Автор рисунка

Утраченное время / Lost Time — глава 8

150    , Февраль 23, 2018. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.


Автор картинки — sketchyjackie

Автор: Bookplayer
Перевод: Cloud Ring
Вычитка: Shai-hulud_16

Оригинал
Начало

Глава восьмая
Сейчас для тебя

Следующим утром, когда Эпплджек встала, как обычно, не дожидаясь, пока поднимут солнце, Рэйнбоу тоже выползла из кровати. С усилием точно не меньшим, чем через час понадобится Селестии. Она потёрла глаза копытом, пытаясь прогнать из них сон.

— Да, вот уж точно сюрприз, — фыркнула Эпплджек, натягивая шляпу.

— Это не-ааа… — Рэйнбоу длинно и глубоко зевнула, — ...не сюрприз. Это жертва, и я приношу её тебе.

— Моя героиня. — Эпплджек усмехнулась, но дождалась, пока Рэйнбоу дотащится до неё, и только потом направилась в кухню.

Рэйнбоу моргнула, когда Эпплджек включила свет на кухне. — Где кофе?

— Уже ставлю, — ответила Эпплджек, направляясь к плите.

— Как ты умудряешься готовить кофе без кофе? — поинтересовалась Рэйнбоу, садясь за стол.

Эпплджек хихикнула:

— Кто-то ведь должен. Как, по-твоему, наполняется кофейник?

Рэйнбоу пожала плечами:

— Я думала, это дар Селестии — чтобы пони за завтраком не попадали вилкой в глаз.

— Ну, если считаешь меня даром Селестии, не буду спорить. — Эпплджек улыбнулась и поставила чашки себе и Рэйнбоу. — Так с чего ты вскочила в такую рань?

— Хочу поднять детей. Поговорю с Лифом и отправлю их к Маку и Черили на сегодня, — Рэйнбоу поймала удивлённый взгляд Эпплджек, — я вчера спросила, и они разрешили, а если будут знаки, я займусь детьми, а вы с Маком — в сад.

Эпплджек кивнула, подхватив кипяток с плиты, налила воды в кофейник, и продолжила:

— И для чего тебе понадобилось увести детей?

Рэйнбоу глубоко вздохнула, втянув аромат кофе из воздуха, и почти что проснулась уже от этого. Поняла, что не ответила Эй-Джей.

— В основном, чтобы побыть без них. Хочу день только с тобой, никаких других забот.

— Дэш, мне не нужно… — начала Эпплджек, поджав губы.

— Зато мне нужно. Говорили же. Думаю, прогулка, бег, возможно, спа…

Эпплджек глянула на неё, подняв бровь:

— Ты ненавидишь спа.

Рэйнбоу широко улыбнулась:

— То есть, ещё не совсем забыла, что круто, а что нет. Это не для меня, это для тебя, ты любишь массаж. Считай, плата за всю неделю, которую я хреново обращалась с тобой.

Эпплджек нахмурилась и наполнила кофе две чашки:

— Я не сержусь.

Рэйнбоу закатила глаза:

— Но и не в норме.

Эпплджек поставила чашку перед Рэйнбоу и вернулась к стойке, где рядом с печью ждала её чашка. Поставила сковороду на огонь.

— Этим всё не исправишь.

— Знаю. Но вдруг поможет. — Рэйнбоу отпила большой глоток.

Они молчали, пока Эпплджек разбивала яйца и резала овощи, а Рэйнбоу допивала первые полчашки. Рэйнбоу ощутила, как сон уходит из головы, и улыбнулась, подумав о планах на день. Будет весело просто побыть рядом с Эпплджек. Как вчерашняя игра, только дольше. А потом тот сюрприз, он занял почти весь час, но точно того стоит.

Эпплджек проговорила:

— Примерно в это время я обычно стучусь к Сайдер и Лифу. Сначала к Сайдер, потом к Лифу, потом снова к Сайдер. Но она всегда первая за столом, Лиф сначала ищет, на чём остановился с вечера, потом спускается.

Рэйнбоу кивнула и одним глотком допила остаток кофе:

— Ясно. Сейчас вернусь.

Она направилась вверх по лестнице и постучала в дверь Сайдер:

— Пора вставать!

Изнутри не ответили, она пожала плечами и перешла к другой комнате.

— Привет, Лиф, пора вставать.

Он сонно ответил через дверь:

— Мам? Всё в порядке?

Рэйнбоу прислонилась к двери:

— Ага, всё круто… не против, я войду?

Помолчав, он ответил:

— Давай.

