Автор рисунка

Сложные отношения. Глава 5

210    , Декабрь 27, 2018. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.

Автор: Softy8088
Перевод: Веон
Вычитка: Многорукий Удав, GaPAoT, Marietta

Оригинал: Complicated Relations

Начало
Предыдущая глава

Глава пятая
Решения

Твайлайт весело гарцевала по улицам Кантерлота. Солнце светило ярко, в небе было ни облачка, и ничто не омрачало сияния дня. Впрочем, это было не так уж и важно. Случись даже ливень с воющим ветром, он всё равно не смог бы погасить искорки в её глазах. Во время её визита во дворец Принцесса Селестия отметила, до чего необычно жизнерадостной выглядит сегодня Твайлайт. В ответ лиловая единорожка сказала ей правду, по крайней мере самую важную её часть: о том, что они с Шайнингом переживали некоторые личные проблемы, связанные с его женитьбой на Кейденс, и что им удалось успешно их разрешить.

Вскоре после этого обрадованную успехами ученицы Селестию отвлекли по королевским делам, и таким образом их встреча прервалась.

Уже было подняв ногу, чтобы постучать в дверь, Твайлайт вспомнила, как то же самое случилось днём ранее с Кейденс и к чему это привело.

Копыто замерло на полпути к двери.

Так ли уж ей нужно было стучать? Это ведь был дом её брата, а она была у него в гостях. Наверняка в этом не будет ничего неприличного, если она просто возьмёт войдёт.

Твайлайт толкнула дверь. Та оказалась незаперта, что её вовсе не удивило: едва ли здесь найдутся пони, которые запирают свои дома. Преступность в этой части Кантерлота была делом неслыханным. Она вошла внутрь, нарочно постаравшись бесшумно притворить дверь. Какая-то её часть — ребячливая, озорная часть, которую она обычно старалась прятать за внешностью молодой учёной — надеялась, что сможет застать своего брата и его жену занимающимися сексом.

Это была глупая идея. Каковы вообще шансы, что Кейденс и Шайнинг Армор будут заниматься сексом в этот самый момент? Да ещё в середине дня. Есть сотни других вещей, которые гораздо больше заслуживали их драгоценного времени. И к тому же, с каких это пор Твайлайт стала вуайеристкой? Подглядывать за своим братом посреди полового акта было бы извращением.

Хотя, пожалуй, не большим извращением, чем заниматься с ним сексом самой.

Твайлайт навострила уши, но не смогла уловить каких-то значимых звуков. Она даже не была уверена, что в доме есть кто-либо кроме неё. Она бесшумно поднялась по лестнице и направилась к спальне — проказливая маленькая кобылка внутри неё отказывалась внимать разумным доводам образованной кобылицы, пытавшейся убедить её, что она ведёт себя совершенно абсурдно. Аккуратно потянув магией, она приоткрыла дверь спальни. Вокруг по-прежнему стояла звенящая тишина.

Честно сказать, было бы вообще удивительно, если бы там хоть кто-нибудь оказался. Не было абсолютно никаких шансов, что Кейденс и Шайнинг Армор в этот самый момент будут заниматься сексом в своей постели.

Кейденс и Шайнинг Армор занимались сексом в своей постели.

Твайлайт застыла с открытым ртом. Зрелище выглядело совершенно нереальным, и всё же она была уверена, что это не сон.

Шайнинг лежал на спине, сосредоточенно глядя на бёдра Кейденс, а та, в свою очередь, сидела на нём верхом, выгнув спину и подставляя его взгляду живот в такой манере, которая сама по себе могла считаться непристойной. Взгляд её блуждал где-то под потолком, пока она изящно скользила то вверх, то вниз по его члену.

Про себя Твайлайт тут же отметила две вещи. Первым было то, что все действия пары оставались почти совершенно беззвучны. Это настолько впечатляло, что Твайлайт даже решила проверить, нет ли поблизости шумозащитных заклинаний, но ничего не нашла. Сосредоточившись, она всё-таки смогла различить лёгкие звуки трения шерсти о шерсть и шерсти о ткань.

Вторым было то, как медленно двигались эти двое. Каждое движение выполнялось с мучительным тщанием и терпеливостью. Жеребец и кобылица нисколько не торопились, совсем наоборот. Всё время мира было в их распоряжении, и они не стеснялись пользоваться этим фактом. Каждому толчку, вместо того, чтобы стать очередным неприметным камнем на пути к развязке, было позволено рассказать свою собственную историю. Каждый из них растягивался на несколько секунд, на протяжении которых два пони купались в ощущениях, разливавшимся по их телам. Твайлайт могла наблюдать, как член её брата соблазняюще исчезает в теле Кейденс и, задержавшись там ненадолго, чтобы муж и жена могли насладиться завершённостью, медленно возвращается, покрытый свежим глянцем соков.

Такая техника не нуждалась в каких-либо особых умениях, однако требовала значительного самоконтроля. Естественный инстинкт, подсказывавший двигаться активнее и быстрее, разумеется, присутствовал всегда и лишь усиливался с ростом возбуждения. Поддаться ему, отдавшись с головой лихорадочному траханью, когда тело молит о быстрой разрядке, было легче простого. Однако при должном уровне дисциплины и правильном настрое, подобные медлительные занятия любовью могли поддерживать долгую и чрезвычайно приятную атмосферу физической и эмоциональной близости, а заодно награждали пару самыми сильными и головокружительными оргазмами в финале. Твайлайт знала, что они могли продолжать так часами.

Она знала это потому, что сама научила Шайнинга этой конкретной технике, после того как обнаружила её (разумеется) в книге. Долгое время брат оставался её бессменным учителем во всём, что связано с сексом, и потому тот день, когда она сама начала учить его, со всей присущей ей бесцеремонностью и академизмом, до сих пор вызывал у неё тайную гордость.

Твайлайт задумалась, не могло ли их нынешнее занятие быть одной из вещей, которым Шайнинг научил свою жену — подарком сестры, переданным по наследству.

Она обнаружила, что ей нравится эта идея.

