Автор рисунка

Утраченное время / Lost Time — глава 11

180    , Март 10, 2018. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.


Автор картинки — sketchyjackie

Автор: Bookplayer
Перевод: Cloud Ring
Вычитка: Shai-hulud_16

Оригинал
Начало

Глава одиннадцатая
Постоянны только перемены

Быстро поговорив с Эппл Блум, Рэйнбоу с Эпплджек второй раз за день направились в Понивилль. Письмо было надёжно спрятано в шляпе Эпплджек, Рэйнбоу летела рядом, посматривала на шляпу, потом под неё — на решительную и озабоченную мордочку хозяйки шляпы. Эпплджек шагала так, словно не уйдёт без ответов, и Рэйнбоу была рада, что им обеим нужны одни и те же ответы.

Рэйнбоу держалась в воздухе тоже вполне уверенно — но ей просто было привычно думать о разном в полёте. Она смотрела на замок вдали, где Твайлайт скажет им… что угодно. Всё, кроме путешествия во времени, было исключено, и путешествие вскоре исключится тоже. Рэйнбоу на секунду подумала, что, может, она чейнджлинг и даже не знает об этом, но зелье бы её выдало.

Она снова взглянула на шляпу. Это не закрытая петля. Ей не придётся отправляться в прошлое и врать всем, и её жизнь на этом не кончится. И это не открытая петля — она не возникла из прошлого, чтобы подменить любимую пони Эй-Джей. От этих мыслей должно было полегчать, но она не могла расслабиться. Если она не знала, что случилось, всё могло быть ещё хуже.

Они прибыли к замку и прошли и пролетели прямо в библиотеку. Твайлайт лежала на подушке с книгой, рядом стояла недопитая чашка чая. Подняла глаза, и на мордочке появилась лёгкая озабоченность.

— Ты не успокоилась? — обратилась она к Рэйнбоу, вставая на копыта.

Вместо ответа Рэйнбоу сорвала шляпу с головы Эпплджек, подлетела к Твайлайт и выхватила из шляпы письмо:

— Ты должна это прочесть!

— Значит, нет… — Твайлайт вздохнула и подхватила магией бумагу, которую ей сунули под нос.

— Ну, она неспроста на взводе, — сказала Эпплджек, забрав у Рэйнбоу шляпу и плотно надев на голову, — Дэш права, это не закрытая петля. Точно.

Твайлайт нахмурилась:

—Эй-Джей, и ты туда же…

Эпплджек кивнула:

— Ну да, раз до этого дошло. Я знаю Дэш лучше всех, и доверяю ей. Но сейчас она права, уж не знаю как. Прочти письмо. Дэш написала его в первые дни в Вандерболтах.

— Оно доказывает, что петля не закрытая, — добавила Рэйнбоу, пока Твайлайт просматривала письмо.

— Оно ещё ничего не доказывает, Рэйнбоу, — ответила Твайлайт, дочитав. — Это дополнительная информация, которую следует учесть… как и проверку зельем раньше.

Рэйнбоу закатила глаза:

— Если я знаю, что Эй-Джей не прочтёт его до сегодняшнего вечера, почему я не велела себе отправляться обратно? Почему я снова призналась в том, в чём уже призналась?

Твайлайт пожала плечами:

— Может, ты вернёшься и будешь помнить, что написала его именно так.

— Твайлайт, это уже смешно, — Эпплджек покачала головой и показала на Рэйнбоу копытом, — Дэш не помнит наши дни рождения…

— Эй, я почти все помню! — возразила Рэйнбоу. — И у Рэрити он в ноябре, я это помню!

— В октябре, — поправила её Твайлайт.

— Ну, почти ноябрь.

Эпплджек вздохнула:

— Я к тому, что она никак не сможет запомнить письмо, уйти в прошлое, и написать его точно так же. А если она напишет его по-другому, то почему не напишет то, что хочет написать?

— Может быть, к тому времени она именно это и захочет написать. Может быть, она возьмёт письмо с собой в прошлое. Может быть, вернувшись в прошлое, она получит… — Твайлайт остановилась, нахмурилась и уставилась вдаль.

— Что? Что я получу? — спросила Рэйнбоу, растерянно наклонив голову.

— Новая информация… — пробормотала Твайлайт, не оборачиваясь к ним. Подошла к столу и начала рыться в бумагах. Нашла лист в самом низу стопки, вытащила перо. — Был ещё один вариант. Минутку…

Эпплджек и Рэйнбоу молча смотрели на Твайлайт, не смея сказать ни слова, чтобы не отвлечь её. Тишину нарушал только скрип пера, да ещё изредка Твайлайт невнятно бормотала о том, какую формулу применить, или как одно непонятное слово повлияет на другие непонятные слова.

