Автор рисунка

Обмен. Пять виньеток.

512    , Февраль 28, 2017. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.


[Имеет рейтинг 18+ из-за наличия нецензурной лексики, а также шуток и диалогов с открыто сексуальным подтекстом]

Автор: getmeouttahere
Оригинал: Extra — Five Vignettes
Иллюстрация: Gray-Gold
Перевод: badunius
Вычитка: Hariester
Начало

 
 

Пять Виньеток

От Автора:

Ну привет, что ли!

С тех пор как был опубликован «Обмен», я не раз получал от читателей просьбы написать какой-нибудь сиквел или продолжение, а также просто слова ободрения и благодарности в количестве неописуемом. И пусть я искренне ценю вашу поддержку, меня всё же вполне устраивает, чем кончился рассказ. Так что простите, но никаких сиквелов не будет. Пускай всё многообразие растянувшихся на долгие века приключений Анона и Сел останется в воображении читателей. Я уверен, что в таком виде они будут куда умопомрачительней и умилительней, чем мне удалось бы их описать.

А теперь я хотел бы представить вашему вниманию кое-что в знак признательности за то, что увлечённо следили за этим нелепым повествованием от начала и до самого конца. Я накрапал вам ещё одну бонусную главу, правда, нужно сперва кое-что прояснить.

Далее вас ожидают пять зарисовок, события каждой из которых разворачиваются где-то между завершением бонусной главы «Зимний день» и Эпилогом. Рассказы расположены в хронологическом порядке, события первого из них происходят спустя лишь несколько дней после встречи Анона и Сел с Агамемноном, а последнего — за несколько месяцев до отбытия Твайлайт.

Я понимаю, что это немного, но всё же надеюсь, что вы получите удовольствие от прочтения этих виньеток. И ещё раз спасибо вам за то, что продолжаете читать.

I. Сердца и Копыта

Лучи мерцающего золота, мандариновые сполохи лёгких облачков и малиновые полосы света расчертили небо в той самой стороне, куда смотрела стоявшая перед тобою аликорница; её рог, точно дирижёрская палочка, светился, покуда она шагала через поле.

Ты сидел в высокой траве, сердце твоё и разум разрывались между тем, чтобы отдаться невообразимому и в то же время эфемерному произведению искусства, развернувшемуся перед твоим взором, или же той, что с неизменным изяществом его творила. Наконец ты принял решение в пользу неба и, сделав глубокий вдох, обратил взгляд к закату.

Она подошла к тебе, сияние покидало её рог, за вашими спинами восходила подымаемая её сестрою луна. Аликоница опустилась на траву подле тебя, ты посмотрел в её глаза и улыбнулся, машинально принявшись теребить пальцами прядки её гривы.

— Это было прекрасно, Сел. Просто восхитительно.

— Я на это надеялась, — хихикнув, ответила она. — В конце концов, на этот раз я выступала перед зрителями.

— Ну, я польщён, конечно, но это же закат. На него всегда хоть кто-нибудь, хоть где-нибудь да смотрит. — Ты снова перевёл взгляд на проблески скрывающегося за далёкими горами солнца.

— Верно, — промурлыкала она. — Когда в нашем необъятном мире заканчивается день, всякий раз находятся те, кто остановится, чтобы полюбоваться заходом. Будь то от скуки, или легкомысленности, или мечтательности, или просто потому, что настроение подходящее. Но так уж сложилось, что сегодняшний день особенный, а потому к вечернему небу обращено гораздо больше взглядов.

Она подняла взгляд к полной звёзд бездне, проследовав за ним, ты увидел захватывающий дух звездопад.

Селестия снова хихикнула.

— Видишь? Лулу тоже устроила им представление.

— Ага, похоже. А что сегодня такого особенного?

— Сегодня День Сердец и Копыт. Праздник для пар, намерившихся хранить любовь друг к другу.

Ты чуть сполз, так, чтобы её сложенное крыло оказалось у тебя под головою, как подушка — так было гораздо удобнее смотреть на рассекающие небо метеоры.

— Ага… кажись, понял. У нас на Земле тоже есть похожий праздник.

— Во всём королевстве, — продолжила она, — в этот особенный день те, у кого есть свои очень особенные пони, останавливаются, чтобы посмотреть на закат. Тем же, кто скорбит о любви потерянной, или той, что не обретена ещё, приходится взирать на него в одиночестве. Именно для пони, которым празднество не в радость, я стараюсь сделать закат как можно красочней, чтобы напомнить им, что есть ещё надежда, что мир прекрасен, пусть порой всё кажется наоборот.

В её голосе прозвучали едва уловимые нотки меланхолии, не заметить которые ты, проведший с нею столько времени, не мог. Ты оторвал взгляд от небес и увидел, как в уголках её глаз сверкают слезинки, этого хватило, чтобы ты поднялся и уселся лицом к лицу с нею. Ты ласково коснулся её мордочки, желая утешить.

— ...Напомнить не только им, но и себе, да?

Ты услышал, как на долю секунды дрогнуло её дыхание, прежде чем на устах её заиграла улыбка.

— Да. Но те дни прошли, сокровище моё. Одиночество, что я испытывала прежде в этот день, теперь уже неразличимо. Я боялась, что без него закат не выйдет таким же удачным, но в этот раз он даже лучше. Полагаю, это потому, что, как я уже сказала, у меня были зрители.

Она подалась вперёд и коснулась носом твоего носа, отчего вы оба слегка покраснели.

— Ну… чё-т мне неловко как-то. Если б знал, я бы что-нибудь для тебя подготовил, но… — ты протянул руку, сорвал один из множества растущих среди травы цветов и поднёс ей, — ...думаю, и это сойдёт.

— Более чем, Анон, — прошептала она. — Достаточно уже того, что в этот день ты со мною.

Вы слились в поцелуе, а когда вы прервались, она наклонилась и схрумкала протянутый ей цветок. Разрыв шаблона был неизбежен, хотя, с другой стороны, это всего лишь напоминание, что ты влюбился в дурашливую конячью принцессу, а потому ты не мог не рассмеяться, заразив смехом и её.

Вы повалились в траву и обратили взоры к падающим звёздам. Когда ты снова запустил руку в её гриву, на твоём пальце сверкнуло обручальное кольцо. Ваши дыхания смешались, когда она опустила голову тебе на грудь, и оба вы отдались новообретённому чувству тишины и покоя.

Кто же знал, что сегодня понячий вариант дня святого Валентина? Ты твёдро решил, что на следующий раз подготовишь ей нормальный подарок, ведь это несомненно лишь первый из великого множества Дней Сердец и Копыт, что уготовано вам встретить вместе.

Много ещё будет у вас чудесных закатов; ярких цветов и причудливых облаков, потрясающих воображение, под которыми вы отдадитесь неге, в высокой траве, согреваемые её дыханием.

~

II. Благословение

— Не спеши, Твайлайт.

Аликорнушка кивнула и осторожно ступила вперёд, расставляя ноги поустойчивей. Она закрыла глаза и сосредоточилась, а ветерок тем временем раскачал множество вытянувшихся, но пока ещё не распустившихся цветов вокруг неё, принявшихся щекотать её пузико. Она закусила губу, чтобы не рассмеяться, и сосредоточилась ещё сильнее, а когда крохотные искорки посыпались из её рога — стиснула от боли зубы.

— Нет, Твайлайт. Я понимаю, что это трудно, но нужно противиться. Помни, что я тебе говорила: это не магия. Ты не творишь заклинание, чтобы достичь желаемого, ты разговариваешь. Ты рассказываешь им, чего желаешь добиться.

Твайлайт кивнула, не открывая глаз, и искры так и не оформившегося заклинания растаяли вместе с болью.

— Все они разные. Кто-то поддастся уговорам и с радостью раскроется тебе. Другим нужен твёрдый приказ. Слушай их, и ты поймёшь, как будет лучше обратиться к каждому из них.

Она снова кивнула, и снова сосредоточилась. Несколько следующих минут прошло в тишине, которую наконец нарушил голос наставницы:

— Замечательно.

Твайлайт открыла глаза и ахнула от удивления. Вокруг неё, расходясь почти идеальным кругом, начиная с нескольких футов от того места, где она стояла, распустились цветы. Цвета их менялись от тёмных оттенков красного, к розовому и дальше, ко всевозможным оттенкам оранжевого и жёлтого — почти как цвета восходящего солнца.

— Я так горжусь тобою, Твайлайт, — сказала Селестия, подойдя к аликорнушке, чтобы ласково ткнуться в неё мордочкой. — Это твой первый шаг на познании своего аспекта земной пони. Придётся подождать, пока твоя магия немного восстановится, прежде чем перейти к заданиям посложнее, но то, как проворно ты научилась использовать свой «зов», уже поразительно. Ты не перестаёшь удивлять меня. — Она усмехнулась и шагнула в сторону. — Только не говори Лулу, но, когда я взялась учить её этому, она была ужасна, я и теперь сомневаюсь, запомнила ли она хоть что-нибудь.

Твайлайт тоже хихикнула.

— Не беспокойтесь, принцесса, я сохраню вашу тайну. — Она развернулась и подошла к одному из цветков, глаза её при этом сияли любопытством. — Это… это просто поразительно. Я как будто бы слышала их мысли. Кстати, я никогда, кажется, не встречала похожих цветов в Эквестрии. У них такие необычные соцветия… что это?

— Не удивительно, ведь в Эквестрии такие не произрастают, — ответила Селестия, вонзив копыто в землю и закрыв глаза. Поднялся ветерок, и в тот же миг все оставшиеся цветы в саду распустились. — Их называют целозия кристата, и водятся они только в отдельных областях Подпруги. Я питаю к ним особую привязанность, а потому давным-давно привезла саженцев для отдельных частей королевских садов.

Твайлайт задумчиво постучала копытцем по подбородку.

— Целозия? Я… я, кажется, уже слышала где-то это имя, вот только не помню, где и при каких обстоятельствах...

Селестия вновь улыбнулась.

— Кажется, я знаю, где, но боюсь, что это не уложится в наш нынешний урок. В конце концов, мы же не хотим, чтобы новый профессор Пост-Объединенческой Истории Кантерлотского Университета прошляпила свои занятия, не так ли?

— П-прошляпила?! — Твайлайт аж с лица спала, когда посмотрела на место солнца в небосводе. — О нет! Мне пора бежать, принцесса! Огромное спасибо за урок! Следующий будет послезавтра в Понивиле, верно?

— Да, совершенно верно, — ответила Селестия, пока её верная ученица неловкими взмахами крыльев набирала высоту. — Я навещу тебя в библиотеке, наверное, после полудня, как только управлюсь со всеми делами по дому. Возможно, если он не будет против подождать, то мы сможем устроить себе поздний обед вместе со Спайком. А теперь лети, но будь осторожна, Твайлайт.

— Непременно! И ещё раз спасибо! — отозвалась она, прежде чем скрыться за восточной окраиной сада, так отчаянно хлопая крыльями, что даже посеяла несколько фиолетовых перьев. Селестия вновь усмехнулась, наблюдая, как её ученица парит в сторону далёкой башни с часами, высившейся над окружённой множеством учебных зданий площадью кантерлотского университета.