Рэйнбоу приоткрыла дверь и просунула внутрь голову. Лиф сидел в кровати, синяя простыня сбилась в ногах. В комнате был беспорядок: мятые бумажки на полу, стопки книг и бумаг повсюду, даже у плакатов с Вандерболтами, заслоняя даты и места.

— Привет… — улыбнулась Рэйнбоу. — Всё хорошо. Ма внизу, готовит завтрак, я встала пораньше, чтобы ей помочь.

— Ясно, — он кивнул, пристально смотря на неё. — А ты почему не внизу?

— Я пришла сказать тебе, что сегодня ты идёшь в гости к дяде Маку. — Рэйнбоу отвлеклась на плакат, заметив, что у одного Вандерболта в строю — радужный хвост. На секунду улыбнулась, но вспомнила, о чём говорила, и встряхнулась. — У нас с ма планы на сегодня.

— Что за планы? Из-за тех странностей вчера на ужине? — Лиф выбрался из кровати и, нахмурясь, подошёл к маленькому зеркалу. Пригладил колючую гриву. Рэйнбоу прикусила губу, не зная, что сказать. Она должна хоть что-то пояснить: действительно, что-то явно не так. С другого копыта… одно лишнее слово, и она перепугает жеребёнка, и перед тем надо хотя бы поговорить с Эй-Джей.

— Вчера на ужине… а, да. — Рэйнбоу покачала головой. — Лиф, у твоей ма выдалась непростая неделя. Знаешь же, что после падения я забыла много важного? Твои трюки, ваши правила?

Лиф снова забрался на кровать, взглянул на Рэйнбоу и кивнул

Рэйнбоу подошла, чтобы встать напротив:

— Ну, я забыла кое-что, что очень важно для твоей ма. И пока не нашла времени исправиться. И если ты вдруг не знаешь, то… у тебя сильная ма, она не хочет, чтобы мы за неё волновались.

— За ужином… — она вздохнула. — После ужина мы хотели помочь ей с этим. Мы решили подождать, но если тема всплывёт, хочу, чтоб ты знал: твоей ма тоже иногда нужна помощь, так что нам тоже надо быть сильными и помогать ей.

— Прости. — Лиф опустил взгляд. Потом добавил. — В смысле, что не хотел есть ужин.

Рэйнбоу улыбнулась ему:

— Всё норм. Ты не знал. Но сегодня я тоже помогаю твоей ма. Ей нужно заняться со мной взрослыми делами, так что вы трое сегодня отправляетесь к Черили и Маку.

Лиф взглянул на неё:

— Но какими делами… — Он сильно покраснел. Отвернулся, и быстро продолжил: — Знаешь, не важно. Больше неинтересно.

— А? — Рэйнбоу уставилась на него. С чего, во имя Эквестрии, он так краснеет? Потом до неё дошло, и она взорвалась смехом:

— Ты думаешь, мы вас выгоняем, чтобы заняться сексом!

— Мама! — в ужасе взглянул на неё Лиф. — Фууу! Не говори так!

Рэйнбоу усмехнулась:

— Так ведь не я первой про это подумала.

— Я пытался про это не думать! — он метнулся к доске и начал просматривать стопки бумаг. — И теперь снова не думаю!

— То есть, я не сказала, что мы не… — поддразнила Рэйнбоу.

— Ля-ля-ля, не слушаю! — Лиф подхватил бумаги и какую-то книгу и начал утрамбовывать их в сумку. — Собираюсь к дяде Маку!

Рэйнбоу хихикнула, выходя из комнаты. Повернувшись в сторону кухни, услышала плач Ская. Ещё раз громко постучала в дверь Сайдер:

— Сайдер, вставай! Ты сегодня гостишь у тёти Черили и дяди Мака!

Сайдер распахнула дверь, паря в воздухе в дверях:

— А можно взять лётные…

— Никаких! — перебила Рэйнбоу, не останавливаясь по пути за Скаем. — Готовься на выход!

***

Через несколько часов дети были у Мака, и копыта Рэйнбоу уверенно отбивали ритм по утоптанной лесной тропе, Эй-Джей держалась рядом. Деревья проносились мимо, ветер дул навстречу, она дышала легко и свободно, полной грудью, несмотря на работу ногами. Эй-Джей улыбалась — наверно, тому же.

День был солнечным и жарким, но в прохладном лесу, когда ветер остужал пот на бегущих телах, было потрясно. Они начали с трусцы, но вскоре обменялись безмолвными усмешками, и началась гонка. О финише речи не было, он не нужен, если просто бежишь как можно быстрее, чтобы не уступить пони, которая не уступит тебе.