Наконец, она сказала чуть громче, но всё ещё только себе:

— Но это возможно только при условии...

Обернулась, через плечо взглянула на Рэйнбоу широко раскрытыми глазами, словно увидела призрака. Рэйнбоу нервно подвинулась.

Твайлайт сделала более спокойную мордочку и взглянула на Эпплджек:

— Эй-Джей, когда Рэйнбоу упала, как это выглядело?

Эпплджек моргнула:

— Как пони, падающая с неба? Выглядело так, что она упала.

— Нет, как именно это выглядело? — настойчиво спросила Твайлайт. — Облака налетели на неё и сбили? Или она пыталась уйти от них и приземлилась под неправильным углом?

— Я не видела, что она делала раньше, и как она взлетала, но налетел шторм, я взглянула вверх, и она выпала из облаков, как кукла после бычьего пинка. — Эпплджек нахмурилась и сглотнула, взглянув на Рэйнбоу.

Рэйнбоу поёжилась, представив это. Есть несколько важных правил, как падать безопасно. В таком неуправляемом падении остаётся надеяться на милость Селестии.

Твайлайт продолжала смотреть на Эпплджек:

— И она упала в сад? Никто не видел, как она ударилась о землю?

Эпплджек покачала головой:

— Нет, только о деревья.

— Она задела ветви в падении?

— Нет, разве что сломала несколько сучьев. Я бы потом заметила, но, наверно, она стукнулась головой или как-то так, — ответила Эпплджек, пожав плечами.

Твайлайт поморщилась и кивнула:

— Спасибо.

Она повернулась к своим заметкам, собрала магией стопку из них и нескольких других листов, и обернулась. Откашлялась:

— Прости, Рэйнбоу. Наверное, ты права. С учётом новой информации, я считаю, что это не путешествие во времени. Зелье Зекоры означает, что открытая петля невозможна, а письмо и полное нежелание Рэйнбоу сотрудничать означают, что закрытая петля маловероятна.

Рэйнбоу кивнула, подавшись к ней:

— Мы это знаем! Что тогда?

Твайлайт глубоко вздохнула и ответила:

— Получается, поскольку ты взяла управление вольт-яблочным штормом и подчинила его своей воле — гипотеза магической амнезии становится намного вероятнее, чем путешествие во времени. Помнишь, я говорила — почти невозможно, что дикая магия случайно, без опорных точек, восстановит твой мозг на состояние пятнадцатилетней давности?

— Ты и это сказала? — спросила Рэйнбоу. — Ты иногда много говоришь.

Твайлайт смотрела прямо на неё:

— Да. Я это сказала. Но при исходных расчётах мне ещё не было известно, что восстановление не случайно. Возник магический резонанс близких воздействий. Вероятно, последний из таких резонансов — немногие пони настолько глупы, чтобы пытаться управлять вольт-яблочным штормом.

Рэйнбоу уставилась в ответ, и в её голове, словно тот самый слишком памятный шторм, закрутились вопросы. Значит, она и есть пони с фотографий? Если она всё ещё их не помнит, это что-то меняет? Может Твайлайт вылечить её? То есть в вольт-яблочном шторме осталась копия её мозга, и она впечатается в любого, кто туда влетит? Можно её оттуда убрать? Ей точно не хочется, чтобы появились другие пони с её памятью и мыслями, особенно о том, насколько Эпплджек секси…

Она не удивилась, что Эпплджек собралась с мыслями быстрее:

— И… это всё? Она та же самая пони, просто не помнит?

— Ну… — Твайлайт поколебалась, потом нервно хихикнула. — Интересный вопрос. Она та же пони в том смысле, что её разум принадлежит этому телу. И можно сказать, что она та же пони, с которой мы подружились, и с которой ты пошла на свидание — может даже больше та, чем перед первым падением. Но с момента первого падения у неё будет другой жизненный опыт, она будет делать другие выводы из этого опыта, и, вероятно, вырастет другой пони. Конечно, если бы она впала в кому, она бы ещё меньше напоминала себя, но ты бы считала её той же…

— Это сложно. Я поняла, — перебила Эпплджек, кивнув.

— Можешь исправить? — спросила Рэйнбоу. Если Твайлайт может её вылечить, она оставит умникам вопрос, кто она такая. Если не может, то наверное всё равно оставит. Они ей скажут, когда разберутся, она никуда не денется.

Твайлайт посмотрела на Рэйнбоу, прикусила губу, и печально покачала головой:

— Случаи излечения от магической амнезии, затрагивающей дни или недели, неизвестны, а твой случай беспрецедентен. Чтобы всего лишь приступить к поиску решения, надо сначала добиться грандиозного прорыва в медицине.