— Интересно, долго ли она ещё пролетит, прежде чем вспомнит, что оставила план занятий и заметки к нему в замке?

Озвучив этот вопрос, она отвернулась от клумбы с целозиями и поскакала в дебри сада.

За суматошным февралём последовал напряжённый март, но теперь наступил апрель и, с первыми признаками весны, всё, кажется, стало приходить в порядок. Сады сбросили снежный покров, как и большая часть королевства, и пускай её целозии, не без подначивания, конечно, распустились раньше срока, вскоре и лиственные, и вечнозелёные леса сами собою пробудятся от зимней спячки. Вскоре, куда ни глянь с горы Кантерлот, поля наполнятся множеством красок. Подумав об этом, Селестия не смогла сдержать лёгкой улыбки. Не важно, сколько лет прошло, всякий раз это долгожданное, тихое, знакомое эхо жизни — обещанного перерождения и обновления, омывающего землю по весне — наполняло её душу теплом. Это было напоминанием о том, что жизнь продолжает течь и цвести в Эквестрии, как продолжает над нею восходить солнце.

Но в этом году… весна будет особенной. Эта мысль и неброское золотое кольцо на цепочке, подпрыгивающее в такт с каждым ударом её сердца, заставила её улыбнуться шире.

Вскоре зацветёт лес близ Понивиля, как раз когда рядом с ним начнётся строительство коттеджа. Ну, точнее будет сказать, восстановление, но это уже мелочи, вдаваться в которые у неё не было времени. Самое главное: зима прошла, Твайлайт, вдобавок к обязанностям учителя, снова стала понивильским библиотекарем, а у неё самой и её человека вскоре появится маленький уютный дом, о котором она всегда мечтала.

Ей пришлось саму себя одёрнуть, чтобы не пуститься от этой мысли вприпрыжку, что непременно бросилось бы в глаза стражам и посетителям садов. Всё так смешалось в последнее время, все эти постоянные переезды туда-сюда, чтобы поддержать Твайлайт и навестить своего возлюбленного... Но ничего, вот закончат дом, и тогда она сможет проводить там большую часть недели! Дополнительная спальня станет пока своеобразным офисом, там будет зачарованное зеркало, через которое можно будет напрямую сообщаться с Луной и Советом, а потому большую часть государственных задач и всяких совещаний можно будет проводить, не выходя из дома, в остальном же всё будет прямо как тогда, когда они жили как соседи! Она сможет снова любоваться тем неподражаемым выражением лица, с каким он всякий раз смотрит на приготовленные ею спагетти, которые он постоянно критикует, но втайне наслаждается. Она сможет ощутить, как он, промежду делом, а то и просто мимоходом, ласкает пальцами её спинку. Она сможет устроиться поудобнее вечером на диванчике и смотреть, как он читает газету или книгу, наслаждаясь вместе с ним уютной тишиной…

Лёгкий румянец проступил на её белоснежных щёчках. Да, она снова сможет всё это себе позволить, но кое-что, конечно же, изменится. Например, можно будет каждый день отправляться с ним на выездки, да и на диване, разумеется, ночевать она уже не будет...

Однако грёзам её пришёл конец, когда она забыла свернуть и впечаталась в зелёную изгородь, по самую холку уйдя в плотное переплетение ветвей и листьев.

— Ой, ну это уже ни в какие ворота, — усмехнулась будто бы сама изгородь. — Я знаю, Сахарная Ватка, что с тебя станется заплутать в мирке, который ты сама себе нафантазировала, но так чтобы врезаться при этом мордой в куст? Это что-то новенькое!

Селестия напряглась всем телом и, вместо того чтобы выбраться из зарослей, стала озираться в поисках источника столь знакомого голоса. Слева от неё через ветви пробился лучик солнца и указал на крохотного драконэквуса, хрумкающего внезапно выросшие на кусту ягоды. Под её явно недовольным взглядом, он облизал с когтей растёкшийся по ним сок.

— Вот только не надо так на меня смотреть. Мы оба прекрасно знаем, что созданный Элементами барьер давно уже слабеет. И пусть это далеко не истинная моя форма, зато в ней мне куда как проще выбраться да прогуляться. — Он подошёл к ней по ветке и похлопал крохотной лапой по носу. — И потом, чем переживать из-за меня, подумала бы лучше, насколько нелепо выглядишь сейчас сама!

И разумеется, в этот самый момент стражник, обходивший дозором эту часть садов, подошёл к ней.

— Эм… ваше высочество… могу ли я вам чем-нибудь помочь? — спросил он.

Селестия тут же залилась краской и попыталась вырваться, чтобы ответить, но внезапная вспышка магии хаоса, вырвавшаяся из крохотной лапы драконэквуса, лишила её дара речи.

Жутким фальцетом он ответил за неё:

— О, не волнуйтесь, почтенный страж, я в порядке! Просто проверяю, не завелись ли в кустах вредители, хи-хи!

И пусть она этого не видела, но явственно ощущала, что та же самая магия слегка шевелит её хвостом на каждом слове, создавая у бедного стража стойкое впечатление, что она разговаривает с ним через задницу.

— Я… эм… ясно. Х-хорошо, ваше высочество… Я… т-тогда пойду дальше… — пролепетал он и поспешно скрылся, едва сдерживая смех, так и рвавшийся наружу.

— ДИСКОРД! — яростно рыкнула Селестия, вырываясь из куста. Её многоцветная грива оказалась забита множеством оборванных веток и листьев.

Крошечный драконэквус тут же возник в воздухе рядом с нею, едва ли не пополам согнувшись от смеха.

— Ой, ты бы только себя видела! Непередаваемо! — выдавил он, не способный прийти в себя. — За такое и ещё пару тысяч лет в камне отсидеть не жалко!

Закипая от гнева, аликорница окинула взглядом ту часть сада, где оказалась. Вон там скамейка, а сразу за нею стоит пресловутая статуя Дискорда. Благо, посетители обычно обходят её стороною; значит, кроме стражников, этого розыгрыша никто, скорее всего, не увидел. Ругнувшись, она закрыла глаза и сколдовала невидимый барьер, который не позволит другим пони на них наткнуться, или подслушать их беседу.

— Ты, как всегда, невыносим, — проворчала она, принявшись вычищать магией гриву.

— Да, и тебе привет, дорогая сестрёнка, — ответил Дискорд, уняв наконец смех. — И да, кем бы ты ни была, ты знаешь, что вышла просто оборжака!

Она мотнула головой и рассержено вздохнула, а затем, приведя эмоции в порядок, хихикнула и ответила:

— Да, пожалуй, так.

— Кто ты и что сделала с Селестией? — спросил Дискорд, протирая глаза, чтобы убедиться, что аликорница перед ним — именно та, кем кажется. — Та Селестия, которую я помню, остаток дня провела бы негодуя, прежде чем наконец признать, что мой розыгрыш, возможно, самую крохотную, едва различимую малость был забавным. Я тебя разоблачил! — Он тут же телепортировался на спину Селестии и раздвинул лапами её гриву. — Хотя костюмчик впечатляет. Что-то никак не найду, где тут у тебя молния!

В ответ на эту выходку Селестия закатила глаза и магией сняла со спины мелкого вредителя. Не обращая внимания на его протесты и проклятия, она подошла с ним к статуе, где и расположилась на скамейке, пристроив его на одну из вытянутых лап.

— Это правда я, уж поверь. После того, что произошло, мне так долго пришлось смотреться в зеркало, чтобы в этом убедиться… но это и правда я. Так много времени прошло, но когда на несколько мимолётных месяцев мне удалось сбросить с себя бремя, у меня появилась прекрасная возможность в этом убедиться.

Маленький драконэквус одарил её сдержанными одобрительными апплодисментами.

— Так говоришь, что тебе удалось хоть ненадолго расслабиться! Восхитительно! Вот бы теперь ещё взбодрить нашу дорогую Хмурую Метёлку, и глядишь, вас наконец станут приглашать на вечеринки, где не будет полной залы вельмож, вышагивающих так, будто им под хвост накрепко засадили по огромному дрыну!

— Они бы так и не вышагивали, если бы ты именно этого и не сделал бы! — воскликнула Селестия, когда воспоминания её прояснились. — Эти бедные пони потом ещё много недель не могли оправиться!

— Ой, да ладно, — насупился он, — мастерски же было разыграно! Искусство, воплощённое в жизнь! И кем бы ты ни была, ты знаешь, что вышла просто оборжака! Или ты правда хочешь сказать, что тебя не порвало от вида ничего не подозревающей леди Седлогавань, пытающейся изящно прогарцевать враскоряку к чаше с пуншем?!

Селестия фыркнула и прикрыла копытом смешок.

— Да я просто поражён, что ты не заказала по этому поводу витраж! Это же было одно из лучших моих произведений!

Аликорница фэйсхуфнула и переждала, пока пройдёт желание расхохотаться.

— Как бы там ни было, я здесь не затем, чтобы предаваться воспоминаниям о твоих «произведениях», Дискорд. Мне нужно обсудить с тобой несколько важных вопросов.

Он нахмурился и скрестил на груди лапы.

— Мде. А вот теперь это уже больше похоже на Принцессу Занудства. А куда же вдруг подевалась новая Селестия?

— Говорю же, — усмехнулась она, — я это я. Я не изменилась, просто вспомнила, кем я всегда была.

— Ну ладно, я всё равно никуда не собирался, — проворчал Дискорд, для пущей убедительности похлопав по каменной статуе. — Валяй.

— Во-первых, мы обручились с Аноном. Меньше чем через год мы должны сочетаться браком, — сказала она и нежно коснулась кольца, покоившегося на самой простой подвеске.

Дискорд подался вперёд, выпучив глаза.

— Ого, а я-то думаю, что это за новая побрякушка. Ты ж у нас не из тех, кто станет менять что-то с бухты-барахты. Я знал, что рано или поздно ты просто обязана повзрослеть, Сахарная Ватка, но всё равно не могу поверить, что это случилось так скоро! Поздравляю!

Она нахмурилась.

— Думаю, не тебе дразнить других незрелостью, но сейчас не об этом. И Лулу, и Анон рассказали мне о твоей причастности к недавним событиям, и...

Мини-дискорд замахал руками.

— Не-не-не-не-не. Остановись сейчас же. Не нужно плющить мне остатки здравого смысла этими незаслуженными благодарностями. Ты, может, и не заметила, но того хаоса, что разразился от вбрасывания этого твоего странного красавчика в наше измерение, оказалось вполне достаточно, чтобы, после тысячелетия заточения в камне, я за считанные месяцы наловчился выбираться наружу. Если тебе кажется, что за этим скрывалось что-то ещё, то… эм-м… ты ещё шизанутее, чем была твоя любимая Пурпурзнайка всю эту заваруху.

— Врёшь и не краснеешь, — ответила она с улыбкой.

