Автор рисунка

Всемогущий

110    , Январь 10, 2021. В рубрике: Разное, Рассказы.

Автор: DarkDarkness

Аннотация:
Однажды Биг Мак нашёл на поле старый кувшин, медный такой. Что, лягать, могло пойти не так?

Фанфик на Ponyfiction

Всемогущий

Эй, путник, войди в город наш Понивилль: ты своим не поверишь глазам! Ждет тебя впереди дружбомагий каскад. Ты готов? Открывайся, амбар!

Всё началось с кувшина. Небольшого, медного такого, потемневшего от многих лет в земле. А откопан он был на одном из полей неподалеку от фермы «Сладкое Яблочко». Откуда он там взялся? Примерно оттуда же, откуда в Эквестрии пруд с копиями Пинки Пай или Амулет Аликорна в лавке скупщика – никто этого не знает, просто в один чудесный погожий денёк кто-то из пони отыскивает неизвестную волшебную хреновину, такую как параспрайты, и со временем проблема раздувается из мухи в слона.

На этот раз будущее «приключение» нашел Биг Мак, когда тянул плуг – лезвие для вспашки зацепилось за ручку емкости и выдернуло из почвы. Биг Мак остановился, отцепил инструмент, подошел, поднял находку и попытался оттереть от грязи – вышло не очень. Флегматично пожав плечами, фермер аккуратно положил находку и вернулся к работе – с этим «подарком судьбы» можно разобраться и позже, в подходящее время: за полчаса до сна. Из-за этого он не увидел, что происходит с кувшином.

Тот дернулся. Сначала как-то робко, будто не веря, что его откопали, затем сильнее, потом вообще завибрировал, как резиновая игрушка Эплджек. Из его носика ударила струйка то ли пара, то ли дымка, словно его пытались продуть изнутри. Вторая. Третья. А потом из него повалило, будто из хижины Три Хаггер. Почувствовав запах жженого тряпья, Биг Мак обернулся и увидел: из черного, быстро перекрашивающегося в белый дыма-пара сконденсировался типичный представитель Абиссинии – на пару голов выше Спайка черный кошак, обмотанный в шелка, в нахлобученном тюрбане с павлиньим пером.

— Мау-у-у!.. — протяжно завопил он, похлопывая себя по разным частям тела. Нижняя часть так и осталась хвостом дыма. — Десять тысяч ле-е-ет! О святые пески Абиссинии, как же у меня затекли хвост и шея! А ведь я был дымом! И этот запах, от меня пахнет как от собачьего шайтана! Оу, а ещё…

Беззвучно хлопнув в мягкие лапки, кот создал из ничего лоток с песком. Сделав свои дела и совершив один из древнейших священных абиссинских ритуалов, он повернулся к задумчиво рассматривающему его Биг Маку. Неловко мяукнул, шаркнул специально созданной задней лапкой, сложил вместе передние и поклонился:

— Мяу, приветствую тебя, о краснозадый, словно прекраснейший из рубинов, хозяин! Я великий и могущественный джинн Дженджи, здесь и сейчас готов исполнить одно любое твое желание! Ну, почти любое…

— Агась, — без особого интереса сказал Биг Мак и пошел впрягаться обратно в плуг. С великими и могущественными он уже встречался.

Дженджи неловко кашлянул и, подцепив дымным хвостом кувшин, телепортировался прямо перед вспахивающим поле фермером:

— О потенциально чуткоухий из чуткоухейший, нет ли у тебя проблем с ушами, которые я мог бы исправить?

— Не-а, — сосредоточенно сказал Биг Мак, огибая настырного кота. Тот залевитировал рядом.

— О потенциально мудрейший из мудрейших, нет ли у тебя в таком случае задержки в…

— Не-а.

— Ну так какого рахат-лукума, о терпеливейший из терпеливейших, ты испытываешь мое терпение?! Может хоть представишься, о удивительнейший из удивительнейших?

