что он истосковался не меньше.

Шайнинг демонстрировал чудеса многозадачности, левитируя стакан, чтобы скрыть свои настоящие намерения. Магия текла вниз по её животу, касаясь чувствительных сосочков легчайшими дразнящими мазками. Он кружил по кромке каждой доли её вымечка снова, и снова, и снова; как раз так, чтобы вызывать то самое приятное покалывающее чувство вдоль каждого нерва.

Она закусила губу. Твайлайт хотелось как-нибудь показать, подать какой-нибудь знак, говорящий, насколько ей сейчас хорошо, но что угодно, кроме взгляда или улыбки, обязательно привлекло бы постороннее внимание. Она едва сдержала стон, когда круги его магии сузились и сосредоточились на чувствительнейших кончиках её сосков. Они отвердели, сделав каждое дразнящее касание в десяток раз хуже. Минуты растянулись будто в часы под его трудами, мягкими потягиваниями за соски. Она пересела на хвост и скрестила ноги, отчаянно борясь, чтобы не потерять контроль над собой.

И тут, внезапно, он остановился. Она хотела продолжать дальше, а также хотела остановиться. Её вполне устраивали оба варианта, и всё-таки выбирал именно её брат.

— Один “В рот не Влезет”, — объявила официантка. Твайлайт вздрогнула и резко обернулась на внезапный голос, но улыбнулась, когда та поставила поднос с едой перед ней. — И один “Стог Сена”. А также напитки. Зовите, если что-нибудь ещё понадобится.

— Спасибо, — ответил Шайнинг. Твайлайт знающе глянула на него.

Он улыбнулся и приступил к еде. И она тоже. Какое-то время оба с удовольствием ели, тело Твайлайт немного успокоилось, и в первую очередь она накинулась на картошку фри. Шайнинг же ел медленно, постоянно поглядывая на сестру; и ближайшие пару минут он только это и делал — ел и глядел на неё. Однако это была всего лишь краткая передышка.

Как только Твайлайт вгрызлась в свой бургер, ей пришлось подавить им резкий стон. Она почувствовала внезапное давление, начавшее раздвигать её нижние губы. Она взяла себя в копыта, или по крайней мере попыталась, но Шайнинг определённо увидел, как она заёрзала задними ногами, внезапно утеряв возможность сидеть спокойно. Задержав дыхание, она немного притерпелась к ощущениям.

И опять он левитировал свой стакан, затем ставил, чтобы поднять вилку или салфетку, или ещё что-нибудь; всё это было пустыми действиями с одной лишь целью — скрыть настоящие манипуляции.

Его магия перекатывалась вперёд и назад, касаясь лишь первой пары сантиметров её стенок. Закрыв глаза, она сосредоточилась на удовольствии. Вперёд, назад, вперёд, назад — дразнили её приятные ощущения. С каждым движением она принялась синхронизировать жевание, её тело само подчинялось ритму. Она попыталась податься вперёд, беззвучно моля о большем.

И Шайнинг ответил. Твайлайт почувствовала, как давление магии продвинулось глубже. Она тихо заскулила в бутерброд, как раз так, чтобы Шайнинг заметил. Его магия проникла лишь на несколько сантиметров глубже, ей этого было недостаточно. Ей нужно было больше его аккуратных, размеренных… задающих темп… Ой, да в Тартар всё, она хотела его. Она хотела укусить его в шею, зарыться в его шерсти и упиться его запахом. К чёрту маскировку, она уже сходила с ума! Она бы кричала его имя, так чтобы все слышали, если бы только могла сформировать хоть слово.

Она начала извиваться. Шайнинг на мгновение задержался в этой точке, затем “вышел” полностью, затем снова проник внутрь, ровно настолько, насколько в прошлый раз. Она взглянула на него с мокрыми глазами. Пожалуйста, взмолила она. Он прильнул к ней и поцеловал в щёку, затем вытер её запачканную мордочку салфеткой.

И вернулся к еде, игриво игнорируя все её взгляды. Похоже, он собирался всё обыграть так, будто не при делах. Он делал это нарочно! Она уже просто не могла выдержать отсутствия удовлетворения. К тому моменту она уже хвост намочила, и была всё так же далеко от оргазма. Она снова сосредоточилась на еде, продолжив с того места, на котором остановилась, опять же пытаясь сдержать ощущения. Она сделала большой укус.

— Мммм, — простонала она. Магическое давление резко продвинулось глубже и расширилось, наполняя её, касаясь каждого нерва внутри. Она сжала бёдра, выжимая максимум из скачка дофамина.

Тут она услышала тихий звук движения позади себя, как подвинулась скамейка ближайшего столика, и резко распахнула глаза, внезапно осознав, где и что она наделала. Нет-нет-нет! Она вся залилась краской. Что же делать?! Она повернулась к Шайнингу, держа в копытах бутерброд.

— Какой вкусный сенбургер! Ты точно должен попробовать.

Он с радостью откусил кусок, следуя фарсу.

— Ух, и впрямь. Так как он там называется?

— “В рот не Влезет”, — ответила она с пересохшим ртом. — Думаю, сыр в нём местный.

— На вкус здорово. Может, официантку спросим?

