Автор рисунка

Сложные отношения

410    , Октябрь 27, 2017. В рубрике: Рассказы, Эротика.

Автор: Softy8088
Перевод: Веон
Вычитка: Многорукий Удав

Оригинал: Complicated Relations
Сложные отношения (2018-05-12)Softy8088Slozhnye-otnosheniya(2018-05-12).fb2.zipfalseСкачать FB2

У Твайлайт Спаркл есть секрет: многие годы она поддерживала сексуальные отношения со своим братом — Шайнингом Армором. Но что же теперь, когда её брат женат на прекрасной принцессе Кейденс, станет с их запретной связью?

Пролог

Дверь погружённой во мрак библиотеки открылась, ненадолго впустив внутрь тусклый желтовато-оранжевый свет уличных фонарей, после чего он был изгнан щелчком выключателя и небрежным толчком заднего копыта, захлопнувшим дверь.

Трио кобылок двинулось по слегка извилистой траектории через весь первый этаж библиотеки. Та, что шла в середине, заливисто хихикала. Те, что шли придерживая её по бокам, хихикали лишь немногим меньше.

— Так, может быть, он из Королевской Стражи? — спросила разрумянившаяся Рарити, внимательно изучая опиравшуюся на неё пони из-под игриво полуприкрытых век.

Твайлайт фыркнула и ещё сильнее навалилась на белую единорожку.

— Мммможет быть... — промычала она, затем икнула и вновь захихикала.

— Считай, что это да, — предложила Рэйнбоу и как-то сумела поймать лиловую подругу, когда та опасно покачнулась в её сторону, притом что сама нетвёрдо держалась на ногах. — Он хотя бы лейтенант? Или, может, командор?

Твайлайт неловко подняла переднее копыто и потрепала голубую кобылку по голове.

— Ниччё не выйдет, Дэши-вэши... я же гврю, этто с... сссикрет, — сказала она и опять качнулась в сторону Рарити.

"Дэши-вэши"?! Твайлайт, да ты совсем упилась. Эй, Рари, сколько сидра она там вообще выпила?

— Насколько я припоминаю, Рэйнбоу Дэш, это именно ты занималась тем, что подливала ей в кружку, — ехидно заметила Рарити. — Кому, как не тебе, лучше всех об этом должно быть известно.

— Эй, я просто пыталась помочь ей расслабиться!

— Что ж, в этом ты определённо преуспела. — Белая кобылица, которая на данный момент оставалась самой трезвой из всех троих, остановилась на мгновение, чтобы получше подпереть Твайлайт. — Бедняжка едва стоит на ногах, и мне страшно представить, что ждёт её завтрашним утром.

— Ну, — Дэш хохотнула, — теперь мы хотя бы знаем, что она очень весёлая, когда напьётся.

Наконец, вся троица достигла лестницы на другой стороне зала.

— Ну давай, Твай, уже почти, надо только поставить твою... уфф, нет... ой! Блин! Агх!... Уй-й-й... Я так и хотела сделать.

Рарити смерила двух распластавшихся перед ней пони взглядом.

— Ох, чего мне только не приходится терпеть по твоей милости, Рэйнбоу Дэш!

— Рэйнбоу Бдыщь, — отозвалась с нижней ступеньки Твайлайт, хорошее настроение которой ничуть не пострадало при падении, что было заметно по беззаботной улыбке на её лице.

— Эй!

— Давайте-ка попробуем ещё раз, — мягко прервала Рарити едва не разразившуюся перепалку. Она помогла другой единорожке встать, пегаске же предоставила самой вести борьбу за равновесие. — Итак, все готовы? Твайлайт, Рэйнбоу? Хорошо. Теперь, правое переднее копыто вперёд.... вот так, теперь переднее левое... хорошо, теперь снова переднее правое, и заднее левое, отлично! Видишь, ходить по лестницам всё-таки не так уж страшно!

— Значит, королевский стражник, — продолжила рассуждать голубая кобылка. — Лейтенант или выше...

Твайлайт лишь молча улыбнулась в ответ, не подавая никаких намёков.

— Что ж, — вернулась к дискуссии Рарити, — если ты хочешь знать моё мнение, то причина того, что Твайлайт так настойчиво скрывает личность своего кавалера, состоит в том, что их отношения были не вполне благопристойны по стандартам приличного общества. Запретная связь, если тебе угодно...

Улыбка лиловой пони чуть потускнела, но это событие ускользнуло от взглядов её двух спутниц.

— Интрижка с офицером стражи просто не соответствует нужному уровню. Глядя на все имеющиеся улики, я бы предположила, что речь идёт об одном из профессоров Школы Селестии для Одарённых Единорогов. Преподавателю в столь почтенном учебном заведении вступить в любовную связь с ученицей — это настоящий скандал. Бедняжка Твайлайт держит всё в тайне, чтобы защитить его карьеру и репутацию.