Гораздо разумнее, впрочем, было предположить, что особый талант Кейденс делал это умение естественным и очевидным для неё. И всё же это означало, что ей не пришлось учить этому мужа, так как он уже обучился всему у другого учителя.

Эта идея Твайлайт тоже понравилась.

И в этом была вся суть, осознала она. Глядя на этих двоих, она не чувствовала ни капли ревности, которая затуманивала её разум ещё вчера. Она могла ощущать только радость при виде их общего наслаждения и искренне надеялась, что всё, чем она поделилась со своим братом, послужит лишь укреплению их близости с Кейденс. Они и правда были прекрасны вместе. Она решила оставить двух любовников наедине.

Ноги отказывались идти. Она говорила себе, что увидела достаточно, но тело не соглашалось. Знакомый жар уже нарастал чуть ниже хвоста и вспыхивал румянцем на щеках, выдавая в себе привычные признаки возбуждения. Видеть, как брат занимается сексом, её возбуждало.

Видеть, как Кейденс занимается сексом, её возбуждало.

На каком-то уровне она всегда понимала, что это когда-нибудь случится. Одно только любопытство не заставило бы её подобным образом обследовать дом — она искала острых ощущений. Найдя их, она была вынуждена бороться с собой, решая, как поступить дальше. Было уже само по себе неправильным подглядывать за ними, но с другой стороны... Кейденс ведь подглядывала за ней. А потом она извинилась.

Значит, чтобы они по-настоящему были квиты, Твайлайт могла воспользоваться сейчас случаем, чтобы посмотреть, а после тоже извиниться, — рассудила она не очень здраво.

Впрочем, это абсурдное рассуждение она тут же отбросила. Это так не работает. Самое правильное сейчас — немедленно развернуться и уйти. Тело снова начало ей подчиняться, она решительно подняла копыто...

...и положила его между задних ног.

Твайлайт не запомнила, как долго стояла там, но этого времени, очевидно, хватило, чтобы она успела стать основательно мокрой. Твайлайт начала массировать свою влажную петельку в такт мучительно долгим движениям Кейденс. Аликорница наклонилась, чтобы поцеловать своего возлюбленного, и снова выпрямилась, закрыв в блаженстве глаза. Шайнинг взял на себя роль изучающего потолок и откинулся на подушку, глубоко размеренно дыша. Хвосты двух пони обвились один вокруг другого и время от времени подёргивались из стороны в сторону, издавая едва различимый шелест.

Твайлайт старательно следила за собственным дыханием, с тем чтобы не выдать своего присутствия. Всякие мысли о нормах приличия к тому времени испарились из её головы, вытесненные разыгравшимся либидо. Подобно паре, за которой она сейчас наблюдала, Твайлайт решила не спешить. Твёрдо оперевшись на три копыта, четвёртым она гладила одно из своих самых чувствительных мест. Её собственные соки давали более чем достаточную смазку для совершаемых ею движений: вверх и назад, с дразнящим взмахом в конце, всякий раз, когда Кейденс приподнималась над Шайнингом, а затем снова вниз к жаждущей прикосновений точке, когда Кейденс вновь принимала в себя его член.

Движения пары едва заметно ускорились, и Твайлайт ускорилась за ними вслед. Когда они целовались, она подносила влажное копыто к губам. Она была возбуждена, да... но в то же время умиротворена и спокойна, как будто наблюдала за счастливым окончанием волшебной сказки. Сцена, разворачивавшаяся перед ней, была не развратной, а романтичной, и заставляла единорожку мечтательно улыбаться.

Это было поистине прекрасно. Даже если они будут продолжать так часами, она останется тут и будет смотреть.

В конце концов, здесь у неё был отличный обзор, и даже простейшая геометрия была на её стороне. Не было абсолютно никаких шансов, что её заметят.

И в этот момент её заметили.

По жестокой иронии судьбы, Кейденс ненароком глянула в то самое злосчастное зеркало над комодом, и одна пара фиолетовых глаз вновь встретила другую. Розовая пони обернулась в сторону приоткрытой двери и, слегка подтолкнув её магией, распахнула настежь.

У Твайлайт перехватило дыхание. Первой её мыслью было развернуться и убежать, но эта идея была сразу же отвергнута. Взамен она попыталась сделать вид, будто буквально только что пришла и просто оказалась за дверью в неудобный момент. К сожалению, её жалкая попытка изобразить удивление получилась больше похожей на выпученный взгляд извращенца, что довольно-таки иронично, учитывая обстоятельства.

— Твайлайт? — тихо окликнула её Кейденс, однако в оглушительной тишине её голос прозвучал подобно грому.

Шайнинг Армор проследил за взглядом жены и медленно впитал ситуацию. Его лицо осталось совершенно спокойным, как будто он не мог сразу решить, какую эмоцию должен ощущать.

— П... Простите... — пролепетала Твайлайт. — Я... Я п-просто...

— Наслаждалась зрелищем? — закончила за неё Кейденс с улыбкой. Она смотрела немного вниз — туда, где на полированном паркете, прямо между задних ног Твайлайт, блестело несколько капель изобличающих улик.

Юная пони густо покраснела.

— Знаешь, — усмехнулась аликорница, — если тебе так нравится на нас смотреть, почему бы тебе не подойти и не посмотреть поближе?

Твайлайт уставилась на неё широко раскрытыми глазами. Неужели её правда только что... пригласили понаблюдать за тем, как её брат с его женой занимаются сексом? Она не различила в этом предложении никакого сарказма. Не было в нём и ни намёка на гнев или раздражение — только ласковая игривость. Вся ситуация с каждой секундой становилась всё более сюрреалистичной, и единорожка уже начала подозревать, что вот-вот проснётся.

— Всё в порядке, Твайлайт, правда. Помнишь, что я говорила вчера? — подбодрила её Кейденс, не дождавшись ответа.

— Я... Я думала... — младшая пони смущённо потупила взор, — что это просто шутка...