Она почувствовала, как от них отвернулись, когда звук движения скамейки на место оповестил о потере к ним интереса. Твайлайт облегчённо выдохнула. Она осознала, что брат отстал от неё, чтобы дать ей снова взять себя в копыта. Когда она вновь принялась за бутерброд, он вывел из неё магию и вновь протолкнулся внутрь. Медленно и упорно, магия продвигалась вглубь, наполняя её до краёв. На этот раз она удержалась, зная, чего ожидать, оценивая по достоинству каждый толчок. Мягкие изгибы движений и потягивания её плоти ласково выманивали сущность страстной любовницы из Твайлайт.

Шайнинг ускорил темп. Каждый толчок теперь был на всю глубину, не дальше, но сильнее, полностью наполняя её и даже более. Она чувствовала эффекты действий брата уже не только внутри, само её тело на них реагировало. Каждое его движение посылало импульс, колыхающий её ягодицы, так что было видно невооружённым глазом. Она же этого даже не замечала, от переизбытка ощущений уже едва соображая.

Её промежность пылала. Она вся напрягалась, катаясь на волнах чувств, но всё никак не могла получить того долгожданного облегчения. Ощущения от магии его брата были замечательными, но этого не хватало для того, чтобы перевалить за грань и наконец кончить. Ей нужен был настоящий контакт для этого, настоящее соитие, и здесь и сейчас это даже не обсуждалось. Она могла бы ещё немного потерпеть эту восхитительную пытку, но знала, что нужно успокоиться. Она легко постучала копытцем ему по животу и, закусив губу, один раз мотнула головой; магический вихрь тут же стих.

Твайлайт осталась сидеть дрожащая (и пустая), но он приобнял её и стал гладить ей бочок магией. Она похихикала от контакта, радуясь растираниям после напряжения, но затем отодвинула его ногой от себя. Потом несколько раз глубоко вздохнула, подготавливаясь заканчивать еду. Она взяла в копытца свой стакан и нервозно его покачала, не совсем уверенная, какие подобрать слова. Ей никогда не удавалось одновременно и говорить… и наслаждаться.

Твайлайт сколдовала заклинание маскировки запаха, уверенная, что его эффект обязательно понадобится, как только она встанет. Шайнинг в это время прикончил свою порцию и принялся за её картошку фри.

— Эй, она же моя, — возмутилась она.

— Ты же её совсем забросила, — ухмыльнулся он.

— Я перевариваю! Дай мне пару минут.

— Ну так это кодовая фраза для “я всё; пожалуйста, доешь за меня”. — Он наклонился к её тарелке, игриво угрожая схватить ещё одну картофельную палочку.

Она хотела быть серьёзной, но это намеренно-детское поведение заставило её рассмеяться.

— Только посмей.

Он высунул язык и лизнул кончик картошины. Она схватила её магией и запихала ему в рот.

— Эй! — возмутился он. Она притянула к себе тарелку и набила полный рот остатками картошки фри и быстро сжевала, как бы показывая превосходство.

— Моя картошка! — гордо провозгласила она, сев и выпятив грудь.

— Ладно, победила, — пожал он плечами. — О нет, никакой больше мне жирной еды, и так не входящей в мою диету, — театрально изобразил он поражение.

— Ага, ага. — Твайлайт допила напиток. — Так, что там у нас дальше?

Шайнинг отклонился на спинку скамейки и почесал грудь.

— В половину третьего дешёвое романтическое кино, ужасы в три-десять и в течение всего дня показывают “Гонку”. Думаю, можно прогуляться по Площади Живописи, пока ты решаешь, что посмотреть.

— Звучит здорово. Я подумаю.

— Конечно. — Он ещё раз её поцеловал, затем помахал официантке. — Чек, пожалуйста.

— Секундочку, сейчас приду!

*****

— Вот не ожидал, что ты и впрямь его выберешь.

— Ты уже три раза на Гонку ходил, — хихикнула Твайлайт. — Я считаю, тебе стоит расширить кругозор.

Шайнинг в ответ насупился, пронося их будущий перекус через двери с табличкой “Две Красные Розы”.

— Ну как скажешь.

Она легко хлестнула его хвостом.

— Тебе понравится фильм, обещаю.

На деле она знала, что этот фильм крутили уже целый месяц. И все, кто хотел, уже давно его посмотрели. Им предстояло смотреть его в полупустом зале.

Протрусив внутрь, они направились к ступенькам. Она провела их на пару рядов вниз, и они заняли свои места. Твайлайт подняла у их сидений ручки, соединяя три сидушки в одну, и они сели вместе, прижимаясь бёдрами друг к другу.

— Поверить не могу, что Кейденс до сих пор тебя не затащила на сеанс.

— Ох, она пыталась. — Он протянул вперёд задние ноги и взгромоздил их на сидушку спереди. — Киноплёнка внезапно сгорела, так что нам пришлось смотреть что-то другое. Как же она была недовольна, что пропустила единственную романтическую дешёвку, вышедшую за… не пойми сколько времени.

— Ага, похоже на неё. Видимо, тебе придётся смотреть внимательно, чтобы потом рассказать ей, насколько он хорош. Она наверняка захочет знать, один ли это из тех фильмов с ужасным бывшим.

— Да, знаю. Попробуй тогда не отвлекать меня, что ли.

— Такого обещать не могу, — ухмыльнулась она.