— Должна признать, — ответила Рэйнбоу, поразмыслив над этим немного, — звучит ужасно похоже на правду.

Достигнув наконец той комнаты, что служила Твайлайт спальней, две более трезвые кобылки отбуксировали едва державшуюся на ногах подругу к её ночному пристанищу.

— Я всё-таки не могу поверить, что эта всезнайка впервые чпокнулась раньше нас всех! Откуда нам знать, что она не выдумывает?

— И для чего же, скажи на милость, Твайлайт стала бы лгать нам о таких вещах? Не все пони испытывают нужду преувеличивать свои победы, чтобы потешить эго, в отличие от некоторых присутствующих пегасов.

Возразить Дэш не успела, так как Твайлайт, пытаясь опуститься на кровать, утянула пегаску вслед за собой, а затем, приняв, видимо, радужногривую голову за подушку, радостно улеглась на неё сверху.

— К тому же, — продолжала Рарити, воспользовавшись заминкой подруги, — потребовалось внушительное количество уговоров и больше крепкого сидра, чем когда-либо на моих глазах вливалось в одну пони, чтобы вытянуть из неё хоть что-то.

Дэш наконец-то сумела выбраться из-под своей лиловой подруги и сделала жадный глоток воздуха, которого всё это время была лишена.

— Ну всё, меня это уже достало! Колись, Твай. Мы же твои друзья всё-таки, нам-то ты можешь доверять! Хочешь, дадим Пинки-Клятву, что никому не расскажем?

Твайлайт лишь помотала головой:

— Простите, это секрет.

Глаза единорожки были закрыты, и было ясно, что ей оставались последние драгоценные секунды сознания.

— Ты всё повторяешь это, моя дорогая, но... Твайлайт, я только надеюсь, что ты не защищаешь кого-то, кто... ну, скажем, злоупотреблял своим положением и пользовался тобой?

Твайлайт замотала головой ещё настойчивей:

— Нетнетнетнет... не пользовался! Он самый лучший! Самый милый, чудесный...

И Дэш, и Рарити внимали ей с навострёнными ушами, но их мордочки сразу же скуксились, как только стало понятно, что Твайлайт не собирается поведать им ничего, кроме перечисления этих туманных качеств.

Рарити откашлялась:

— Дорогая, я вынуждена согласиться с Рэйнбоу. Мы же твои подруги. Ты всё можешь нам рассказать. Даже если это твоё юношеское увлечение включало в себя некую непристойность, это не заставит нас думать о тебе хуже. Мы сохраним твой секрет.

Снова мотание головой:

— Не-а.

— Ну Тва-ай! Скажи хоть, это был кто-то известный? Кто-нибудь из Вондерболтов? Или тот чувак Хойти-Тойти? Или может... Принцесса Селестия, магически превращённая в жеребца?

Скупой заливистый смешок — вот весь ответ, который они получили от пьяной лиловой единорожки. Другая же не столь пьяная единорожка громко ахнула, в ужасе распахнув глаза. Рэйнбоу глянула на неё с удивлением, а затем озорно улыбнулась.

— Или, может, Рарин папа?

Рэйнбоу Дэш!

Твайлайт покатилась по кровати от неукротимого приступа хохота.

— О-отлично, Дэши! — На секунду она встретилась взглядом с обомлевшей Рарити и, словно отвечая на немой вопрос, выразительно икнула. — Мммможет быть... — добавила она, чем вынудила белую кобылицу ахнуть от возмущения, затем ахнуть ещё раз и наконец гордо удалиться из комнаты с высоко поднятой головой.

Выйдя на лестницу, Рарити старательно потопала копытами, чтобы создать видимость того, что она ушла, сама же при этом осталась стоять прямо за дверью, внимательно вслушиваясь в продолжение разговора.

— Окей, Твай, Рарити нет. — Пегаска осторожно потормошила полуспящую подругу. — Это останется только между нами, — по-заговорщицки прошептала она. — Мне ты можешь во всём доверять, ты же знаешь. Будь оно хоть трижды незаконно, ты всё равно можешь рассказать мне. Я ведь воплощённая Верность, а это значит, что я даже тело тебе помогу закопать, если надо будет. Думаю, один маленький секретик я уж как-нибудь сохраню.

Твайлайт открыла глаза и мечтательно посмотрела на Рэйнбоу.

— Я люблю тебя, Дэши... — сказала она, заставив голубую пони смущённо отвести взгляд.

Затем она снова залилась смехом:

— Но нет. Извини, не скажу.

