Автор рисунка

Особенная ночь для Зекоры

176    , Август 12, 2017. В рубрике: Правило 34, Рассказы, Шиппинг, Эротика.

Зебра и человек празднуют годовщину совместной жизни.

Автор: Troll
Вычитка — собственнокопытная.

Примечание: давно планировал написать нечто подобное. Просто зарисовка на тему вольной фантазии любовных отношений зебры и человека. Стихи не писатель(и вообще не писатель), как смог — так срифмоплетил.

Набросив на себя халат после короткого освежающего душа, я направился в спальню нашего общего дома. Приоткрыв дверь в затемненное помещение, мой взгляд устремился на кровать, где уже ждала моя кобылка.
Она лежала на животике, лицом от меня и от раскрывшегося вида у меня на мгновение перехватило дыхание. Привычных украшений на ней сегодня не было, но в остальном...
Бежевый корсет обхватывал её узкий гибкий стан, задние ножки, бесстыдно раздвинутые, были до половины затянуты в белые чулочки, а на шее покоился тоненький ошейник. Узкие белые трусики изящно очерчивали изгибы крупа, тонкая ткань мягко облегала и подчеркивала упругие бедра, ухоженный хвост и красноречиво обтягивала чуть выдающиеся половые губки, едва заметно выдавая возбужденную петельку маленьким пятнышком влаги там, где ткань приникла к щелочке особенно плотно.
Я не мог налюбоваться ею, хоть и знал её тело столь близко, что мог бы описать каждую деталь её полосок на мягчайшей шкуре, любую тональность возбужденных вздохов, все блаженствующие выражения личика во время экстаза, все оттенки розового внутри её изящной петельки...

Её ушки едва заметно дернулись, отвлекая меня от своих мыслей и показывая, что тихий скрип не остался незамеченным.
Грациозно изогнувшись, она посмотрела на меня. Мой взгляд прошел по распущенной гриве, чьи пряди мягким каскадом обрамляли её гибкую шейку и подчеркивали естественную красоту чуть вытянутой мордочки, и после этого я наконец встретился с ней взглядом.
Лучезарные небесно-голубые глаза, озорно прищуренные в предвкушении, и нежные губки, сложившиеся в легкую улыбку просто завораживали, впрочем, как и всегда до этого момента. Спустя пару секунд она перевернулась на спинку, словно показывая, где заканчивается корсет и то, что прорезь на животике оставляла открытым крошечную впадинку пупка и маленькое вымечко, выделяющееся чуть более светлой шерсткой, с двумя розовыми горошина сосочков.
Я с трудом оторвал взгляд от моей любимой и перевел его на прикроватную тумбочку. Чего мы только не заготовили: вазочку с фруктами и несколько чашек с водой, несколько длинных отрезков мягкой веревки, прозрачный флакончик с интимной смазкой, фаллоимитатор с вибро-режимом, анальную пробочку и шарики, несколько мягких зажимов со шнурками и черную повязку для глаз.

Все было приготовлено к нашей Особенной ночи.

Не в силах более ждать, я сделал два шага навстречу приподнявшийся мне зебре, наклонился и осторожно, словно ценнейшее сокровище, взял её за пясти передних ножек и положил себе на плечи. Я поправил небольшой локон её прически, продолжив движение за ушком, медленно проведя по щеке, немного задержавшись на мягких губках, буквально ощущая, как млеет от моих простых движения сексуальная зебра. Бархатистая шерстка гибкой шейки так и манила к себе и я не смог удержаться. Чуть убрав ладонью почти невесомые пряди волос, я мягко прижался губами к шейке зебры и прошелся ниже, чуть пощипывая шерстку до пульсирующей жилки. Она не использует духи или ароматические шампуни с ярко выраженным запахом, потому что знает, как мне нравится её естественный волнующий аромат с примесью лесных трав.

Её копытце перешло с моего плеча на висок, немного отодвигая голову от столь сладостного участка тела и направляя к своей мордочке. Больше всего мне нравился этот момент перед поцелуем, когда только чувствуешь теплое дыхание разгоряченной кобылки, когда более полно ощущаешь аромат её дыхания, чтобы потом с головой окунуться в ощущение мягкости её губ.
Страстно и нежно, горячо и жгуче, мягко и настойчиво она поцеловала меня. Я проник языком в её ротик, столкнулся с её и потерся об него, мои руки опустились на кьютимарки и нежно прошлись по контуру метки, заставив Зекору прикрыть глаза, тихо выдохнуть и ещё сильнее прижаться ко мне, заставив ощутить свое быстрое биение сердца. Мощная волна желанного возбуждения прошлась по моему телу и отозвалась напряжением в паху, что явно не ускользнуло от внимания моей любимой.

Я не мог остановиться в исследовании её ротика, проводя кончиком языка по зубкам, лаская небо, ощущая её язык и раз за разом прикасаясь к нему. Все словно пропало вокруг, осталось только ощущение её горячих нежных губ, сильные, но осторожные объятия, в которых я был готов провести все оставшееся время мира.
Наконец, она чуть отстранилась, обагренная румянцем на личике, тяжело дыша, прерывая трепетное ощущение близости, после чего страстно прошептала в своей излюбленной манере, глядя мне в глаза:

— Хочу сегодня быть твоей игрушкой,
И стать послушною зверюшкой,
Запреты зебр и пони нарушая,
Тайны наслаждения всей сутью познавая...

В её взгляде я прочел только неимоверную жажду продолжения, удовлетворения страсти двух ставших столь близкими друг для друга существ.
Быстро развязав пояс и распахнув мой халат, она сняла его с моих плеч, а я позволил уже более не нужной одежде упасть на пол, открывая для её взора уже полностью возбужденный член. Укладываюсь на кровать, не размыкая объятий с любимой, перемещая её на себя сверху так, что пенис прошелся по шерстке животика и оказался зажат между нашими телами. Её непослушная грива щекочет лицо, буквально наполняя меня ароматом свежести лесной поляны, пока она пытается устроиться на мне поудобнее, расположив задние ножки вдоль тела по бокам, а передние обернув вокруг шеи.

Игривым движением моя кобылка лижет меня по щеке, потом быстро отводит голову назад, за пределами досягаемости моих губ. Её глаза поблескивают новыми искрами похоти из-под приопущенных век, а губки все так же чуть раскрыты в улыбке. Я возвращаю руки к её гриве, пропуская её меж пальцев, ощущая прикосновения шелковистых волос, после чего мягко притягиваю её личико к моим губам, так, чтобы подарить нежный поцелуй в щечку. В ответ она издает тихий смешок, в ответ снова лизнув меня своим горячим розовым язычком, раздразнивая таким милым жестом ещё больше. Не могу удержаться и шепчу ей на ушко:

— Ты такая вкусная... Сегодня я всю тебя съем...

В ответ она мягко смеется и сильнее прижимается своим разгоряченным телом, заставляя возбуждения в паху отзываться новой горячей волной.
Я вновь прошелся руками по её телу, переместив ладони на круп, ощущая, как под пальцами расслабляются гибкие мышцы её бедер. Одну руку оставляю поглаживать кьютимарку, а второй обвожу по бархатной шерстке полукруг, переходя на упруго подрагивающий животик, двигаюсь вокруг пупочка и на ощупь нахожу вымечко, оглаживаю нежные продолговатые холмики, легонько сжимая сосочки, пропуская их между пальцами и легонько оттягивая.
Она не отводит взгляда от меня, начиная чаще дышать приоткрытым ротиком, на мордочке проступает нежный румянец, язычок игриво облизывает губки, после чего она порывисто вновь приникает ко мне в глубоком поцелуе, стараясь прижаться ко мне как можно сильнее, не прекращая тереться о возбужденный член.