Включился проектор и залил огромный экран белым светом. Спустя пару секунд настроился цвет, и беззвучно пошёл текст с новостями. Твайлайт прильнула к брату, лениво почитывая плывущие вверх строки. Внезапно прогромыхавший из динамиков голос чуть ли не заставил её подскочить. Громкость голоса быстро опустилась до приемлемой, но Твайлайт потом была готова поклясться, что ещё долго слышала звон.

— Ай! — схватилась она за уши. — Там что, новенький?

— Наверное, — пожал плечами Шайнинг.

Когда они оба оглянулись назад, из окошка оператора раздалось приглушённое “извините”.

Они уселись поудобнее, и диктор начал читать текст, озвучивая, какие нынче ходили новости да слухи. Была озвучена пара-тройка спонсоров, и наконец начался сам фильм.

Это была история о молодом жеребце по имени Лайт Флайт и его новообретённой возлюбленной-земнопони Винтерсонг. Он не мог отвести от неё глаз с того самого момента, как они встретились. Он восхищался её мускулистым телом, полным жизни и вдвое крупнее его самого. Он был всего лишь курьером, но старался пересекаться с ней на пути так часто, как только мог, улыбаясь и приветствуя её каждый раз. Она заставляла его сердце трепетать с каждым “привет” в ответ.

Твайлайт повернулась к Шайнингу, желая что-то ему сказать. Но ухмыльнулась, увидев, как он лежал, откинувшись на спинку сидения и закрыв глаза.

— Ты там, случаем, не спишь, вместо того чтобы смотреть?

Он всхрапнул в ответ и подтянулся повыше в сидении, снова принимая сидячее положение.

— Не, нет. Я слежу.

Она ткнула ему в живот копытцем.

— Всё нормально, если тебе скучно, но лучше бы ты сказал мне.

— Извини, — пробормотал он; ну или не пробормотал, учитывая, какой громкий фильм. — Знаю, вы, кобылки, любите такие фильмы, но для меня посмотрел один — всё равно что видел все.

— Ладно, дай тогда помогу тебе не уснуть. Отодвинься назад.

Он отодвинулся и прижался спиной к спинке сидения. Твайлайт широко раздвинула его ноги и подмигнула. Затем развернулась, махнув ему перед носом хвостом, и уселась прямо перед ним. После чего сама отодвинулась назад, пока всей спиной не прислонилась к нему. Сомкнув его ноги над своими бёдрами, она заключила себя в замок, потом потянула его за передние ноги и также сомкнула их у себя на животе.

— Ну и как именно это поможет?

— Потерпи, — улыбнулась она, но не то чтобы он мог это увидеть.

Он попытался вернуть назад передние ноги, но Твайлайт не дала ему. Вместо этого она потянула его вперёд, прижимая его грудью к своей спине, и стала размеренно двигаться вверх-вниз, потираясь спиной о его шерсть. Шайнинг издал лёгкий стон в ответ на чувственный контакт.

Она хмыкнула и беззастенчиво, даже не пытаясь шептать в и так почти пустом театре, упрекнула:

— Ты там не засыпаешь на мне?

Он потёрся ей носом о шею.

— Продолжай двигаться, я тебе потом, если хочешь, рецензию напишу.

— Как я и думала, — усмехнулась она.

Она продолжила потираться о него, стараясь не впасть в монотонность. Она почувствовала давление, появившееся внизу спины, и остановилась, ощущая, как растёт его член вдоль её позвоночника. Сантиметр за сантиметром он превращался из незначительного бугорка во впечатляющий предмет гордости. К щекам Твайлайт притекало тепло с увеличением поверхности давления ей на спину. Она чувствовала немалое удовольствие от осознания, что каждое подёргивание и толчок о её шерсть — её заслуга. Она снова принялась двигаться, на этот раз более медленно. Член грел ей кожу под шерстью по мере её движений.

Шайнинг потянул её за животик, толкая бёдрами вперёд и вновь садясь. Твайлайт обернулась назад и отвлекла его поцелуем.

— Не надо, — скомандовала она. Он подчинился. — Ты уже сделал своё дело. Дай теперь мне позаботиться о моём братишке. — Она отвернулась обратно к фильму, но при этом сохраняя внимание полностью на нём.

Шайнинг расслабился и дал сестре полный контроль. Он позволил мыслям уйти в привычном направлении — о том, как бы заставить её кричать в отместку за все дразнения. Его напряжённое достоинство пока ещё не болело, но ещё немного, и заболит. Он чувствовал, как интенсивность напряжения растёт и падает вместе с телом Твайлайт. Вверх и вниз, вверх и вниз; каждый новый шорох вдоль нервов лучше и лучше предыдущего. Он хотел зарыться в ней, хотел, чтобы она закусила что-нибудь, пытаясь подавить стон о того, как он проникает в её податливое тело.

— Ну что, как думаешь, она вернётся к бывшему?

Внезапно выбитый из колеи фантазий, Шайнинг притворился, что не расслышал:

— А? Что?

— Я сказала, “как думаешь, она вернётся к бывшему?”

— Эм, — пробормотал он. — Ну да. Он, похоже, совсем не желает её отпускать.

Она поднялась, колыхнув перед ним своим сочным крупом. Он заворожённо глядел, с желанием и одобрением, но она развернулась и взобралась к нему на сидение, садясь прямо ему на ноги. Твайлайт упёрлась своим небольшим вымечком ему в основание члена и обняла задними ногами ему поясницу, а передними голову. Закрыв глаза, она потянула его к поцелую, он подчинился. Уже почти приблизившись губами к губам, она остановилась и прямо в ухо ему сказала:

— Лжец. В этом фильме вообще нет бывшего.