— Ну, сейчас-то я точно не шучу, — добродушно заявила аликорница и повернулась ко всё ещё не определившемуся с выражением лица мужу. — Что скажешь, Шайни? Не против выступить перед своей сестрой? — спросила она и слегка дёрнула бёдрами, стимулируя орган, всё ещё скрывавшийся внутри неё.

Теперь пришла очередь жеребца густо покраснеть. Он поглядел на сестру, выдавил из себя робкую улыбку, затем посмотрел на жену, неопределённо пожал плечами и наконец кивнул.

Кейденс просияла.

Лиловая единорожка нервно попереминалась с ноги на ногу, совершив несколько неуверенных попыток встретиться глазами с парой. Будь это какие-то другие пони, она бы уже давно развернулась и убежала, поджав хвост. Но это не были какие-то другие пони, это были самые близкие друзья её детства и члены её семьи — с недавних пор они оба. Она доверяла им, и они, очевидно, доверяли ей, причём настолько, что готовы были разделить с ней самые интимные моменты своей жизни. При всём смущении, она не могла быть не польщена этим предложением.

— Ты не обязана ничего делать, если не хочешь, — добавила принцесса с успокаивающей ноткой в голосе, ещё сильнее укрепляя атмосферу доверия и безопасности. — Если хочешь, ты можешь просто уйти, и мы никогда не будем этого упоминать.

И она опустила глаза в едва заметном разочаровании.

После ещё нескольких секунд колебаний, Твайлайт вошла в комнату, подошла к кровати и посмотрела старшей пони прямо в глаза, задумчиво наморщив мордочку.

— Кейденс, — спросила она невозмутимым тоном, — ты что, попыталась применить ко мне реверсивную психологию?

— Ну, — ответила аликорница таким же невозмутимым тоном, — когда ты была маленькой, это всегда срабатывало.

На губах обеих кобылок возникли слабенькие улыбки, затем они начали постепенно растягиваться всё больше и больше, пока не растянулись до ушей. Тогда обе пони весело рассмеялись, и всё напряжение, царившее в комнате, тут же развеялось, будто его и не было.

— Ты точно не против? — спросила Твайлайт, когда ощущение реальности стало возвращаться к ней.

В ответ Кейденс совершила ещё одну полную экскурсию по члену Шайнинга, заставив младшую пони снова покраснеть, хотя уже и не так густо.

— Никто никогда не наблюдал, как мы этим занимаемся, — ответила она. — Я думаю, было бы интересно посмотреть, как это будет. Ты согласен, милый? — спросила она жеребца.

Шайнинг кивнул и снова повернулся к сестре:

— Ты ведь не собираешься всё время просто там стоять? — спросил он.

Кобылки озадаченно посмотрели на него.

— Я просто хочу сказать, — пояснил он с самодовольной улыбкой, — что на кровати полно места.

Обменявшись со всеми многозначительными взглядами, Твайлайт осторожно забралась на постель и постаралась устроиться на ней поудобнее, расположившись на боку и положив голову на копыто. Другое переднее копыто она, немного поколебавшись, оставила невинно лежать на бедре. Эти манёвры не остались незамеченными.

— Не волнуйся, Твайлайт, — прошептала Кейденс, возобновляя своё размеренное соитие, — нет ничего плохого в том, чтобы наслаждаться этим и получать удовольствие. По правде говоря, — принцесса тихо хихикнула, — нам скорее будет неловко, если ты не станешь.

Единорожка задумалась над этим, прикусив губу. Спустя несколько секунд, она пришла к выводу, что её сводная сестра права, и, отбросив последние тени сомнений, вернулась к прерванной мастурбации. Как и прежде, она соизмеряла свои движения с медленными движениям пары. Она наблюдала, как Кейденс и Шайнинг соединяются вновь и вновь, и не только лишь одними бёдрами. Возможно, именно потому, что у них теперь была зрительница, количество ласк, поцелуев и нежных прикосновений увеличилось во много раз. Однако это не являлось каким-то хореографическим представлением — их близость была совершенно искренней. Просто они решили поделиться ею с ещё одной пони.

С каждым проходящим моментом остатки мучивших Твайлайт сомнений рассыпались в прах. Все её опасения, что это будет казаться развратным и гадким, оказались совершенно беспочвенны. Наблюдать, как эти два пони занимались любовью, было в её глазах в высшей степени естественным и правильным. Она не была здесь непрошеной гостьей или третьим лишним, всё было наоборот — она ощущала, что её место именно здесь, рядом с ними.

Немного осмелев, она начала перемещаться по просторной кровати, разглядывая пару с разных углов. Они явно не были против такого внимания, и никто не старался отвести глаза, если случайно встречался с ней взглядом. Твайлайт пристально изучала каждый жест, каждый вздох и молча выражала своё одобрение. Тишина, в которой продолжалось их соитие, была настолько неправдоподобной, что звуки шороха шерсти о шерсть и шерсти о ткань казались ещё более драгоценными из-за их редкости.

Лёгкий, нисколько не навязчивый аромат чего-то напоминающего розы витал в окружающем воздухе. Твайлайт решила, что это, должно быть, собственный запах Кейденс. Он смешивался с ноткой знакомого жеребцового запаха, который исходил от Шайнинга, и эта комбинация играла в воздухе отнюдь не на фальшивой ноте.

Как следует проникшись атмосферой, юная единорожка решилась действовать ещё смелее и протянула копыто, чтобы убрать прядь гривы, упавшую Шайнингу на лицо. Тот, пользуясь внезапной близостью, прижался к копыту губами, и она задержала его, позволяя прикосновению продлиться немного дольше. Не желая оставлять поцелуй без ответа, она решила не размениваться по пустякам и крепко прижалась мордочкой к губам брата, ничуть не смущаясь присутствием Кейденс, которая продолжала скользить по его члену.

Пока их языки кружились в танце, Твайлайт почувствовала, как Кейденс ласково провела мордочкой по её гриве. Это было очень ностальгическое ощущение для единорожки: Кейденс часто ласкала её таким образом, когда она была маленькой, однако тогда это действие не имело никакого сексуального аккомпанемента. Теперь же она делала это посреди полового акта — когда-то невинный жест обернулся развратным...