Дэш вздохнула, видя, как последний шанс утолить любопытство выскальзывает из её копыт, погребённый под шумными всхрапами нагулявшейся подруги.

Пегаска нисколько не удивилась, обнаружив, что Рарити ждёт её у подножья лестницы. Когда они вместе вышли из библиотеки, единорожка первой решила нарушить молчание:

— Вообще-то, я действительно считала. Их было девять. Девять этих чудовищно больших кружек сидра.

Дэш присвистнула.

— Вау. Даже я бы, наверно, не смогла столько выпить.

Рарити кивнула.

— Следует отдать должное её непреклонности. Даже после всего этого она так и не раскрыла свой секрет. И это вселяет в меня определённое беспокойство... особенно в свете того, что, если я правильно прочла между строк, она была ещё совсем жеребёнком, когда это произошло.

Пегаска пожала плечами.

— Как по мне, если никто не пострадал, то и ладно. Видела, как она рассказывала про это? У неё глаза такие блестящие делаются, только когда она видит новенькую энциклопедию или типа этого. Когда бы и с кем он у неё ни случился, её первый раз был просто офигенным. Мне бы так повезло.

Белая кобылица кивнула. Внезапно она остановилась и её глаза уставились на что-то видимое лишь в её воображении.

Её спутница прошла ещё несколько шагов, прежде чем заметить, что идёт одна.

— Аллё! — Дэш помахала копытом перед лицом единорожки. — Эквестрия вызывает Рарити!

— О! Всё нормально, — ответила та, снова принимаясь идти. — Просто я поняла, что частью того, что я чувствовала, была не тревога. Это была зависть.

Дэш вскинула бровь:

— Серьёзно? Ты завидуешь первому разу Твайлайт?

— Именно. Мой был... скажем так, не столь приводящим в восторг. Мне остаётся лишь посетовать вслед за тобой, что мне не повезло так, как повезло Твайлайт. Бесспорно, кем бы ни был её таинственный жеребец, он ухаживал за ней так, как она по-настоящему заслуживала. — Лицо Рарити приняло решительный вид. — И я буду радоваться за неё. Этот урок я хорошо усвоила, и не позволю себе его повторять. Ничто так не отравляет отношения, как этот гадкий зеленоглазый монстр.

Рэйнбоу Дэш озадаченно почесала в затылке.

— Спайк, что ли?

Рарити издала усталый стон.

— Нет, я говорю о чувстве зависти.

— А-а.

— Если тебе действительно не безразлично счастье другой пони, то ты должна смиренно радоваться с ней её счастью, а не таить на неё обиду за то, что оно у неё есть.

— Звучит как хорошее письмо Принцессе Селестии.

— Могло бы быть, пожалуй. Только я сомневаюсь, что Принцесса оценит, если я стану описывать ей свой первый сексуальный опыт в сравнении с опытом её любимой ученицы.

— Эй, — Дэш широко улыбнулась, — откуда тебе знать наверняка...

 

Глава первая
Ожидания

На стук в дверь ответили быстро. Даже слишком быстро; прямо как будто бы брат всё это время с нетерпением ждал её прихода.

— Твайли! — радостно выкрикнул он с широкой улыбкой.

Другого приглашения ей и не требовалось. Лиловая единорожка бросилась через порог прямо в распростёртые копыта брата, и хотя жеребец мог похвастаться внушительным размером и силой, веса его младшей сестры всё же хватило, чтобы заставить его отступить на несколько шагов. Перемётные сумки Твайлайт, плотно набитые всем необходимым для недельной поездки, легко соскользнули с её спины и были забыты ещё до того, как коснулись пола.

— Я так по тебе скучала, Шайнинг, — сказала она, крепко прижимая его к себе. Её передним ногам немного не хватало длины, чтобы объять его широкую грудь, но они всё равно предпринимали отважную попытку. Уткнувшись мордочкой в его загривок, Твайлайт потянула носом запах брата. Шайнинг, в свою очередь, сделал то же самое, и следующие пару минут они просто сидели на полу и обнимались.

Наконец они выпустили друг друга, но только лишь затем, чтобы вновь надолго замолчать, вглядываясь друг другу в глаза. Твайлайт казалось, будто брат что-то читает внутри неё, и она даже начала беспокоиться, не слишком ли она очевидна в своих желаниях. Пока что их объятья можно было назвать близкими, но лишь в семейном смысле. Она не посылала ему никаких сигналов о прочих своих чувствах; по крайней мере, не осознанно. По правде говоря, Твайлайт и не рассчитывала, что что-то подобное может сегодня случиться.

Она не рассчитывала, но она... надеялась.

— А... Кейденс здесь? — спросила она, заглядывая за него, как будто ожидала, что розовая аликорница будет стоять прямо там.