Он безмолвно проклял её за развод; затем отменил проклятие, когда она подалась вперёд и впилась в него долгим страстным поцелуем. Толкнув язычком, она вторглась в него настолько, насколько только могла. Разомкнув передние ноги у него за затылком, Твайлайт опустила их и обхватила его жезл. Шёрстка за копытцами, двигаясь то вверх, то вниз, принялась щекотать его нервы. Шайнинг полностью отдался Твайлайт, позволяя доминировать над его ртом и членом, как та только пожелает. Какое-либо сопротивление было сломлено, его чувствительность взвинтилась настолько, что каждое движение наполняло его тем самым неземным возбуждением.

Твайлайт прервала поцелуй и вжалась в брата, потираясь из стороны в сторону о его гордость. Каждый страстный вдох и выдох она делала прямо у его уха, желая передать, насколько она была возбуждена. Открыв глаза, она впилась ими в его.

— Ох, как же давно я тебя не пробовала на вкус. — Отстранившись, она вновь спустилась ногами на пол и прислонилась щекой к его животу.

— И не говори. Ты уже давно не выходишь у меня из головы.

Последовало быстрое проникновенное объятие, без намёка на эротичность.

— Что, проблемы в раю? — хихикнула она.

— Нет, ничего такого. Просто Флари занимала у нас столько времени, что не было времени заняться делом. — Погладив Твайлайт по голове, он отодвинул её кудри, открывая ясный вид её глаз. Он сосредоточился на них, наблюдая, как она трётся щекой о разбухшую головку его члена.

— И как же долго? — спросила она.

— Ещё с прошлого месяца.

Твайлайт провела носом по всей длине его члена, вдыхая, ни на миг не разрывая с ним контакта глаз.

— Ммммммм, — промурлыкала она. — Почти четыре недели накопленной мужественности, и всё для меня. Немудрено, что ты так хотел начать пораньше.

Она надавила ему на ноги, пока он не склонил таз, затем втянула и оценила его мужественный запах. Она сделала из этого целое представление, скрупулёзно оценивая каждый сантиметр его гордости и улыбаясь результату. Опустив ниже голову, она поцеловала его мошонку. Каждый новый поцелуй всё больше и больше напитывал его тело. Упёршись носом в основание его члена, она стала играюче и очень нежно чмокать его пару так и эдак. Придержав копытцем одно яйцо, она принялась его посасывать и слегка потягивать.

— Ужасно приятно, — покряхтел он. На его лице образовались капельки пота, и он с трудом мог сфокусировать глаза. Она точно могла сказать, насколько он близок.

— А пахнет то как приятно. — Она медленно провела языкому ему по всей длине, заставив его охнуть. — И я… даже не чувствую вкуса Кейденс вообще. На вкус это словно наш первый раз. Помнишь?

— Конечно. — Он одарил её полным желания взглядом. — Ты тогда проходила анатомию и хотела живую демонстрацию, и потому решила...

— Запереться с тобой в ванной комнате, пока ты принимал душ, и начать тебя упрашивать показать мне! — Твайлайт улыбнулась, с забавой вспоминая молодую себя.

— Ну а я просто не могу сказать нет такой милой мордашке. Ты выглядела такой раздавленной, прямо на грани слёз, когда я отказался, так что я не выдержал и всё тебе показал. — Он на мгновение призадумался. — Столько лет прошло, а у тебя всё та же милая мордашка.

И вот первый раз, с тех пор как они начали, Твайлайт почувствовала смущение. Её щёки налились краской, и она на какой-то миг отвела взгляд от его глаз.

— Правда? — Она робко прижала его член себе к груди.

— Самая что ни на есть. — Он наклонился и поцеловал её в лоб.

Твайлайт расплылась в улыбке от уха до уха. С трепещущим сердцем она вновь потёрлась щекой о его мошонку. Тихонько мурлыкая, она снова подняла на него взгляд, готовая ублажать брата. Твайлайт принялась целовать его длину, медленно поднимаясь вверх, и на самом кончике затянула последний поцелуй. Она размеренно массировала его ствол вверх-вниз, с удовольствием слизывая сочащееся предсемя. Хорошенько обработав головку, она повела языком вокруг неё и дальше вниз. Вкус и запах наполняли её чувства, занимая ей все мысли им. Кино и всё вокруг ушло на задворки её сознания, сосредоточенного полностью на Шайнинге.

Обхватив его головку губами, Твайлайт припомнила тот их самый первый раз. Вспомнила тогдашние вкус, запах, обхват. Твайлайт раскрыла рот шире и, устремив глаза на брата, пошла вниз. Он улыбнулся, придавая ей сил. Она продвигалась всё дальше, заглатывая больше. Продолжай, говорили его глаза. У тебя получится. Но в отличие от их первого, в этот раз всё было иначе. Тогда она давилась, её мучил рвотный рефлекс. Сейчас же она была натренирована, готова. Она целеустремлённо с силой продавила вперёд. Её горло растягивалось, пропуская его размеры, но она не останавливалась, пока носом не упёрлась ему в живот.