Биг Мак закатил глаза: он не любил, когда его отрывали от работы. В его распорядке дня для бесед было специально выделенное время: за двадцать минут до завтрака, пятнадцать минут во время часового обеденного перерыва и два часа перед сном. Иногда время менялось, но не сегодня. Впрочем, Биг Мак понимал, что просидевший в кувшине десять тысяч лет джинн вряд ли ознакомлен с его планом. Поэтому фермер пока решил остановиться и проявить снисходительность:

— Меня зовут Биг Макинтош. Мне двадцать шесть лет. Мой дом находится в северо-восточной части Понивилля, где расположены все яблоневые сады. Я не женат. Я работаю на семейной ферме и прихожу домой не позднее девяти вечера. Я не курю, но иногда выпиваю. Я ложусь спать в одиннадцать вечера и получаю ровно восемь часов сна, несмотря ни на что. Выпив стакан теплого лошадиного молока и потянувшись минут двадцать перед сном, я обычно без проблем сплю до утра. Словно жеребенок я просыпаюсь утром без всякой усталости и стресса. На моём последнем осмотре мне сказали, что у меня нет никаких проблем со здоровьем. Я пытаюсь донести, что я обычный жеребец-работяга, который хочет жить спокойной жизнью.

Биг Мак и вправду был удивительным пони хотя бы потому, что смог вместить всю эту тираду в одно короткое слово из трёх букв.

Ещё более удивительным было то, что Дженджи его прекрасно понял.

Пока джинн задумчиво чесал задней лапкой ухо, Биг Мак снова вернулся к работе. Дженджи мяукнул и беззвучно хлопнул в лапки-варежки: всё поле резко взрылось, вмиг став перепаханным. Дженджи довольно распушил грудь – демонстрация вышла неплохой.

— Мя… Мяу?

Оказавшийся посреди поля проделанной работы, фермер посмотрел на непрошенного помощника тяжелым взглядом и, всхрапнув, потащил плуг на ферму. Дженджи полетел следом.

У амбара Биг Макинтоша встретила Эпл Блум, толкающая головой наполненную бадью:

— Уже закончил, Большой Брат?

— Угу.

— Быстро ты… а это что за котик?

— Э, я не просто котик, о прекраснейшая из умнейших! Я великий и могущественный джинн Дженджи! Моя власть практически безгранична в пределах Джинньего Свода Правил…

— А?

Дженджи закатил глаза и хлопнул лапками. В воздухе возник том толщиной с Толковый Дружбомагичный Словарь.

— Мур-р-р, если кратко, я не могу убивать, не могу возвращать мертвых и не могу влюблять других насильно – за этим к моим конкурентам со стрелами! Правда, последнее не совсем правило, скорее настойчивый совет… я просто одного из предыдущих хозяев случайно очень сильно влюбил в молодой кактус… хс-с-с… неудобно получилось по многим причинам, хотя хозяин вроде стал и не против… в общем, что было, то было – сейчас ты мой новый хозяин, о прекраснейший из жеребцов! Поэтому загадай уже свое желание, о бегущий от счастья!

— Агась, — без интереса ответил Биг Мак, отцепляя плуг и открывая дверь амбара.

Дженджи терпеливо подождал, пока тот затолкает инструмент вовнутрь.

— Мяу, ты ведь не хочешь загадывать желание, не так ли?

— Не-а.

— О, о, а можно тогда я? — выхватила у Дженджи кувшин Эпл Блум. Она читала абиссинские сказки и знала, как пользоваться этими штуками. — О великий и могущественный Дженджи, исполни мое желание! Хочу, чтобы у меня появилась метка! А ещё у Свити Белль и Скуталу! Но у Скуталу можно немного позже, она забрала мое мороженое и сказала, что я толстая, а я не толстая, у меня просто кость с возрастом становится шире и тяжелее!

Дженджи сморщил носик и хлопнул в лапки.

— Сработало? — начала крутиться Эпл Блум, чуть ли не пытаясь засунуть нос в зад. — У меня теперь есть метка? Большой Брат, ты видишь мою метку?!

— Сработало, о прозорливейшая из слепых. Просто она невидимая.

— Правда?!

— Конечно же нет, о мудрейшая из глупейших! Правило одна тысяча дробь два: единовременно у джинна может быть только один хозяин – и это не ты!

— А… А если братик пожелает?..

Дженджи развел лапками, мол, естественно. Эпл Блум с надеждой взглянула на брата. Тот очень тяжело вздохнул и тоскливо произнес:

— Агась.