Пока наши языки сплетаются в горячих объятиях, перевожу руку с кьютимарки на трусики чуть пониже хвоста, нащупывая влажное пятнышко, и погружаю палец вместе с тканью прямо между чуть раскрывшихся губок петельки. Моя Зекора отвечает тихим стоном, чуть привставая и пытаясь податься навстречу проникающему движению моей руки. Судя по обильной влаге, она уже более чем готова.
Неторопливо перехожу к завязкам корсета на боках и быстро распутываю их, стягивая плотное одеяние через голову любимой, и скидываю его с кровати.

Неохотно отодвигаю кобылку от себя и укладываю рядом на спину, позволяя ей умилительно прижать передние ножки к груди, а задние свести вместе, после чего она чуть приподнимает круп, предлагая стянуть помокревшие трусики. Её похотливый пряный аромат возбуждения просто сводил с ума, когда я снимаю более не нужную деталь нижнего белья и уверенно раздвигаю ножки. Влажные створочки контрастно выделяются на промежности, уже не скрывая свою светло-розовую глубину и чуть набухший бугорок клитора. Несколько капелек секрета стекли к колечку ануса и ниже, на основание едва заметно растрепанного хвостика.

Довольно улыбнувшись, моя кобылка закинула ножки мне на плечи. Прекрасно распробовав её гибкость, я решил снова повторить нашу игру. Аккуратно ухватив упругие голени, я начал наклонять её ножки, чуть раздвинув для её удобства. Зебра охотно приняла мое движение, обхватив задние ножки и аккуратно заложив их себе за плечи и голову, придерживая в таком положении передними ножками. Она не испытывала неудобств или дискомфорта, почти соприкасаясь задними копытцами друг к другу, похотливо раскрывшись передо мной таким изумительным образом, лукаво облизывая губки. Её петелька приоткрылась, явив моему взгляду завораживающе влажное алое нутро, которое своей пульсацией откровенно требовало внимания. Но это было ещё не всё. Она прихватила себя за бедра и приподняла их вверх, в тот же момент я под её круп аккуратно пододвинул подушку, чтобы ей не требовалось поддерживать себя на весу. После этого изогнула шейку и, согнувшись почти пополам, далеко высунула язычок и, томно прикрыв глаза, Зекора прошлась им по своим половым губам, собирая влагу с короткой шерстки лона, после чего нырнула прямо между раскрытых створок. Закончив движение, она подняла взгляд на меня, оторвавшись от своей вульвы, и хищно облизнулась.
Этот безумно возбуждающий спектакль едва не заставил меня наброситься на нее и вонзиться в жаркую вагину, но я сумел сдержаться и принял её правила игры.
Опустив руки на её круп, я с радостью приник губами к её прелестной дырочке, тесня её язычок, постоянно срываясь в новые страстные поцелуи, делясь любимой сладковато-пряным вкусом её сока. Лаская её сокровище, стараюсь погрузить язычок как можно глубже, обвести круговым движением стеночки мягкой пещерки.

Несколько секунд спустя я перехожу на темнеющую дырочку ануса, позволяя любимой самостоятельно поиграться со своим клитором. Мы неотрывно смотрим друг на друга, пока я старательно вылизываю меньшую дырочку зебры, ощущая подрагивающий хвостик, щекочущий мой подбородок и грудь, слышу её томные постанывания и наблюдаю, как новые капельки смазки с петельки слизываются и исчезают в её ротике. Я заканчиваю описывать круги по её дырочке и начинаю сильнее надавливать языком, неглубоко погружаясь в её чистенькую попку, чувствуя, как упругие горячие мышцы рефлекторно сжимаются вокруг моего языка и расслабляются, придерживаясь своего ритма. Я чувствовал, как она наслаждается непристойностью момента, как чудесно подрагивает её вульва, продолжая выделять ароматный сок. Покидаю её задний проход, а Зекора притягивает меня одной ножкой к своему лицу и дарит искренний поцелуй благодарности, после чего она откидывает голову, немного расслабляясь и отдавая на моё усмотрение свою петельку и вымечко.

С жадностью припадаю к сладким створкам, утопающим в естественной смазке, вкладывая в движения губ и языка всю любовь, страсть и желание, а ладони перемещаю к сосочкам, начиная снова дразнить пальцами напряженные вершины. Усердные ласки не проходят даром, кобылка исторгает из себя все боле и более требовательные стоны, приближаясь к оргазму.
Глубоко погружаюсь языком, ощущая, как её мышцы сжимаются в предвкушении кульминации.
Мой язык коснулся обнаженного клитора, и с губ Зекоры сорвался тихий вскрик. Я продолжил движение языком по всей длине истекающей петельки, это горячее, влажное прикосновение вызвало у нее новый стон. Я скользнул несколько раз быстро по этому комочку наслаждения, а затем накрыл губами его полностью и принялся посасывать жаркую кнопочку, нежно щекоча кончиком языком сосредоточие страсти изнывающего естества. В этот момент моя зеброчка не смогла удержать в себе громкий крик, преисполненный наслаждения. Её чудесный клитор был самой удивительной и чувствительной частью петельки. Сейчас я целенаправленно вел любимую к оргазму, чтобы подарить ей чистое удовольствие.

Я оставил только язык ласкать клитор, после чего запустил два пальца в пышущую жаром вульву ненаглядной, совершая быстрые возвратно-поступательные движения. Это стало той самой последней искрой, что позволила перерасти пламени страсти в огненный шторм оргазменного экстаза. Громкий безудержный стон наслаждения буквально перекрыл влажные звуки моих стараний, а соки страсти полились настолько обильно из петельки кончающей кобылки, что я не успел все их слизать. Мне с трудом удалось удержать на месте бессознательно изгибающуюся на волнах эйфории зебру. Когда волна оргазма моей кобылки схлынула, я нежно освободил её ножки из своеобразного захвата и разогнул любиомю, отодвигая подушку в сторону.
Я устроился рядом с ней, подтянув её поближе. Она ласково прильнула ко мне, тяжело дыша и содрогаясь от остаточных волн оргазма, пока отходила от насытившего её удовольствия. Похоже было, что жгучее желание, разожженное мной, ненадолго утихло.

Я протянул руку и, подняв стакан с прохладной водой, предложил ей. Она мягко улыбнулась и приняла его, осушив на половину, после чего отдала мне. Я сделал один глоток и вернул на место.
Пару минут мы лежали, просто наслаждаясь друг с другом, пока шаловливое копытце не переместилось на мой напряженный член. Она неторопливо провела несколько раз по напряженному стволу, на что член ответил волной приятной истомы, и переместилась ниже, приблизив личико к моему паху, встретившись со мной взглядом.

Как только её мягкие губки коснулись головки моего члена, её взгляд из удивительно хитрого изменился на невинно-удивленный, словно у жеребенка. Как она так делала — я не мог себе представить, но выглядело это невероятно сексуально. Огромные глаза, одновременно любяще и умоляюще смотревшие прямо на мое лицо, в то время как ротик продолжал неторопливо насаживаться на стоявший член, сопровождая каждое движение тихим хлюпанием слюны, сдвигая крайнюю плоть и открывая головку, а язычок уверенными движениями обхаживал уздечку. Её щечки очень мило втягивались при каждом движении, а иногда она чуть отодвигала ротик, чтобы высунуть лишь кончик язычка и невесомыми прикосновениями пройтись по всему стволу снизу вверх. Негромкие сосущие звуки, ощущения мягких и податливых губ, ласкающих самое чувствительное место на теле, ощущение шелковой шерстки её плеч под пальцами — все это едва не заставило меня наполнить её ротик спермой, но сегодня у нас были другие планы. Я настойчиво приподнял её голову, обрывая тонкую ниточку слюны, что протянулась между её ротиком и членом, и потянул её выше, наслаждаясь тем, как её упругий животик скользит по только что обласканному стволу.