Она просияла, глядя на брата и оценивая своё достижение по его сердцебиению. Его плоть у неё внутри раздулась на конце и расслабилась. После всех заигрываний и дразнений он был уже почти на краю, но пока ещё этого не озвучил. Она хотела, чтобы он немного придержал страсть и дал ей утолить её собственное плотское желание, но при этом ей хотелось удовлетворить и его. С самого его основания она двинулась назад, пока не остановилась, дойдя до головки, и затем вновь нырнула вперёд. В этот раз проникновение произошло быстрее, она глазами спросила одобрения работы её губ и горла.

— Оух, Твайли, — полупростонал Шайнинг. Он хотел сказать большее, но слова будто бы застряли у него в горле, словно как он застрял у неё. В этот момент он едва ли мог ей чем-то ответить, кроме молящего взгляда.

Вновь вынырнув на поверхность и вынув член из рта, Твайлайт спросила:

— Насколько близко?

— Уже на самом краю. — Его голос дрожал от возбуждения, моля об облегчении.

Обхватив губами головку, она начала её сосать, при этом яростно надрачивая ему копытами ствол и нежно массируя магией его драгоценности. Головка расширилась, угрожая уже не поместиться внутри.

— Т-твайлайт...

Она резко нырнула вперёд и заглотила его прямо до основания. Его головка напряглась и выпрыснула из себя ценнейшее семя, струя за струёй, прямо вглубь её горла. Она жадно принимала в себя каждую порцию нектара, постанывая вместе с братом, наслаждаясь при этом немного другим видом удовольствия — удовольствия от хорошо проделанной работы.

По прошествию будто бы вечности его головка расслабилась, и Твайлайт, вынырнув, освободилась. По её горлу протянулся тягучий след; обсосав и облизав дочиста его размякающий пенис, она проглотила остатки.

— Ох, это было… это было...

— Знаю. — Она прильнула ему губами ко лбу. Ей хотелось поцеловать его в губы, но… Он, скорее всего, не хотел пробовать на вкус свою сперму. — Кейденс дала мне пару советов.

— Ууу. Обязательно дам ей знать, какая она замечательная учительница.

Твайлайт вновь села рядом с Шайнингом, бедром к бедру, и положила голову ему на плечо. Прижав к нему ухо, она прислушалась к его сердцебиению. Тук-тук в его груди замедлился, обратившись в умиротворяющую мелодию, словно бы настроенную на их связь.

Твайлайт ополоснула рот газировкой, и они мирно досмотрели остаток фильма. Когда пошли титры, они стали друг другу намекать о том, что пора бы уходить, но ни один не хотел вставать первым. Наконец, когда уже уборщики пришли в зал, они всё-таки поднялись. Прихватив свои вещи, они направились к выходу, где сказали спасибо за фильм, и, не оставив после себя ни следа уборщикам, покинули заведение.

*****

Шайнинг запер за ними дверь. Твайлайт оглядела почти пустую комнату. В дальнем краю, рядом с дверью на балкон, валялась опрокинутая коробка с сигнальными ракетами и флагами. У стены, примерно посередине, стояла разложенная раскладушка, совсем запылившаяся от давнего неиспользования, а на ней лежал бинокль.

— Смотрительные башни всё ещё пока не обустроены, — отметил Шайнинг. Затем он кинул их сумки на раскладушку, предварительно достав из них свиток. — Но всё же это лучший вид из возможных, а ещё здесь нас никто не обнаружит.

Твайлайт вышла на балкон и взглянула на уходящий свет зашедшего солнца. Оранжевое свечение на горизонте всё уменьшалось и темнело с каждой уходящей минутой. Когда последний его отблеск померк, Шайнинг прошуршал о её бок своим и прошептал ей в ухо, едва громче ветра:

— Не окажешь честь? — Он положил перед ними на пол свиток.

Не моргнув и глазом, Твайлайт левитировала его и выпустила магический заряд. Её шёрстка потемнела, грива выпрямилась, и крылья вновь стали видимы. Маскировка утекла и исчезла, словно день, обернувшийся ночью. Та же магия пробежалась и по её брату, обеляя шерсть и окрашивая гриву синим. Иллюзия поверх их кьютимарок развеялась, вновь открывая их истинных.

— Такой твой вид мне гораздо больше нравится, — с улыбкой постучала она ему по груди копытцем.

— Да, да, дизайн персонажей никогда не был моей сильной стороной.

Они подошли к перилам. Твайлайт глянула вниз на город. Она могла едва ли различить пони внизу, размером не больше копошащихся муравьёв на лужайке. А уж друг от друга на таком расстоянии их вообще невозможно было отличить. Мысль о спуске обратно вниз по лестнице заставляла ныть её ноги.

Город продолжал свою жизнь как ни в чём не бывало, но некоторые пони всё же скучились на открытой поляне.

— Похоже, мы не единственные, подготовившиеся к световому представлению.

Он кивнул.

— У многих из них вообще не было такой возможности, пока город не вернулся. У них там в результате целый культ образовался в честь Луны.

— Уверена, она довольна оказываемым ей вниманием.

Небо воссияло лучами света, распространяющимися от восходящей луны во всех направлениях.

— О, начинается!

Они принялись наблюдать, как замерцали и затанцевали звёзды, собирая всеобщее внимание. Они кружились и сбивались в точки, чтобы затем взорваться словно фейерверками. Луна зажгла северное сияние и стала играться с ним будто с игрушкой, растягивая, изгибая и закручивая его самыми немыслимыми узорами.