Кроме того, они в любом случае будут спорить, кто победил, так что финиш тем более не нужен.

Бег в лесу нравился Рэйнбоу — он напоминал полёт. Про лес можно не думать, это просто размытый фон. Ничего нет рядом, кроме пони, из-за которой она выкладывается по полной, и кроме копыт, раз за разом взбивающих землю.

Они бежали в спокойном молчании: если бы и могли поговорить, то незачем. Бежать с другой пони — уже круто, и Рэйнбоу не нужны слова, чтобы знать, что рядом Эй-Джей. Если на этой скорости кто-то ещё рядом, то именно Эй-Джей и никто больше.

Но когда Эпплджек, шумно дыша и не теряя темп, спросила, — Дэш, хочешь всерьёз?

...Рэйнбоу пришлось признать — так даже лучше. А с этой опасной усмешкой в зелёных глазах Эй-Джей — идеально.

— Спрашиваешь!

— За мной! И держи глаза шире!

Они пробежали ещё, потом Эпплджек ушла направо, на боковую тропинку. Рэйнбоу помнила, что это обрывистый путь, неудобный для бега, и раньше туда не сворачивали. Но Эпплджек свернула, так что Рэйнбоу держалась следом.

Эпплджек почти не замедлила галоп на узком пути, спускающемся между густыми кустами с обеих сторон. Рэйнбоу сомневалась, что они смогут остановиться — на этом склоне сложно было не ускориться. По курсу Рэйнбоу видела упавшее дерево и поворот за ним. Она улыбнулась: отличный прыжок, высокий и сложный, и надо хорошо приземлиться, чтобы тут же уйти в поворот.

Эпплджек прыгнула на полной скорости, чисто коснувшись земли и сразу же повернув. Рэйнбоу метнулась в воздух следом за ней, крылья хотели раскрыться и спасти её от толчка при падении. Она удержала крылья, и приземлилась, но чуть не сбилась с ног, проскользив копытами по гравию.

Следующий отрезок извивался среди отвесных камней. Рэйнбоу расслабилась лишь немного. Она всегда была маневреннее, так что смогла догнать Эй-Джей и держаться плечом к плечу. Но она знала — если Эй-Джей предложила «всерьёз», то дело не только в одном прыжке и резких поворотах, так что смотрела вперёд и не отвлекалась.

— Дороги не знаешь. Если что, крылья, — сказала Эпплджек, пока они проходили поворот за поворотом.

— Ты без крыльев, я без крыльев.

Эпплджек широко улыбнулась, когда они вышли из последнего поворота на прямую.

— Шею ведь сломаешь.

Перед ними стояло огромное дерево, нижние ветви закрывали путь от колен до головы. Рэйнбоу удивлённо открыла глаза, взглянув на Эпплджек. Такое невозможно перепрыгнуть — но Эпплджек бежала прямо и набирала скорость.

— Эй-Джей!.. — испуганно сказала Рэйнбоу. Эпплджек неслась вперёд как грузовой поезд.

— Вниз! — крикнула та, и в последнюю секунду прижала копытом шляпу и выбросила задние ноги вперёд, упав на землю и проскользнув под ветвями.

Рэйнбоу очень постаралась повторить, и в целом справилась. Она никогда особенно не дружила с землёй, и земля деликатно напомнила об этом острыми камнями и жестким песком по кьютимарке — но она вынеслась на другую сторону.

Эпплджек перекатилась с бока на копыта и тут же продолжила бег. Рэйнбоу, спотыкаясь, поднялась на ноги и помчалась за ней.

— Сказала же, крылья!

— Обойдусь!

Эпплджек одобрительно кивнула и указала головой вперёд:

— Ещё прыжки.

Их было три подряд — кучка камней, ствол дерева, ручей на пути. Каждый из них они прошли легко и вместе.

— Почти всё, — выдохнула Эпплджек. — Провал за тем прыжком.

Рэйнбоу кивнула. Куст перед ними был примерно на высоте кьютимарки, и без того непростой прыжок, а если на той стороне провал, то это настоящий вызов. Рэйнбоу сузила глаза.

Они взмыли в воздух. Рэйнбоу видела рядом идеальный силуэт Эй-Джей. Путь на другой стороне куста был примерно на метр ниже, чем до него. Эпплджек приземлилась без помарок, Рэйнбоу смогла удержаться на ногах, но из-за лишних мгновений в прыжке всё-таки запнулась.