— Ладно… — ухмыльнулся он. — Вынужден признать, мне любопытно, что породит ваш союз? Поней? Человеков? Какой-нибудь безумный гибрид? А впрочем, кем бы они ни вышли, я уверен, что их появление вызовет до невозможного приятный раздор в массах!

— Что за шутки?! — ахнула Селестия, одарив своего визави сердитым взглядом.

— Ой, да расслабься ты. Я уверен, ты станешь прекрасной матерью для… того, что выйдет. А я стану дядей! Здорово же!

— Который так и не увидит племянников, если не перестанет дерзить, — фыркнула она, её рог стал зловеще потрескивать магией.

— Опаньки. Ладно, ладно. Что ж, рад за тебя. И раз уж мальчишка разболтал тебе о нашей с ним встрече, значит ты уже знаешь, что я вас благословил, и, что бы ты там себе ни думала, я не настолько спятивший, чтобы просить приглашения на свадьбу, так что этот вопрос можно считать закрытым. Ну, что там дальше в твоём для меня списке?

— Вопрос нельзя считать закрытым, — вздохнула она. — Я рассказала тебе об этом потому, что хочу, чтобы ты провёл меня к алтарю.

Маленький драконэквус вылупился на неё, отвесив от удивления челюсть. Спустя несколько секунд неловкого молчания он вымолвил таки:

— Т-ты это серьёзно?

— Серьёзно, — кивнула она. — Ясно же, что мой отец не может присутствовать, поэтому сопровождать меня к алтарю должен старший брат. Ты ведь в курсе традиций, или забыл?

Вместо ответа Дискорд отвернулся и посмотрел с тоской в небеса.

— Свершилось-таки...

— Ты о чём, — удивлённо моргнула Селестия. — Что свершилось?

— Ты в конец бананулась. Я веками ждал этого момента, но теперь, когда он настал… вынужден признать, что это как-то слишком. Дай мне минутку всё переварить.

— Я не спятила! — выпалила она, притопнув для пущей верности копытом. Малютка Дискорд лишь помахал ей лапой, мол «Ага, ага».

— Да, именно так обычно и говорят все спятившие пони. Сахарная Ватка, мне что, правда нужно перечислять тебе весь дискордилион и одну причину, почему это плохая затея? Или это такой хитрый способ отделаться от меня навсегда? — Он облокотился на статую и покачал головой. — Я… я поверить не могу, но… у меня просто нет слов. У меня! Нет слов!

— Неужели настолько невероятно, что я захочу, чтобы ты был там? Что захочу, чтобы ты в этом участвовал?

— Да! Разумеется! Неужели ты хочешь, чтобы твой путь к алтарю прошёл по сделанной из лакрицы горке, политой шоколадным сиропом?! Или чтобы на приёме всё буквально было с ног на голову?!

— Намекаешь, что не сможешь сдержаться даже один-единственный день?!

— Я БОЖЕСТВО ХАОСА! — возопил он, гораздо громче, чем можно было ожидать от существа его размеров.

— И МОЙ БРАТ! — возразила она во всю мощь королевского кантерлотского гласа. Барьер вокруг них содрогнулся, силясь сдержать эти вопли. — Ты мой брат, Клевер, и… что бы там ни было, этого не изменить. Пожалуйста...

Не вспоминай этого имени, — прорычал он, снова отворачиваясь.

Аликорница с такой силой впечатала копыто в землю, что слегка покорёжила плитки в мощёной дорожке и чуть было не стряхнула Дискорда с его насеста.

— Скажи мне, почему отказываешься. Я хочу, чтобы ты объяснился, только не ходи вокруг да около.

— Ты уже знаешь почему. Сколько раз уже за века мы повторяли этот разговор? Я не могу это просто включить или выключить, Целозия. Это не то, чему я могу противиться. Это то, каков я есть теперь. Основополагающая часть моего бытия! — Он занёс лапу и щёлкнул пальцами, вызвав вспышку магии хаоса, в которой и растаял. — Имей я сейчас всю свою силу — уже бушевал бы. А к началу свадьбы стал бы настолько неконтролируем, что тебе пришлось бы запереть меня обратно в камень, но в таком виде явиться на неё уже не смог бы. Ты просишь чего-то совершенно невозможно и абсолютно нелепого!

Она закрыла глаза и ответила с грустною улыбкой:

— Я в это не верю. Уже не верю.

— Сахарная Ватка… пора бы тебе уже понять, дело не в том, во что ты веришь, а в том, как всё есть на самом деле.

Она открыла глаза, и теперь в её взгляде читалась несгибаемая сила и покой.

— А тебе пора понять, что то, что сейчас, это не то, что будет всегда. У нас есть год. Обещай, что постараешься.

Маленький драконэквус нахмурился и отвёл взгляд.

— Ты и его таким взглядом прессуешь? Не удивлюсь, на ком-то же ты его отрабатывала. Так и быть, твой заразительный оптимизм убедил меня постараться, но я тебе ничего не обещаю, и если ты оставишь меня без присмотра на свадьбе, то я не отвечаю за последствия.

Она хихикнула.

— Как скажешь, но будь уверен, что если испортишь мне мой самый важный день, то я урою тебя собственнокопытно, братец. Просто имей это в виду. Хотя, кое-кто из гостей запросто сможет меня опередить, если придёт, конечно.

Дискорд навострил уши.

— Так, а теперь ты меня и вправду заинтриговала. Выкладывай.

— Несколько месяцев назад, — начала она, — мы с Аноном повстречались в Вечнодиком с Агамемноном. Я собиралась и ему отправить приглашение.

— Что? — удивлённо отшатнулся он. — Этому ископаемому? С чего это вдруг ему такая честь?

— О, он всего лишь пытался вернуть сокровища, которые я украла у него несколькими месяцами раньше, — ответила она, как самом собой разумеющееся.

— Ты… ты же понимаешь, что только продолжаешь подтверждать, что в конец бананулась? Кровью создателя заклинаю, скажи, что это неправда. Что это неуместный розыгрыш. Ты же такую чушь несёшь, что даже мне не по себе становится!

Она кивнула.

— До событий того дня и я бы с тобою согласилась. Не стану пока вдаваться в подробности, но он открыл мне кое-что совершенно потрясающее. Не знаю, согласится ли он присутствовать, но если да, то я сделаю всё, что в моих силах, чтобы чувствовал он себя как можно комфортнее, потому что он… он заслуживает присутствовать там не меньше тебя или Лулу, а вместе нам будет много чего обсудить.

— «Не стану пока вдаваться...», а почему бы сразу не сказать?! — воскликнул он, суматошно размахивая лапами.

Селестия покачала головой.

— Я пока ещё не рассказала Лулу, а без неё я и начинать не стану. — Она одарила Дискорда ехидной ухмылкой. — Когда ты освободишься из этой статуи и устроишься в месте, которое я тебе подготовила, мы соберёмся однажды вечером и всё это обсудим.

— А ты и правда всё продумала, — проворчал он. — Нет, ну правда, это ведь я обычно выношу тебе мозг, а не наоборот… пфе!

— Я училась у лучшего, — прошептала она, отворачиваясь. — Дискорд, осталось последнее, что я хочу тебе сказать, прежде чем мы расстанемся. Обещай, что отнесёшься к этому со всей возможной серьёзностью.

И в её настроении, и в голосе произошли более чем ощутимые перемены, к чести драконэквуса стоит заметить, что он подавил желание постебаться в ответ и молча позволил ей продолжить.

— За эти века я многажды проклинала твоё имя. Я ненавидела тебя. Я говорила и совершала ужасное, о чём искренне сожалею. И теперь я хочу сказать тебе, что… придёт время, некогда в будущем, когда его не станет со мной… когда я буду проклинать твоё имя, и ненавидеть тебя, и говорить и совершать ужасное с тобой за то, что ты принёс его в мою жизнь.

На её глазах заблестели слёзы, она ступила к статуе и взмолилась:

— Но знай, что чтобы ни случилось, что бы я ни сказала или сделала — не этого я хотела, что я благодарна тебе до глубина души! Я так признательна за то, что мне было дано познать счастье… познать его! Пообещай, что, что бы ни случилось, ты будешь помнить это, брат!

Снова повисла тишина, холодный ветерок пробежался по саду, встрепенув её гриву и хвост, смахнув слезинки с глаз, заставив содрогнуться. А потом крохотный призрак Дискорда вздохнул и покачал головой.

— Ой ну ладно, ты только не разревись тут, сестрёнка. Тебе это не к лицу... и не было никогда, никто ведь не любит промокшую сахарную вату, правда? — Он взглянул на свою орлиную лапу, когти на ней становились прозрачными — это стала угасать магия, позволявшая ему ненадолго вырваться из своей темницы. Он весело усмехнулся: — Правда, что наши отношения не всегда были гладкими, да оно и понятно, если учесть все обстоятельства. Но я уже говорил тебе и повторю вновь… что бы ни случилось, теперь ли, в будущем ли, куда бы ни занесло меня это безумие… Я не перестану вас любить.

Тело его стало таять, развеиваться на ветру, Селестия пыталась уловить взглядом его ускользающие очертания. Прежде чем исчезнуть, он сверкнул улыбкою во все зубы и прошептал:

— А потому обещаю. И всегда пожалуйста, моя дорогая.

Селестия закрыла глаза, сморгнув остатки слёз, и, бросив последний, чуть подзатянувшийся взгляд на статую, сторожившую эту часть садов, зашагала прочь.

~

III. Непростой Вопрос

Ядовитые змеи шипящим ковром вились вокруг бесчисленного множества шипов, на дне давным-давно заброшенной залы, однако шипение их было едва различимо сквозь грохот древнего камня, из которого были сложены здешние стены, неумолимо сдвигаемые навстречу друг другу таинственным механизмом. Единственный выход — проём в потолке — был слишком далеко. Яркий луч света пробивался через него, подсвечивая усеянный черепами пол и сверкающие клыки ядовитых гадов. Спасение казалось таким близким… но взглянем правде в глаза, учитывая, как всё складывалось, не исключено, что и там была ловушка.

Как ни крути, (Вот как раз самое время это сказать!) лучше не становится. Ты не представлял, как же из такой передряги выбраться, потом ты перевернул страницу...

Блин, да похоже, на это раз у Дэрин Ду работы непочатый край!

— Анон?

Ну началось.

Ты закрыл книгу и обернулся на знакомый голос своей дурашливой коняги. Она лежала рядом с тобой на самой простой кровати в вашем понивильском доме, свернувшись клубочком на покрывале, её королевские регалии были аккуратно сложены на комоде. Похоже, свою книгу она давно забросила, судя по тому, что лежала она ближе к твоим ногам, чем к её глазам. Сейчас сиреневые очи были устремлены к тебе, в них отражалось мягкое освещение спальни и вполне очевидный вопрос.

Усмехнувшись, ты отложил книгу о приключениях Дэрин Ду в сторону.

— Да, Сел? Ты что-то хотела?