Дженджи снова хлопнул в лапки. Эпл Блум снова посмотрела на него, уже подозрительно:

— Не сработало ведь?

— Твой ум сияет, подобно драгоценному камню в лотке с песком…

— Тогда почему, ведь братик пожелал?!.. Ты дуришь меня, вредный джинн! — попыталась дернуть Эпл Блум зубами за хвост вредного пройдоху. И закашлялась, глотнув дыма.

— Мяу, слово мое нерушимо, клянусь Бездымным Пламенем! Ему достаточно просто загадать желание…

Эпл Блум повернулась к брату, гневно посмотрев снизу вверх:

— Так, Большой Братик, я не поняла, ты хочешь, чтобы твоя Маленькая Сестренка получила метку?

— Агась.

— Но не хочешь загадывать это желание джинну?

— Не-а, — честно признался Большой Брат.

— Бра-а-атец! — повесила нос Эпл Блум. — Ты!.. Ты!.. Дурак!

Схватив бадью зубами, она затащила её в сарай и захлопнула дверь перед носом Брата.

Биг Мак вздохнул, с горечью думая об обиде сестры и том, что снова нужно менять планы. К счастью, он был хорошим фермером-планировщиком и у него всегда был план «Б».

План «Б» был в соседнем от «Сахарного Уголка» кафе и заключался в Спайке и Дискорде, которые устроили очередную игру «Подземелий и Драконов». Увидев, что вместе с третьим членом клуба пришел гость, Спайк и Дискорд переглянулись, а последний мерзко захихикал:

— Эй, красный здоровяк, похоже, у тебя случилась «котострофа»?

— Агась, — коротко поведал о случившемся на ферме Биг Мак.

— Вот оно как, — Спайк почесал лапой затылок и обратился к Дженджи: — А я – Спайк, вроде как Помощник Номер Один, это Дискорд, и мы тут в настолки играем. Хочешь с нами?

— Я ве…

— Ага, ага, Дженджи, великий и могучий, — зевнул Дискорд. — Добро пожаловать в клуб. Он тебя донимает, а, здоровяк?

— Угу.

— Ребят, ребят, давайте не будем ссориться? — поднял лапы в обезоруживающем жесте Спайк. — Мы тут вроде как ради веселья, так давайте начнем? Дженджи, так хочешь с нами?

— Я великий и всезнающий джинн Дженджи и играть в подобные игры – ниже моего достоинства, о самый чешуйчатый из мягкотелых, — вздернул нос Дженджи, боясь спросить правила.

— Ох, ну, если хочешь…

— Он просто боится спросить правила, — язвительно сказал Дискорд.

— Молчи, о имеющий язык змеи во рту полного козла! Если хочешь сравнить наши умы, то выходи на бой в шек-трак!

— Шек-трак?! Эту тягомотную прабабку шахмат с костями, которую все похоронили тысяч пять лет назад?! Ты из какой гробницы вылез, реликт темного прошлого?!

— Знаешь, как говорят у нас в Абиссинии? «Пасть маленькая, да писк громкий»!

— Ну, всё, ты напросился!

Вскочив с места, Дискорд вырвал у Дженджи кувшин и, закрутив, дал, пожалуй, сильнейшую подачу в истории Эквестрии, умудрившись пробить крышу. Приставив лапу «козырьком» и проводив улетающего вслед за своей тюрьмой мяукающего Дженджи, Дискорд сказал:

— Хорошо пошел, до соседней туманности долетит…

— Мяу! — Возник из воздуха Дженджи с кувшином рядом с Биг Маком. — Там, вообще-то, холодно!

— …а может быть, и нет, — устало сказал Дискорд, снова отнимая кувшин, разверзая под ногами землю и бросая проклятый артефакт туда.

— Мяу! Там псиной пахнет!

— Так, мне надоело, — уселся и взял стаканчик с сидром Дискорд, когда Дженджи появился снова. — На этом мои полномочия, пожалуй, заканчиваются…

Дженджи насмешливо зафырчал, выпячивая грудь.

— …а вот их – нет.

— Их? — переспросил Спайк.

Они появились из портала. В пространстве прорезалась воронка, и из неё повалила толпа драконикусов в футуристической броне.