...вот только он вовсе не был таким. Он по-прежнему нёс всё те же любовь и заботу, что и раньше. Твайлайт откинулась набок, не чувствуя больше ни капли смущения, и принялась беззастенчиво себя ласкать, наблюдая за разворачивавшимся возле неё эротическим действом.

Внезапно Кейденс, не говоря ни слова, встала со своего партнёра и передвинулась ниже, так что его достоинство вытянулось перед её лицом, словно по стойке смирно. Принцесса слегка пососала его кончик, а в следующий миг загнала всю его немалую длину себе в глотку. Шайнинг тут же отреагировал на это, выгнув спину и зажмурив в блаженстве глаза. Розовая кобылица мастерски ласкала его член, используя не только губы и язык, но и поворачивая и двигая вдоль него всей головой, чтобы доставить ему разнообразные ощущения. С плотно закрытыми глазами, принцесса выглядела совершенно поглощённой своим занятием.

Твайлайт задумалась над этим новым расположением: Кейденс больше не нужно было прилагать усилия, чтобы двигать своё тело вверх и вниз, из-за чего она, вероятно, и решила сменить позу, однако теперь она сама не получала никакой стимуляции. Все её усилия были направлены на удовольствие жеребца, и хотя единорожка всячески одобряла подобную самоотверженность, это едва ли можно было назвать справедливым.

Подобно ястребу, заметившему свою добычу, юная пони обогнула старшую, заходя ей в тыл. Круп аликорницы был вызывающе приподнят и немного подпрыгивал в такт движениям её головы, как будто пытаясь привлечь внимание к её возбуждённой щёлке, которая выглядывала из-под хвоста словно сочный соблазнительный десерт. Должно быть, Кейденс делала это нарочно, решил пропитанный допамином мозг Твайлайт. Это не могло быть ничем иным, кроме как прямым приглашением. Не хватало только таблички, сообщавшей об этом прямым текстом.

Единорожка никогда не делала такого с другой кобылицей, однако она зашла уже настолько далеко — дальше, чем когда-либо считала возможным, — что сейчас явно было не время идти на попятный. Приблизившись мордочкой всего на пару дюймов к сладко пахнущим складкам плоти, она приняла судьбоносное решение.

Она высунула язык и лизнула.

Кейденс издала приглушённый вскрик и отдёрнула голову назад.

— Тва-ай!.. — воскликнула она, выпустив член изо рта и обернувшись к своей удивлённой покусительнице.

Это была совсем не та реакция, на которую Твайлайт рассчитывала. В ужасе она попятилась к краю кровати и чуть было не упала с неё во второй раз за два дня.

— Простите! — вскричала она. — Прости, Кейденс! Я... я просто думала... ты хочешь... — Слёзы заволокли её взгляд. Как она могла быть такой глупой? Они доверились ей, а она предала эту веру одним опрометчивым поступком. — П-простите...

Тем временем аликорница успела овладеть собой и ободряюще улыбнулась перепуганной единорожке:

— Ничего страшного, Твайлайт. Я просто... я честно не думала, что ты захочешь это сделать... — Она тихо усмехнулась. — Просто это было неожиданно, вот и всё. Я совсем не сержусь.

Её улыбка возымела должный эффект, и Твайлайт начала дышать спокойнее:

— Не сердишься? — спросила она. — Правда?

— Правда, — ответила крылатая кобылица. — Просто... предупреждай меня в следующий раз. Я говорю не только ради себя. — Она взглянула в сторону жеребца, лежавшего перед ней. — У меня, вроде как, было кое-что во рту...

Как только смысл её слов осел в его голове, зрачки Шанинг Армора сжались до размера булавочных головок, а его белоснежное лицо каким-то образом побелело ещё сильнее. Взгляд, который он обратил на сестру, сказал ей больше, чем смогли бы сказать слова.

— Ой. — Твайлайт широко раскрыла глаза. — П-прости, Шайнинг.

Кейденс от души рассмеялась.

— Ну, ничего страшного ведь не произошло. И я определённо заслужила пару лишних очков за то, что так пекусь о твоём благополучии, — сказала она мужу, и тот молча кивнул в ответ. — Хочешь продолжить?

Ещё один кивок.

Она заняла прежнюю позицию, ещё раз повертев крупом перед мордочкой Твайлайт, однако в этот раз метнула в её сторону обольстительный взгляд, прежде чем приняться за член жеребца.

— Ну, Твайлайт, не хочешь мне что-нибудь сказать?

— Эм...

— Лучше прямо скажи ей, чего хочешь, Твайли, — заметил Шайнинг Армор с ухмылкой. — Поверь, так будет лучше всего.

И вновь юная единорожка залилась краской, смущённо прижав к голове ушки. Кейденс, тем временем, начала ласкать языком член её брата, каким-то чудом умудрившийся остаться твёрдым, несмотря на леденящий ужас, пережитый жеребцом.

— Э-э... Кейденс, можно мне... — Она смущённо кашлянула. — ...немного заняться с тобой... эм... кунилингусом?

Шайнинг зажал рот копытом, чтобы не засмеяться. Старшая кобылица же проявила гораздо больше сдержанности и лишь ответила коротким знойным:

— Можно.

Твайлайт вновь нерешительно приблизилась к розовой пони. На этот раз она твёрдо намеревалась сделать всё как положено и в первую очередь подумать о нуждах Кейденс. Приблизившись, она потянула носом, принюхиваясь к сладкому цветочному аромату. Но вместо того, чтобы сразу же броситься вперёд, как в прошлый раз, она бережно положила копытца на бёдра принцессы и аккуратно раздвинула её интимные складки, приоткрывая кусочек нежной розовой плоти.

— Эм... скажи мне, если что-то будет не так. Я раньше никогда такого не делала, — предупредила она.