Ты уже знал ответ, судя по тому, как пожирала она тебя взглядом теперь и постреливала глазками ранее. Она, должно быть, решила, что ты не заметил, но, прожив с нею столько, не заметить подобное было невозможно. Это поведение: ушки устремлённые к цели, предвкушение и трепет во взгляде, едва уловимое, но постоянное подрагивание копыт, означало, что она хочет задать тебе вопрос, на который ты, скорее всего, не захочешь отвечать. Ясно было, что это случится, не ясно только когда.

Она заговорила было, но замерла, так и не произнеся ни звука. Во взгляде её промелькнуло смятение, она отвела глаза и слегка призадумалась, прежде чем спросить-таки:

— Анон, если бы ты решил написать книгу о наших приключениях, к какому бы жанру ты её отнёс? Научная фантастика или фэнтези?

...шта?

Тебя снесло в лёгкий ступор. Разумеется, ожидал ты совсем не этого, но всё равно...

— Чего это ты вдруг?

— Это не ответ, Анон, — накуксилась она. — Если нужно время, чтобы подумать — подумай, но я хотела бы знать твоё мнение.

И тут же ты понял, что все совсем непросто, и что если ты ответишь неправильно, то тебя ждут большие неприятности. К счастью, отношения со всеми твоими бывшими на земле тебя закалили и подготовили к подобному; к сожалению, проще от этого не становится. Тебе сейчас только и оставалось, что попытаться выудить как можно больше информации и надеяться, что она-то и приведёт тебя к правильному ответу.

— Это… как-то связано с Твайлайт? — спросил ты. Её губы изогнулись в едва заметной улыбке, ушки самую малость отвернулись назад. В точку. Ты не смог при этом не усмехнуться. — Да ладно, выкладывай.

— Что ж, — начала она, — во время наших сегодняшних занятий она заговорила о том, что всё случившееся с нами однажды непременно опишут в книге, а если найдётся достаточно смелый режиссёр, то и фильм снимут. Имена, образы, места действия и некоторые события будут изменены, разумеется, чтобы представить всё это как вымысел, что, впрочем, меня не удивило. А вот что меня поразило, так это то, что она настаивала, что по жанру это будет научная фантастика!

Ты вскинул бровь.

— Научная фантастика? Серьёзно?

— Да, — кивнула она. — И я отреагировала точно так же. Я бы сразу же опровергла подобное заявление, но она так страстно его отстаивала, а я так мало знакома с произведениями этого жанра, что замялась и не успела ничего сразу же опровергнуть. Весь день у меня на уме только и был наш разговор, я не могу теперь сосредоточиться ни на чтении, ни на работе! Поэтому мне хочется узнать твоё мнение, ведь мы прошли через всё это вместе.

Ты откинулся, задумчиво постукивая по подбородку.

— Хм-м-м. Ну, мы немало времени пробегали среди руин продвинутой древней цивилизации, представители которой умели делать дофига всякой херни на едва уловимом стыке магии и технологии. Блин, да мы даже сражались с огромным кораблём, напичканным этой хурмой по самое небалуйся. Полагаю, есть в этом что-то научно-фантастичноватое.

— Анон… — закатила глаза Селестия, — с твоей точки зрения, многие аспекты нашего мира: что магические, что технологические — «едва уловимы». Однако они перестанут быть такими, стоит тебе всерьёз заняться их изучением, поэтому будем считать, что это не считается.

Ты запустил руку в её эфирную гриву, чтобы ущипнуть за ушко. Она взвизгнула и вскинулась от радости, но сразу же влилась в твои объятия, стоило тебе перейти к мерным почёсываниям.

— Туше. Да, пожалуй, если взглянуть шире, то выходит фэнтэзийная повесть. По мне, так полнейшее фэнтэзи… кой-чего из случившегося с нами показалось мне полнейшей нелепицей.

Она вздохнула, на устах её заиграла лёгкая улыбка.

— Да, что-то было совершенно фантасмагорично. Переживи я только это — решила бы так же. Но жизнь таит множество сюрпризов, мой человек... некоторые из которых потрясают воображение и приносят удовольствия, о которых оставляются воспоминания, сияющие ярче самого чистого золота.

Твоя рука опустилась на её щёку и принялась нежно поглаживать мордочку, когда взгляды ваши встретились и чувства вспыхнули с новой силой.

— Ага… вот уж правда, так правда.

Она придвинулась ближе, и вы слились в поцелуе, а забытые за ненадобностью книги попадали на пол.

~

IV. Великий Побег

Нет ничего лучше выходного. Не важно, где ты и каковы обстоятельства. Даже если ты вдруг окажешься во вселенной мармеладной расцветки лошадок и в ходе череды невероятно фантастических и фантастически невероятных событий окажешься женат на наичудеснейшей мармеладной расцветки прекрасной принцессе этой самой вселенной, это всё равно останется фактом.

Никаких планов. Никаких обязательств. Ленись, сколько хочешь, или бесись, сколько хочешь, делай, что придёт в голову, можно даже просто в своём же воображении… выходной — самое правдоподобное представление рая в земной жизни...

…Почему, собственно, ты давненько уже дожидался его наступления, особенно после всей суматохи, в которую превратилась свадьба и переезд из понивильского дома в кантерлотский замок. Да, казалось, прошла вечность, однако настал наконец день, когда ни у кого из вас не было никаких важных дел!

А, ну тебе пришлось проснуться на рассвете с Сел для всего этого «солнцеподнимания». Тут ничего не изменилось. Но потом вы сразу же завалились обратно дрыхнуть! День задался просто прекрасным, учитывая общую вашу с супругой тягу к «поспать, покуда спится». Если честно, пока вы жили как соседи, она была даже большей засоней, чем ты, и частенько, выбравшись из постели для позднего субботнего завтрака, ты заставал её всё ещё посапывающей на диване.

Тепло пробивающихся через огромную балконную дверь ваших покоев лучей солнца наконец пробудило тебя. Ты зевнул и зарылся лицом в ещё даже более тёплую шёрстку твоей любимой коняги. Легонько всхрапнув, она приняла свою любимую позу — положив голову тебе на макушку, а передними ногами сжав в крепких, но взаимных объятьях.

«Мы с тобой как два идеально подходящих друг к другу кусочка мозаики», сказала она как-то поутру, имея в виду ваши постельные привычки, и была абсолютно права. С тех пор как вы оказались в одной постели в первую свою ночь на «Утренней Звезде», именно в таком положении вы просыпались чаще всего. Дошло даже до того, что она стала заранее готовить вам «гнёздышко» из подушек, в которое вы ложились, а затем её загребущие копытца сознательно или нет, но неизбежно тянулись к тебе, чтобы сгрести в охапку.

«Ага, и не только в этом смысле», помнится, шепнул ты тогда в ответ, довершив слова поцелуем. Будучи самой большой маленькой пони на всём этом свете, ей единственной не приходилось тянуться, чтобы тебя поцеловать, и только ей было под силу нести тебя на себе, и обе этих особенности доставили вам обоим немеряно удовольствия. Конечно же, во многих других смыслах вы идеально друг к другу подходили, будь то ваши личности, привычки и причуды, похожее чувство юмора, или даже то, о чём в приличном обществе упоминать не принято…

В свете всего этого, вы с Сел искренне полагали, что прямо-таки созданы друг для друга, и эти связующие нити видели не только вы, но и ваши друзья, и близкие, и большинство пони королевства, оглашавших ваш союз искренним и восторженным ликованием.

Ага, практически любой согласился бы, что вы, во всех возможных смыслах, как два кусочка мозаики, идеально подходящих друг к другу. Но был в этом и недостаток, который нет-нет да всплывал, как, к сожалению, и сейчас, этим самым утром.

— Блин, мне отлить приспичило.

Чтобы добраться до уборной, тебе придётся выбраться из любящих объятий любимой жены, а это далеко не так просто, как может показаться.

«Разбудить её» — вообще не вариант. И не потому, что ты стеснялся или типа того, а потому что, когда она хочет спать, её вообще хрен разбудишь. Ты даже начал подозревать, не аликорнячая ли это фишка, учитывая, сколько всякой дичи, судя по слухам, проспала Луна, но в таком состоянии ни растолкать её, ни расщекотать в даже самых щекотливых местах не было возможности. (Хотя это и заставляло её издавать конячие пародии на фирменное хихиканье Поварёнка Пиллсбери, что, хоть и забавляло тебя до невозможности, делу не помогало ни разу).

По опыту ты знал уже, что, пока её передние ноги сомкнуты у тебя на спине, подвижность твоих рук сильно ограничена. Опереться на них практически невозможно, а в чистой силе ты так и так ей проигрывал. К счастью, ноги, пусть и обхваченные её задними ногами где-то там под покрывалами, ты мог относительно легко высвободить, что и было ключом к уловке, спасавшей уже тебя в прошлом. В вашем прошлом доме кровать была такая маленькая, что тебе удавалось с помощью ног скатиться вместе с нею с края, приземлившись на её спину, отчего она ослабляла хватку и тебе удавалось сбежать. И всякий раз она умудрялась это продрыхнуть, а поскольку бессмертные аликорны, в целом, создания весьма крепкие, то никакого вреда ей не светило, кроме, пожалуй, недоумения, почему это она проснулась на полу, и куда это делся её человек.

Однако в этот раз… ты не был уверен, что получится. Огромная кровать, на которой вы спали во дворце, была раз в пять больше вашей прежней, а вы оказались в самой её середине. Придётся несколько раз перекатить её через себя, а потому возникала вероятность того, что ты прощёлкаешь момент и она окажется на тебе, а ты окажешься в положении ещё более безвыходном, чем раньше...

Но, как говорится, пока не попробуешь — не узнаешь, Анон. Ну, понеслась нелёгкая...

Подняв голову насколько представлялось возможным, ты прикинул, что левый край кровати чуточку ближе, значит к нему и пойдём. Четверть переката, и вот она на спине, а ты — над нею, упёрся руками, чтобы не давить на её грудь, ноги твои прямо между её раскинувшихся ног, как будто отжимаешься. Она недовольно фыркнула, а затем что-то проржала тихонько, будто звала тебя, но это как обычно и бывает. Ты давно уже подметил, что ей во сне очень не нравится, когда тебя у неё отнимают.

— Прости, Сел. Я не хочу тебя покидать, но альтернативный вариант ещё хуже.

Пробормотав извинения и воодушевившись слегка тем, как гладко всё началось, ты приготовился к следующему перевороту. В идеале он должен стать полным, ну или хотя бы состояться на три четверти, главное не оказаться зажатым под нею. Ты сделал глубокий вдох и начал мысленный отсчёт: «три, два, один...» — *пуф*

Секундочку, «пуф»? О нет...

Ты совсем позабыл про её крылья! Теперь, когда она на спине, а её крылья распростёрты по кровати, как выдвижные опоры у автокрана — чёрта с два ты её перевернёшь!

— Блядь… ну и что теперь делать?

Ага, сложить её крылья обратно ты просто-напросто не мог. Для начала, они слишком длинные, да и руки твои скованы её объятьями. Но что если...