— Межмировое Бюро Расследований по борьбе с опасными артефактами! — рявкнул главный из них с погонами капитана, тыча в окружающих резиновой ощипанной курицей. — Никому не двигаться, эта желтая малышка превратит вас в зародыш второго триместра с двух парсеков! Вы, красный грязепони! Мы изымаем этот кувшин до дальнейшего разбирательства!

Пара драконикусов в форме подхватила кувшин протестующе мяукающего Дженджи и уволокла в портал.

Прошла минута. Вторая. Десятая. Большой Мак уже хотел бы облегченно выдохнуть, но вдруг воронка в пространстве снова открылась и из неё вышел один из МБР и, козырнув, предельно вежливо поставил кувшин на стол. Козырнул ещё раз и провалился в ещё один портал.

— Мяу, Межмировое Бюро Расследований, серьезно? Они же даже похожи на тебя!

— Ну, стоило попытаться, — зевнул Дискорд и обратился к Маку: — Прости, дружище, но пока ты не загадаешь желание, он будет к тебе привязан. Всегда и везде, до самой смерти. А потом… потом не знаю. Не проверял.

— Ага-а-а-ась… — тяжело вздохнул Большой Макинтош. Что бы такое пожелать? Не то чтобы у Большого Макинтоша вообще не было желаний, просто… просто дело было в другом.

— Пожелай, чтобы наш новый «друг» стал свободным, — ехидно подсказал Дискорд.

— Мау, хозяин?! — невольно выпустил когти и посмотрел на хозяина с неподдельным ужасом Дженджи.

Тот пожал плечами. Дженджи облегченно мяукнул и налетел на Дискорда:

— Мау, ах ты сын хромой козы и кривого ишака, рожденный в самой глубокой клоаке алмазных мохнатых карликов!

— Эм-м, простите, — робко вклинился Спайк, встряхивая кости. — А что такого в желании быть свободным? Или Дженджи так любит свою работу?

— Хе-хе, — достал из воздуха профессорский колпак Дискорд и продолжил менторским тоном: — Просто джинны – это исполнители желаний по определению, и только. И если они перестают исполнять свое прямое предназначение… скажем так, они становятся ненужными для вселенной. Очень ненужными.

— И?... Оу, — Спайк поперхнулся. До него дошло. — То есть ты фактически предложил ему?..

— Ага. Должны же мы хоть как-то сегодня развлечься?

Спустя десять минут берущий кости Спайк, пожевав губу, неуверенно спросил:

— В детстве Твайлайт читала мне Абиссинские сказки, и я тогда спросил: а откуда, собственно, приходят джинны? Мы даже спрашивали об этом Принцессу… безуспешно.

— Правила Джиньего Кодекса запрещают распространять такую информацию, — вздернул нос Дженджи. — Хотя иногда и очень хочется.

— Дискорд?

— А мне почем знать? Я старый, но не всеведущий.

После какой-никакой игры в «ПиД», Большой Макинтош вернулся на ферму. Перерыв закончился, нужно было приниматься за работу: обобрать особый сорт яблонь, что плодоносил круглый год, и перенести фрукты поближе к амбару.

Слегка присмиревший после шутки Дискорда, Дженджи сидел и смотрел, как Биг Мак наносит удар за ударом, сбивая плоды. Наполнив бадью, он оттащил её. После пятнадцатой фермер решил сделать перерыв и сел под деревом, захрустев яблоком. Дженджи посмотрел на него с явной завистью и хлопнул в лапки: перед ним появился финик. Джинн надкусил его, сморщился и выкинул.

— Не знаю почему, о трудолюбивейший из ленивых, но у меня в последнее время вся еда на вкус получается как песьи фекалии, — поделился он с хозяином. — Скажи, не мог бы ты отведать вот этот мой свежесотворенный рахат-лукум, чтобы я мог убедиться в своей хватке?

Большой Мак пожал плечами и взял сладость. Попробовал, поморщился: на вкус вроде бы ничего, просто сам он не был особым сладкоежкой. Отложив угощение, фермер вернулся к работе.

Дженджи еще несколько минут наблюдал, как Большой Мак перетаскивал яблоки, а затем мяукнул и робко взялся за одну бадью. Большой Мак покосился на него, но ничего не сказал.