— Нет, — ответил он, — она на какой-то встрече с Принцессой Селестией. Её не будет до самого вечера. Мы здесь совсем одни.

Последнее слово он произнёс с чуть большим ударением, чем планировал.

Твайлайт с лёгкостью подметила это, но постаралась обуздать свои фантазии. Научный склад ума не позволял ей принять малейший намёк за непреложный факт. Ей нужно было быть абсолютно уверенной, что он всё так же относится к ней, а единственным способом проверить это было набраться смелости и спросить. Каким бы ни оказался ответ, он всё равно останется её братом, напомнила она себе, готовясь к возможному отказу.

— Шайнинг, — начала она неуверенно, опустив глаза, — я понимаю, что ты теперь женат, и я хочу, чтобы ты знал, что я очень-очень рада за тебя. Я понимаю, что это, видимо, изменит отношения... между нами. — Она на мгновение прикусила губу. — И я просто хотела сказать, что я понимаю, и это не страшно, и... и я всегда буду любить тебя, несмотря ни на что.

Она почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы, но им так и не суждено было пролиться. Копыто брата бережно приподняло её за подбородок, и она вновь посмотрела в его голубые глаза. В эти сильные, ласковые, любящие глаза.

— Твайли, — сказал он едва ли громче шёпота, — уверяю тебя... — он наклонился ближе, — ...ничто не изменилось между нами.

И не теряя более ни секунды, он поцеловал её в губы. Она с готовностью приоткрыла рот, позволив его языку коснуться её, как это бывало уже много раз. Она слегка подалась ему навстречу, выписывая языком знакомые движения, которые ей так долго хотелось исполнить вновь. Лиловая единорожка смутно ощутила, как тает напряжение в мускулах, которого она даже не осознавала, как оно испаряется и исчезает в какой-то неуловимый момент, отчего становилось трудно сказать, как же она ещё умудрялась стоять на ногах.

Пара слезинок сумела отыскать лазейку, чтобы пролиться, но была сразу же утёрта, едва закончился поцелуй.

— Я... я не знала... — снова заговорила она, на этот раз глядя прямо в глаза жеребца с улыбкой полной радости и облегчения. — То есть, я не была уверена, что ты всё ещё... — она замолчала подбирая нужное слово, — ...хочешь меня.

Он покачал головой с беззлобным укором, как будто его сестра сказала только что бесспорную глупость.

— Тебе не стоило сомневаться, Твайли. Что бы ни случилось, ты всегда будешь моей маленькой сестрёнкой. Ты всегда будешь желанной для меня.

Он нежно коснулся её рога своим, и лёгкий румянец, проступивший на щеках младшей пони, был ему ответом.

— Вообще-то, я уже не такая и маленькая! — игриво возразила она.

— Вот как? — его улыбка стала коварной. — А почему же тогда я до сих пор могу сделать это?

Твайлайт взвизгнула, когда розовая полупрозрачная аура подхватила её и подняла в воздух. От непрерывного хихиканья стало трудно говорить.

— Ты... ты не можешь! — выкрикнула она. — Я слишком старая! Слишком большая!

— Что ж... — Он пару раз подкинул её в воздухе, отчего единорожка запищала от плохо скрываемого веселья. — Стоит признать, ты немного раздобрела, но не настолько, чтобы я не смог тебя поднять.

Он развернулся, всё ещё держа младшую пони перед собой, и понёс её вверх по лестнице и дальше по короткому коридору.

— Ты что, хочешь сказать, что я толстая?! — сказала она обвиняющим тоном со всей притворной ненавистью и презрением, которые могла призвать.

— Ага, но ты сама это сказала, — невозмутимо ответил он. — По крайней мере, я не называл тебя старой. — Он замолчал, внимательно разглядывая её. — Постой, это что, седые волосы у тебя в гриве?

Лиловая пони ахнула.

— Да как ты смеешь?! — воскликнула она, но тут же вновь залилась смехом. Так продолжалось до тех пор, пока она не увидела конечную цель их путешествия.

— Нет! Нет! — закричала она с выражением, которое можно было описать только как радостную панику, и лихорадочно замахала копытами, противясь тому, что сейчас должно произойти.

— О да, — настойчиво произнёс он с прямо-таки злорадной ухмылкой.

Не приложив каких-либо видимых усилий, как и пристало единорогу столь выдающихся магических способностей, Шайнинг Армор подбросил свою сестру почти к самому потолку. Крик застрял у Твайлайт в груди, когда она, описав дугу, пролетела по комнате, и смог вырваться лишь после того, как она полетела вниз. "Только бы соседи ничего не услышали," — мелькнуло у неё в голове.