Чисто на шару ты опустил руку и повёл ею по её боку до самого подкрылья. Пусть и не в силах видеть, что делаешь, ты, опираясь на обретённые за время вашей совместной жизни знания, продолжал шарить пальцами в поисках той самой точки, каждым движением вызывая совершенно очаровательные фырки удовольствия. Должно быть… где-то… здесь!

Стоило только коснуться нужного места, как её крыло сложилось, оставляя тебе достаточно времени, чтобы подставить руку, прежде чем оно развернётся обратно. Если подумать, нажатие на эту точку было чем-то похожим на нажатие на кнопку зонтика-раскладушки. Ты быстро проделал то же самое с другим крылом, и теперь мог продолжать затеянное. Ты качнулся и, вложившись всем телом, перекатился влево, снова оказавшись поверх неё и теперь уже гораздо ближе к краю кровати, а значит — к свободе!

Прекрасная пони под тобой махнула ушками и снова что-то проржала, отчего ты не удержался и, подавшись вперёд, чмокнул её в носик и подбодрил: «Не волнуйся, осталось совсем немного.»

Вполне удачно совершив ещё пару переворотов, ты оказался всего в одном, после которого свалишься через край. Ты призадумался и постарался оценить, далеко ли падать? Кровать оказалась чуть выше, чем в вашем доме, но какой, в сущности, у тебя оставался выбор? И потом, на твоё счастье, твоя вторая половинка не только мягкая и тискательная, но и практически неразрушимая, так что от того, что пролететь придётся чуть больше, ничего вам не сделается. Тебе это будет как упасть на мягкую подушку, а она наверняка ничего вообще не почувствует.

Сделав глубокий вдох, ты в последний раз напрягся и скинул вас двоих с кровати, утянув при этом за собой часть простыней...

*ФДЫЩЬ*

— Что?.. Как?..

Так… ладно… оказалось, что из-за чуть большей высоты ты провернулся чуть сильнее, чем планировал. Вместо того, чтобы приземлиться на свою мягкую благоверную, ты оказался под нею, и все старания пошли прахом.

И, конечно же, чтобы дополнить боль страданием, она нихрена не отцепилась, поэтому у тебя всё так же не было даже шанса попасть в уборную.

Ты плюхнулся головой на ковёр и вздохнул. Нет… не так всё должно было кончиться...

— Мой принц! Ваше высочество! Я слышал грохот! Вы в порядке?!

Дверь распахнулась, и в покои ворвался твой спаситель...

— Пир! — выпалил ты. — Слава богу! Скорей, иди сюда и помоги мне!

Блин, вот так удачный финал! А ты ведь и забыл совсем, что у входа в ваши покои стоит стража, а то бы сразу их позвал. Однако, к твоему удивлению, вместо того чтоб помочь тебе, верный пегас-страж, сияя золотыми доспехами в лучах солнца, покраснел как свёкла и как-то неловко попятился.

— М-мой принц… Я… я поклялся верно служить вам, равно как и принцессе. Ч-честь требует, чтобы я выполнил любое ваше поручение, но… но… этому приказу я не могу повиноваться, поскольку моё сердце принадлежит другой! Прошу прощения!!!

Наскоро поклонившись, он покинул покои захлопнув за собою дверь, оставив тебя в полнейших непонятках по поводу того, что только что произошло.

— Чего он сбежал? Я же просил помочь мне с...

Ты вдруг решил оценить ситуацию с его точки зрения. Ты и Сел на полу, оба совершенно голые, лишь слегка прикрытые покрывалами, которые ты стащил за собой. Аликорница лежит на тебе, крепко сжимая в объятьях, а с того места где он стоял, совершенно непонятно спит она или нет...

— Да ебать-колупать, серьёзно?!

Пытаясь переварить недавнее откровение, ты услышал едва различимый смешок, раздавшийся совсем близко.

— И давно ты проснулась, милая?

Она напряглась всем телом, поразмыслив перед этим едва ли с секунду, а затем стала издавать самый притворный из храпов, какой только доводилось тебе слышать.

— Ну да, да, конечно, продолжай рыть себе могилу. Знаешь, я вот тут подумывал пригласить одну пони покататься после обеда по тропинкам, вьющимся вдоль склона горной вершины, раз уж погода выдалась хорошая, но она, кажется, ещё не выспалась, так что...

— А вот это ты уже со зла, — нахмурилась она, распахнув сиреневые глаза, глядя прямо на тебя.

Ты сделал вид, что не заметил её взгляда.

— Ага, похоже, она так вымоталась, что даже разговаривает во сне.

— Ано-он! — проныла Селестия, прижав тебя на мгновение крепче, прежде чем раскраснеться и отвернуться, когда ты просто улыбнулся ей в ответ. — Хорошо, я всё поняла. Ответь, что мне нужно сделать, чтобы ты меня простил, мой драгоценный супруг?

— Обещай, что через пару минут поддержишь меня в ужасно неловком разговоре с нашим бесстрашным пегасом-стражем.

— Обещаю, — хихикнула она. — Хотя это излишне, потому что я боюсь, что если мы вскоре не найдём его, то мне придётся объяснять бедняжке Рэйвен, зачем мы пытались затащить её супруга к нам в постель.

Ты усмехнулся и ненадолго отдался любованию лучам утреннего солнца, пробивающимся через её развевающуюся, но не чёсаную со сна многоцветную гриву. Ты заметил едва различимые мешки под её глазами — первый признак того, что она ещё не выпила первую с утра чашку кофе, а её усталая, но оттого не менее искренняя улыбка так и вовсе тебя зачаровала. Ты протянул, насколько смог, руку и погладил её мордочку, она подалась навстречу твоим ласкам, улыбка её стала шире.

— Ты так и не ответила на вопрос, Сел. Давно ты проснулась?

— Достаточно давно, чтобы начать наслаждаться этим днём вместе с тобою, любимый, — ответила она и чмокнула тебя в губы. — Некоторые из твоих глупостей я нахожу безмерно умилительными.

— Взаимно. Но ты лучше меня отпусти, а то писать очень хочется, — сказал ты, ёрзая под ней.

— Да, мне тоже, — кивнула она.

В повисшей тишине вы оба обернулись к двери в другом конце комнаты, и всё сразу стало ясно. В следующий миг она уж вскочила на ноги, но ты оказался проворнее, достаточно проворнее, чтобы успеть ухватить её за длинный сияющий хвост.

— А вот хренушки! — прорычал ты, повалив её обратно на пол и в один прыжок через её спину достигнув двери первым. Победный хлопок и поворот щеколды обозначили твою победу; из-за мастерски сработанной дубовой двери донёсся лишь её раздосадованный вопль:

— Ано-о-о-он!

— Если невтерпёж — иди в уборную к своей сестре! — крикнул ты ей. Её ответом был сердитый фырк и удаляющий перестук копыт. Покачав головой, ты справил нужду, вымыл руки и вернулся в спальню в поисках хоть какой-нибудь одежды, в которой было бы прилично догнать Пира. Отыскав хоть что-то, ты наскоро оделся, но, уже застёгивая рубашку, вдруг заметил, что взгляд твой прикован к балкону.

Поддавшись порыву, ты распахнул одну из огромных балконных дверей и шагнул наружу, лёгкий утренний бриз наполнил твои лёгкие морозным горным воздухом. Ты сделал глубокий вдох и выдохнул, пробуя его на вкус, а затем, облокотившись на перила, обратил взор к раскинувшемуся внизу городу.

Снова раздался знакомый перестук копыт, и снова подле тебя оказалась твоя прекрасная супруга. Чисто машинально твоя рука потянулась почесать то место между ушками, от прикосновения к которому она всегда млела, и оба вы на мгновение отдались безмолвному созерцанию, как два идеально подходящих друг к другу кусочка мозаики на великом полотне жизни, прежде чем вернуться во дворец и начать свой день.

~

V. Своими собственными глазами

Пурпурная лапа протянулась к мерцающему огоньку последней из зажжённых свечей и быстрым щипком потушила пламя. Не было в них больше нужды, раз уж лучи солнца, пробивающиеся через огромные окна библиотеки, заливают заваленный книгами стол более чем достаточным для чтения светом. Хотя, судя по всему, понадобится нечто большее, чем достаточное освещение или достаточная тишина, чтобы усталая кобылка усидела за столом, за которым и так провела всю ночь.

— Ещё кофе, Твайлайт? — спросил юный дракон аликорницу, возвращаясь на своё место по другую сторону стола.

— Нет, спасибо, Спайк, — пробубнила она в ответ, промаргиваясь и отталкивая пустую кружку прочь. — Думаю, лучше остаться приверженицей чаю. Право слово, не понимаю, как это Анон и принцесса Селестия постоянно его хлещут… меня вот от него только трясёт так, что сосредоточиться ни на чём не получается.

Дракон зевнул и плюхнулся головой на стол.

— Ну, тут ничем помочь не могу. Не думаю, что у них здесь есть чай, но, если хочешь, могу смотаться в твои апартаменты в юго-западной башне. Уверен, у нас там оставалось немного Эрл Грэй. Могу приготовить его тебе, если вернёмся туда.

Она улыбнулась и покачала головой.

— Может, потом. Передай, пожалуйста, «Ржавая Подкова: Хоженье Вокруг Света»? Это такая в красном с золотом переплёте слева от тебя.

Дракон кивнул и, протянув лапу через стол, подал нужную книгу Твайлайт. Сколь бы ни вымоталась она, та скорость и проворность, с какой он выполнил поручение, привлекли её внимание и заставили приостановиться на секундочку. Она перевела взгляд усталых фиолетовых глаз на своего верного помощника, теперь уже такого рослого, такого изменившегося, но во многом оставшегося прежним, несмотря на прошедшее время.

— Что? У меня что-то к лицу прилипло? — спросил он, заметив её взгляд, чем заставил её хихикнуть, прежде чем ответить:

— Нет. Я просто подумала, что всего несколько лет назад тебе пришлось бы спрыгнуть со своего стула и прошагать вдоль всего стола за книгой и обратно, а теперь тебе только и стоит, что протянуть лапу. Странно это, но порой я забываю, как ты вырос, несмотря на всё время, что мы провели вместе. То есть… ты же теперь вдвое меня выше, поняха-муха! Я понимаю, что это иррационально, но всё же...

В ответ на такое заявление Спайк фыркнул, из его ноздрей вырвалось облачко зелёного пламени.

— Ничего странного. Я вот иногда забываю, что у тебя теперь есть крылья. Наверное, поэтому тебе удаётся заставлять меня лазить на верхние полки за книгами, которые ты могла бы просто подлететь и взять.

Улыбнувшись, она раскрыла книгу и принялась листать её копытом.

— Выходит, есть в забывчивости и свои плюсы. Забавно, но кажется, я теперь понимаю, почему принцесса Селестия стала смотреть на меня иначе. Я уверена, что порой в её глазах я всё та же маленькая кобылка, путающаяся у неё под ногами и выклянчивающая новый урок магии.