Они уселись на пол. Шайнинг обвил передней ногой ногу сестры, и так они и сидели, держась за копытца и наблюдая красочное представление Луны.

Минут через двадцать или около того Твайлайт упёрлась щекой в его шею и, потеревшись, прошлась лёгкими поцелуями ему вдоль шеи к щеке.

— Знаю, Луна над этим серьёзно потрудилась, но есть кое-что, чем бы мне хотелось сейчас заняться ещё больше.

— Я не хотел нарушать момент.

Протянув крыло, она обняла его.

— Я знаю.

Протянув второе крыло, она коснулась его живота. Легко толкнув, она опрокинула его на спину и взобралась на него, но надавливая на него лишь частью своего веса. Сложив крылья, она опустила их концы к его груди. Глядя брату в поблёскивающие глаза, она проскользила пёрышками от его груди к бочкам и принялась их массировать, затем в такт стала двигать бёдрами.

Ничего не говоря, он потянул ей магией за хвост. Каждый раз, когда она двигалась вперёд, он затем тянул её назад. Игривое тягание взад-вперёд раззадоривало их обоих. Её промежность постепенно наливалась теплом и уже зудела, жаждя наполнения, и Шайнинг как раз собирался ей его предоставить.

Она так продолжала, пока знакомое давление не прижалось к её входу. Она слегка поддразнила, перенаправив его к своей более тугой дырочке. Шайнинг закусил губу, спрашивая глазами, чего она именно хочет. Она потянулась вперёд за поцелуем, заодно давая растущей массе подняться выше. Затем вернулась обратно в изначальную позицию и, придавив, стала двигаться промежностью по его длине.

Её внутренности пылали от одного только вида прижатого к его животу члена. Она двигала киской по нему вперёд-назад, смазывая его как только могла. Прохладный ветер пробежал ей по гениталиям, заставляя тереться ещё энергичнее.

Шайнинг потянул её вперёд и заключил в губы один из её сосков. Она вскрикнула от внезапной стимуляции нервов. Он принялся их сосать и играться, приводя её в неистовство от желания. Она представила себе их разбухшими и полными молока, свободно текущим ему при посасывании. Давай, Шайни, делай так сколько пожелаешь! Она закрыла глаза, переживая эту маленькую фантазию, как она кормит его своим драгоценным нектаром.

Подчиняясь своему полыхающему телу, она подалась назад, двигаясь бёдрами, пока его член вновь не упёрся ей в промежность. Твайлайт остановилась и медленно начала надавливать на головку. Она двинулась влево-вправо, точнее нацеливая его в себя, затем осторожно дала в себя проникнуть...

— АААХ! — вскричала Твайлайт, когда Шайнинг внезапно потянул её за хвост и без предупреждения разом вошёл в неё. Охая, она попыталась отдышаться от неожиданных усилий. — Ах ты гад!

Шайнинг рассмеялся, сжимая копытами её мягкую попку.

— Ты слишком долго тянула. Я подумал, тебе нужен некоторый толчок.

Она оттолкнула его копыта.

— Я тебе покажу толчок! — Она уверенно подняла бёдра, пока в ней не осталась одна только головка, затем резко бухнулась вниз. Влажный шлепок поразил её нервы, и, поднявшись, она бухнулась снова. И снова. Шайнинг по виду едва ли раскаивался за свой поступок, но выказывал явную благодарность за то глубокое удовольствие, что сестра ему предоставляла. Он простонал в экстазе от того, как она разъезжала на его гордости в полную силу.

Какой бы там гнев она ни выказывала, быстро развеялся. Тепло... Нет, наполненность внутри неё помогала вытянуть благодарность до последней капельки. Её брат утолял каждое её желание, каждую прихоть её тела, и всё не говоря ни слова. Они были созданы друг для друга, и она знала это. Ей больше никто был не нужен.

Она кричала ему; звала по имени. Она кричала ему в грудь, содрогаясь всем телом. Он перенял инициативу, проникая в неё с той же силой, с которой она на нём скакала, выталкивая её за самый край. Её тело почувствовало, как её захлёстывает экстазом. Каждый мускул сдался под напором безумных упоительных импульсов.

Он держал её крепко, замедлив свои движения, пока она приходила в себя. Она обняла его, слишком уставшая, чтобы делать хоть что-нибудь ещё. Более-менее отдышавшись, по одному вдоху за раз, она наконец нашла силы поднять голову и взглянуть на него.

Шайнинг лишь улыбнулся ей, так и не прекращая двигать бёдрами. Твайлайт кинулась вперёд и страстно поцеловала его. Оох, это было умопомрачительно. Её тело наконец-то ощутило облегчение, и она хотела дать об этом знать за это ответственному. Не прекращая поцелуя, она обвила его голову крыльями, затем через какое-то время прервала поцелуй, вдохнула и вновь впилась в его губы, и затем ещё и ещё. Каждый рассчитан и сделан именно так, как, она знала, он больше всего любил.

— Ну как, было хорошо? — спросил он.

У него всё ещё подёргивающийся стояк, оставшийся без должного внимания, и у него на уме одна лишь я. Шайни, как же я тебя люблю. Она бы сверкала улыбкой, если бы не говорила между поцелуями:

— Это был… лучший… из всех… у нас… с тобой.