Дженджи зашипел, прилагая силы: без джиньей магии он оставался всего лишь обычным абиссинцем, пусть и довольно молодым в теле. Его сил всё же хватило помочь дотащить несколько емкостей, при этом от пота он стал похожим на мокрую Опал. Тяжело дыша, он уселся рядом с фермером, тоже взял яблоко и впился зубами:

— Мяу… вкушно…

Внезапно на Дженджи нахлынули воспоминания. Палящее солнце, река с крокодилами, оросительные каналы Абиссинии, хорошо заточенный серп… и вкусный сахарный тростник… Интересно, кто там сейчас правит, в родной Абиссинии?

— Хэй, жеребчики, а вы неплохо поработали, — подошла к отдыхающим Эплджек, запряженная в тележку. — Большой Маки, ты, эт, малышку Блуми не видал?

— Не-а.

— Прост я её недавно в городке видела, со слезами, она сказала, что пойдет с подружками строить плот, а ты – дурак. Случилось чего?

— А-а-а… — объясняющее вздохнул Большой Макинтош.

— О, вона как. Не сердись на неё, Большой Брат, малая она ещё – не понимает тебя. Я тоже в детстве не понимала. А потом поняла, когда впервые своими копытами трубу починила.

— Угу. А?..

— Куда-то в лес, вроде бы к речке… как там её? Эх, надо бы тож хоть раз в жизни сходить… к Бурной?

Большой Мак рассеяно кивнул, а затем до него дошел смысл сказанного. Бурной?!!

Спохватившись, он бросился на всех парах в сторону леса: речка Бурная была самой богатой на пороги. И на кое-что похуже.

Он не успел. Завидев приближающегося брата, за которым летел мяукающий вредный джинн, Эпл Блум принялась толкать от берега кое-как сбитый из старых досок плот, на котором уже устроились Свити Белль и Скуталу. Запрыгнув, младшая из Эплов показала язык брату и крикнула:

— Большой Брат, раз не хочешь помогать мне получить метку, так хоть не мешай! Рулевой Скуталу, полный вперед! Метконосцы-водоплавающие!

Река Бурная была не особенно широкой, но быстрой – ни разу не скакуну Большому Маку приходилось прилагать значительные усилия, чтобы поспевать за плотом.

Проблемы начались с порогами.

— Во-во-вот это здоро-ро-во! Ауч! — цеплялась капитан Эпл Блум за гнилые доски, чтобы не улететь за борт. — Ауч, ой, камни!.. А-а-а, мой бант! Рулевой Скуталу, лево руля!

До спуска на воду пытавшаяся поднять бунт на корабле, Скуталу навалилась на палку.

Тр-р-ресь.

— Руль отломился!

— Мы все умрем! — закричала словно маленькая леди Свити Белль. — Мы все умрем! Я говорила, говорила, что это была плохая идея! Мы вечно вляпываемся во всякие неприятности!

— Отставить панику! Впередсмотрящий Свити Белль, что у нас на горизонте?!

Кое-как взявшая себя в копыта Свити Белль прищурилась:

— Водопад! Какие будут команды?!

— Паникуем! Все паникуем!

Бегущий Большой Маки оттолкнулся что было сил и нырнул. Кое-как достигнув плота, он уцепился за него и принялся хоть как-то, хоть понемножку, но подталкивать его к берегу.

— Прыгаем!

Взяв, насколько было можно, разбег, команда корабля таки перепрыгнула на берег. Вовремя: плот как раз налетел на особо злобный камень и даже не пошел к одну – буквально разлетелся в щепки!

— Большой Брат!

Усилившееся течение продолжало волочь Большого Мака, то и дело норовя пересчитать камнями ребра. Почти у самого края он смог найти достаточную опору и остановится. А затем медленно, очень медленно, превозмогая бьющий в лицо поток, он сделал шаг…

— Мяу, хозяин! — возник перед ним Дженджи. — Желание, загадай желание!

Большой Мак стиснул челюсти – стоит открыть рот, и бурлящая река вполне может выбить его зубы. Уцепившись за камень, он поднатужился, еще на шаг приближаясь к берегу.

Всего в семи метрах от него была большая пропасть.

— Большой Брат! — крикнула прибежавшая одна Эпл Блум, остальные были на пути в Понивилль за помощью. — Не сдавайся, Большой Брат! Ты никогда не сдаешься!