— Хочешь сказать, что теперь ты не такая?

— Ой, ха, ха, — невозмутимо ответила она на попытку поддразнить. — Вот уж что, а чувство юмора твоё ничуть не изменилось.

— Пожалуй, нет. А знаешь, что мне кажется забавным? — он протянул лапу и похлопал по раскрытой книге. — Я думал, что ты занимаешься серьёзным историческим исследованием, а эта книга из раздела фантастики. Может, тебе уже перерыв сделать?

— А, эта? — моргнула она. — Это автобиографическая повесть о пони по имени Рамблер и его путешествии далеко за пределы Эквестрии. Я знаю, что королевский архивариус поместил её в раздел фантастики, но некоторые источники указывают, что в ней описаны реальные события!

— Ого, правда, что ли? Подвинься, я тоже хочу посмотреть.

Усталая поняшка повиновалась, подвинув стул так, чтобы он мог поставить свой рядом. Вместе они принялись изучать перелистываемые копытом Твайлайт страницы книги.

— Рамблер скончался вскоре после моего рождения, но на основе его дневников была создана и издана эта книга. Он посетил множество фантастических мест, но сейчас меня больше всего интересует его экспедиция на Подпругу и остров Эквус. Хотя в книге и говорится, что отправился он туда из чистого любопытства, мои исследования ведут к заключению, что его наняла некая влиятельная семья, чтобы добыть Шар Возвышения!

— Так он был наёмник, что ли?

— В данном случае, да, — кивнула Твайлайт. — И в результате эта книга содержит наиболее актуальные и подробные из записанных описаний Испытаний Эквуса! По крайней мере тех, которые он преодолел. Вот, смотри! — Она указала копытом на грубую карандашную зарисовку огромного водопада. — «Бездонная отвесная шахта, в которую бесконечно извергается река». — Она продолжила листать страницы, периодически указывая на некоторые моменты. — «Одинокий остров, давно отмеченный на картах, теперь обрёл новое значение», «Затерянная пустыня, хранящая руины древней цивилизации, всю глубину которой я не могу постичь, охраняемая ужасными существами, кроющимися в песках», «Сеть пещер, казалось бы, бесконечных, безмолвных, если не считать сводящего с ума скрежетания, доносящегося порой из тьмы»...

Дракон-подросток подле неё содрогнулся.

— Бэ-э… крипотень какая-то. Зачем ты вообще это читаешь? К лекции готовишься, что ли?

— Нет, из чистого любопытства, — ответила она, отводя взгляд к ближайшему окну. — Ты же меня знаешь: только наткнусь на что-то интересное — за уши не оторвёшь...

Спайк фыркнул и закатил глаза.

— А, ну да. Хочешь сказать, что ты прямо как тот пони-путешественник, который на Эквус отправился «из чистого любопытства»? Да ладно, Твайлайт, выкладывай уже, в чём дело? Если хочешь, чтобы я сохранил это в секрете — без проблем.

Кобылка, сидевшая бок о бок с ним, медленно закрыла книгу и обернулась к нему, лёгкая улыбка играла на её устах.

— Ты всегда видел меня насквозь, так ведь?

Он улыбнулся ей в ответ.

— Я же твой помощник номер один. Работа у меня такая, знаешь ли.

Она усмехнулась и встала из-за стола, взглядом указав ему следовать за нею к окну, за которым солнце как раз скрылось за проплывающим в утреннем небе облачком. Вместе они поглядели на раскинувшийся внизу Кантерлот, по городскому ландшафту которого лениво тащились тени проплывающих в вышине облаков.

— Я понимаю, что прозвучит это странно, поэтому не перебивай, — начала она; дракон, стоявший подле неё, подавил желание отшутиться в ответ. Он просто смотрел на Твайлайт, которая расправила крыло и какое-то время разглядывала его перья, прежде чем перевести взгляд к копытам и тихонько шаркнуть ими.

— Принцесса Селестия научила меня правильно летать и использовать Голос Земли, чтобы говорить с растениями и приходить в гармонию с окружающей средой. Я многому научилась у неё и начала лучше воспринимать это тело и то, кем я стала. Но даже теперь, что-то как будто… чего-то как будто недостаёт, и чем больше я практикую новые способности, тем яснее это становится.

— Может, это из-за того, что тебе не хватает магии? — спросил Спайк, погладив её лапой в знак утешения.

— Нет, — мотнула она головой, — дело не в этом. С этим я давно уже смирилась, что даже слегка пугает. Но… когда я вижу принцессу или хотя бы Луну, то как они держатся, их грациозность, целеустремлённость во всех начинаниях… я чувствую, что что-то со мной не так, что, несмотря, что все мы аликорны, у них всё же есть что-то, чего нет у меня.

Спайк усмехнулся, похлопав задумчивую кобылку по загривку.

— Они гораздо старше тебя, Твайлайт. Конечно, они ведут себя иначе и держатся грациознее и всё такое. У них были тысячи лет, чтобы это отточить. Без обид, конечно, но ты вкурсе, какая ты порой растяпа?

— ...Насколько я помню, не так давно ты был не меньшим растяпой, мерзавчик, — прорычала она, игриво хлестнув его хвостом.

— Ну да, но я привык к новому телу и перерос это. Ну, по большей части, наверное. К такому длинному хвосту я всё ещё пока не привык. К-кстати, ты уж прости за ту вазу...

— Ничего страшного, — ответила она, вновь улыбнувшись. — Я и сама сперва пришла к такому заключению, но, подумав ещё немного, я усомнилась, что дело только лишь в этом. Я думаю… нет, я уверена, что мне не хватает чего-то, в сравнении с принцессами, потому что я не заслужила по-настоящему то, чем теперь владею… то, чем я стала теперь. Мне просто всучили это однажды ни с того, ни с сего.

Аликорнушка отвернулась от окна и, под безмолвным взглядом Спайка, прогарцевала обратно к центру залы.

— Я не предстала перед испытаниями, как они. Я не пережила того страха, и грусти, и тех трудностей, и того ликования, и той надежды… я так и не поборолась за это! Вот чего не хватало!

Она подняла голову, их взгляды встретились, и тут же он всё понял.

— Ты собираешься туда, так ведь?

Она кивнула.

— Собираюсь. Не знаю, когда, но собираюсь точно. Я промотала свою магию, Спайк, и давно уже видела в том единственное достойное наказание за то, что я натворила. Но теперь, внезапно… замаячил шанс! Я смогу отправиться на Эквус, я смогу предстать перед испытаниями, смогу преодолеть их, прямо как они это сделали! Я смогу пройти их путём, а ещё у меня будет возможность изучить наследие Предтечей, которое я видела лишь проблесками… сквозь туман...

Аликорнушка поджала ушки и снова отвернулась, затерявшись, судя по всему, в воспоминаниях.

— Так ты и правда собралась это сделать? — вздохнул дракон, пробираясь к своему месту за столом. — Но раз уж всё так серьёзно, и тебе нужна информация, то почему бы не спросить принцессу Селестию? Она ведь дважды через всё это прошла, да?

— Так-то да. Но я не могу её спросить, потому что по моим вопросам она сразу разгадает мои намерения. Я… Я пока не готова пока рассказать ей об этом, потому что боюсь её реакции, а с принцессой Луной я не могу поговорить по вполне понятным причинам.

Спайк усмехнулся. Да уж, сказать скромнее едва ли было возможно. Кто-кто, а Лунная Принцесса умела затаить злобу, и далеко не раз доводилось ему видеть её испепеляющий взгляд, когда он в компании Твайлайт сталкивался с нею в коридорах замка.

Твайлайт зевнула и вернулась на своё место, плюхнувшись головою на стол.

— Я не могу поговорить об этом с принцессами. Дискорд… о нём и речи нет, потому что половина его слов будет неприкрытой ложью, а другая половина — безумными загадками. Кейденс не бывала на Эквусе, так что от неё помощи ждать не приходится… — она протянула копыто и пихнула лежавшую перед нею книгу. — И выходит, что, кроме этих крох истории, других источников у меня не остаётся.

Спайк задумчиво постучал когтями по столу

— Ну, раз их спросить нельзя, то как насчёт Анона?

— Да, что там насчёт Анона?

Твайлайт и Спайк резко обернулись на голос человека, внезапно оказавшегося в их части библиотеки. Позади гостя виднелся его личный страж.

— Привет, Твайлайт, привет, Спайк. Надеюсь, я не опоздал? — спросил он, подтаскивая к их столу кресла для себя и своего провожатого.

Твайлайт мотнула головой, стряхнув тем с лица часть усталости, и даже умудрившись улыбнуться.

— Нет, если честно, ты даже слегка рановато. И всё равно спасибо, что пришёл.

— Привет, Анон! — поприветствовал человека Спайк, протянув ему через стол лапу для рукопожатия. — Не ожидал тебя увидеть. Неплохо выглядишь для чувака, пару дней назад разбившегося на дирижабле!

— Спайк! — ахнула Твайлайт, пронзая своего помощника убийственным взглядом.

— Ха! — усмехнулся человек. — Ага, но ведь для того и придумали спасательные шлюпки, да? Мне повезло смотаться, прежде чем малышка на всей скорости рухнула в океан, и не меньше повезло, что Мак был поблизости и сразу меня подобрал. Так что, кроме моей гордости, пожалуй, ничего не пострадало.

— А уж я-то как рада, что ты в порядке, — вздохнула с облегчением Твайлайт, легонько лягнув под столом своего верного помощника. — Хоть принцесса Селестия и уверила меня в этом, я всё равно рада убедиться воочию.

Он откинулся в кресле и, прищурившись, посмотрел в окно, а затем перевёл взгляд обратно на неё.

— Да, пожалуй, этот урок я усвоил. Никогда больше не буду забивать на плановый техосмотр. Ну да ладно, что ты уготовила для меня сегодня, профессор Пурпурзнайка? Подозреваю, что опять всё то же, только дальше?

— Да, — ответила Твайлайт, доставая перо и блокнот и открывая его на чистой странице. — Я бы хотела продолжить с того, на чём мы остановились, если ты не против.

— Ого, так вы, ребята, уже не первый раз встречаетесь? — оживился Спайк, всем своим видом выражая неподдельное удивление. — И по какому поводу? Ты ему преподаешь, что ли?

— Нет, Спайк, — усмехнулась Твайлайт, — хотя я до сих пор пытаюсь убедить его посетить хотя бы пару моих лекций. Как ты недавно и предложил, я попросила Анона поведать мне о том, как он проходил Испытания Эквуса, и он любезно согласился помочь моим исследованиям, уделяя немного своего послеобеденного времени день через день.

— Она зачем-то заставила меня поклясться, что я сохраню всё в тайне, — добавил человек и указал на жеребца подле себя, — а я заставил поклясться в этом Пира, так что… добро пожаловать в наше тайное общество, что ли.