Кейденс согласно промычала что-то сквозь занятый рот, но через мгновение всё же решила дать полноценный ответ:

— Я тоже никогда не делала этого с другой кобылкой, — призналась она, — так что для меня это тоже будет в первый раз. Не нужно нервничать. Давай просто получать удовольствие.

Твайлайт мягко прижалась губами к приоткрытой щёлке и осторожно провела языком, обследуя первые полдюйма начинавшегося за ней канала. Реакция последовала незамедлительно: по всему телу Кейденс прокатилась дрожь, но теперь она уже не отпрянула, как в прошлый раз, а вместо этого издала едва различимый, но явственно довольный стон. Приободрившись этим, лиловая пони стала двигать языком смелее, лаcкая сладкую плоть, облизывая её снаружи и внутри. До этого у неё никогда не было опыта в ублажении кобылиц, однако она имела то преимущество, что сама являлась кобылкой; логично было предположить, что то, что нравится ей самой, должно понравиться и Кейденс.

Единорожка продолжила делать то, что в сущности являлось не более чем чувственным поцелуем интимных мест старшей пони. Клитор Кейденс манил её, требуя к себе внимания, но Твайлайт удостаивала его лишь редких прикосновений, время от времени проводя по нему носом, чтобы дать желанию аликорницы постепенно нарастать.

Запустив язык поглубже в щёлку старшей пони, она стала ласкать её киску губами, время от времени поворачивая голову то так, то эдак, чтобы найти более удобное положение. Без сомнений, сегодняшней темой была нежная любящая забота, а вовсе не дикое безудержное траханье.

Вскоре Шайнинг Армор заметил, что что-то изменилось. Ласки розовой аликорницы на его члене быстро теряли свою регулярность, то и дело прерываясь лёгкими вздрагиваниями и рывками, которые оказались весьма приятным дополнением к и без того умелому минету. Он опустил глаза и посмотрел на жену сквозь застилавшую их дымку эйфории.

— Наслаждаешься? — спросил он.

Кейденс на секунду выпустила изо рта его член, чтобы прошептать:

— Шайни... это так... классно.

Белый единорог просиял:

— Эй, Твайли, по-моему, ей нравится!

Твайлайт вот-вот предстояло узнать насколько.

Вдохновлённая тем эффектом, который она производила на Кейденс, единорожка совершила ошибку, решив невзначай пососать её клитор. К её огромному удивлению, это тут же заставило изрядно заведённую принцессу достичь кульминации. У Твайлайт была лишь доля секунды, чтобы приготовиться, заметив, как все мускулы в теле Кейденс напряглись, прежде чем в рот единорожки брызнул ручеёк оргазмических соков. Однако она не растерялась и с радостью выпила плоды своего труда. Лиловая пони чуть было не запрыгала от восторга на радостях от своего нового достижения: впервые довести кобылку до оргазма.

Пока её подопечная приходила в себя после оргазма, Твайлайт взвесила имевшиеся у неё варианты. Коммуникация, как она только что выяснила, была ключом ко всему, а ей как раз не хватало одного небольшого факта, чтобы решить, что делать дальше.

— Кейденс? — сказала она, привлекая внимание кобылицы, и получив его, добавила с надеждой: — ...Ещё?

Кейденс улыбнулась и выдохнула с вожделением:

— Да-а-а.

Значит, с этим решено. Твайлайт могла бы просто продолжить то, что делала перед этим, однако вид извивающейся в экстазе Кейденс напомнил ей, что хотя о нуждах аликорницы теперь было кому позаботиться, её собственные нужды остались совсем без внимания. Её изначальная роль как простого наблюдателя терялась где-то в тумане забытой истории; не было никаких сомнений, что теперь она является полноправной участницей этой оргии — её самой первой оргии, с упоением подумала она.

Пришло время пустить в ход все свои умения и заняться тем, что получалось у неё лучше всего:

Организацией!

Твайлайт похлопала по постели рядом с собой, указывая аликорнице лечь на этом месте, пока сама она передвигалась ближе к брату. Когда кобылки менялись местами, они налетели одна на другую. Это не было чем-то явно умышленным, но и чистой случайностью это назвать было нельзя. Просто они обе решили не менять своего курса, даже понимая, что вот-вот столкнутся. И в этот самый момент, как будто это было самым естественным и очевидным делом, они поцеловались.

Это был долгий, неспешный и чувственный поцелуй, созвучный всем сегодняшним занятиям. Конечно, Твайлайт и Кейденс целовались раньше и не раз. Как нянька, юная принцесса никогда не стеснялась проявлять нежность к своим подопечным, а Твайлайт и вовсе была её любимицей. Ласковые поцелуи в щёчку и в лобик были обычным делом. И да, даже лёгкие игривые чмоки в губы тоже не считались чем-то зазорным. То, что они делали сейчас, было во многом воспоминанием о тех временах, но вместе с тем и чем-то гораздо большим.

— Маленькая Твайлайт Спаркл, уже совсем взрослая, — произнесла розовая пони, когда их губы наконец разъединились. — Кто бы мог подумать, что из тебя вырастет такая хорошая любовница?

— Я... вообще-то, совсем не знала, что делаю, — смущённо призналась единорожка. — Я была такой неумелой.

— Глупости. Ты была страстной и изобретательной. Чего о Шайни вот совсем не скажешь.

— Чего? — удивился жеребец.

Юная кобылка согласно кивнула:

— Я знаю, о чём ты. Мне приходится постоянно ему напоминать, что он может делать губами гораздо больше, чем просто сосать.

— Эй!

— Ох, и не говори! А как ты пользовалась своим носом... не думаю, что он смог бы это повторить, даже если бы я дала ему письменные инструкции.

— Поверить не могу!

— И он всё время почему-то забывает, что язык может двигаться больше, чем вдоль одной оси. Через минуту или две это становится похоже на маслобойку.

— Ложь!

— Знаешь что? — сказала аликорница, полуприкрыв глаза, и провела копытом по загривку лиловой пони. Их мордочки почти соприкасались. — Кому он нужен? У нас есть всё, что можно пожелать... только ты и я.