Заключив её в объятия, он притянул Твайлайт к себе и прошептал ей на ухо:

— Спасибо, сестрёнка. Для меня это много значит, иметь возможность тебе так помочь.

Она расслабилась, отдыхая у него на груди. Они так и лежали, наслаждаясь их любовными объятиями. Ни маскировки, ни отвлечений, ни опаски быть обнаруженными. Всё, что было у них — их тела, их страсть… их секрет. Оба были влюблены друг в друга в этот момент, тот момент, когда двое сливаются воедино.

Ей захотелось ещё раз это почувствовать. Ещё раз. Судя по… любви, касающейся её половых губ, её брат ещё не закончил, и был бы более чем рад к завершению приступить.

— Давай. — Она поднялась на ноги, крылом утягивая его поступить так же. Она подразнила его пёрышками, пока он поднимался, затем развернулась. Поставив передние копытца на перила, Твайлайт изогнула спину, выпячивая круп, и оглянулась назад. Она играюче на него поглядывала, соблазнительно виляя хвостом из стороны в сторону. — Они здесь нас не увидят, Шайни, так что я хочу, чтобы они хотя бы меня услышали.

Отстранив ей хвост в сторону, он добросовестно на неё взобрался. Он был готов услужить. Услужить кому? Этот вопрос был пока без ответа, но услуга точно будет оказана.

— Всё, что угодно, для вас, Принцесса. — Он вошёл в неё на всю глубину. Он остановился, глядя сверху на неё, глазами спрашивая, не сделал ли он ей больно. Затем началось накачка.

Каждый толчок возвращал её в их самый первый раз. С улыбкой она вспомнила нежную заботу, которую он тогда ей оказал. Он поместил её на кровать и показал ей все части тела и точки, а также рассказал обо всех странных и волнующих чувствах, которые она тогда испытывала. Он так переживал, что она не хотела, чтобы её тогда касались, но она получала удовольствие от каждой секунды, проведённой с ним. Она продолжала просить его рассказать и показать всё больше и больше, пока не осталось больше ничего, кроме как взять и сделать это. По её настоянию он помог ей всё понять. Он тогда был почти на две головы выше её, и его дар был немного великоват для неё, но она умудрилась с этим справиться. Он сделал всё медленно и аккуратно. Постоянно уверяясь, что ей удобно.

Но сегодня всё было иначе. Она была совсем зрелой кобылицей, а он — жеребцом. Они знали свои лимиты; им больше не надо было быть осторожными. Она хотела, чтобы он покрыл её буйно, чтобы потерял контроль. Никаких более ограничений, хватит дразнений! Она хотела, чтобы он выдал всего себя, и даже больше!

Она почувствовала, как его магия протянулась и вновь сжала её соски. Она взвизгнула и повернулась к нему.

— Шайнинг! — обратилась она. Её голос сквозил усталостью.

Он посмотрел на неё выжидательно.

— Не сдерживайся! Я хочу почувствовать всё!

Он сразу ускорился, входя в неё с такой силой, что содрогалось её тело. Он проникал в неё глубоко и быстро, не давая ни сантиметру в ней от него ускользнуть. Его королевский жезл раздулся мощью, с каждым толчком наполняя её глубины до самых краёв. Снова найдя в себе магию, он принялся потягивать и покручивать её соски, тянуть её за хвост.

Каждый шлепок его мошонки напоминал ей о зрелом семени, которым он был готов её наполнить. Её разум затягивала пелена, тело покрывалось потом, а сама она старалась держать задние ноги широко и открыто для своего брата, безмолвно моля об извержении. Она желала быть наполненной до краёв его жидкой любовью, да так, чтобы она, не найдя в ней больше места, переливалась за края. Она жаждала его, жаждала его семя, его тело, его всё. Она хотела его всего, таким, как он есть.

— Трахай меня сильнее, Шайнинг Армор!

Упоение от выкриков своих желаний толкало её ещё дальше. То самое пламя вновь жгло её. Она подстроилась под его темп, толкая назад, когда он устремлялся вперёд. Её сердце стучало в её ушах, соответствуя их ритму. Её разум затуманился, и она уже теряла восприятие. Всё, что она чувствовала — это ебля; всё, что она слышала — это шлепки и тяжёлое дыхание; всё, что она чуяла — зрелого жеребца и пот; всё, что она видела — своего старшего брата, страстно сношающегося с ней.

Её мускулы напряглись, и наслаждение захлестнуло её. Она вскричала в небо, заглушая ветер своими эмоциями. И вновь вскричала, когда Шайнинг остановился и наполнил её матку тёплой вязкой жидкостью. Он так стоял, погружённый в сестру по самые яйца, помещая в неё своё возможное отцовство до последней капельки. Она оказалась переполнена, в том числе и чувствами, и рухнула на перила. Её задние ноги дрожали от напряжения, и Твайлайт набрала в грудь воздуха для последнего крика во всеуслышанье:

— Мой брат лучший ёбарь на свете!!! И я люблю его!!!

Какое-то время они так и стояли, тяжело дыша. Рано или поздно к ним наконец вернулось самосознание. Шайнинг вынул себя из Твайлайт, капая вниз на каменный балкон их жидкостями. Постепенно возбуждение Твайлайт сошло на нет, и она прилегла. Шайнинг лёг поверх неё, небрежно положив свой уменьшающийся жезл ей на крыло. Он как мог выровнял дыхание, потираясь носом ей о щеку.