Эпплджек замедлилась и остановилась; Рэйнбоу стояла сзади, и обе задыхались. Они были на речной отмели внизу холма, ловили дыхание. Обе были грязные, потные и пыльные, и бедро Рэйнбоу горело в том месте, где прошлось по камням.

— Отличная работа, — сказала Эпплджек, дружески толкнув её в плечо. — И так-то сложная трасса, а уж вслепую — голову потеряешь.

Рэйнбоу расплылась в улыбке, когда адреналин гонки начал отходить:

— Было так круто…

Эпплджек фыркнула и уселась на островок мха:

— Точно.

— Ты потрясно смотрелась! — Рэйнбоу вымоталась вся, кроме крыльев, так что перелетела к Эпплджек. — Не просто секси, я про эти повороты, прыжки, нырок под дерево — совсем как Дэринг Ду, супер!

— О, спасибо, — сказала Эпплджек, взглянув на зелень и подтолкнув её копытом. Рэйнбоу вытянулась мордочкой вверх на мягкой земле, сложив передние ноги за головой как подушку. Расслабленно и невольно улыбалась, смотрела на ветви и островки синего неба над ними.

— Знаешь, пока ты постоянно на ферме или готовишь, в голову не лезет, что ты так можешь, — сказала она, взглянув на Эй-Джей.

Эпплджек фыркнула, но тоже улыбнулась:

— Не помню, чтоб ты жаловалась на готовку, как садишься за стол, — она глубоко вздохнула и подобрала ноги. — Но, наверное, ты не знаешь… может, ты и Вандерболт, но рядом с тобой трёхкратный чемпион Эквестрийских Родео. Ещё когда не родился Лиф.

— Правда? Ого, круто! — Рэйнбоу снова взглянула на деревья и небо. — Но больше не участвуешь?

Эпплджек тоскливо вздохнула:

— Не-а. Иногда, на ярмарках... лассо, бег с препятствиями, метание вязанок… это всегда было по нраву. Но вот без чего уж точно проживу — это без быков. В том последнем ездила на Диком Быке Хикоке… с ним хорошо пить в баре, но в круге, сразу от входа — никаких поблажек.

Рэйнбоу усмехнулась:

— Он о тебе, наверное, то же говорит.

— Ещё бы! — рассмеялась та в ответ. — Я продержалась все восемь секунд в его самой жесткой скачке, и наш с ним рекорд пока не побит.

— Молодцы! — Рэйнбоу с широкой улыбкой повернулась к ней, но Эпплджек смотрела вдаль. Улыбка стала печальной, и она продолжила аккуратнее:

— Я же была там, правда?

Эпплджек тихо фыркнула, но не обернулась:

— Ты тогда сказала, что не знаешь, к чему больше ревновать — к трофею или к быку.

— Ага, похоже на меня, — ответила Рэйнбоу, снова опуская голову.

Эпплджек кивнула, и они замолчали. Рэйнбоу впервые задумалась о том, что она упустила не в своей жизни, а в жизни других пони. О том, что им важно, о том, где и когда она должна была быть. Где и когда она была. Но теперь… как будто её и не было там, чтобы поздравить или поддержать.

У Эй-Джей было много таких моментов. У детей, у друзей… это ранило не так сильно, как свои потерянные минуты, но их тоже было жаль. Почти никто больше даже не знал о потере, но Эпплджек помнила каждый день.

Она удивилась, когда Эпплджек заговорила, и ещё больше — что расслабленным и счастливым тоном:

— Спасибо, Дэш.

— За что? — спросила Рэйнбоу, оглянувшись на неё.

Эпплджек улыбалась, всё ещё смотря куда-то в лес:

— Мне это было нужно, даже не догадывалась, насколько… всё было так… — начала хмуриться, но взглянула на Рэйнбоу, и снова улыбнулась. — Но ты была права. Надо было выпустить пар и расслабиться. И знать, что несмотря ни на что, ты моя лучшая подруга.

— Всегда. — Рэйнбоу вытянула ногу из-под головы и протянула копыто для толчка, получила толчок в ответ. Потом повернулась на бок, устроившись рядом с Эй-Джей. — И… наверное, я тоже не сказала спасибо.

Эпплджек уставилась на неё:

— За что?

— За… всю неделю. — Рэйнбоу повела копытом. — За то, что была рядом со мной, помогла мне. Была сильной, ведь одна из нас должна быть в порядке, и… — Рэйнбоу поколебалась и покачала головой. — На твоём месте… я не нашла бы сил.