— Как я и сказала, обычно мы встречаемся после обеда, когда у меня заканчиваются занятия, но сегодня у Анона это время занято, поэтому мы перенесли встречу на утро, почему, собственно, я и решила провести ночь в Кантерлоте. Ах да! Точно! — она обернулась к помощнику и умоляюще на него посмотрела. — Спайк, ты должен пообещать мне, что не скажешь ничего об этом принцессе Селестии или принцессе Луне, ладно? Я правда не хочу, чтобы они узнали об этом прежде, чем я сама буду готова что-то им рассказать...

— Да как скажешь, — пожав плечами, ответил дракон.

— Спасибо, Спайк. — Она взяла перо наизготовку и обернулась к человеку. — Так, Анон, согласно моим записям, мы как раз начали разговор об одиннадцатом испытании. Здесь сказано, что это какая-то долина… что в ней особенного? Какой там ландшафт, например?

— Ой блин. — Анон потёр переносицу, собираясь с мыслями. — Мда, я бы не сказал, что там какой-то особенный сам по себе ландшафт, но...

Несколько последующих часов человек пересказывал Твайлайт свои воспоминания об Эквусе. Всё это время её перо порхало над страницами блокнота, останавливаясь только тогда, когда ей нужно было задать вопрос или что-то уточнить. Спайк сидел рядом с нею, погрузившийся в рассказ с головой, Пир же сохранял невозмутимый вид, как подобает любому из стражей, хотя по шевелящимся и подрагивающим ушам было ясно, что и он неотрывно следит за повествованием, как, впрочем, и во все предыдущие встречи Анона и Твайлайт за прошедшие две недели.

Наконец солнце, продолжая своё восхождение, уползло за край окна библиотеки, что не преминул подметить молодой дракон, сидевший подле Твайлайт. Когда в беседе возникла пауза, он толкнул её и сказал:

— Мне, кажется, пора Твайлайт. Не хочу тебя бросать, но скоро полдень, а мне надо успеть на поезд до Понивиля, чтобы успеть в бутик, помочь Рэрити, я ей обещал.

— Ничего страшного, Спайк, — ответила она с улыбкой, ткнувшись в него мордочкой на прощание. — Ступай и не волнуйся. Спасибо, что согласился составить мне сегодня компанию. Я буду дома вскоре после обеда, как только закончатся занятия, ведь с Аноном мы уже почти закончили. Передавай от меня привет Рэрити, хорошо?

— Обязательно, Твайлайт. — Он обернулся к человеку. — Очень интересный у тебя получается рассказ, Анон. Ты бы, наверное, книгу мог об этом написать, если б захотел.

— Спасибо, но ну-ка нафиг. Мне хватило одного раза всё это пережить, — усмехнулся тот.

— Ну да, прекрасно понимаю. До встречи, Анон, пока, Пир.

— До встречи, Спайк.

— Доброго вам пути до Понивиля, господин Спайк, — сказал Пир, в ответ на что проходивший мимо дракон лишь похлопал его по голове.

Отчего верный страж надулся и сердито фыркнул, заставив Анона и Твайлайт рассмеяться. Они ещё раз помахали Спайку на прощание, а он помахал им, прежде чем скрыться за одним из множества стеллажей, коими полна была дворцовая библиотека.

— А он хороший малый, — глянул на аликорницу Анон.

— И драгоценный друг, равно как и замечательный помощник, — добавила та. — Если бы только я чаще слушала его раньше… Наверное, многое случилось бы совсем иначе. Но… что-то я разболталась почём зря, мы ведь почти уже совсем закончили… расскажи-ка лучше о тринадцатом испытании, Анон.

— Ладно, — ответил он, уже не так улыбаясь. — Но сперва… Пир, будь добр, сходи скажи Сел, что я не смогу встретиться с нею за обедом, но если понадоблюсь, то после обеда она сможет найти меня там же, где обычно. А потом можешь быть свободен. Своди Рэйвен куда-нибудь, или с детишками время проведите. И не волнуйся, если что случится — я всё возьму на себя.

От такой просьбы зрачки стража расширились, но в остальном он прекрасно скрыл удивление, только переспросил:

— А… вы уверены, мой принц?

— Ага, всё будет пучком.

— Что ж, как прикажете. — Кивнув, он поднялся и, бросив на человека прощальный взгляд, тоже скрылся среди книжных шкафов, оставив Анона и Твайлайт в повисшей тишине.

На мгновение аликорнушке показалось, что у неё сейчас остановится сердце, ей буквально через силу пришлось заставить себя снова задышать, случившееся оказалось настолько для неё важно, что все прочие мысли тут же улетучились. Прошло три с небольшим года с той судьбоносной осени и последовавшей за нею зимы, и впервые с самого начала того безумия они остались вдвоём наедине. Во все их предыдущие встречи рядом была или Селестия, или, как минимум, Пир — его личный страж, и она прекрасно сознавала эту необходимость.

Как мог кто-то, будучи на его месте, доверять ей после всего случившегося? Пусть он и простил её… пусть и Селестия простила её, она никогда не верила, что заслужила это прощение, не говоря уж об их доверии.

В глазах её заблестели слёзы, только успела она шмыгнуть, как он нежно коснулся рукой её щеки и смахнул пальцем выступившие слёзы.

— Эй, ну ты чего, профессор. Ты ведь не хочешь заляпать слезами все свои важные записи, так?

— Да, ты прав, — прошептала она и ткнулась мордочкой в его ладонь, после чего он её убрал. — Анон… даже если это ничего уже не значит, я всё равно хочу сказать, что сожалею. Когда всё закончилось, я осознала, что никогда по-настоящему не любила тебя. Я любила твой образ… мысль о том, что ты мог бы стать воплощением всех сказочных фантазий… а из-за этого я не желала тебя слушать и так и не смогла познать, кем был ты на самом деле.

Он улыбнулся.

— Ага. Если приглядеться внимательнее, — ты постучал пальцем по недопитой ею чашке кофе, — не так уж много между нами общего?

Она хихикнула и кивнула.

— Я… я была ужасной ученицей магии дружбы, потому что в погоне за этой нелепой фантазией напрочь забывала или просто игнорировала все прошлые уроки. И всё равно, вопреки всему, ты, Селестия, да и девочки… вы не отвернулись от меня. А потому я хочу… я хочу стать лучшей пони, чем была, чтобы отыскать способ отплатить вам за доброту. Я ещё не знаю как, но уверена, что придумаю… главное не бросать поисков.

— Ну а что, достойное желание, поэтому-то я и хочу тебе помочь, — сказал он. — Я рад, что ты загорелась мыслью отправиться на Эквус. Даже если тебе и понадобится ещё несколько лет на подготовку, я уверен, что результат пойдёт тебе на пользу, а если ты ещё и бросишь это ребячество и поговоришь уже с Сел, она тоже будет рада тебе помочь.

— Возможно, ты прав. — Улыбнувшись, она утёрла остатки слёз с глаз, обмакнула перо в чернила и перевернула страницу блокнота. — Итак, тринадцатое испытание...

Человек усмехнулся и снова откинулся в кресле.

— Хм-м-м… ах да, нет, об этом я тебе ничего не скажу.

Она распахнула рот от удивления.

— Ч-что? Hо ты же прошёл все испытания дважды… не может быть, чтобы ты вдруг забыл его...

— Ладно, давай перефразирую: я не хочу тебе о нём рассказывать.

— Но… но почему? — проскулила она.

На мордашке её проступило такое умилительно-жалобное выражение, что Анону пришлось постараться, чтобы не рассмеяться. Вместо этого он дал волю другому порыву и, протянув руку, тыкнул её пальцем в носик.

— Потому, что даже если бы я тебе о нём рассказал, ты бы ничего не поняла. Поверь, даже если бы я сам всё о нём тебе написал, ты бы ничего не поняла. Даже если бы ты спросила Сел и проговорила бы с нею об этом несколько дней, это всё равно бы осталось для тебя бессмыслицей. Это из разряда тех вещей, которые нужно пережить и самостоятельно осмыслить, опираясь на тот собственный опыт, которого у тебя не появится, пока ты там не окажешься.

Твайлайт мотнула головой, пытаясь прийти в себя.

— Ты… ты заговорил, как принцесса Луна, или Дискорд. Пожалуйста, Анон… мне может помочь всё, что ты сможешь рассказать. Тип местности, чего ждать, чего опасаться… Я ведь спрашиваю твоего совета только потому, что мне страшно… потому, что не уверена, что справлюсь сама.

— Ну так и не иди одна.

Он услышал, как она на мгновение перестала дышать, едва не икнув от удивления.

— Твайлайт, стоит только попросить, и они махнут с тобой хоть на край света. Если не веришь, то просто вспомни, как всё было. Все пятеро желали тебе только счастья, и все они сделали то, что считали для его наступления нужным, даже если это и шло вразрез с моим мнением. — Он снова откинулся на спинку кресла и усмехнулся. — Клянусь, никогда не видел такой безумной компашки маленьких лошадок, ни в этом мире, ни в другом… Да вместе вы запросто могли бы посрамить Сел. А ещё это значит, что вместе вы запросто преодолеете всё, что уготовит для вас этот дурацкий остров, так что бояться нечего.

Он встал и потянулся, хрустнув суставами, а затем обернулся к ней с доброй улыбкой.

— Ты просто поверь мне, ага?

Она улыбнулась ему в ответ, на глазах её снова стали наворачиваться слёзы.

— Обязательно. Огромное тебе спасибо, Анон.

— Всегда пожалуйста. А теперь мне пора спешить на следующую встречу, а то наорут ещё. Обещай, что подумаешь над тем, чтобы поговорить с ней, ладно?

— Обязательно подумаю, — кивнула она.

— Вот это я и хотел услышать. Не унывай, профессор.

Он помахал ей на прощание; звук его шагов растекался удаляющимся эхо, пока не стал совсем неразличим.

Твайлайт ещё несколько минут просидела за уединённым библиотечным столом, предаваясь раздумьям, пока вдруг не осознала, что ей пора лететь в Университет, чтобы подготовиться к предстоящей лекции. Она смахнула остатки слёз и стала собираться, замерев ненадолго, когда дело дошло до раскрытого блокнота, совершенно пустая страница которого была озаглавлена «Тринадцатое Испытание».