Я ласково прильнул к её жаркому ротику, к этим губкам, пахнущим сексом, и с наслаждением запустил к ней свой язычок. Спустя несколько секунд поцелуя она отстранилась и приподнялась, без прелюдий поставила свои передние копытца мне на грудь, располагаясь надо мной и прогибаясь в пояснице, чуть привстала на скакательных суставах, словно примериваясь, и подалась вниз, прямо створочками разгоряченной вульвы на давно ждущую и влажно поблескивающую от смазки головку. Я тяжело выдохнул в этот момент, ощущая, как проникаю в столь сильно жаждущее лоно, раздвигая влажные складочки. Сгорая от вожделения, я потянулся губами к личику зебры, и она с готовностью ответила, прикрыв глаза от наслаждения, жарким, тяжелым дыханием почти обжигая мои губы в ответ.

Я обхватил руками её крепкий круп, медленно подталкивая её вниз, насаживая на твердую плоть. Внутри её петельки было невероятно горячо, влажно и мягко, мой член неторопливо погружался в сладкую обитель наслаждения, растягивая гибкие стеночки. Спустя несколько секунд томительного движения, она полностью опустилась на меня, приняв между ножек напряженный орган на всю длину.
Зебра замерла, чуть приоткрыв ротик и напряженно обняв меня за шею, и в это мгновение мышцы её влагалища чуть сжались, ещё плотнее обхватывая меня глубоко внутри.
Застонав, не в силах сдерживаться от нового потока наслаждения, что поднимался из паха, я немного приподнял Зекору, чувствуя, как упруго перекатываются её мускулы под пальцами, а потом с силой опустил вниз, загоняя член ещё глубже в нетерпеливую петлю.
Ответом мне стал сдавленный стон из ротика кобылы, чувствующей, как горячий стержень достигает в ней глубинных пределов, заставляя молодое тело откликаться на пронзающее движение. Я изо всех сил сдерживался, начав приподнимать и опускать любимую в медленном темпе, с каждой секундой чувствуя все больший отклик жарой пещерки, сокращающейся в такт движений наших бедер.

На мгновение Зекора замерла, после чего её копытца накрыли мои руки и она начала перехватывать инициативу в страстном движении. Со сладкими стонами она опускалась и поднималась на мне, управляя движениями только задними ножками, оставляя внутри вульвы только головку, её истекающая киска при каждом движении оставляла все больше следов на наших телах, увлажняя мой пах и её шерстку.
Я залюбовался её движениями, этим изящным танцем её бедер, тем, как она закидывает голову, отбрасывая полосатую гриву назад и прикрывая глаза, этой поднимающейся и опускающейся в такт тяжелому дыханию грудью. Мои руки прошлись по влажным от пота бокам, шейке, взъерошили гриву и скользнули по её губам, где она ласково лизнула мои пальцы.
С каждым новым движением она все быстрее и быстрее опускалась на мой член, приближая обоюдный оргазм и даруя невероятно сладкие ощущения скольжения по нежнейшим складочками. Плавные покачивания моей любимой сменились размашистыми движениями, а издаваемые звуки наслаждения стали заметно громче. Её ротик раскрылся в непрерывных постанываниях, пока она изгибалась на мне, прижималась бедрами и грудью, импульсивно пытаясь соединиться как можно полнее. Я перенес ладони ниже и сжал пальцы на её крупе, задавая темп движений, тяжело выдыхая каждый раз, когда помогал насаживаться моей кобылке до упора, ощущая, как кончик головки касается шейки матки. Зекора двигалась неистово, не делая пауз, и не давая нам передышки в погоне за наслаждением. Сил на то, чтобы сдерживаться под беснующейся зеброй, совсем не оставалось. Не пытаясь сопротивляться, я начал подавать бедрами навстречу, трахая пылающую в огне похоти кобылку снизу, удерживая бедра Зекоры, которая в этот миг с силой обняла меня за шею и жарко прижалась ко мне губами, вновь проникая языком в мой рот.

Почувствовав накрывающую нас лавину, я вонзился как можно глубже, прижимая её к себе, крепко сдавленный внутри её тела. Мне не удалось сдержать громкого стона, когда член неостановимо запульсировал и начал извергаться горячими залпами спермы, сжимаемый и выдаиваемый оргазмирующим влагалищем. Струя за струей я опустошал себя в кончающую кобылку, которая крепко впилась в меня ногами, запрокинув голову и пронзительно крича в собственном экстазе, содрогаясь всем телом от нахлынувшего удовольствия в заполненном лоне. Наши соки, смешиваясь в глубине её тела, тонкой струйкой начали стекать вниз, добавляя к запахам пота и страсти новые оттенки удовлетворенной похоти.
Сил на то, чтобы разъединиться у нас просто не осталось. Зекора тяжело опустилась на меня, обмякнув и пытаясь успокоить рваное дыхание после бешеного секса. Я замер под неё в сладкой истоме, обняв её и поглаживая по линии спины, пока отголоски трепетного наслаждения не утихли... И пока я оставался всё ещё твердым внутри нее.
Несколько минут мы приходили в себя, наконец, мой член с влажным звуком выскользнул из её петельки. Зекора подняла голову, встретившись со мной счастливым взглядом, и нежно поцеловала меня в щеку. Томно потянувшись, она приподнялась и заговорчески пропела:

Свяжи меня веревкой покрепче
Вновь заставь кричать и в сладких муках извиваться
Ведь только тебе могу со всей полнотою отдаться.

Я улыбнулся и вспомнил, как недавно она решила устроить для меня сюрприз...

***

Зекора затянула на моём запястье последний узелок и удовлетворенно оглядела меня. Веревки растянули меня в позу морской звезды на кровати, полностью обнаженного и с вставшим членом. Двигать получалось только головой и немного бедрами, а о том, чтобы самостоятельно освободиться, не могло идти речи.
Зебра довольно усмехнулась и буквально проворковала мне:

Закрой глаза и негой наслаждайся,
За всю любовь, что ты мне посвятил
Сегодня звуков страсти не стесняйся,
И этой ночью позволь мне тебя отблагодарить...

В порыве поцеловать любимую я дернулся, но веревки пресекли подобную попытку. В ответ моя обольстительница коснулась губами моей шеи в невесомом поцелуе, жарким дыханием пройдя ниже, перейдя на ключицу, высунув язычок и проведя влажную дорожку до левого соска. После этого она принялась полизывать и покусывать меня, не прекращая ножкой поглаживать мой лобок, старательно избегая прикасаться к напряженному члену, пока я замер в сладком предвкушении, полностью отдавшись на волю бесценной зебры.

Закончив играть с соском, она оседлала меня, устроив копытца по бокам, прижавшись горячей промежностью и мягкими холмиками вымечка с напряженными сосочками к животу, и принялась пластично раскачиваться на мне, изящно потираясь самой сладкой частью своего тела, оставляя влажный след. Она откровенно получала удовольствие, играя со мной, не скованная рамками стеснения, дразня и разжигая страсть. Её чарующие глаза поблескивали дразнящим, игривым огоньком, приковывая взгляд и не желая отпускать ни на миг. Пикантные губки, приоткрытые в тихих вдохах и выдохах, вызывающие непреодолимое желание ощутить их жаркие поцелуи. Все ощущения слились воедино, пока я смотрел на нее, ощущая тянущуюся мягкость её тела, острые навершия сосков, что мягко проходились по моей коже, истекающую смазкой петельку с возбужденным клитором, горячо прижавшуюся ко мне нежнейшими губками, словно в нетерпении завлекающую ритмичными движениями, приглашающую в пульсирующую глубину...