Она отскочила от матраса раз, другой, третий и лишь после этого завязла в мешанине из простыней и подушек, возникшей при её приземлении. Постель не стала ничуть аккуратней и от веса второго пони, бесцеремонно плюхнувшегося на неё следом, с успехом компенсируя превосходящей массой меньшую скорость.

Попытки Твайлайт унять смех привели лишь к тому, что единорожка сдавленно икнула — причудливый и одинокий звук. Оставив все усилия, она позволила долгому приступу хохота закончиться естественным путём, чтобы лёгкие смогли вернуться к более спокойному ритму. Лиловая пони утёрла лицо копытом и с некоторым удивлением обнаружила, что оно осталось совершенно мокрым от слёз. Она даже не осознавала, что начала плакать.

Шайнинг поднялся на ноги и встал над лежащей на спине сестрой. Он опустил голову и начал бережно и методично собирать слёзы с её лица, наполовину целуя, наполовину слизывая их. Твайлайт не сопротивлялась, её тело совершенно расслабилось, и она закрыла глаза, позволяя ему собрать слёзы вокруг них. Несколько раз он прерывал своё занятие, чтобы поцеловать сестру в губы, и вкус соли на его языке заставлял её улыбнуться. Его старания не увенчались полным успехом — когда он закончил, её лицо не стало абсолютно сухим, — но смысл их был не в этом.

Когда со слезами Твайлайт было покончено, они обменялись ещё одним долгим взглядом. Шайнинг Армор согнул задние ноги, опуская часть веса на бёдра и живот младшей пони. Улыбка лиловой кобылки стала ещё шире, когда она ощутила тёплую продолговатую тяжесть, стиснутую между их пупков. Шайнинг не спешил и не предпринимал никаких новых действий, но его член веско напоминал о своём присутствии своим теплом и мерной пульсацией. Твайлайт позволила себе ненадолго расслабиться и понежиться в этом ощущении, любуясь сидящим над ней братом.

Он был во всех и каждом отношении прекрасным образцом мужественности. Немного крупный для жеребца, но не безобразно огромный. Мускулы его отличались выдающимся рельефом, но не выпирали при этом буграми. Всё его телосложение говорило о том, что его обладатель наделён как силой, так и скоростью. Его белая шерсть выглядела чистой и опрятной, не оставляя впечатления излишней выхоленности, и то же можно было сказать о его двухцветной, ниспадавшей на плечи гриве. Однако сейчас вовсе не грива брата занимала все мысли Твайлайт, а его глаза. Те самые глаза, что всегда говорили ей, как никогда не смогут сказать слова, что он любит её беззаветно. И всегда будет любить.

Родители Твайлайт беззаветно любили её. Она это знала. Друзья любили её, как любят друзья. Даже о Кейденс можно было сказать, что она любит её — как нянька. И всё же никто из них не знал её так, как знал брат. От него она ничего не прятала и не скрывала. Они знали друг друга гораздо более близко, чем должно быть позволено брату с сестрой. С самых юных лет они делились друг с другом всеми своими мыслями, своими надеждами, своими мечтами... и своими телами. Любовь, которую она видела в его глазах, была не столько отличной от всех других видов любви, сколько являлась соединением всех видов любви, что она испытывала в жизни, и ещё сверх того.

У Твайлайт никогда не было кольтфренда. Судя по тому, что она читала о романтических отношениях, это было сложное и запутанное занятие. То же, что она делила с Шанингом, было простым, искренним и безупречным. Но что ещё важнее, ей этого было достаточно. Не было никакой пустоты, никакого пробела в её жизни, который нужно было бы заполнять, покуда она знала, что у неё есть брат, который любит её, пусть даже большей частью только на расстоянии. Она не думала о Шайнинге как о своём возлюбленном, он был для неё кем-то совсем иным. "Брат", пожалуй, было самым точным словом, но даже оно не передавало всей глубины их привязанности друг к другу. После многих лет бесплодных попыток подобрать подходящую формулировку она наконец решила, что в языке просто нет слова, которое вмещало бы всё то, что он значил для неё. Он был её другом, её защитником, её семьёй, её пламенем...

Кстати, о пламени.

Тепло, покоившееся на животе Твайлайт, обзавелось парой, горевшей чуть ниже и дальше. Её кобылиное естество бестактно напоминало о себе, требуя внимания, и вот теперь, отринув последние тени сомнений, Твайлайт с радостью ему подчинилась. Она начала с коротких медлительных движений бёдрами, прижавшись петелькой к нижней стороне пениса Шайнинга, и постепенно придавала им всё большую глубину. Она уже была достаточно влажной, чтобы её движения оставляли тонкий глянец женственных соков на нижней стороне его члена, позволяя ей легко скользить вдоль него. Дыхание Твайлайт становилось всё глубже и размереннее в ответ на райские ощущения, разливавшиеся от её подхвостья, но она держала их под контролем. То, что здесь происходило, не было неистовым и диким, оно было чувственным.