Рэйнбоу кивнула и вздохнула. Нечего было ответить. Если только Твайлайт опять не ошиблась, пора принять, что дальше ей надо жить с тем, что есть здесь и сейчас. Эпплджек подошла, потёрлась мордочкой и прижалась боком, словно старалась разделить груз.

— Я знаю, насколько важна эта память, — мягко сказала Твайлайт. — В ней практически вся твоя жизнь, и даже с учётом воспоминаний, что ты накопишь в будущем, те, что ты потеряла… незаменимы. Но… — она помолчала, потом добавила почти шепотом:

— Это куда лучше, чем альтернатива.

Рэйнбоу фыркнула:

— Ага, это лучше, чем остаток жизни притворяться кем-то другим, или возиться с открытыми петлями.

— Я не о том, — Твайлайт покачала головой. — Ты же не слушала, что я говорила о магической амнезии, когда вы ко мне пришли в первый раз, так ведь?

— Эмм… — Рэйнбоу почесала загривок и нервно огляделась.

Твайлайт вздохнула:

— Это спонтанное магическое восстановление повреждённого мозга. Обычно оно сглаживает только повреждённые участки, теряется максимум несколько недель. Никто ранее не терял годы.

— У меня было много сотрясений, я бы оправилась. — Рэйнбоу закатила глаза. — Твайлайт, почти никто даже и не заметит, если потеряет чуть-чуть мозгов.

Эпплджек обеспокоенно посмотрела на них:

— Дэш, поднапряги те мозги, что у тебя ещё остались.

Твайлайт нахмурилась:

— Рэйнбоу, я думаю, в том падении твой мозг был уничтожен. Из-за магии шторма, или при падении в нём, или при столкновении с ветвями деревьев, или с землёй, так или иначе ты перенесла тяжёлую внутричерепную травму и притом обошлась лишь несколькими ушибами. В любом из этих случаев, чтобы твой мозг можно было настолько глубоко реструктурировать, он должен находиться в состоянии, совершенно исключающем сознательную деятельность.

— Что это значит? — осторожно спросила Эпплджек.

Твайлайт взглянула ей в глаза:

— Она должна быть мертва, в лучшем случае, лежать в состоянии овоща. Без магической амнезии после второго падения её просто не было бы с нами. Магия переписала её разум туда, где не оставалось ничего — а теперь есть пони, которая может целовать жеребят на ночь, говорить с тобой, мечтать вернуться в Вандерболты…

Рэйнбоу уставилась на Твайлайт, медленно понимая и открывая глаза всё шире и шире.

— Ух ты.

Эпплджек снова потёрлась мордочкой, и, чуть не задушив, стиснула Рэйнбоу в объятии. Рэйнбоу едва заметила, что отвечает тем же, но через секунду уже не знала, сможет ли выбраться из обнимашек, если захочет.

Всё это время Рэйнбоу считала мир вокруг ошибкой. Она думала, что должна быть в другом времени, но была здесь, и значит что-то не так.

Теперь она начала понимать: ошибка — то, что она жива. Она должна была погибнуть, но была здесь. Вот что не так. И это прекрасно.

Рэйнбоу потёрлась мордочкой об Эпплджек, принюхалась к гриве. Грива пахла потом и землёй, пони работала весь день. Рэйнбоу чувствовала на себе вес Эпплджек, прикосновение мягкой шерстки. Прохладный воздух кристального дворца, где они стояли, и восхитительно скучный запах множества книг. Видела Твайлайт, с печальной улыбкой смотрящую на них, умную, дружелюбную, совершенно... твайлайтовую.

— Я чуть не потеряла всё, — прошептала она.

— Не потеряла, — ответила Эпплджек. — И то, что потеряла — не так важно, как то, что есть.

В голове Рэйнбоу всё ещё вела учёт всего хорошего в жизни. Дети. Друзья. Танк. Праздники, книги о Дэринг Ду, крылья и небо. Потрясающе много всего что есть, и что ещё только может быть, и всё — из-за одного дня, пятнадцать лет назад, когда она не могла дождаться секса.

Рэйнбоу закусила губу и высвободилась из объятия.

— Знаете… я совсем этого не заслуживаю. То есть, я испортила твои вольт-яблоки, врала тебе об этом столько времени… и это спасло мне жизнь, а должна была разбиться и умереть.

— Даже не говори так, сахарок, — сказала Эпплджек, пытаясь взглянуть ей в глаза. Рэйнбоу отворачивалась.

Эпплджек на секунду нахмурилась, потом улыбнулась и подняла бровь:

— Не забывай, ты всё это спасла.

Рэйнбоу нахмурилась:

— Спасла? От чего?