Словно замедлив время, она наклонилась ко мне, истязаемая собственным томлением, но подчиняясь правилам любовной игры. Я ощущал запах её мятного дыхания с примесью неведомых лесных трав, аромат её гривы, что ниспадала каскадом, ласкающе касаясь моей щеки. Моя Зекора блаженно прикрыла веки и ещё немного подалась вперед, неуловимым движением соединяя наши губы. Это прикосновение захватило меня без остатка, пока наши языки сплетались. Мы не могли остановиться, дразня друг друга легкими покусываниями, смешивая жаркое дыхание, податливо откликаясь на каждое движение. Как же я хотел сейчас обнять её как можно крепче, поместить её круп над своим членом и одним движением пронзить кобылку, заставив её ошеломленно распахнуть глаза и пронзительно вскрикнуть...
Но вот наваждение развеялось, когда зебра взяла инициативу на себя, размыкая поцелуй и немного отодвигаясь, тяжело дыша от захлестнувшего её возбуждения.
В полумраке комнаты её плавные изгибы изящного тела, горящие глаза и ласкающие прикосновения делали её невыносимо желанной и сексуальной. Невозможность пошевелиться, подарить нежные прикосновения в ответ, делали эти ощущения сладко-болезненными, отдающими пульсацией в напряженном стволе, где напряженная головка поблескивала от естественной смазки, запертая в невыносимой жажде кончить.
Она невесомо прижалась попкой к моему члену, покачивая бедрами в таком положении, что ствол оказывается зажат между ягодицами, а кончик упирается в основание хвостика. Её поерзывания необыкновенно возбуждают, пока фаллос ощущает плотный жар от петельки и всеохватывающую мягкость её промежности.

В ответ на нетерпеливые подрагивания упругого ствола, зебра словно решила сжалиться и перешла к более ощутимым ласкам члена. Поднявшись и переместившись ниже, она устроилась между моих ног. Её пястья мягко сжали мой ствол посередине, плавно скользнули вниз, обнажая алую немного влажную плоть, нежнейшая шерстка ласкала моего бойца, пока любимая методично водила по стволу ножками вверх и вниз, постепенно увеличивая интенсивность движений. С каждым сжатием я ощущал приятные волны легкой дрожи, инстинктивно пытаясь двигаться тазом навстречу ощущениям. Мои подергивания явно не прошли мимо внимания Зекоры, отчего её глазки заблестели новыми хитрыми огоньками. Она на мгновение отстранилась, забирая с прикроватной тумбочки мягкую тесемку, и аккуратно затянула её вокруг моего ствола и напряженных яичек, на что мой член отозвался несколькими вздрагиваниями и набуханием сеточки вен.

Уловив мой взгляд, она словно немного смутилась, на её личике отобразилась легкая нерешительность, но после моего легкого кивка, она радостно улыбнулась, словно воспряв, импульсивно потянулась ко мне, подарив ещё один жаркий поцелуй. Немного отодвинувшись, она расположила копытца на моих бедрах, пока я не мог налюбоваться ею. Вот моя кобылка легким движением головы плавно убирает непослушный локон распущенной гривы, её взгляд, направленный на мой пенис, полнится несдерживаемым желанием и она облизывает губки, перед тем, как решительно приступить к ласкам.
Её выдох теплой волной прошелся по моей напряженной плоти, а потом я ощутил, как лепестки губок сжали головку, словно в кротком поцелуе, заполнив меня потоком эйфории. Я запрокинул голову, тихо застонав, медленно сходя с ума от ощущений, выгибаясь навстречу движениям губ, пламенно изводящих мой изнывающий член, пока любимая дарила мне незабываемый минет, томно прикрыв глаза и мягко причмокивая, двигая крупом и поигрывая хвостиком из стороны в сторону.

Зекора начала с движения язычком по кругу головки, а затем сосредоточила внимание на уздечке, плавно и очень осторожно двигаясь вверх-вниз по вздрагивающей от желания плоти. В её прикрытых глазах читалась откровенная похоть и радость наслаждения, словно древние инстинкты превратили её в текущую самку. Отстранившись, она облизнулась, словно распробуя на вкус мою смазку, а потом высунула кончик язычка и мучительно медленно провела от основания до самого навершия, полная стремления доставить мне удовольствие. Я неосознанно подал бедрами навстречу, и она ответила мне, раскрывая ротик и мягко насаживаясь на перевозбужденный стержень. Я погрузился во влажную теплоту, моё самое чувствительно место обхаживал юркий язычок, и от выброса спермы в это же мгновение меня удержал только тонкий шнурок, обхвативший ствол у основания и мошонку.
Она разжала ротик, выпуская меня, и опустилась ниже, высунув язычок и кончиком пройдясь по напряженным яичкам, на мгновение перейдя на ствол, а затем её губки поднялись чуть выше и подразнивающе мягко поцеловали багровую головку. Она немного приподнялась и опять мучительно медленно опустилась ротиком на член, крепко сжав его губами. Поначалу неторопливо, но с каждым движением чуть быстрее, она погружала мой напряженный орган до половины, легко скользя по нему благодаря слюне, а язычком беспрерывно распаляя головку. На мгновение она выпустила блестящий влажный орган, обласкав его горячим выдохом, но лишь для того, чтобы переместить свои нежные копытца ближе, принявшись мягко массировать яички, одновременно с этим быстрыми движениями языка слизывая с кончика сочащиеся капельки смазки.
Я тяжело дышал, подаваясь вперед, желая с каждой секундой большего, пораженный обжигающими ощущениями... И в этот момент моя любимая встретилась со мною взглядом, улыбнулась и ещё раз погрузила пенис в рот, принявшись энергично двигать головой, мило втягивая щечки, прижимая головку к небу, а языком щекоча уздечку.
Член входил и входил в аккуратный ротик, беспрестанно встречаясь с язычком, толкаясь в нежном укрытии. Кобылка с упоением принимала меня мягкими обхватами, слизывала капли смазки и глотала, когда хватало дыхания.

Негромкое непристойное хлюпанье слюны сопровождало все её нежные ласки, а в воздухе ощутимо начал всё более ощутимо проскальзывать столь знакомый мускусный аромат возбужденной петельки.
Наконец, она двинулась ниже, сосредоточенно закрыв глаза, заставив меня напрячься сильнее, когда член мягко скользнул по её язычку и проник в горло. Колечко губ опустилось до самого основания, а её носик прижался к моему животу. Тихо хлюпнув, моя зебра принялась качать мордочкой, словно вырисовывая на моем лобке что-то.
Теперь я открыто стонал и дергался в путах, пытаясь получить максимум ощущений от тесного горячего плена, пока ощущения сжимающегося горлышка, прижимающегося язычка, сжатых губ и мягких копыт приближали меня к пику наслаждения. Спустя несколько секунд, что показались мне часами, она медленно отодвинулась, тяжело дыша и роняя капельки слюны прямо на кровать. Правая передняя ножка Зекоры скользнула ниже, явно даря прикосновение истосковавшейся щелочке, вернувшись назад с уже увлажненным копытцем. Моя любимая открыла глаза, наполненные приятной истомой, и опустила мордочку, зубами потянув конец тесемки, что не давала мне кончить столько времени.