Шайнинг тем временем испытывал ничуть не меньшее удовольствие. Какому-то другому не столь вдумчивому или опытному жеребцу могло бы показаться, что она его дразнит, но белый единорог давно научился наслаждаться подобными ощущениями как чем-то самоценным, не низводя их в ранг простых прелюдий перед куда более пылкими действиями. Его мужское естество вздрагивало и напрягалось от каждого движения сестры. Шайнинг тихо застонал и на секунду оторопел, когда услышанное им оказалось совсем не таким, как он ожидал. Он рассмеялся, осознав, что это Твайлайт тоже застонала в одно время с ним, и получившийся звук немало удивил их обоих.

Он наклонился, чтобы подарить ей ещё один поцелуй, и тот был с жадностью принят. Несколько минут они продолжали в том же духе: единорожка извивалась под братом, мягко прижимаясь к нему и сопровождая свои действия то стоном, то вздохом, то прикосновением губ, или какой-либо их комбинацией. Со временем, впрочем, именно Твайлайт решила перейти к чему-то более агрессивному. Оперевшись передними ногами на его плечи, она задрала задние так, что конец его члена навис прямо над её заждавшейся щёлкой, и одним взглядом дала ему понять, что готова.

Он погрузился в неё с отточенной лёгкостью. Лиловая единорожка вдохнула, наполняя лёгкие воздухом в унисон тому, как плоть жеребца наполняла её лоно. Срединное кольцо скользнуло между её задних губ, заставив Твайлайт чуть заметно вздрогнуть — момент чистейшего блаженства. Ощущение того, как стенки её лона растягиваются, приспособляясь к пенису брата, рассыпало свежие волны тревожного наслаждения по всему её телу. Это было глубоко удовлетворяющее чувство, но вместе с тем оно лишь распаляло её желание быстрее, чем могло его утолить.

Шайнинг начал медленно раскачиваться, то погружаясь в неё до основания, то оставляя в ней лишь около трети своей длины. Дыханье Твайлайт стало более тяжёлым, но пони начала беспокойно ёрзать. Пользуясь магией, она подёргала простынь, пытаясь расправить неприятную складку, образовавшуюся у неё под спиной, но даже расправив её, Твайлайт продолжала немного хмуриться.

— Шайнинг, стой.

Он тут же подчинился, отступив назад и с беспокойством посмотрев ей в лицо. Твайлайт торопливо разгладила простынь на краю кровати и вновь легла там на спину, устроившись плечами на самом краю матраса.

— Прости, — извинилась она, — я просто хотела... ну, знаешь...

Объяснения замерли у Твайлайт на устах, когда она поняла, насколько они будут излишни. Слегка кивнув, она дала ему знать, что он может продолжить.

И он продолжил. Рывки жеребца стали теперь чуть быстрее, чуть сильнее и напористее. Твайлайт застонала и запрокинула голову, сладко урча, свесившись через край кровати так, что её чёлка касалась пола. От прилившей крови голова наполнилась приятным теплом и гудением, отчего каждый звук казался менее резким и более... густым. Ей это нравилось. Тем временем то, что происходило у неё между ног, буквально впрыскивало жидкое блаженство ей в кровь. Каждый раз, когда белый жеребец чуть выскальзывал из неё, она жаждала его возвращения, и каждый раз, когда он снова наполнял её, ей хотелось, чтобы он оставался в ней вечно, и только знание, что следующий толчок принесёт ещё большее удовольствие, смиряло эти наивные порывы.

Шайнинг Армор больше не мог так просто дотянуться до её губ, а потому взамен он стал услаждать их обоих, покрывая шею Твайлайт долгими влажными поцелуями, в то время как его свободное копыто ласкало поочерёдно то бок, то грудь единорожки, то гладило вокруг её Метки. Ощущение тёплой и мягкой плоти лиловой пони, крепко обнимавшей его член, возбуждало его тело всё сильнее и сильнее, тогда как душа наполнялась неизмеримой радостью при мысли о близости, которой они так легко и беззаботно делились друг с другом.

Твайлайт была не против уступить брату инициативу, но не собиралась оставаться пассивной участницей. Она двигала бёдрами навстречу его движениям, пусть с меньшей свободой, но зато с не меньшим энтузиазмом. Её передние копыта были ничем не скованы, и она не замедлила пустить их в ход, лаская Шайнинга всюду, куда могла дотянуться, чем заслужила себе ещё больше поцелуев, осыпавших её передние ноги всякий раз, когда они оказывались вблизи от мордочки жеребца. И он, и она глубоко дышали, упиваясь пьянящим ароматом их страсти, разливавшимся в воздухе.