— Спасибо, сестрён, — сказал он наконец. — Я тоже тебя люблю.

Парочка лежала, обнимаясь и тяжело дыша, потираясь друг о друга телами. Расслабившись, они взглянули в небо. Яркие сияния Луны наполнили всё вокруг красками. Её звёздные пейзажи танцевали и безмолвно пели.

Шайнинг отвлёк её дыханием ей в волосах.

— Так когда у тебя поезд домой?

Она подтолкнула его голову своей.

— В одиннадцать. — Твайлайт на мгновение задумалась. — Ты что, ещё что-то запланировал?

— Нее, — ответил он. — Я просто хотел знать, сколько у нас времени, прежде чем тебе будет пора уезжать.

Она хмыкнула.

— Ещё как минимум несколько часов. До тех пор я вся твоя.

— Давай тогда просто побудем тут. Я не могу придумать ничего лучше, чем лежать и обнимать тебя.

— Ну давай, Казанова, — улыбнулась она.

*****

Они так там и остались на балконе — лежать и наслаждаться видом звёздного шоу. Пару часов спустя они восстановили свою маскировку и спустились вниз со шпиля. Затем не спеша направились к железнодорожной станции. Когда они пришли, оставалось ещё несколько минут до прибытия поезда. “Спарклер Даст” повернулась к “мужу”.

— Большое спасибо за проведённое время. — Она поцеловала его на сегодня в последний раз, вложив в поцелуй столько, сколько только могла.

— Как только найдётся ещё свободный денёк, обязательно напишу.

— Спасибо. Я с радостью приеду и опять тебе помогу.

— По вагонам! — громко объявил кондуктор, несколько пони встрепенулись, успев стоя задремать.

— Ох, точно! — продолжила она. — Кейденс, конечно, любит давать нам побыть наедине, но как насчёт в следующий раз устроить всё на троих?

— Я ей передам, — кивнул он.

— И ещё раз спасибо. — Ну точно в последний раз поцеловав его, она зашла в вагон.

Она заняла место у окна и, когда закрылись двери, помахала ему на прощание. Поезд тронулся, она огляделась вокруг. Кроме неё, в вагоне никого не было. Сев на скамейку, она вновь развернула свиток и сверилась с заклинанием. Магический заряд, и она ощутила, как волна изменений прокатывается по ней, начиная с кончика рога. Её грива потемнела, снова наполняясь фиолетовыми и розоватыми красками, и распрямилась. Шерсть окрасилась сиреневым, вернулись крылья, и укоротились волосы за копытами.

Спарклер Даст не стало. Где раньше стояла она, теперь была Твайлайт Спаркл, со всей поклажей, что до этого принадлежала Спарклер.

12 комментариев

Hariester

И что, совсем без комментариев?

Hariester, Февраль 15, 2021 в 10:18. Ответить #

Веон

Альтернативное название: "Адюльтер среди бела дня"

Веон, Февраль 15, 2021 в 20:55. Ответить #

Hariester

Ну нет, для этого жена должна не только не одобрять, но даже не догадываться о их связи и похождениях. Кстати, оригинальное название — что-то вроде "обнимашки, будучи в штатском".

Hariester, Февраль 16, 2021 в 00:42. Ответить #

Вполне себе годнота! Чесслово!
Ничем не хуже того же Штиля к примеру! Или Свидания в полночь.

UrBan1552, Февраль 15, 2021 в 17:41. Ответить #

Mordaneus

Забавно... если использовать вступительные и заключительные слова, можно описать роман Спарклер Даст с её любовником, и отдельно дружбу Твайлайт с братом. :-)

Mordaneus, Февраль 15, 2021 в 18:50. Ответить #

Hariester

Вообще-то они замаскировались как женатая пара.

Hariester, Февраль 16, 2021 в 14:32. Ответить #

Лунный Жнец

Ай да Твая... хороший развод. )))

Лунный Жнец, Февраль 16, 2021 в 17:07. Ответить #

Darkwing Pon

Обычный день в Эквестрии. Всепони делают это. По сравнению со слётом Эпплов это пуританский поцелуй в лобик.

Darkwing Pon, Февраль 22, 2021 в 08:12. Ответить #

Hariester

Честно говоря, надоели оргии и ебля ради ебли. Тут же замечательный день, радость, делание друг другу приятно, позволение потоку чувств нести себя и шикарное завершение. То, чего они обычно себе не могут позволить, и оттого это ещё более ценно.

Hariester, Февраль 22, 2021 в 08:41. Ответить #

Не смог дочитать, как то вторично и уныло. Тот же Тортик без Чая, как по мне намного симпатичнее https://ponyfiction.org/story/9382/

freend, Февраль 23, 2021 в 14:45. Ответить #

Hariester

Ну да, 2к слов легче читать, чем 8.5к — тут не поспоришь. Особенно если сюжет идёт по нарастающей к экшену в последней трети, а не начинается с него.

Hariester, Февраль 23, 2021 в 15:35. Ответить #

Дело не в количестве слов, та же Обеленная Развратность читалась легко.

freend, Февраль 23, 2021 в 15:44. Ответить #

Ответить юзеру UrBan1552

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.