Похоже было, что зебра и сама изрядно возбудилась во время минета, она поднялась и повернулась ко мне крупом, опустившись на задних ножках и располагая истекающую петельку прямо над моим лицом. Приглашение мне не требовалось, когда я одним движением запустил язык прямо в алеющую жаркую глубину, собирая восхитительные соки. Ответом мне стал довольный стон и вернувшиеся ощущения желанного ротика на члене. В этот раз Зекора вела себя куда более нетерпеливо, глубоко заглатывая ствол и освобождая его лишь на мгновение, чтобы извергнуть из себя новый стон или тяжелый выдох, пока мой язык яростно вылизывал её сзади. Мы словно действовали в унисон, её губы ласкали мой изнемогающий жезл, продолжая ускоряться, а я всеми силами старался собрать всю сладчайшую влагу из пульсирующей петельки, пылко погружая язык в распаленную вагину, что чутко и благодарно отзывалась на каждое прикосновение.

Нарастающая волна оргазма заставила меня подавать бедрами навстречу интенсивным движениям ротика любимой, в ответ она, словно почувствовав начавшиеся неудержимые сокращения под своими копытцами, остановилась, удерживая одну лишь головку во рту, и принялась яростно её облизывать, словно упрашивая поделиться семенем. Непреодолимое блаженное ощущение поднялось в груди, перешло в пах и сосредоточилось в напряженном фаллосе. Я резко выгнулся, неосознанно пытаясь освободиться, тяжело застонал и начал мощно извергаться, ощущая всепоглощающую эйфорию экстаза, пока член исторгал струйки спермы, заполнявший ротик зебры, которая с вожделением пыталась всё проглотить, сопровождая свои движения и глотки влажным хлюпаньем. Опустошая себя в мягкий ротик, мне невероятно остро чувствовалось, как после каждого всплеска кобылка облизывает головку и пытается проглотить всю терпкую жидкость, но из-за долгого томления я кончал так обильно, что она не успевала всё принять. Из приоткрывшегося ротика часть вязкой спермы залила её подбородок, стекая ниже на шею, капая на пах и кровать.
Из последних усилий я обнял пульсирующий клитор губами и несколькими движениями языка заставил Зекору исторгнуть долгий стон, исполненный наслаждением, когда её тело дрожало в напряженном исступлении и выплескивало новую порцию сока страсти. Я буквально ощутил томную негу, охватившую все тело вспотевшей кобылки, пока она выгибалась в пароксизме оргазменных спазмов.

Расслабившись, я откинулся на постель с чувством полного удовлетворения, ощущая, как стук сердца возвращается норму, как капельки пота медленно стекают с расслабившейся кобылки, что после пережитого буквально упала на меня, с мокрой подрагивающей петелькой прямо перед моим ртом и обдавая срывающимся дыханием мой живот. Её хвостик мягким движением прошелся по моему лицу и замер, уютно накрыв мое плечо. Спустя минуту любимая тяжело выдохнула и приподнялась, разворачиваясь ко мне личиком, на котором всё ещё поблескивали капельки пота и моего семени. Она ловко отвязала мои руки и помогла справиться с узлами на ногах, после чего потянулась было за полотенцем, но я остановил её движение. Я обнял её голову ладонями и притянул к себя для долгого поцелуя, ощущая непередаваемый вкус наших смешанных жидкостей. Зекора устало ответила на мой поцелуй, закрыв глаза и словно растворяясь в остатках наслаждения, пока мои руки ласкали её бархатную спинку и бока. Мои ладони опустились немного ниже, и пальцы принялись поглаживать контуры меток, синхронно проводя по расслабленным бедрам сужающиеся круги. Наконец, когда моя любимая отстранилась, я рассеянно стер с её шейки остатки своих следов, после чего подхватил кобылку на руки, наслаждаясь тем, как она прильнула ко мне, обняв за шею, и унес в душ.

***

Встряхнув головой и оторвавшись от приятных воспоминаний, я приступил к делу, ведь собирался подарить ей такое же томительное наслаждение.

Её передние ножки я потянул и завел за спину, прижав друг к другу и обвязывая веревкой так, чтобы она не могла ими воспользоваться. Петельку на локти, несколько витков по пястьям — вот теперь они надежно скованы, крепко, но не туго.
Теперь я перевернул зебру и перешел к задним ножкам. Поочередно согнув каждую и обвязав так, чтобы нельзя было их распрямить, притянув копытца к голени, я пропустил веревку позади нее, преодолевая легкое сопротивление, пока растворял бедра, захватив хвостик у самого основания и немного оттянув его, сплетя сзади небольшой узел. Теперь кобылка была не властна над движениями передних и задних ножек, полностью лишенная какой-либо возможности прикрыть шелковые холмики вымечка, петельку или дырочку попки. Открывшейся мне вид сразу же пробудил желание наброситься на развратницу, но я сдержался и просто погладил её по щеке.
Зекора подарила мне долгий взгляд, полный желания и прошептала:

Предстану пред тобой открытой
Чтобы тела на вершину наслаждения направить
Всю себя тебе предоставляя
В бесстыдной похоти общую страсть удовлетворяя.

Я проверил ещё раз натяжение веревок, следя, чтобы они не сдавливали слишком туго и только после этого перешел к ласкам.
Начинаю с копытца, покрывая его поцелуями, включая мягкое основание, провожу языком по изгибу ножки, по очереди ласкаю нежные ляжки, неторопливо разминая их руками, завершая путь на внутренней стороне бедер.
Раскрывшуюся в возбуждении щелочку, продолжающую источать манящий будоражащий аромат и истекать пряным соком, старательно огибаю. Теперь уделяю внимание сосочкам, поочередно оттягиваю их губами, словно выпрашивая молоко, облизываю и старательно обвожу по кругу бугорки вымечка, пока кобылка грациозно выгибается мне навстречу, тяжело дыша. Лаская её вершины напряженных сосочков, теребя и поочередно покусывая то один, то второй, я перевел руки на животик рядом с пупком, аккуратно почесывая податливую зебру, млеющую от моих движений.
Нехотя прекратив ласки вымечка, я перешел на животик, поцеловав впадинку пупка, напоследок мои руки нежно погладили её холмики, немного взъерошив шерстку, потом направились к бокам, осторожно нажимая на напряженные мышцы, стараясь не оставить без внимания ни единого участка тела.
Я знал, насколько ей нравятся массирующие прикосновения пальцев, когда я дарил любимой моменты расслабления и отдохновения после долгого дня...
Перехожу немного выше, массируя грудину, мимоходом проверяя плечики и ножки, не сильно ли я завязал их за спиной и не давит ли веревка на бархатистую шкурку в этом месте.
Зекора невольно вздрогнула, когда я завершающе провожу по линии от плеча до груди и перемещаюсь на шейку, пропуская пряди шелковистой гривы сквозь пальцы. Я вижу, как на её личико приходит блаженная улыбка, и как она мило закусывает нижнюю губку, когда я наклоняюсь и невесомо целую носик и прикрытые веки.
Мне льстит, что только мне эта до умопомрачения невероятная зебра так доверилась, и я продолжаю наслаждаться её расслабленным телом, обнаженным, горячим, влекущим.

Распаленная долгой прелюдией, не имеющая возможности даже сдвинуться с места или хотя бы прикрыть свою бесстыдно текущею петельку, она тяжело дышала, прикусив нижнюю губку в предвкушении, томно глядя на меня из-под полу прикрытых век.
Лаская изнывающую от желания зебру, которая находилась в моем распоряжении, мне стало ясно, что так просто переходить к основному действию будет преступно.