Она призадумалась, что же однажды будет на ней записано, а затем закрыла блокнот и убрала его к остальным вещам в седельную сумку, после чего покинула опустевшую библиотеку.

~~~~~~~~~

Прибытие принцессы Селестии на верфи компании «Эппл и Оранж» было встречено именно так, как и следовало ожидать: множество поклонов и всяческих благопожеланий со стороны персонала и, конечно же, куда без подхалимажа, который пришлось вежливо завернуть. Она прошла через офисные помещения и вышла на бескрайние верфи, где её взору открылось множество, строящихся по заказу самых различных клиентов, судов. Небольшая яхточка для благородного семейства, торговая баржа… даже наследница «Конкордии» встретилась ей по пути, заставив в очередной раз подивиться причудам сестры.

Наконец копыта привели её к знакомой верфи, притаившейся в самом углу цеха. То, что возводилось там, едва ли пока что можно было назвать кораблём: один лишь киль со множеством шпангоутов и только-только начатой нижней палубой. Но всё равно в нём она узнала начинавшие проступать черты того самого судна, равно как узнала она и черты человека, крепившего удерживаемую краном балку. Четверо, а может, и пятеро, пони вежливо поклонились, заметив её, но человек продолжал работать, пока не убедился, что балка закреплена достаточно надёжно, чтобы держаться и без помощи крана.

Смахнув пот со лба, он обернулся к ней, и, прежде чем что-либо сказать, она чмокнула его в губы.

— ...Я вижу, мои маленькие пони подрядили тебя на службу.

Он усмехнулся.

— Скорее, я сам подрядился. Не нужно университетов кончать, чтобы следовать указаниям да молотком махать, и потом, я хотел помочь, особенно после того, как сам разбил последние два корабля, которые они для нас построили.

— О, поверь, они от этого в накладе не остались, — протянула она. — Однако боюсь, что твоё присутствие необходимо во дворце. В течение нескольких часов должны прибыть делегаты из Грифонии, и будет не самым лучшим для меня решением встречать их без своего супруга.

— Мда, конечно, вот и повеселился, — проворчал он, правда, улыбка на его лице выдала притворство. Он передал молоток кому-то из рабочих и попрощался с ними, после чего принц и принцесса Эквестрии неспешным шагом направились ко дворцу по кантерлотским улочкам.

— Ну, как там Твайлайт? — спросила наконец Селестия, улыбаясь от нежных прикосновений человека, ерошившего её гриву и поигрывающего с ушками.

— Так-то в порядке. Разве что подустала слегка… Сдаётся мне, она себя перетруждает. Похоже, из меня она всё, что хотела, выпытала и, судя по сегодняшнему нашему разговору, вскоре должна переключиться на тебя.

Она прильнула к нему, потираясь мордочкой.

— Замечательные новости. Знаешь, если так и дальше пойдёт, ты станешь ей не меньшим учителем, чем я.

— Я тя умоляю, — проворчал он. — Что-то мне не кажется, что кому-то от этого станет лучше. Какой из меня учитель, Сел?

Аликорница отлынула от него и просияла улыбкой.

— Такой же, как и из меня. Как и во многих других делах, навык этот приходит с опытом, и я уверена, что ты продолжишь его оттачивать со временем с нею и с другими, кто обратится к тебе за советом.

С последними словами в глазах её зажёгся огонёк, отчего ему стало понятно, что что-то очень важное только что осталось недосказанным, но решил не выпытывать, что именно.

— Как скажешь, — ответил он с усмешкой, и вместо того, чтобы в очередной раз почесать ей ушко, отвесил ей щелбан, заставив игриво взвизгнуть и хлестнуть его хвостом в ответ.

— Я это точно знаю, — прошептала она ему на ухо, когда они наконец уняли смех. Вздохнув удовлетворённо и улыбаясь едва заметно, она снова прильнула к нему как раз в тот самый миг, когда они прошли сквозь врата замка. Тёплое полуденное солнце озаряло светом аликорницу, её человека и королевство, которое они делили.

~

39 комментариев

badunius

Всего хорошего, и спасибо за рыбу!

badunius, Февраль 28, 2017 в 12:09. Ответить #

Aloz

badunius, добра тебе мешок!
Ну вот и закончился мой любимый фик, нужно искать что-то новое((
Но, я надеюсь ты нас ещё порадуеш чем нибуть.

Aloz, Февраль 28, 2017 в 13:41. Ответить #

:)

mlpmihail, Февраль 28, 2017 в 14:41. Ответить #

skydragon

Экстры столь-же шикарны, как и сам рассказ, спасибо Badunius за перевод, это один из самых лучших фиков, прочтённых мной! Автору тоже огромнейший респект, за столь шикарную вещь!

skydragon, Февраль 28, 2017 в 16:32. Ответить #

Спасибо!

Квази-Штази, Февраль 28, 2017 в 18:55. Ответить #

Yarb

>Вскоре зацветёт лем близ Понивиля
лес?

Yarb, Февраль 28, 2017 в 19:42. Ответить #

badunius

нет, «Станислав» =)
спасибо, поправил.

badunius, Февраль 28, 2017 в 19:52. Ответить #

Yarb

>Она сможет устроиться поудобнее вечером на диванчике и

смотреть

перенос влез в строку

>Я знаю, Сахарная Ватка, что что с тебя станется заплутать в мирке
удвоено "что"

Yarb, Февраль 28, 2017 в 19:59. Ответить #

Yarb

Упс, забыл лишнее вытереть.

Yarb, Февраль 28, 2017 в 20:00. Ответить #

badunius

Ещё раз спасибо

badunius, Февраль 28, 2017 в 20:15. Ответить #

jerk

"И не потому, что ты стеснялся или типа того, а потому что, когда она хочет спать, её вообще хрен разбудишь. Ты даже начал подозревать, не аликорнячая ли это фишка, учитывая, сколько всякой дичи, судя по слухам, проспала Луна, но в таком состоянии ни растолкать её, ни расщекотать в даже самых щекотливых местах не было возможности."
Лулу: "Кто бы говорил..."
http://img1.pornreactor.cc/pics/post/mlp-porn-r34-%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%8B-Princess-Luna-3620901.jpeg

jerk, Февраль 28, 2017 в 21:17. Ответить #

Ну прям в тему строка из песни:

"Напрасные слова,
Виньетка ложной сути..."

Певец, Март 1, 2017 в 00:03. Ответить #

burningbright

«Аликорнушка» — замечательно звучит:-) Лексикон Дискорда, кстати, тоже подходит ему первоклассно. А Селестия… такая Селестия:-) Восхитительно прорисована. Только как она сумела эти цветы достать, непонятно?
 
«до глубина души» – опечатка.
 
Вот не могу понять: а выскользнуть продольным движением вниз из-под объятий он что, никак не мог? Настолько крепкая хватка? Но как тогда он вообще дышал?
 
Луна – мастерица затаивать злобу? Вот уж ни за что не поверю.
 
«никогда не верила, что заслужила это прощение» – а вот это мне решительно не нравится. Тот же ненасытно-карательный мотив, что и с Тантабусом. Ненавижу этот садизм.
Но в целом этот перевод мне весьма понравился. Спасибо, Бадуниус!

burningbright, Март 1, 2017 в 09:36. Ответить #

Язычник

Бедная Твайлайт...без "друга" осталась,но...

Язычник, Март 1, 2017 в 11:44. Ответить #

32167

可愛い

32167, Март 1, 2017 в 18:57. Ответить #

Все же "Обмен" — если не лучший, то один из лучших фанфиков по вселенной MLP. Изумительное сочетание романтики, эпика, няшности, стёба и дурдома. Со мной такое случается крайне редко, но захотелось достать бумажный вариант и поставить на полку.

Ala, Март 1, 2017 в 19:29. Ответить #

burningbright

Вообще-то такой вариант существует:-)
https://tabun.everypony.ru/blog/blog_izdateley/167253.html

burningbright, Март 3, 2017 в 12:08. Ответить #

skydragon

Только, на сколько я знаю, там планируется издание без экстр.

skydragon, Март 3, 2017 в 14:37. Ответить #

burningbright

Это тоже поправимо:-)
https://tabun.everypony.ru/blog/blog_izdateley/167733.html

burningbright, Март 3, 2017 в 21:32. Ответить #

Ну, зато с купюрами...
— bS

Аноним, Март 3, 2017 в 15:39. Ответить #

С исправлениями косяков.

Аноним, Март 4, 2017 в 09:52. Ответить #

Хах, да, «косяков», точно

Аноним, Март 4, 2017 в 18:34. Ответить #

А чуть подробнее про купюры/косяки?

Ala, Март 5, 2017 в 16:00. Ответить #

p4ela

А продолжения вообще никакого не предвидится?

p4ela, Апрель 7, 2017 в 06:53. Ответить #

Aloz

Да, вообще.
Автор и виньетки написал только по прозьбе читателей.

Aloz, Апрель 7, 2017 в 10:01. Ответить #

p4ela

Эх, жаль.
Нету на примете какого-нибудь подобного фанфика?
А то что то плющит)

p4ela, Апрель 7, 2017 в 11:59. Ответить #

Aloz

Боюсь ничего похожего нет.
Хотя у того же getmeouttahere есть фик I Dream of Luna, тоже про Аннона,
Лично еще не читал, но судя по коментам должен быть весьма достойным.

Aloz, Апрель 7, 2017 в 12:55. Ответить #

p4ela

Эх, надо бы уже английский нормально учить, а то чувствую что большинство годных фиков никогда не переведут(

p4ela, Апрель 7, 2017 в 13:53. Ответить #

badunius

Большинство фиков в принципе не переведут, потому что это beyond capabilities.

badunius, Апрель 7, 2017 в 14:07. Ответить #

p4ela

Я без претензий, я понимаю что это очень тяжело и делается на голом "энтузизазме" :)
Спасибо за труды)

p4ela, Апрель 7, 2017 в 14:09. Ответить #

badunius

Я в том смысле, что там фики пишет несравнимо больше народу, чем здесь переводит. Эта задача просто не решается в пределах жизни поколения, и не решается в принципе, если они или не перестанут писать, или у нас не станет в разы больше переводчиков =)

badunius, Апрель 7, 2017 в 14:14. Ответить #

Но она решаема в пределах одного сеттинга.
Пример — Оптиверс: там давно нового нет, а старое недописанное заброшено. Так что есть возможность перевести всё годное и законченное, а потом прихватить очень годного незаконченного.
Конечно, переводчику это гарантированно надоест быстрее, чем кончатся фики для перевода... :)

47, Апрель 7, 2017 в 15:30. Ответить #

badunius

Сеттинга, возможно (только потому, что в нём не пишут уже), но не более. Миллиарды (10^9) слов текста даже при скорости 1000 слов в час слагаются в 40к суток = 114 лет. Таки образом, два переводчика-долгожителя могут за свои годы, не занимаясь ничем другим, перевести миллиард слов. На перевод X миллиардов слов иностранных фанфиков уйдёт жизнь X*2 переводчиков (плюс примерно столько же корректоров =/).

badunius, Апрель 7, 2017 в 15:52. Ответить #

Aloz

Ну, переводчики могут и подтянуться))
Или новые авторы...

Aloz, Апрель 7, 2017 в 14:17. Ответить #

Пересборка и перевод маячащего дополнения планируется или как с виньетками?

Аноним, Апрель 8, 2017 в 16:29. Ответить #

p4ela

Дополнение?
Ееее!

p4ela, Апрель 8, 2017 в 17:14. Ответить #

skydragon

Пока тишина, но, не теряем надежды.

skydragon, Май 3, 2017 в 10:54. Ответить #

Нет, потому что «а зачем?».
Да, буде будет и время.
— bS

Аноним, Май 8, 2017 в 16:07. Ответить #

Благодарю. Ставлю на полку "лучшее".

Deferson, Июль 6, 2021 в 05:32. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.