— Я могу ублажать тебя так, как сможет только кобылица, — произнесла Твайлайт своим самым сексуальным голосом.

— А я могу показать тебе любовь, какую не сможет дать тебе ни один неотёсанный жеребец.

— О Кейденс! — проворковала единорожка. — Бросай его! Он тебе не пара. Бежим со мной!

— Я совершила ужасную ошибку! — вскричала аликорница. — Надо было жениться на тебе и сделать тебя своей принцессой! Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня, Твайлайт?

— Всегда, Ми Аморе! Я окружу тебя любовью и заботой, которых ты и заслуживаешь!

Шайнинг Армор сложил копыта на груди и недовольно уставился на них.

— Я нахожу всю эту сцену оскорбительной! — заявил он, заставив двух кобылок покатиться от смеха. Ему пришлось больно прикусить язык, чтобы сдержать желание рассмеяться вместе с ними.

— Милый, — сказала его жена, когда немного отсмеялась, — всё это не было бы так смешно, если бы ты не пролежал всё это время без движения. Мне приходилось стараться за нас обоих.

— Вот поэтому у меня родился план! — гордо объявила Твайлайт. — Кейденс, ты ложись вот здесь... — скомандовала она со всем авторитетом Междукомандного Координатора.

Принцесса, явно заинтригованная, подчинилась и легла на спине, раздвинув ноги в стороны, примерно на краю постели.

— Теперь, я буду здесь... — Единорожка устроилась между задними ногами Кейденс, так чтобы розовые лепестки старшей пони были в лёгкой доступности её мордочки. — А ты, старший братец... бесплатная езда закончилась. — Она поглядела на него таким жадным взглядом, что жеребец невольно сглотнул. — Забирайся! — скомандовала она.

Он чуть ли не подпрыгнул от такого приглашения. В последние минуты его пенис получал лёгкий магический массаж, чтобы поддержать его эрекцию, однако уже побывав в жарких объятиях ротика и вагины жены, он жаждал большего. Шайнинг ласково ткнулся носом в загривок Твайлайт, подражая недавним действиям Кейденс, и с энтузиазмом вошёл в неё.

— О-о-о-о-ох... — глубоко выдохнула Твайлайт, ощущая, как тело радушно встречает знакомого гостя. Удовлетворённая скоростью и силой выпадов жеребца, она обратила всё своё внимание на раскрывшийся перед ней цветок.

Несмотря на все комплименты, которыми осыпала её Кейденс, Твайлайт осознавала, что делала всё грубо и неумело. Единственная причина, по которой аликорница смогла так быстро кончить, скрывалась в том, что она уже и так была разогрета продолжительным совокуплением с Шанинг Армором. Добиться второго оргазма будет не так легко.

Твайлайт любила сложные испытания.

Страсть и изобретательность? Да будет так. Она начала с того, что провела языком по внутренней стороне изящного розового бедра, направляясь прямиком к её жаждущей внимания щёлке. Уже почти достигнув её, она, однако, отклонилась к северу к ещё не тронутому соску и любовно пососала его. Дрожь, прокатившаяся по телу Кейденс, подсказала ей, что она поступила правильно. Единорожка повторила свои действия с другим бедром и вновь была вознаграждена вздохом и дрожью со стороны старшей кобылки.

Она двинулась вниз вдоль заветной щёлки, трогая её носом и овевая тёплым воздухом из ноздрей. Это заставило её партнёршу захихикать — не самый желаемый результат, но всё равно хороший. Твайлайт вновь передвинулась выше к набухающему клитору. Здесь она поводила по нему носом, стимулируя его лёгкими поглаживаниями и новыми потоками воздуха. Кейденс прямо указала на это как на одну из вещей, которые ей нравились, и она не соврала: Твайлайт едва прикасалась к принцессе, но эти ощущения уже сводили её с ума. Копыта Кейденс отчаянно впивались в постель, а с её губ то и дело срывались сладкие нежные стоны.

Меж тем, внимание Твайлайт начинало рассеиваться. Шайнинг Армор мерно входил и выходил из её лона, однако их недавние подначки, видимо, подействовали на жеребца, и он был твёрдо намерен постараться, чтобы с его стороны всё тоже оставалось интересным. Хотя его выпады в целом оставались размеренными, на пике каждого из них он делал небольшой рывок, заставляя мошонку слегка шлёпать по клитору сестры, пока она крепко обнимала его своими стенками. Одновременно он покусывал её за ушко и гладил свободным копытом шею и бок младшей пони. Твайлайт ужасно хотела раствориться в этих ощущениях, но знала, что ей ещё рано расслабляться и нужно сохранять концентрацию.

Она обнаружила, что ей гораздо легче действовать, если синхронизировать свои движения с его, используя приятные пульсации между бёдер как некое подобие метронома. Твайлайт лакала из набухшей киски Кейденс, проникая в неё и пробуя на вкус жаркое тепло, таившееся внутри, а затем кружила и кружила по её стенкам языком в том ритме, который задавал Шайнинг Армор, ощущая, как петелька розовой пони стягивается и сжимается вокруг её языка, как будто умоляя его забраться поглубже. Язык единорожки никогда не смог бы тягаться с достоинством жеребца в размерах, но более чем компенсировал это ловкостью. Каждый миллиметр интимных мест Кейденс получал заслуженное внимание от лиловой пони, которая как будто вознамерилась найти и задеть каждый чувствительный нерв, имевшийся у принцессы, отмечая в памяти те, что оказывали наибольший эффект.

Комната полнилась ароматами секса; запахи Шайнинга, Твайлайт и Кейденс смешивались в один опьяняющий коктейль, усиливавший их страсть в самоподдерживающемся цикле наслаждения. Температура в комнате росла, подогреваемая жаром трёх тел, тёршихся друг о друга со всевозрастающей скоростью и энтузиазмом. Шайнинг, к его чести, не поддавался желанию начать долбить её в полном умопомрачении; и брат, и сестра так долго приближались к своему совместному оргазму, что подобное отступление от сдержанности заставило бы их кончить в тот же миг. Сперва нужно было дождаться, когда их нагонит Кейденс. Судя по исходившим от неё сладостным стонам, ждать оставалось недолго.