Укладываюсь рядом с ней, мягко соединяясь в поцелуе с разнежевшейся кобылкой, после чего без предупреждения направляю два пальца в знойную дырочку, ощущая её теплоту и влажность. Она страстно выдохнула мне в рот, ощутив проникающее движение, и широко распахнула глаза с расширившимися зрачками, когда я сразу задал темп быстрых и глубоких проникновений. А когда мои пальцы перешли на верхнюю стеночку влагалища и начали манящими движениями поглаживать особо чувствительную зону, кобылка издала глубокий благодарный стон.
Задев клитор, я заставил Зекору вздрогнуть, словно от острого разряда наслаждения, но я тут же оставил его без продолжения, выйдя из её пещерки и принявшись ладонью размазывать следы её неудержимой похоти рядом с петелькой, легонько щекоча края чувствительного местечка. Я усилил нажим и опустился ниже, подразнивая тугое колечко попки, потом вернулся назад и перешел на плавные круговые движения по влажной промежности.
Кобылка задышала чаще, оторвалась от меня и посмотрела вниз, туда, где моя ладонь мучительно размеренно дарила ей ласки. Зекора умоляюще перевела взор на меня и принялась приподнимать таз в попытках добиться более полного прилегания, но я был непреклонен. Я осторожно двигал ладонь между её ножек, выбирая скорость так, чтобы общее возбуждение не спадало, но и не переходило в оргазм. Блестящая ягодка клитора требовательно показалась из раздразненной петельки, жгуче сводя с ума зебру, пока та извивалась на постели, просяще постанывая и вскрикивая, запертая в страстном желании достигнуть оргазма, сладко терзаемая моими прикосновениями.

Наконец я понял, что любимая уже почти на грани того, чтобы умолять меня, и сжалился над ней.
Ладонь прекратила движения, вызвав короткий стон разочарования, который почти сразу перешел в крик упоения, когда два пальца знакомо отправились в растопленный докрасна тоннель, а большой палец принялся нежно поглаживать горошинку похотника.
Вытолкнутая за грань, она выгнулась, импульсивно пытаясь свести скованные ножки вместе, буквально заливая мои пальцы, основание хвоста и кровать под ней соком. В сладком беспамятстве она стонала и содрогалась несколько секунд, сжимая меня внутри себя, судорожно подергиваясь и непроизвольно совершая толчки бедрами, словно принимая покрывающего её жеребца. Мне было бесконечно приятно наблюдать за пиком блаженства Зекоры, свободной рукой обнимая её и прижимая к себе, шепча ей комплименты.

Спустя некоторое время отголоски наслаждения утихли и она откинулась на постель, прерывисто дыша, прикрыв глаза, явно ощущая приятную слабость.
Я приподнялся над ней, завороженный видом её лоснящегося от пота тела, расслабленного выражения на личике, растрепанной гривы, вздымающихся и опадающих бочков, широко раскинутых задних ножек, между которыми приоткрытые губки не скрывали влажную дырочку. Струйка жидкости стекала по её промежности, пропитывая шерстку, смазывая анус, пачкая основание хвостика и простынь. Это зрелище было прекрасным, и я не мог упустить такой момент. Нависнув над податливым телом зебры, я принялся неторопливо полизывать её шейку, ощущая солоноватые капли на губах, опустился ниже дорожкой из поцелуев туда, где наиболее остро ощущался запах кончившей кобылки. Зекора почти не отреагировала, когда я лизнул её центр удовольствия, собирая влагу внутри дырочки, насколько мог достать. Немного почистив нежное лоно зебры, я приподнялся и улыбнулся ей:

— Надеюсь, ты не растеряла все силы... Нам сегодня ещё многое предстоит попробовать.

Она немного потянулась, все ещё наполненная истомой, но утвердительно кивнула в ответ.
Вновь дав любимой немного воды, я перевернул её на живот, устроив под ней небольшое возвышение из подушек для большего удобства. Теперь мне сзади открывался великолепный вид на её подтянутый круп, скованные ножки и взлохмаченный хвостик, чуть приподнятый веревкой. Мой член уже давно был в полной готовности, но столько всего ещё предстояло сделать...

— У тебя восхитительный круп, моя милая, я знаю, как ты его сегодня тщательно готовила... И мне неловко игнорировать его столько времени, — мягко проговорил я.

Упругое вымечко меня так и манило и я решил немного пошалить с кобылкой. Взяв за сосочки, я принялся их поочередно сжимать и оттягивать, слов пытаясь выдоить немного молочка, при этом начав вылизывать узкую дырочку попки. Умоляюще постанывая, она старается из своего положения прижаться ко мне как можно сильнее, явно неудовлетворенная тем, как я обхожу её петельку.
Я всеми силами пытаюсь расслабить её, стремясь сделать первое проникновения максимально безболезненным.
Набрав в ладонь смазки, я щедро начал увлажнять место под хвостом, аккуратно проникая пальцем в дырочку, смазывая все для лучшего прохождения. Её круговые мышцы расслабились, пропуская меня.
Немного растягиваю половинки её крупа, наклоняюсь и дарю поцелуй в заветную точку, без промедления погружая язычок в анус, расслабляюще лаская его и проникая как можно глубже. Я практически чувствую, как разгоряченное отверстие рассылает сладострастные порывы по её телу, наблюдая, как её вульва начинает выделять влагу, усиливая неповторимый аромат возбуждения.
Нехотя отодвигаюсь и беру игрушки, раскладывая их на кровати рядом. Любимая с интересом поворачивает голову, наблюдая за моими манипуляциями, понимая, что все это было подготовлено именно для наступившего момента.

Стараясь перед проникновением максимально разогреть зебру, я осторожно массирую колечко отверстия, аккуратно ввожу палец внутрь, а затем принимаюсь разрабатывать тугую дырочку медленными круговыми движениями. Вторая рука в это же мгновение играется с вульвой доверившейся мне Зекоры. Почувствовав, что сопротивление ослабевает, я прошу любимую потужиться и добавляю ещё один палец к проникновению. Я слышу её дыхание с тихими выдохами, пока мои руки ни на мгновение не прекращают движения в дырочках.

Теперь настал черед первой игрушки. Зная, что в такой момент нет места торопливости, я приставил кончик пробочки к её отверстию и надавил, поглаживаю кобылку по напряженной спине. Она изо всех сил старалась поддаться проникновению, а я не спешил с нажатием на её дырочку, миллиметр за миллиметром погружая в нее игрушку. Она сдавленно простонала, когда я завершил движение, а она полностью приняла пробочку до ограничителя.
Я аккуратно погладил её круп, заметив, что смазка вновь потекла по петельке. Похоже, что она изрядно возбуждена продолжением игры.
Не в силах выносить подобное зрелище, я решил получить немного удовольствия, переместившись к голове Зекоры и приподнимая её за переднюю часть тела с таким расчетом, что её ротик оказался как раз рядом с членом.
Она сразу обхватила губами мой конец и принялась энергично посасывать, жадно закружив язычком по головке, собирая смазку. Её взгляд снизу вверх, преисполненный страстным томлением, передавал мне её нетерпение и желание, она открыто наслаждалась тем, как член напрягался под её движениями. Покачивая головой, моя любимая нежно проходилась зубками по напряженному стволу, пульсирующему в её власти. Страстные вылизывания быстро приближали меня к оргазму, но заканчивать на этой ноте я не собирался.
Освободив пенис, я наклонился и поцеловал её в благодарность, ласково поглаживая за ушком:

— Ты будешь наказана за эту попытку принять в ротик то, что предназначено для твоего крупа.

От этих слов она зарделась с новой силой, но не посмела протестовать. Неторопливо обвязываю темную ленту вокруг её головки на милых глазках и шепчу на ушко, чтобы она не подсматривала, а затем мягко прохожусь губами по щечке, опускаясь ниже на шейку, затем отпускаю зебру, позволив грудкой опуститься на кровать.