Эпплджек на секунду притихла. Потом мягко ответила:

— Я знаю, сахарок. Но тебе стоит знать — я бы не справилась с тем, что сделала ты за неделю.

Рэйнбоу нахмурилась:

— Ты о чём? Ты это, типа, постоянно делаешь.

— Меняю всю жизнь, сходу и слёту? — Эпплджек подняла бровь. — Бросаюсь с головой туда, куда даже не думала? Например, в материнство, без шансов, что справлюсь гладко? А ты просто принимаешь условия, летишь с ними дальше, проникаешься всем сердцем и любишь их…

Рэйнбоу моргнула. Что-то такое она и правда сделала, но ведь выбора не было. Эпплджек покачала головой и продолжила:

— Я так не умею. И никогда не умела. Даже когда хотела. Когда была кобылкой в Мэйнхэттэне. Если бы ты оказалась на моём месте, ты бы мигом прижилась среди богатых пони…

Рэйнбоу широко улыбнулась:

— Так понятней…

Эпплджек улыбнулась ей в ответ:

— Всегда этим в тебе восхищалась. Куда тебя ни занесёт, ты влетаешь с головой и несёшься вперёд на полной скорости. Тебе даже карта не нужна.

Рэйнбоу могла припомнить пару моментов, когда эта черта кусала её за круп, но если пони говорит, какая Рэйнбоу классная, незачем её поправлять, так что она расслабилась и позволила Эй-Джей продолжить.

— Знаешь, когда ты сказала, что хочешь уйти из Вандерболтов, я тебя отговаривала, — на это Рэйнбоу резко подняла голову.

Эпплджек, кажется, не заметила. Она снова смотрела в сторону с растерянным видом.

— Одно дело, когда я ушла из родео, это просто хобби. Но до меня не доходит, как ты можешь просто уйти оттуда, куда тянулась всю жизнь, от того, что было так важно. Но тебе так нравилась семья, и в один момент ты просто была семейной пони, и ты приняла решение…

Рэйнбоу сглотнула. Вспоминая прошлую неделю, она почти начала понимать, как так вышло. — Это не так просто…

— Я не говорю, что просто. — Эпплджек взглянула прямо в глаза. — Говорю же, я бы не смогла. Но для тебя — как будто проще простого. Поэтому мы хорошая команда. Я сильная, когда нам это нужно, а ты можешь резко развернуться, когда нам это нужно, и мы всегда во всём помогаем друг другу.

Глядя в глаза Эпплджек, Рэйнбоу поняла, что они обе чокнулись.

Сама она чокнулась, потому что как-то забыла, что пригласила Эпплджек на свидание. Конечно, пригласила ради секса, но и потому ещё, что Эй-Джей может бежать с ней наравне, и пройти трассу с препятствиями — вниз с холма, на полной скорости, не задумываясь — и бросить ей ту самую улыбку, что значила «теперь ты в деле» и гнала кровь по жилам. Эй-Джей была вот здесь и вот сейчас, она всё ещё могла всё это — и даже куда больше. То есть, если Рэйнбоу не сошла с ума, теперь она ещё больше хочет свидания с Эпплджек.

Эпплджек чокнулась, потому что забыла, что Рэйнбоу пригласила её на свидание. Не та Рэйнбоу, что ушла из Вандерболтов ради троих детей. То свидание было с Рэйнбоу, которая втихую отодвигала яблочные корзины, и ныла, что свидание пришлось отложить на неделю. Неделю назад она сама была той Рэйнбоу, но с тех пор работала на отрыв хвоста. Так что, если Эпплджек не сошла с ума, она должна ещё больше хотеть свидания с Рэйнбоу.

Конечно, они не могут продолжить там, где Эй-Джей рассталась с женой, но… может, смогут продолжить там, где Рэйнбоу рассталась с лучшей подругой.

— Эй-Джей… как насчёт когда-нибудь сходить на свидание?

Эпплджек моргнула. Потом широко открыла глаза:

— Дэш, я не к тому вела. Не стоило мне говорить…

— Знаю, что не к тому. — Рэйнбоу покачала головой, в основном чтобы выиграть время и подумать, как объяснить это Эй-Джей. — Просто… я тебя пригласила, потому что думала, что ты секси. Как и сейчас! Но ещё — потому что ты секси и моя лучшая подруга… тогда и сейчас. Я знаю, что мы не женаты, но если я не жената, и рядом со мной привлекательная и потрясная пони, то я не знаю, почему мы ещё не встречаемся.