Шальная, но ставшая привычной мысль мелькнула в уме юной единорожки: она занимается сексом со своим братом. Это неправильно — говорило общество. Грязно, отвратительно, грешно. Она не верила этому, не верила никогда. Однако этот миг, как и многие другие до него, ей приходилось скрывать от мира, как будто в них было что-то постыдное, что-то неправедное и порочное. Никто не знал об этой стороне их отношений, кроме них двоих, и так должно было оставаться впредь, — подумала она с ноткой грусти. Это был секрет, который им, как видно, суждено было унести в могилу.

Но, вопреки всему, она бы ни за что не отдала это и ни на что не променяла. Чувствовать своего брата вблизи себя, внутри себя — от этого она не ощущала себя ни грязной, ни порочной. Она ощущала себя завершённой. Ему она могла доверять без оглядки. Этот жеребец всегда будет любить её. Он никогда не причинит ей зла. Он сделает всё, чтобы она была счастливой. А ей сильнее всего на свете хотелось сделать счастливым его. И в эту минуту их общее желание исполнялось.

Неправильно? Да что на свете могло быть правильнее, чем это?

Купаясь в блаженстве, она бесцельно водила взглядом по противоположной стене, ни на чём конкретном не фокусируясь. Внезапно её разум отметил, что что-то и в самом деле неправильно.

Вот. Вон там. В зеркале над комодом...

Из зеркала на неё смотрела пара фиолетовых глаз.

Не её глаз.

Глаз Кейденс.

Громко вскрикнув, она оттолкнула Шайнинга от себя, однако не рассчитала силы, забыв о своём шатком положении, и полетела с кровати вниз головой, больно ударившись и растянувшись нескладной кучей на полу.

— Твайли! — в панике вскричал брат.

Она вскочила на ноги так быстро, как только смогла. Даже затуманенный сексуальной эйфорией, шоком и болью от неудачного падения, её разум с умопомрачительной скоростью рассчитал углы, определил линию зрения и...

Резко обернувшись на открытую дверь спальни, она едва успела заметить кончик трёхцветного хвоста, исчезающий за углом.

— Твайлайт, что случилось?!

— Кейденс! — выпалила она, тяжело дыша. — Кейденс видела нас!

— Ты уверена? — спросил он, взглянув на пустующий теперь порог.

— Да, я видела её! Она стояла там, прямо за дверью, и она видела нас... вместе... Она всё видела! О Селестия!.. — Голос единорожки надломился, на глаза навернулись новые слёзы.

— Всё хорошо, Твайли. Сейчас я пойду и поговорю с ней.

Лиловую пони охватил ужас:

— Что, если она расскажет Принцессе Селестии? Я... я же больше не смогу быть её ученицей. И она, наверное, изгонит меня. Или бросит в темницу...

— Твайлайт.

Тёмные мысли уже кружились в её голове.

— Или изгонит, а потом бросит в темницу в изгнании!

— Твайлайт.

Мысли становились всё темнее и темнее.

— Что, если об этом узнают мои друзья? Я их всех потеряю!

— Твайлайт!

Она ведёт себя так эгоистично, вдруг осознала она, думает только о себе.

— А твой брак, Шайнинг! Мне так жаль!

— Твайлайт!

Слёзы покатились по её лицу.

— А твоя карьера! Я знаю, она так важна для тебя!

Твайлайт!

— Скажи ей, что это я во всём виновата. Я соблазнила тебя... Я-я наложила на тебя какое-то заклятье, и ты на самом деле...

Твайлайт!!!

Жеребцу пришлось закричать во всё горло, чтобы наконец привлечь внимание сестры. Её губы дрожали. Выражение испуганной паники на её лице сменилось недоумением, когда она разглядела, что Шайнинг ничуть не встревожен, а на его губах играет лёгкая, участливая, почти что довольная улыбка.

— Всё будет хорошо. Обещаю, всё будет хорошо, — произнёс он, ободряюще погладив её по гриве. — Кейденс уже знает про нас. Я ей рассказал.

Рот юной пони открылся так широко, что при желании она легко могла бы целиком проглотить один из знаменитых пинкипаевских тортов.

— Чт... что?!

Это была их величайшая тайна, их главный секрет, а он просто взял и рассказал его Кейденс? Гнев, недоверие и облегчение бились в её разуме за превосходство. Шайнинг с виноватым румянцем отводил глаза. Его улыбка, впрочем, выдавала отнюдь не искреннее раскаяние, но скорее озорное смущение главного виновника в особо хитроумном розыгрыше.

— Ты рассказал ей?! — спросила Твайлайт, просто чтобы подтвердить, что разум не играет с ней злую шутку. Тот удар по голове была совсем не шуточным.