Большой Мак не сдался.

За него это сделал камень.

Подхваченный потоком, утопающий полетел вниз, по пути приложившись несколько раз головой.

— МЯЯЯЯУУУУ!

Развивший сверхзвуковую скорость Дженджи ринулся вниз и подхватил бессознательное тело в свободном полете. Опустившись к основанию водопада, он осторожно положил его на песок и, видя, как из-под головы хозяина натекает красная лужа, хлопнул в лапки.

Пролетающая рядом бабочка замерла в воздухе.

— Что же делать, что же делать… — принялся заламывать лапки Дженджи. — Нужен лекарь! Среди местных джиннов есть лекари?!

Раздвоившись, он облачился в свежесотворенную лекарскую тогу и надел жутко серьезные, но непрактичные очки:

— Лекарь Дженджи здесь! Что у нас, младший жрец Дженджи?

— Потенциальный утопленник, лекарь!

— Мур, дайте взглянуть… хм, пациент скорее мёртв, чем жив, я бы прописал бальзамирование тела. Или хотя бы пиявок со скарабеями по результатам вскрытия.

— Лекарь Дженджи!

— Хорошо, хорошо, младший жрец Дженджи, несите соль, уксус, молодое вино, бинты… А, ладно, надоело.

Соединившись со второй половинкой, Дженджи хлопнул в лапки. Зависшая в воздухе бабочка снова полетела, а тело хозяина дернулось. Вытекающая кровь резко передумала и принялась затекать обратно, попутно сращивая переломы. Смешав соль, уксус и вино, Дженджи залил эту ядерную смесь в рот хозяина.

Закашлявшись, тот очнулся и удивленно пощупал голову. Та больше не болела.

— О самый здравомыслящий из безумцев! Я восхищен твоим героизмом, но все же нельзя перегибать палку. Теперь-то ты загадаешь желание?

— А? Не-а…

— О. О нет, нет-нет-нет… великий Джой, благословляющий пушистые лапки Абиссинии, неужели я вправду нарвался на «самосдела»?! Загадай желание, прошу, загадай! Бездымным Пламенем клянусь и заклинаю, не загадаешь – тебе же потом хуже будет! Ну же, загадай! Проклятые правила джиннов! Загадай! Загадай!

— Большой Брат!

Спустившаяся к основанию Эпл Блум набросилась на брата и принялась реветь, размазывая сопли по его груди:

— Большой Брат, я… я… прости, я больше не буду-у-у… Дженджи, дай и я тебя обниму! Спасибо, большое спасибо…

— Мяу, — кисло мяукнул тискаемый джинн.

Немного подумав, он достал из-под промокшего тюрбана слегка потрепанный бант.

***
Спустя десятилетия ферма «Сладкое Яблочко» стояла на том же месте, что и всегда. Спустя десятилетия два десятка пони собрались на втором этаже в комнате с большой кроватью, на которой лежал покрытый морщинами жеребец. Одним копытом он держал свою любимую Шугар Белль, а вторым – изрядно подросшего сына. Никем не видимый, помимо Большого и Старого Маки, Дженджи сидел на груди своего хозяина, обняв еще сильнее потемневший от времени кувшин и продолжал мурчать-бурчать под нос:

— Загадай желание… ещё не поздно… загадай желание, и я верну тебе молодость… загадай желание, ну что б тебя, о тот, чью стойкость убеждений не сумеет раздолбать даже блохастый пес…

Биг Мак слабо улыбнулся. Он прожил долгую и спокойную жизнь трудяги и сделал всё, что хотел, сам исполнил каждое свое желание. И ни о чем не сожалел.

Он умер размеренно, так же, как и жил: выделив на агонию каких-то шесть с половиной секунд. Душа его отлетела легко, словно сорванный с яблони осенним ветром последний сухой листок. Он поднялся над своим телом, попытался обратить свой взор к небу…

И наткнулся на грустный взгляд Дженджи.

— Прости, бывший хозяин, — печально сказал джинн, создавая еще один кувшин. — Вселенная решила, что такие, как мы, абсурдно сильные духом, исполнители собственных желаний, возможно, в наказание, но должны помогать другим. Новичок, добро пожаловать в клуб.

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.