— От меня, — ответила Твайлайт. — Если бы я отправила тебя в прошлое, я создала бы открытую петлю. Кто знает, что произошло бы тогда? Могла бы случиться катастрофа.

Эпплджек провела копытом по гриве Рэйнбоу:

— Но ты знала, кто ты такая, Рэйнбоу Дэш. Ты не уступила, помогла всем и осталась с нами.

Рэйнбоу моргнула. Потом широко улыбнулась:

— Да! Точно! Я спасла мир от Твайлайт!

Твайлайт усмехнулась:

— Конечно, наше будущее не пришлось бы спасать, если бы ты упомянула игры с вольт-яблочной магией, когда я спрашивала обо всех деталях.

— Эй, я не играла с вольт-яблочной магией, я осваивала вольт-яблочную магию! — пояснила Рэйнбоу.

Эпплджек строго взглянула на неё:

— Ты влезла в неё по идиотской причине, и сломала её. Если это называется «осваивать», то, наверное, Сайдер тоже прямо сейчас что-то «осваивает».

Рэйнбоу поглядела на Эпплджек и Твайлайт:

— Ну… я думаю, главное, что я спасла свою жизнь и этот мир.

— Угу. — Эпплджек фыркнула, подошла к Рэйнбоу и глубоко поцеловала её в губы. Поцелуй длился долго, но его не хватило. Отстранившись, она улыбнулась и прошептала: — Моя героиня.

— Вот именно, — Рэйнбоу широко улыбнулась в ответ.

Твайлайт хихикнула:

— Я бы хотела пригласить вас на ужин, но, кажется, вы бы хотели вернуться домой и отпраздновать.

Рэйнбоу кивнула и потёрлась мордочкой об Эпплджек:

— Ага, думаю так.

— И только Селестия знает, когда придут вольт-яблоки, — Эпплджек закатила глаза и укоризненно взглянула на Рэйнбоу, но растаяла в улыбке после ещё одного касания мордочки.

— Ну, удачи вам обеим, — сказала Твайлайт, когда они направились к двери. — Рэйнбоу, я отложу для тебя несколько книг по недавней истории.

— Это не скоро, Твай, — через плечо бросила Рэйнбоу. — У меня ещё много непрочитанной Дэринг Ду.

Твайлайт улыбнулась и кивнула:

— Понимаю. Приоритеты.

Они шли домой не торопясь, крыло Рэйнбоу накрыло спину Эпплджек. Иногда, без особых причин, Эпплджек тянулась потереться щекой. Был поздний вечер, время ужина, и Рэйнбоу хотела только свернуться клубком рядом с ней и задремать. Устало даже не тело, устали чувства. Это вроде как было понятно, она ими сегодня очень тяжело поработала.

Но теперь, шагая рядом с Эпплджек, она наконец-то успокоилась. Воспоминания о прошедшем дне крутились в голове, но были далеко, а Эпплджек была рядом, прямо под боком. Да, она устала, но в голове было как никогда ясно.

— Дэш… — шепнула Эпплджек, потёршись снова, когда они вышли из города. Она покачала головой и опустила взгляд. — Не могу поверить, что чуть не потеряла тебя.

— Прости, — мягко сказала Рэйнбоу. — То есть, не знаю, о чём я думала, но это было опасно. Я знаю, что тебе было больно эти две недели, и из-за этого мы чуть не… может, я лучший летун Эквестрии, но я должна быть с тобой, для тебя и для детей, и значит, мне стоит думать почаще.

Эпплджек кивнула:

— Верно. Но это случайность, я знаю. Не буду просить тебя, чтобы ты не летала. Просто… теперь мы знаем, как круто всё может повернуться.

— Я с тобой, и помогу с поворотами, — Рэйнбоу наклонилась к ней и потёрлась мордочкой.

— Спасибо Селестии, — Эпплджек улыбнулась. — У нас многое позади, и я не скажу, что не буду скучать по прошлому… но если надо начинать заново, то мне очень повезло, что ты со мной и мы начинаем заново вместе.

— Говоришь, тебе повезло? — Рэйнбоу ответила, смотря на ряд яблонь; они подходили к «Сладкому яблоку». — А я едва выжила, чтобы только начать. Странно, я две недели думала, насколько это дерьмово… а теперь это лучшее, что со мной случилось.

Эпплджек печально улыбнулась:

— Ну, если честно, с тобой случилось очень много всего, но ты об этом не знаешь.

Рэйнбоу кивнула:

— Ага, но даже если считать свадьбу, и как росли дети, то выжить из-за магического совпадения всё равно в верху списка. То есть, без этого остальное не важно.

— И то правда, — согласилась Эпплджек.