Твайлайт тянулась вперёд, стараясь как можно лучше откликаться на нужды распростёртой перед ней пони.

Твайлайт упиралась назад, посылая собственные безмолвные требования жеребцу, укрывавшему её сверху.

У единорожки закружилась голова. Всякое представление о времени испарилось из её рассудка, и она уже больше не ведала, длилось ли всё это две минуты или два дня. Ей больше не нужно было что-то планировать: каким-то образом она идеально подстроилась к нуждам Кейденс, с лёгкостью перемещаясь от раскрытой щёлки к бёдрам, вымечку и обратно, всё это время не прекращая гладить Метки аликорницы и её круп. Стоны первобытного наслаждения, доносившиеся со стороны брата, говорили ей всё, что ей нужно было знать, а в груди и меж бёдер пылало сладкое пламя. Сердце Твайлайт затрепетало от радости при мысли о том наслаждении, которое она дарит и получает от двух самых дорогих ей пони, окутавших её теплом и любовью со всех сторон.

Правда ли она могла его чувствовать? Или это просто иллюзия? И так ли это важно?

Стук сердца Кейденс, здесь, у неё на языке. Стук сердца Шайнинга, глубоко внутри неё. Стук её собственного сердца.

Все три стучат в унисон.

Неповторимый миг.

Она подумала о своём брате. Как они росли вместе. Делились секретами. Упражнялись в простейших заклинаниях. Упражнялись в продвинутых заклинаниях щитов. Вместе обедали. Строили книжные замки. Учились запускать воздушного змея. Бегали наперегонки, и он позволял ей побеждать. Бегали наперегонки, и он учил её, что нельзя побеждать всегда. Заставляли родителей сердиться. Заставляли родителей смеяться. Катание у брата на спине. Озорные игры на улице при свете дня. Тайные, шаловливые игры дома под покровом ночи. Объятья. Поцелуи. Ласки. Секс.

Она подумала о своей няньке. Их прогулки в парке. Игры во дворе. Песни и детские стишки. Сказки на ночь. Посиделки допоздна, только маме с папой не говори. Лишние порции мороженого, только маме с папой не говори. Прогулки по Кантерлоту. Прогулки по магазинам. Разговоры о школе. Разговоры о мальчиках. Ванны с мыльными пузырями. Пижамные вечеринки. Полёты у Кейденс на спине. Синяки, царапины и слёзы. Обнимашки, поцелуи, смех. Первые уроки о любви. Первые уроки о половом созревании.

Два пони, которые были ей дороже всего на свете. Её самые давние друзья. Она была так близка с ними сейчас. Здесь было её самое законное место. Между ними не осталось никаких преград. Все стены рухнули и рассыпались в прах. Она доверяла им беззаветно. Не было больше нужды хранить тайны, стыдиться или сдерживать себя. Были только радость, и наслаждение, и тающие тела, делящие друг с другом нежность. Она ощущала себя защищённой, и окружённой теплом и заботой, и счастливой, и желанной, и любимой, любимой, любимой.

Они все теперь были на грани. Жару некуда больше было расти. Твайлайт казалось, что она вот-вот вспыхнет и сгорит, словно феникс, готовящийся переродиться. Она ощутила, как член брата напружинивается внутри неё, и поняла, что для него уже нет пути назад. Не задумываясь больше ни на секунду, она с радостью последовала за ним.

Шайнинг Армор буквально взорвался внутри неё, окатив всё её нутро потоком жаркого семени, заполнявшим каждую ложбинку и впадинку, которую его жезл почему-либо не смог достать. Твайлайт не смогла бы сдержать себя, даже если бы попыталась. Она и не стала пытаться, а только с радостью отдалась сокрушительной волне обжигающего блаженства, которая окатила её с головой. Её петелька судорожно сжималась и разжималась, выдаивая из жеребца всё, что он мог ей дать, пока Твайлайт корчилась и извивалась под ним в приступах наслаждения.

Последним её осмысленным действием было пососать клитор Кейденс, как она делала в прошлый раз, но что было дальше, она уже не успела понять. Если бы разум не подвёл её, то она могла бы сделать верное заключение из струйки жидкости, внезапно наполнившей её рот. На деле же она лишь смутно осознавала, что пьёт что-то тёплое и сладкое и слышит женский голос, выкрикивающий её имя.

Казалось, прошла целая вечность, но в конце концов в её голове сформировалась мысль: она получила нечто драгоценное от брата и передала это Кейденс. Она была их связующим звеном, они общались друг с другом через неё, и до чего же это было символично. Они познакомились благодаря ей, влюбились друг в друга благодаря ей. Она была их связующим звеном — сначала концептуально, а теперь ещё и физически.

И она не смогла бы представить большее на свете счастье.

Сознание постепенно возвращалось к ней. Твалайт заметила, что её рот всё ещё прижат к половым губам Кейденс. Она лизнула их несколько раз, чтобы очистить от излишков жидкостей, и положила голову на живот аликорницы, где легко могла слышать её усталое дыхание. Шайнинг Армор свалился на постель рядом с ними и обнял передней ногой сестру, а с ней и заднюю ногу жены. Его глаза были закрыты, но он явно не спал. Жеребец повернул голову и поцеловал первое, что подвернулось — это оказалась Метка Кейденс. Принцесса блаженно вздохнула.

Твайлайт была первой, кто заговорил:

— Ух ты.

— Ага, — поддержал её брат.

Они оба подняли глаза на розовую принцессу. Некоторое время никто ничего не говорил, так как на ум не приходило ничего подходящего. Твайлайт нахмурилась и забралась на кровать, чтобы быть поближе к аликорнице. Шайнинг забрался следом и обнял сестру со спины. Кейденс перевернулась набок и тоже обняла лиловую единорожку. Долгое время три пони лежали так, отдыхая после пережитого.