Встав позади кобылки, я резко опустил руки на её круп, разминая его массирующими движениями, после чего без остановки принялся подрумянивать его легкими шлепками, вызывая у бесстыдницы сдавленные поскуливания. Подрагивающая вульва так же отозвалась новыми каплями, что потекли по её уже изрядно помокревшей шерстки бедер. Растягиваю складочки петельки пальцами одной руки, подготавливая следующие игрушки для утех. Клипсы я зажал на половых губках, по одной на каждую, а шнурки протянул к веревкам, что опутывали ладные бедра. Теперь её горячая вульва была полностью открыта, пульсируя алой влажной глубиной прямо перед моим лицом, чем я не мог не воспользоваться. Она возбужденно охнула, когда ощутила в своей петельке искусственный член. Мягко надавив, я погрузил кончик игрушки в её раскрывшуюся петельку, вслушиваясь в её постанывания и придыхания. Фаллос легко продвигался, скользя по обильно смазанному проходу, пока полностью не проник в мягко подрагивающий туннель, стеночки которого плотно охватили его почти полностью, оставив на виду лишь навершие в подрагивающей вульве. Мне оставалось только передвинуть переключатель на слабый режим вибрации.
Итоговые два зажима я разместил на сосочках, чуть оттянув нежные вершины и вызвав новый стон, полный сладкой муки. Вместе с этим потихоньку начинаю вытягивать пробочку из попки, в медленном темпе поигрывая с распахнутой петелькой. Последнее движение — и пластиковая поделка покидает упругое отверстие, вызвав громкий облегченный выдох из зебры.
С наигранной грубоватостью делаю несколько хлестких шлепков и завершаю "наказание" погружением двух пальцев в попку.
В ответ Зекора исторгла сдавленный крик, когда ощущения от вибратора, зажимов и моих движений в попке вновь выбросили её за грань. Новые ручейки смазки потекли по её ножкам, попка конвульсивно сжималась в ответ на вторжения, а мышцы напрягались под моими пальцами.

— Не нужно быть такой эгоисткой, милая, — тихо произнес я, проводя головкой давно жаждущего члена по насквозь влажной шерстке на бедрах, а пальцами собирая влагу, чтобы передать её ротику кобылки. Почувствовав мое прикосновение на губах, она покорно слизала свои соки с моих пальцев, старательно обсосав их.

Убедившись, что все в порядке, я перешел к следующей вещице. Вереница анальных шариков разного размера, от меньшего к большему, объединенных веревочкой, так же была тщательно смазана для погружения в недра её тела.
Первый шарик я мягко прижал к анусу, а потом надавил, после небольшого усилия он мягко проскользнул в хорошо смазанную попку кобылки. В ответ раздался короткий стон, в котором смешались похоть и мольба.
Продолжая удерживать слабо вибрирующий фаллос в вульве, я продолжил погружать в меньшую дырочку шарики, каждым новым проникновением получая все более и более откровенные стоны и нетерпеливые движения крупа навстречу. Последний шарик зашел одновременно с тем, как моя любимая вскрикнула и пустила мне на руку очередную порцию соков из своей петельки. Я чуть отодвинулся, чтобы секунду полюбоваться результатом.
Вздернутый круп, приподнятый хвостик с мокрым основанием, удерживаемых подвязкой, гладкая серая кнопка навершия, прикрывающая покоившиеся глубоко в попке шарики, раскрытые створочки влажно поблескивающей петельки, между которыми подрагивает черный фаллос, пульсирующий клитор, который окончательно выбрался из своего укрытия и предстал перед моими глазами во всей бесстыдной несдержанности, обхваченные веревкой ладные бедра в чулочках, мокрое пятно на кровати прямо под изящной петелькой.
Воспользовавшись моментом, я нежно охватил клиторок губами и мой язык начал по нему наносить короткие удары, от чего моя любимая вновь дернулась, словно сквозь нее пропустили слабый разряд.

Не доводя кобылку до очередного пика наслаждения, я отстраняюсь, с удовольствием облизывая губы, собирая соки вожделения, пока зебра напряженно тужиться, пытаясь выдавить из себя шарики. Я заворожен картиной, как она самостоятельно выталкивает из себя первый шарик с тихим чпоканьем, затем из дырочки показывается следующий, растягивая колечко мышц заднего прохода. Опускаю руки на её задок и продолжаю наблюдать. С постепенно усиливающимся напряжением, дрожа и тихо покряхтывая, она избавляется почти от всех искусственных горошин, её истекающий потом круп напряженно каменеет под моими пальцами, в попытках исторгнуть из себя последнюю часть игрушки. С этим я помогаю ей, вытягивая самый первый шарик, слыша её благодарный вздох облегчения, и откладываю связку в сторону.
Взявшись за изнывающий член, я провел головкой по нежному меху крупа кобылки, призывно распятой щелочке, и останавливаюсь у ануса.

Зекора расслабилась, готовясь, наконец, принять меня в свою до недавнего времени девственную попочку. Прелюдия не прошла даром и, когда я приставил головку к маленькой дырочке, та достаточно легко поддалась, когда я надавил на колечко и проскользнул внутрь. Кобылка в ответ нежно вздохнула, давая мне знак продолжать. Двинувшись вперед, я сам застонал от наслаждения, скользя по горячей внутренней плоти плотно обхватившего мой член прохода. Невероятный жар прошел по всей длине моего ствола, пока я медленно входил в горячее нутро, дразняще отзывающееся мягким сжатием ребристых стеночек, пока головка прокладывала путь, посылая мне волны удовольствия от каждого миллиметра, пройденного в попке любимой. От нестерпимых ощущений я простонал:

— Чувствуешь, как я проникаю в твой аппетитный круп? Ты течешь ещё больше, принимая в дырочку мой член...

Атласные стеночки прохода сокращались, обжимая меня со всех сторон, и на каждое пульсирующее подрагивание я отвечал сжатием пальцев на кьютимарках зебры, ощущая, как напряжены мышцы под её шкуркой. Неспешно и постепенно я прокладывал путь в пышущую жаром глубину, а потом ненадолго замер, прекратив проникновение, позволяя любимой привыкнуть к новому ощущению, и нежно поглаживаю её кьютимарки, вслушиваясь в тяжелое дыхание кобылки, для которой подобная заполненность была в новинку. Наконец я ощутил, как она подалась ко мне сама, немного глубже приняв мой член, тихо постанывая от смеси необычных ощущений. Я толкнулся ещё немного сильнее, вводя жесткую плоть, и достиг предела, мягко прикасаясь низом живота к упругим ягодицам.

Наклонившись, я принялся покрывать поцелуями передние ножки зебры, спинку и заднюю часть шейки, позволяя кобылке привыкнуть к заполнению в её анусе.
Через тонкую перегородку я ощущал, как в её петельке продолжает работать искусственный фаллос, передавая мягкие волны вибрации и моему члену, замершему в тугой теплоте.
Теперь предстоял обратный путь... Плавно двинувшись назад, я ахнул от ощущений, когда Зекора напряглась в любовной муке и сильно стиснула меня, будто умоляя не покидать столь уютное укрытие. Похотливые стоны сорвались с наших губ слов в унисон, когда я оставил лишь головку в дырочке и двинулся назад, уже быстрее и с большей силой сжимая подрагивающий круп в руках.
Зебра подо мной дрожала, потела и широко раскрывала ротик в томных постанываниях, жадно принимая меня, пока я неспешно ускорял свои движения, распространяя по нашим телам горячие волны. Похоже было, что она полностью отдалась ощущениям зажимов на сосочках, вибратора в петельке и раскаленного стержня в попке, что безжалостно возносили её на вершину похотливого восторга.
Я неторопливо входил и почти полностью выходил из её тугого отверстия, руками беспрестанно поглаживая её спину, шейку и бока, в один момент схватив за гриву и несильно потянув на себя. Даже от такого простого движения зебра подо мной выгнулась, подчиняясь захвату, запрокинула голову и хриплым требовательным стоном попросила большего.
Отведя беснующийся хвостик в сторону, я наблюдая, как член скользит между двух полушарий крупа, неостановимо погружаясь внутрь зебры, и выходит обратно, чуть заметно оттягивая податливую дырочку вслед.