Повернув к дому, они снова замолчали. Рэйнбоу видела дом, и была рада, что они почти пришли. Она улыбнулась и взглянула на Эпплджек.

Эпплджек смотрела на дом, и тоже улыбалась. Рэйнбоу понимала, что ей, возможно, ещё радостнее вернуться домой. Ей сегодня пришлось не легче, и больше всего ей нужно, чтобы жизнь пошла как обычно: работа, дети и Рэйнбоу рядом. Рэйнбоу это понимала, и знала, что теперь понимает Эпплджек намного лучше, чем раньше. И чем больше понимала, тем яснее было, что Эпплджек потрясна и нужна ей рядом.

— Эй-Джей, — сказала Рэйнбоу, нарушив молчание.

Та взглянула в ответ, всё ещё улыбаясь.

Рэйнбоу потёрлась мордочкой:

— Спасибо. Я сказала, что без тебя бы не смогла, и сегодня… я на самом деле без тебя бы не смогла. Я знала, кем должна быть, и поэтому знала, что всё не так, но… ещё я знала, что если поступлю так, то ты больше не будешь меня уважать, и я потеряю всё, что могло быть между нами. Вот за что я сражалась.

Эпплджек остановилась и повернулась к ней. Что-то светилось в её глазах, и кроме улыбки и взгляда на Рэйнбоу в мире больше никого не было.

— Я горжусь тобой как никогда, Рэйнбоу Дэш. Ты именно такая пони, какой я всегда тебя считала, и даже больше того, — она наклонилась и поцеловала Рэйнбоу в щёку, потом прошептала в ухо:

— Думаю, ночью приготовлю тебе много сладостей.

Рэйнбоу усмехнулась:

— Наверное, из-за дождя возьму билет на потом, — она указала за спину Эпплджек, где над садом собирались грозовые облака. — Ты вымотаешься на сборе вольт-яблок.

Эпплджек обернулась и протяжно вздохнула:

— Блин, похоже на то, — она проворчала, и с усталой улыбкой взглянула на Рэйнбоу:

— Вот так всегда, правда?

Рэйнбоу улыбнулась в ответ:

— Угу. И это всё равно потрясно.

***

Две недели спустя Рэйнбоу и Сайдер мягко приземлились у дверей кантерлотского ресторана рядом со стадионом Вандерболтов. У Сайдер были сумки на боках и лётные очки на голове — она только вернулась из лётного лагеря и, похоже, очки пригодились. Рэйнбоу тоже была с сумками, на случай если всё пойдёт как она надеется.

Рэйнбоу улыбнулась и протянула ей копыто:

— Классно смотришься!

Сайдер широко улыбнулась и ответила толчком копытца.

Они вошли в ресторан вместе. Он был семейным: светлым, оживлённым, не очень дорогим, но с хорошими бутербродами с сеном и цветочными салатами. Отличное место, чтобы перекусить с жеребятами перед шоу Вандерболтов. Рэйнбоу осмотрелась и нашла Эпплджек, Лифа и Ская за столом у окна.

— Я тут! — позвала Рэйнбоу, подходя к столу с Сайдер.

Эпплджек встала и утянула Сайдер в обнимашки:

— Моя маленькая кружечка сидра! Ох, сахарок, я так соскучилась! — потом с улыбкой отпустила её и спросила:

— Ну, как там в лагере?

Сайдер с широкой улыбкой взмыла в воздух:

— Было потрясно! Я научилась очень быстро летать, были другие жеребята, и состязания и гонки, и я летала через кольца лучше всех! У меня даже приз за кольца!

Рэйнбоу потрепала её по плечу:

— Отлично, чемпион. Поставим его прямо рядом с нашими.

Обойдя кресло со Скаем, стучащим ложкой по столу, Рэйнбоу села рядом с Эй-Джей. Та вернулась на место, а Сайдер перелетела и села рядом с Лифом.

Сайдер продолжила, едва сидя на месте:

— Все захотели прийти в гости к нам на ферму и попробовать сидр, оладьи, вольт-яблочный джем, пироги… я им всё-всё рассказала, там много кто никогда не был на ферме! — Она осмотрела стол, словно все они должны были поразиться. Гордо улыбнулась:

— Так что они все спросят старших, и я им сказала, чтобы взяли с собой кучу битов!

Эпплджек нахмурилась:

— Сахарок, друзей можно угощать просто так, без покупок.

— Я знаю, но, ма, там много жеребят, это будет хорошо для бизнеса! — ответила Сайдер с такой невинной улыбкой, что Рэйнбоу пришлось проглотить смешинку.

— И у кого ты научилась думать о бизнесе? — потрясённо спросила Эпплджек.