Наступила долгая пауза; выражение мордочки Эпплджек изменилось несколько раз. Сначала она улыбнулась, потом выглядела чуть ли не раненой, потом сжала губы и нахмурила брови, и наконец нахмурилась и покачала головой.

— Навряд ли справлюсь, — мягко сказала она. — Я люблю её, и мы обе знаем, что ты — не она.

— Я знаю, но… ты дала мне шанс, и всё получилось, верно? — Рэйнбоу с надеждой улыбнулась, чтобы скрыть, что нервничает.

— Получилось, — почти что для себя сказала Эпплджек. Посмотрела на Рэйнбоу почти умоляющим взглядом. — Я понимаю, о чём ты, и знаю, что ты права. Но… я не умею так круто поворачивать, Дэш.

Рэйнбоу подняла брови:

— Тогда я помогу. Я опираюсь на тебя, потому что ты сильная и держишься ради детей, а ты на меня — потому что я пытаюсь найти что-то новое, — она ответила прямым взглядом. — Эй-Джей, я правда хочу попытаться.

После ещё одной долгой паузы, теперь с нейтральным выражением, Эпплджек кивнула и нервно улыбнулась.

— Ладно, думаю, свидание не повредит.

Рэйнбоу улыбнулась и потянулась к ней, утащила Эпплджек в крепкие обнимашки на лишайнике:

— Классно! Мы отлично проведём время!

Сказав про время, она забеспокоилась. Огляделась вокруг:

— Эм, сколько времени?

— Кажись, час дня? — ответила Эпплджек, растерянно выдираясь из объятий.

— Ох! Фыр! Твой сюрприз! — Рэйнбоу подалась на копыта и потянула Эпплджек за переднюю ногу. — Давай, скорей!

— Какой сюрприз? Я думала, ты сказала, мы просто гуляем? — Эпплджек встала на копыта и удивлённо взглянула.

— Я сказала, мы идём в спа, — напомнила Рэйнбоу, поднявшись в воздух за Эпплджек и толкая её на тропу.

Эпплджек закатила глаза:

— Дэш, Алоэ не рассердится, если мы на пять минут опоздаем.

— Я не об Алоэ думаю!

Рэйнбоу наконец-то добилась от Эпплджек трусцы и полетела рядом с ней вдоль тропы, ведущей в город.

***

Конфетти замелькали у них перед глазами, когда они вошли в спа.

— Сюрприз!

— Пинки! — улыбнулась Рэйнбоу, когда облако блесток осело и Пинки вышла на свет вместе со всеми подругами. — Что вы тут делаете?

Рэрити положила копыто на плечо Эпплджек:

— Рэйнбоу нам обо всём рассказала. Ушло немного времени, но мы решили, что в этих обстоятельствах срочно посетить спа — меньшее, что мы можем сделать, чтобы поддержать вас обеих.

Она отвела копыто, вытерла его о пол, и указала на дверь справа:

— Теперь отправляйтесь в душ, и только потом в джакузи. Вы обе просто ужасны.

Рэйнбоу рассмеялась:

— Спасибо, Рэр. Ты тоже.

Эпплджек хихикнула и покачала головой, направившись в душ через дверь, с Рэйнбоу следом.

— Ты что, всех их попросила прийти? Ночью, когда вышла на час? — ополаскиваясь, спросила Эпплджек.

— Я летаю быстро. — Рэйнбоу смывала пот и пыль с тела и крыльев, расслабляясь уже сейчас, а в джакузи будет ещё круче.

Эпплджек улыбнулась и подождала её у двери:

— Ты и правда что-то с чем-то, знаешь?

Рэйнбоу подмигнула, вместе с ней выходя в спа:

— Ага, знаю.

Когда они вернулись, подруги уже забрались в джакузи. Рэйнбоу перелетела и приземлилась рядом с Твайлайт, тая от удовольствия в тёплой воде. Эпплджек опустилась в воду рядом с ней, между Рэйнбоу и Пинки, и довольно выдохнула.

Рэрити дотянулась через Пинки и потёрлась об Эпплджек носом:

— Вот так. Намного лучше, дорогуша.

Потом уселась снова и обернулась к Рэйнбоу:

— Ты действительно не помнишь ничего за эти пятнадцать лет?

— Не-а, — Рэйнбоу покачала головой.

Флаттершай сочувственно взглянула на неё:

— Ужасно… теперь всё по-другому…

— Хочешь спою об этом? — спросила Пинки. — Я написала песню обо всём, что с нами случилось в эти годы!