Звуки непристойных шлепков и похлюпываний наполняли комнату, пылкие движения ощутимо подняли температуру, а бесстыдный запах секса, состоявший из ароматов естественных жидкостей и смазки, давно пропитал тела, объединенные в погоне за удовольствием.
Всё это подводило меня к экстазу и я почти не пытался сдерживаться, буквально зарычав, когда максимально участил звуки встречи её попки и своих бедер, сосредоточившись на собственном удовольствии, опустившись грудью на её спинку и почти жестко загоняя себя в задыхающуюся подо мной кобылку и подгоняя её пошлым шепотом:

— Ты невероятно ненасытна... Бесстыдная, похотливая, моя любимая Зекора...

Кобылка подо мной согласно стонала, нанизываемая на горячий стержень энергичными движениями. Одну руку я переместил на её петельку, растирая клитор, пока она кричала и выгибалась навстречу мне, словно одержимая, новой струйкой пряной жидкости, вырвавшейся из влагалища, заливая наши ноги. Кажется, что зебра уже не осознает, где находиться, растворившись в сладком чувстве наполненности.

Я был на грани уже долгое время и этот спазм Зекоры вместе с хриплым стоном подвели меня к финалу. Чувствуя, что нет сил сдерживаться ещё хоть мгновение, я проникаю в нее насколько возможно полно, подчиняясь мучительно-сладкой хватке внутри кобылки, и напрягаюсь, отдавшись невыносимому удовольствию, закрыв глаза, крепко обнимая зебру. Мой член запульсировал и головка начала содрогаться, выплескивая весь оставшийся запас семени тугими струйками. Любимая сдавленно ахнула, подергивая крупом мне навстречу, содрогаясь от ощущений горячей жидкости, что я столь охотно извергал в нее, расположившись сверху. Тяжело дыша в жаркой агонии, я зарылся лицом в гриву, пока мой член выплескивал последние капли живительного сока в раскаленные недра. Как никогда интимно я ощущал своей кожей, какой разгоряченной и одновременно расслабленной была кобылка подо мной, растворившись в обоюдострастных ощущениях. Позволяю себе ещё несколько мгновений оставаться неподвижным, а после этого медленно выхожу из любимой, сразу же принимаясь за её освобождение.

Когда я снял повязку с нее, то не мог не улыбнуться. На личике Зекоры застыло удивленно-отрешенное выражение, следы от слез остались на щечках в виде влажных дорожек, тяжело дышащий ротик и чуть высунувшийся язычок дополняли картину. Широко раскрытые глаза закатились, и она быстро обмякла под моими руками, лишь судорога остаточного наслаждения пробегала по её гибкому телу. Я полностью развязываю слабо подрагивающее тело зебры, вытягиваю вибратор, снимаю зажимы, разминаю её ножки, помогая снять онемение. Она словно всхлипывает, её попка напрягается и из дырочки начинает сочиться моя сперма. Я вытираю её полотенцем и ещё раз смазываю промежность. Чуть припухший анус выделяется на фоне её влажной шерстки, как и набухшие губки не успевшей успокоиться петельки.

Как только дыхание начинает восстанавливаться, накатывает волна усталости пополам с томительной тяжестью. Укладываюсь рядом, поглаживая слабо потягивающуюся Зекору. Прижимаю к себе, мягко целую её, и она любовно отвечает, чуть прикусывая мою нижнюю губу, словно делясь переполняющей её негой.
Этот забег нас полностью вымотал и мы без слов решаем никуда не уходить с влажной постели.
Спустя десять минут замечаю, что моя любимая заснула, устроившись у меня под боком и тепло посапывая. Она лежит на спине, запрокинув передние ножки за голову, её бочка мерно поднимаются и опадают во сне, задние ножки раскинуты в стороны и расслабленны. Осторожно целую её в шейку и закрываю глаза.
Что ж, совместная ванна подождет до утра.

12 комментариев

Веон

На твоём месте я бы убавил число уменьшительно ласкательных слов. Нет нужды делать каждое слово, относящееся к маленькой зебре, уменьшительным — баланс должен быть где-то посередине. Даже сериал учит нас, что много ласкательных имён — это не очень хорошо.

Веон, Август 11, 2017 в 20:04. Ответить #

Язычник

Кстати,Веон,как выкладываются фанфы тут...? Я написал эссе,а оно до сих пор висит на...не понять где,на обнюхивание...

Язычник, Август 13, 2017 в 11:16. Ответить #

Или я уже зажрался в край, или с фанфиком что-то не то. Осилил до середины. Дальше просто пробежался, стараясь уловить интересные моменты которых, к сожалению, не обнаружил.

Anonim, Август 12, 2017 в 22:46. Ответить #

Язычник

Эм...каждый любит...и главное,что б его любили то ж...

Язычник, Август 13, 2017 в 05:26. Ответить #

shaihulud16

Помню, было хорошее PWP "Секс это чудо" где толковая эротика была ювелирно вписана в образы персонажей. Автор зачем-то удалил её из интернетов... Но кэш всё помнит!

shaihulud16, Август 13, 2017 в 06:36. Ответить #

как найти не подскажи
хотел прочесть но на автора совершили крестовый поход

лион, Август 19, 2017 в 16:17. Ответить #

burningbright

Пейринг непривычный, но секс весьма богатый:-) Одобрямс!

burningbright, Август 14, 2017 в 01:24. Ответить #

Весьма неплохо, на мой взгляд — именно такого уже долго не хватало на DP. Но согласен с Веоном, слишком много уменьшительно-ласкательных форм.

Аноним, Август 14, 2017 в 14:37. Ответить #

А остальные ночи года совместной жизни видимо особенными не были:) Я как то предполагал, что первые впечатления самые яркие обычно.
Наверное этого в этом рассказе и не хватает, персонажы пустые, и все остальное становится на этом фоне вторичным. Прочитав пару страниц, остальное спустил на перемотке, взгляд не за, что не зацепился.
Да и в целом весь рассказ, это описание эмоций и секса. Нет диалогов, нет того что отличает людей или пони. От лошадей в время гона к примеру:)
Но в целом автор старался, и нельзя сказать что этот текст не найдет своих почитателей.

freend, Август 14, 2017 в 19:19. Ответить #

Troll

Вы таки ищете смысл и сюжет там, где автор пилил прон с блэкджеком и понями?

Troll, Август 14, 2017 в 19:26. Ответить #

Ничего понудеть тоже полезно, как показывает практика критика тоже полезна бывает:)
И тогда быть может Зекора на следующий "особый день", ну сделает его более запоминающимся:)

freend, Август 15, 2017 в 19:20. Ответить #

SirSkyler

Не урчи)
Автор честно предупредил, что это зарисовка, не стоило от неё ждать чего-то большего чем сцены-двух вне особого контекста.
Самое главное-то есть — передан настрой и ощущение тепла и нежности.
Впрочем, у каждого своё главное, хех.

SirSkyler, Август 14, 2017 в 23:27. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.