— Вот уж не знаю, — проворчала Рэйнбоу, подмигнув ей. — Похоже, «Сладкое яблоко» захватит рынок Клаудсдейла.

Сайдер пожала плечами, перевернула салфетку и вытянула карандаш из баночки на столе:

— Там есть пони, которые любят яблоки и вкусную еду, а у нас они — лучшие в Эквестрии.

Эпплджек фыркнула и покачала головой:

— Ладно, не буду с этим спорить.

— Кстати, о еде, все решили, что выбрать? — спросила Рэйнбоу, открывая меню.

Разговор пошёл о заказах, кто чем поделится со Скаем, и о сладостях, которых Сайдер не хочет. Официантка подошла, забрала заказы и принесла напитки.

Пока они ждали ужин, Рэйнбоу посматривала на входную дверь. Несколько пони вошли и вышли, и наконец появилась та самая, которую она ждала.

Флитфут нашла их взглядом и улыбнулась, идя к ним. Рэйнбоу помахала в ответ. Пони её семьи тоже подняли головы; Эй-Джей улыбнулась и кивнула, Сайдер просто бросила беглый взгляд и продолжила рисовать на салфетке.

Лиф посмотрел на Рэйнбоу, наклонив голову:

— Что здесь делает Флитфут?

Рэйнбоу пожала плечами:

— Когда я написала про билеты, я сказала, что мы будем здесь, и попросила заглянуть, если найдётся минутка перед выступлением.

— Привет, Рэйнбоу Дэш! Привела всю семью, да? — сказала Флитфут, подойдя к столу.

— Ага! — улыбнулась она. — Спасибо за ВИП-ложу

Флитфут пожала плечами:

— Без проблем, иначе бы ты собрала толпу. Может, ещё соберёшь по дороге туда.

— Как будто она будет против, — Эпплджек хихикнула и покачала головой.

— Эй-Джей, я не виновата, что нравлюсь пони, — невинно ответила Рэйнбоу. — Я очень привлекательна.

Эпплджек подняла брови:

— Ладно, ты и правда что-то с чем-то.

— Так, я поговорила с командой о том, что ты написала, о твоём падении, — Флитфут нахмурилась. — Они рады, что ты в порядке.

Рэйнбоу печально улыбнулась и пожала плечами:

— В порядке, то есть могу летать, да? Но передай им моё спасибо.

Флитфут кивнула:

— И поговорила с юристами. Если ты ещё не передумала, тебя можно принять в отряд, пока ты способна летать на уровне, — она чуть хихикнула. — Некоторые из них, кажется, думают, что мозговая травма — обязательное условие для Вандерболта.

Рэйнбоу посмотрела на Эпплджек, подняв бровь.

— Я ни при чём, — усмехнулась Эпплджек. Потом смягчила взгляд. — Сахарок, ты же знаешь, дело твоё. Мы с тобой в любом случае.

— Я… — начала Рэйнбоу. Поколебалась, глубоко вздохнула и продолжила. — Я думала об этом. Что если я приду на несколько гостевых полётов, чтобы быть в теме, а потом, когда Скай чуть подрастёт, запишусь в отряд на пару сезонов? — Она улыбнулась Эй-Джей и снова посмотрела на Флитфут. — Я всё ещё привожу дом и семью в порядок, и не хочу возвращаться, пока не могу сосредоточиться.

Эпплджек улыбнулась:

— Звучит разумно.

Флитфут кивнула:

— Конечно, посмотрим, как получится.

Рэйнбоу улыбнулась и расслабилась:

— И я буду занозой в крупе из-за безопасности. Думаю, я истратила уже всю свою удачу.

— Можешь развести у нас самую страшную уставщину. Некоторым салагам точно пойдёт на пользу, — Флитфут закатила глаза. — Ты знаешь, дети — им кажется, что они неуязвимы.

Взглянув поверх стола, Рэйнбоу улыбнулась:

— Они просто не знают, что могут потерять.

Посмотрела на Лифа, глубоко вздохнула и повернулась к Флитфут:

— Как там с лётной хореографией? Есть новые трюки?

— Мама! — сказал Лиф, широко открыв глаза.

Рэйнбоу посмотрела на него и наклонила голову:

— Что? Я просто спросила о лётных программах.

Лиф нахмурился и скрестил передние ноги перед грудью:

— Ага, конечно.

— Лиф… — предупреждающе сказала Эпплджек.

— Эм, мне уйти? — спросила Флитфут, переводя взгляд с Лифа на Рэйнбоу.

— Нет. Подожди минуту. Лиф, пошли. — Рэйнбоу встала, прихватила сумки и кивнула Лифу идти следом.