Рэйнбоу подняла бровь:

— Эм… не, обойдусь.

— Тооочно? Это рууумба... — повела та бровями.

— Наверное, не стоит. — с улыбкой вмешалась Твайлайт. — Если Рэйнбоу вернётся назад, я бы оставила ей несколько сюрпризов.

— Как там дела, Твай? — спросила Эпплджек.

— Я достигла определённого прогресса… — Твайлайт поколебалась. — На самом деле, думаю, что знаю, как отправить её назад, если это закрытая петля. Так это или нет, мы пока не знаем, я всё ещё жду ответа от Зекоры.

Услышав это, Рэйнбоу шире открыла глаза. Напомнила себе, что ещё не знает, но…

Потом заметила выражение Эпплджек. На её лбу обозначились морщинки беспокойства, и Рэйнбоу ощутила что-то похожее. Шансов, что старшая Рэйнбоу вернётся, немного. Она исчезнет, отсюда уж точно. Что тогда станет с Эй-Джей и детьми? Но если это закрытая петля… Твайлайт сказала, что тогда придётся вернуться…

— Наверняка она по уши занята, — хмурясь, сказала Эпплджек. — Лады, дай знать, когда тебе ответят.

Твайлайт бледно улыбнулась ей и кивнула.

— Я тебе точно не завидую, Эпплджек, — Рэрити закусила губу. — То, что случилось с Рэйнбоу, ужасно, но… даже не знать, будет ли… я совершенно не в силах даже представить.

— Ага… ну… — Эпплджек вздохнула и опустила взгляд.

— Эпплджек, ты знаешь, мы всегда с тобой, — мягко сказала Флаттершай. — Что бы ни случилось…

Эпплджек кивнула.

— Эпплджек, — сказала Пинки, повернувшись к ней. Она улыбалась, но очень мягко — Рэйнбоу ещё не видела у неё такой улыбки. — Ты справишься. Будет хорошо, и будет плохо, и ты справишься. Такова жизнь, верно? — она улыбнулась шире, и в глазах мелькнула искорка.

Эпплджек неуверенно улыбнулась в ответ:

— Агась. Точно. А иногда она безумнее, чем перевёрнутый курятник.

Пинки обняла её за плечо:

— Ты знаешь, кузина. Потому у нас есть праздники.

— Спасибо, Пинки, — ответила Эпплджек, по-настоящему улыбнувшись в ответ и потёршись носом.

— Праздник, когда тебе нужно. — она прижала Эпплджек плотнее. — А иногда — и когда не нужно! Тогда они веселее.

Эпплджек фыркнула, и вся шестёрка снова улыбалась. Рэйнбоу почти успокоилась — что бы с ней ни случилось, её подруги поддержат Эй-Джей. Но что-то продолжало ей напоминать, что она сама, возможно, не будет рядом, и это плохо.

Рэрити сбила Рэйнбоу с мысли:

— Тем временем, как у вас дела? Думаю, очень непросто жить в такой неизвестности.

Рэйнбоу пожала плечами, чуть подвинувшись:

— Пытаюсь устроиться. То есть, я могу остаться навсегда… — она взглянула на Эпплджек. — И пока я здесь, забот хватает.

— Без шуток! Вдруг и сразу трое жеребят — это тебе не фунт изюму! — Пинки задумчиво наклонила голову. — Если, конечно, ты не кормишь их изюмом.

Рэйнбоу рассмеялась:

— Знаешь, всё не так плохо, как казалось. Дети потрясные. То есть, это же я была их мамой, пока они росли.

Эпплджек кивнула:

— Дэши отлично справляется. Сперва было очень тяжко, но, думаю, она всегда готова ко всему, что ни выпадет ей на долю.

— Без тебя бы не смогла, — Рэйнбоу улыбнулась Эпплджек и ткнулась носом. — И не притворяйся, что это мелочи, ты держалась за нас двоих.

— Так всё-таки, как у вас с Рэйнбоу? — спросила Пинки — Успокаиваете друг друга?

Твайлайт нахмурилась:

— Пинки, не думаю, что…

— Ну… — перебила её Эпплджек. Скосила глаз на Рэйнбоу, потом огляделась вокруг. — Если честно, мы собирались разводиться. Вы знаете, я всё ещё люблю её, но Дэш не помнит свиданий и свадьбы, и это как-то неправильно.

Рэрити, Твайлайт и Флаттершай печально кивнули в ответ. Пинки просто смотрела, выжидающе подняв брови.