— Она моя жена, — пояснил Шайнинг. — Я обо всём ей рассказываю.

 

Читать дальше

 


"My Little Pony: Friendship is Magic", Hasbro, 2010-2017
"Complicated Relations", Softy8088, 2012
Перевод: Веон, 2017

17 комментариев

Sportacus

насколько большой будет фик? что-то уровня Ксенофилии со всеми её спиноффами,или 4-5 глав?

Sportacus, Октябрь 27, 2017 в 11:57. Ответить #

Веон

Он совсем небольшой. Всего в нём 5 глав, не считая пролога, эпилога и бонусной сцены, из которых в итоге набирается 22 тысячи слов, что теоретически можно было бы объединить в две или три главы.

Веон, Октябрь 27, 2017 в 12:58. Ответить #

burningbright

Рэйнбоу Бдыщь
Новый вариант Рэйнбоу Крэш? Шикарно:-)
 
Теперь, правое переднее копыто вперёд.... вот так, теперь переднее левое... хорошо, теперь снова переднее правое, и заднее левое, отлично!
Лол. Помнится, была на этом сайте как раз такая игра. Сложность впечатляла:-)
 
если я правильно прочла между строк, она была ещё совсем жеребёнком, когда это произошло
Шерлок Рэрити... Как она умудрилась такое вывести?
 
когда он закончил, её лицо не стало абсолютно сухим
Если бы оно оставалось сухим после нескольких десятков поцелуев — вот это было бы действительно странным:-)
 
То же, что она делила с Шанингом
Шайнингом
 
кобылиное
Может, кобылье?
 
Тот удар по голове была совсем не шуточным
был
 
Ну что ж, в целом — весьма приятственно! Обелённая развратность, новое поколение? Отличная идея! Слог, опять же, гладкий, приятный, а отношения описываются... прямо как этот секс: неторопливо и нежно:-) Стиль первоклассный, перевод тоже. В общем, ждём продолжения!
 
P.S. А Кейденс, судя по всему, хоть на этот раз и не взяла на себя инициативу, но явно не против развития событий:-) Сие весьма перспективно!

burningbright, Октябрь 27, 2017 в 12:58. Ответить #

Веон

>Помнится, была на этом сайте как раз такая игра. Сложность впечатляла:-)
Кстати, да. Когда я вчера перечитывал текст, мне тоже на этом месте вспомнился QWOP :) Я хотел написать про это комментарий, но когда закончил все правки публикацию, уже забыл :с

>Шерлок Рэрити... Как она умудрилась такое вывести?
Мы же не знаем, о чём они говорили до этого. Возможно, что-то и намекнуло.

Веон, Октябрь 27, 2017 в 13:05. Ответить #

Язычник

Неэтично...*фыркает*...брат с сестрой...! По мне,так сие извращение есть...

Язычник, Октябрь 28, 2017 в 04:10. Ответить #

mixanic

...и именно для таких извращений нужен этот сайт.
Мне вот понравилось, например. Почти "Обелённая развратность".

mixanic, Октябрь 28, 2017 в 07:31. Ответить #

Многорукий Удав

В общем-то, пока они друг от друга жеребят не заводят, этика тут ни при чём.

Многорукий Удав, Октябрь 28, 2017 в 08:46. Ответить #

Веон

По-моему, вот как раз пока жеребят нет, это чистая этика и ничего больше.

Веон, Октябрь 28, 2017 в 10:17. Ответить #

burningbright

А по-моему, сэнсеи, вы об одном и том же сейчас говорите:-)

burningbright, Октябрь 29, 2017 в 02:13. Ответить #

smikey

Лет 100 назад любой самый ванильный клоп посчитали бы жутким извращением.

smikey, Октябрь 29, 2017 в 09:49. Ответить #

skydragon

Обелённая развратность, но в другую сторону.
Ух, милота зашкаливает просто!

skydragon, Октябрь 29, 2017 в 15:08. Ответить #

Интересненько,почитаемс как целиком выйдет)

Аноним, Октябрь 29, 2017 в 18:24. Ответить #

ramaloce

Почему-то напомнило, Friendship is Witchcraft, десятую, кажется серию. :)

ramaloce, Ноябрь 20, 2017 в 19:38. Ответить #

Веон

Наверное, потому что твайцест.

Веон, Ноябрь 20, 2017 в 19:56. Ответить #

Когда прода?

Ponychaos, Март 9, 2018 в 12:37. Ответить #

Веон

Завтра.

Веон, Март 9, 2018 в 18:07. Ответить #

Веон

Она уже здесь:
https://darkpony.space/slozhnye-otnosheniya-glava-2/

Веон, Март 10, 2018 в 08:55. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.