Они вышли из зала, Рэйнбоу остановилась в пустом углу рядом с качающейся кухонной дверью. Лиф уставился на неё.

— Думаешь, я не вижу, что ты делаешь? — тихо спросил он.

Рэйнбоу взглянула в его глаза:

— Я обещала, что никому не скажу. Я никому не сказала. Но даю тебе возможность…

— Мне не нужна возможность! — возразил Лиф. — Они не готовы.

— Они никогда не будут готовы, Лиф, — очень серьёзно сказала Рэйнбоу. Он опустил голову, но она продолжила. — Ты никогда не сделаешь трюк, достаточно крутой для тебя. Но это не важно.

Рэйнбоу приподняла копытом его мордочку, и снова поймала взгляд:

— Важно другое. Всё, что ты делаешь, делай на полную. Ты покажешь Вандерболтам самые потрясные трюки, какие только можешь, и лучшую работу, какую только можешь. На меньшем не останавливайся. Но нельзя ждать, когда всё станет идеально, или ты не заметишь, насколько потрясно то, что просто хорошо.

— Но мои новые работы будут ещё лучше, — мягко ответил он.

Рэйнбоу улыбнулась:

— Конечно, будут. Это не повод не выкладываться на полную прямо сейчас. — Она потянулась в сумку и протянула ему маленькую книжку.

— Твой блокнот, Лиф. Вперёд, и будь потрясным.

Лиф посмотрел на блокнот, потом на Флитфут. Потом на Рэйнбоу, сглотнул. Она просто кивнула в сторону стола, где осталась Флитфут. Он двинулся к столу, и Рэйнбоу пошла следом.

— Эм… Флитфут? — сказал он, подойдя; Рэйнбоу села за стол, и подтолкнула Эпплджек, чтобы тоже смотрела.

Флитфут взглянула на него и подняла брови:

— Что такое, Лиф?

— Я… мне н-нравится лётная хореография, и я придумал несколько трюков и программ… может, посмотрите? — он протянул ей блокнот как будто боялся, что тот его укусит, потом посмотрел на Рэйнбоу и поднял бровь.

Рэйнбоу улыбнулась и кивнула:

— Стоит взглянуть.

— Ладно, конечно, — Флитфут пожала плечами и открыла блокнот.

Сначала Лиф вздрагивал, когда Флитфут листала страницы, изредка кивая, но чаще поднимая брови на той или другой странице. Но дойдя до более поздних трюков, она кивала чаще, и по трепету крыльев Флитфут Рэйнбоу видела, что та мысленно летит эти программы.

Теперь на мордочке Лифа было написано, что он всем сердцем ждёт ответа и следит за каждым её движением.

Она перевернула ещё одну страницу, тихо присвистнула и опустила взгляд на Лифа:

— Ты знаешь, что здесь есть пара отличных находок?

Лиф замер на несколько секунд, но потом выдавил: — Угу…

Флитфут снова взглянула на блокнот и подняла бровь:

— Я вижу, ты посчитал скорости, углы и всё такое. А групповые программы есть?

— Найдётся несколько… — Лиф опустил уши. — Не лучшие из моих трюков. Я их только недавно начал…

— Ещё учишься? — она внимательно посмотрела на него.

Он опустил голову и кивнул.

— Отлично. Всегда надо добиваться большего. — Флитфут широко улыбнулась и захлопнула блокнот. — Лиф, я считаю, тебе надо поговорить с нашим хореографом. Ты не против, если мы с твоей мамой возьмём тебя с собой на репетицию?

— Я… эм… — Лиф оглянулся на Рэйнбоу, уронив челюсть.

Рэйнбоу подняла брови:

— Решай сам.

Лиф обернулся к Флитфут и рассеянно кивнул:

— Ага...

Он начал приходить в себя, как только сказал это, и широко улыбнулся:

— Ага! Это было бы очень круто!

— Хорошо… так… не против, если я ему покажу? — Флитфут указала на блокнот. Увидела, что Лиф колеблется, и улыбнулась. — Не бойся, твоя мама отправит нас в Тартар, если мы попытаемся их украсть.

— Именно, — твёрдо сказала Рэйнбоу.

— Конечно! — ответил Лиф, всё ещё улыбаясь. — То есть, если вам что-то захочется, просто спросите, я… я рассчитал их для самых лучших пегасов высшего пилотажа.

— Отлично! Буду держать в курсе. — Флитфут прихватила блокнот подогнутой ногой и взлетела. — Увидимся! И приятного просмотра.

Рэйнбоу и Эпплджек помахали ей, когда она направилась к двери. Лиф просто стоял, улыбаясь во всю мордочку, готовый взорваться от счастья и восторга. Рэйнбоу взглянула на него и улыбнулась. Он даже не заметил сияния, но Эпплджек тут же ткнула Рэйнбоу в бок.