Эпплджек взглянула на Рэйнбоу, чуть улыбнувшись:

— Но Дэш решила, что если она свободна, то хочет пойти на свидание со мной. Я думаю, что не против, так что… мы попробуем.

— Правда? — Твайлайт просияла. — Отлично!

— Безусловно, лучше, чем мои опасения, — с улыбкой кивнула Рэрити. Склонила голову. — На самом деле, это так романтично. Влюбиться снова, вновь прожить те дни…

Эпплджек чуть нахмурилась:

— Только свидание. У нас в головах ещё та каша.

Флаттершай кивнула:

— Вам стоит убедиться, что любите именно друг друга, а не тех пони, которых помните.

— Значит, у вас снова будет первое свидание! — широко улыбнулась Пинки. — О, и если вы друг другу понравитесь, можно устроить ещё одну свадьбу!

— Ну, это вряд ли… — ответила Эпплджек.

— Но Рэйнбоу даже не помнит мой потрясный девичник! — надувшись, возразила Пинки.

— Никто не говорит, что мы не можем закатить потрясную вечеринку, — широко улыбнулась Рэйнбоу.

— Не-а, как в тот раз — не сможете. — Эпплджек строго взглянула на Рэйнбоу и Пинки.

Твайлайт хихикнула:

— Пинки поняла слова «разукрасим весь город» буквально.

— В Мэйнхэттэнской гавани, когда спадает прилив, всё ещё видна радуга. — печально сказала Рэрити. — Туманным утром, когда солнечный свет едва пробивается меж каменных строений. Здесь, на самой кромке моря, мерцающий отблеск ушедшей молодости. Радостная музыка, звон бокалов шампанского, пони в нарядных платьях танцуют и смеются, не помня об опустошающем времени, что таится в тенях и ждёт лишь момента, чтобы погрузить их в унылую мирскую суету и лишить красок жизни... — Рэрити моргнула, заметив растерянные взгляды подруг. — Ох, приношу извинения. Это была чудная вечеринка, Пинки.

— Кому-то не помешает бокал вина, — пробурчала Эпплджек.

— Кажется, вам было классно, — с печальной улыбкой ответила Рэйнбоу.

— Ох, дорогая, — нахмурилась Флаттершай. — Наверное, тяжело говорить об этом.

— Да нет, — Рэйнбоу попыталась улыбнуться увереннее. — То есть, мне бы хотелось помнить о таком, и как была Вандерболтом, и как росли дети, но… у меня сейчас много дел, некогда ныть, понимаешь?

— Вот это наша Дэши, — ответила Пинки, улыбнувшись ей мягко, так же, как раньше для Эпплджек. Рэйнбоу невольно улыбнулась в ответ

Эпплджек обняла Рэйнбоу копытом и притянула ближе:

— Если хочешь праздник, чтобы запомнился… мы точно его тебе устроим, сахарок.

Твайлайт посмотрела на них и покачала головой:

— Должна признать, вы обе великолепны. Когда вы пришли ко мне впервые, я была крайне обеспокоена вами и вашим будущим, перспективами самой вашей семьи. К какому бы выводу я ни пришла… ну, одной из вас так или иначе предстоят трудные времена, — она сочувственно улыбнулась. — Но то, как вы вместе справляетесь с этим и поддерживаете друг друга… я по-настоящему горжусь вами.

Рэйнбоу широко улыбнулась и потёрлась мордочкой о щёку Эпплджек. Сильное объятие, прикосновение щека к щеке… она чувствовала, что как-то всё наладится. Эпплджек улыбнулась в ответ и обняла её покрепче.

— Ну что сказать? — ответила Рэйнбоу. — Мы отличная команда.

Читать дальше

4 комментария

Randy1974

Ура, прода!

Randy1974, Февраль 23, 2018 в 21:03. Ответить #

К слову, перевод оставшихся трёх глав закончен и отправлен на премодерацию — дальше вопрос только в том, чтобы страница не забивалась одним и тем же текстом подряд. Но моя работа в целом закончена, жду только публикации :) И, конечно, спасибо Шай-Хулуду, который подхватил вычитку примерно с середины. Текст стал лучше.

Cloud Ring, Февраль 24, 2018 в 08:04. Ответить #

Рэйнбоу обняла её за плечо:

— Ты знаешь, кузина. Потому у нас есть праздники.

Судя по тексту, тут должна быть Пинки, а не Рейнбоу.

demistone, Февраль 28, 2018 в 17:58. Ответить #

Спасибо, исправлено.

Cloud Ring, Февраль 28, 2018 в 20:37. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.