— Лиф… — сказала Рэйнбоу. Он взглянул на неё с той же восторженной улыбкой. Она почти рассмеялась, продолжив: — Твой круп, Лиф.

Он оглянулся, и широко открыл глаза, увидев красное яблоко с тёмно-зелёной парой листьев, раскрытых сзади как крылья:

— Моя кьютимарка! Мама, я получил кьютимарку!

— Поздравляю, сахарок, — сказала Эпплджек, вставая и подходя, чтобы обнять его и потереться щекой.

Рэйнбоу расплылась в улыбке. В глаза что-то попало, и пришлось потянуться и вытереть их, пока Лиф пытался одновременно обнять Эпплджек и рассмотреть свою кьютимарку.

Они прекратили обниматься, так что Лиф освободился от одной задачи.

— Плюшевая пони, — шепнула Эпплджек на ухо Рэйнбоу, садясь рядом.

Рэйнбоу чуть фыркнула, и снова взглянула на жеребчика:

— Лиф, это было круто. Я очень тобой горжусь.

Лиф подбежал к ней и крепко и быстро обнял её. Взглянул на неё так, словно она только что подняла солнце:

— Спасибо, мама. Без тебя я бы не справился.

Рэйнбоу крепко обняла его в ответ:

— Конечно, справился бы. Я просто делала то, что должна делать мама.

Она приотпустила Лифа, обнимая его одной ногой, и широко улыбнулась Эпплджек:

— Просто я в этом тоже потрясна.

Эпплджек хихикнула, наклонилась и поцеловала её в щёку:

— Верно, Рэйнбоу Дэш.

Рэйнбоу не знала, была ли когда-то счастливее, чем сейчас. Наверное, никогда и не узнает. Но здесь и сейчас, среди пони, которым она нужна, которые заботятся о ней и любят её, она была очень близка к полному счастью.

А значит — сойдёт за победу.

11 комментариев

Переводчику: «Никогда не прекращай заниматься переводом. И спасибо за главу. Ты лучший».
Редактору: «А куда без тебя-то?) Ты просто космос».

alikorn, Март 10, 2018 в 18:48. Ответить #

На всякий случай — это последняя глава. Сиквела (пока?) нет.

Cloud Ring, Март 10, 2018 в 20:48. Ответить #

Лунный Жнец

Мнэ-э... Народ, а нельзя одним файлом это дело для скачки приспособить?

Лунный Жнец, Март 10, 2018 в 22:32. Ответить #

Вы хотели сказать одним архивом? ) Я как читать сие чудо начал, так сразу и сохранять стал. (Правда, сохранял я сайты ... ) . Буду рад, если помог: https://yadi.sk/d/st3fa9XN3TEK5B

alikorn, Март 11, 2018 в 01:07. Ответить #

Лунный Жнец

Увы, не выходит. Просмотр: "Ошибка". Скачивание и попытка открыть: "Архив повреждён".

Лунный Жнец, Март 11, 2018 в 10:14. Ответить #

Стоит обновить — ряд мелких, но важных правок по всему тексту. А так, я на днях поищу, как собрать fb2.

Cloud Ring, Март 11, 2018 в 05:31. Ответить #

bluefox

Вери гж

bluefox, Март 11, 2018 в 06:15. Ответить #

Шикарно! И неожиданная концовка до слёз.

heretic, Март 23, 2018 в 23:24. Ответить #

Я думал, что на дарке только 18+, а тут такая драма. Я очень удивлён и хочу выразить огромнейшую благодарность людям, которые работали над этим фанфиком.

Minus, Апрель 9, 2018 в 19:35. Ответить #

WING REGENT.

Нет, далеко не только дарк или аморальщина. Если я правильно понимаю, то в своё время на Табуне и Сторисе завелось слишком много паладинов, не дававших там размещать ничего. Как следствие был создан этот сайт, на котором можно публиковать всё, в независимости от содержащегося контента, главное чтобы было про пони и качественно.
На самом деле я не могу понять: почему на Табуне и Сторисе такое засилье моралфагов и паладинов. На том же Fimfictione ничего подобного нет.

WING REGENT., Апрель 10, 2018 в 08:42. Ответить #

Когда я случайно увидел, что на понификшене тоже есть и "кексики", и "фабрика радуг", и другие сумасшедшие и неприятные вещи, меня это удивило. В чём тогда "дарковость" даркпони, если "мясорубка" и там, и там? И меня удручает, что у людей всегда связка порно и жестокость. Я бы предпочёл бы читать сайт, где первое есть, а второго нет.

glass_man, Апрель 10, 2018 в 09:53. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.