Внезапно тишина разорвалась голосами двух кобылок, заговоривших почти в унисон:

— Я люблю тебя, Твайлайт, — произнесла Кейденс.

— Я люблю тебя, Кейденс, — произнесла Твайлайт.

Несколько секунд стояла тишина. Шайнинг нахмурился:

— А я что, пегий, что ли?

 

Читать дальше

 


"My Little Pony: Friendship is Magic", Hasbro, 2010-2018
"Complicated Relations", Softy8088, 2012
Перевод: Веон, 2017-2018

18 комментариев

Веон

В этом году было ужасно много ИРЛ, и клопсцены оказались головоломнее, чем я рассчитывал — перевод непозволительно затянулся. Но я всё-таки завершу его до конца года с небольшой помощью друзей (:

Веон, Декабрь 26, 2018 в 22:36. Ответить #

Что насчет официального "продолжения"?
https://www.fimfiction.net/story/179724

gerov, Декабрь 27, 2018 в 14:39. Ответить #

Веон

Оно первоапрельское и несерьёзное. Чувств совсем нет. Не хочется переводить :с
Лучше перевести предысторию :3

Веон, Декабрь 27, 2018 в 14:57. Ответить #

Randy1974

Хороший перевод, спасибо за новую главу!

Спойлер

Randy1974, Декабрь 27, 2018 в 12:43. Ответить #

Веон

Я не думаю, что это так уж нужно. Эти выражения просто основаны на сравнении тех или иных вещей с картой, у которой север принято размещать наверху, причём верх здесь зависит скорее от положения наблюдателя, чем от чего-то ещё. (Вот на взгляд Твайлайт вымечко Кейденс располагалось севернее, к примеру). Может, в русском это и не такая частая ассоциация, но она нам и не чужда. Можно добавить, разве что, сравнений с холмистой местностью, чтобы её усилить :)

Веон, Декабрь 27, 2018 в 13:00. Ответить #

burningbright

Ура, наконец-то! Спасибо за чудный новогодний подарок^^

burningbright, Декабрь 27, 2018 в 17:15. Ответить #

burningbright

Кстати, никто случайно не знает истории, где было бы в чистом виде Твайлайт/Кейденс?

burningbright, Декабрь 27, 2018 в 20:00. Ответить #

burningbright

Не было абсолютно никаких шансов, что Кейденс и Шайнинг Армор в этот самый момент будут заниматься сексом в своей постели.

Кейденс и Шайнинг Армор занимались сексом в своей постели.
Хех, кто бы сомневался:-) Небось, снова подгадали!
 
Долгое время брат оставался её бессменным учителем во всём, что связано с сексом, и потому тот день, когда она сама начала учить его, со всей присущей ей бесцеремонностью и академизмом, до сих пор вызывал у неё тайную гордость.
Почти как в том анекдоте:-) Если хотите узнать много нового...
 
По жестокой иронии судьбы, Кейденс ненароком глянула в то самое злосчастное зеркало над комодом, и одна пара фиолетовых глаз вновь встретила другую.
Ага, ненароком:-) Подозреваю, что было тщательно проверено, чтобы зеркало оставалось там, где надо!
 
Единорожка никогда не делала такого с другой кобылицей
*ехидно* А что же тогда она делала... с другой кобылицей? :-)
 
Ласки розовой аликорницы на его члене быстро теряли свою регулярность
Эм... Как-то не по-русски звучит. Может, "Ласки розовой аликорницей его члена быстро теряли свою размеренность"?
 
Лиловая пони чуть было не запрыгала от восторга на радостях от своего нового достижения: впервые довести кобылку до оргазма.
Хех... И почему мне сразу Steam представился? :-)
 
— Знаешь что? — сказала аликорница, полуприкрыв глаза, и провела копытом по загривку лиловой пони. Их мордочки почти соприкасались. — Кому он нужен? У нас есть всё, что можно пожелать... только ты и я.
Отличная идея! Потому что ответ — мне^^
 
если синхронизировать свои движения с его
Вот опять же: тут уж или "с его движениями", или "с ним".
 
Посиделки допоздна, только маме с папой не говори. Лишние порции мороженого, только маме с папой не говори. ...Первые уроки о любви. Первые уроки о половом созревании.
Первый секс, только маме с папой не говори:-)
 
— А я что, пегий, что ли?
Обычно всё-таки в подобных случаях используется выражение "рыжий":-)

burningbright, Декабрь 27, 2018 в 20:48. Ответить #

Веон

Как всегда, ждал твоих комментариев :)

Хех... И почему мне сразу Steam представился? :-)
Или Эквестрия Онлайн. Там есть ачивки на все случаи жизни. Кроме, разве что, такой

Отличная идея! Потому что ответ — мне^^
...сказал хохочущий Сомбра :)

Как-то не по-русски звучит. Может, "Ласки розовой аликорницей его члена быстро теряли свою размеренность"
Твой вариант всё-таки более странный. "Ласки аликорницей" звучит совсем как "ласки языком", но значение другое. Творительный падеж может обозначать инструмент, которым выполняется действие, а может и самого выполняющего действие, но для этого его надо употреблять в причастном обороте: "ласки, совершаемые розовой аликорницей над членом Шайнинга", например. Но для меня это уже громоздко.

Слово "регулярность" я употребил в научном смысле. Есть такие понятия как "регулярная сетка", "регулярное разбиение", "Регулярное деление плоскости", наконец. Думаю, для главы, написанной с точки зрения Твайлайт и в её стиле, это подходит. Но если уж и менять, то я бы предпочёл ритмичность, наверное. Но пока не буду.

Вот опять же: тут уж или "с его движениями", или "с ним".
"Свои движения с его движениями" — это слишков громоздкий повтор. Опустить здесь последнее слово — вполне законный способ от повтора избавиться, как мне кажется.

Веон, Декабрь 30, 2018 в 15:22. Ответить #

burningbright

Благодарствую:-)
 
Там вообще идеал:-) Кстати, ссылка — 404.
 
...сказал хохочущий Сомбра :)
Ну так... Как ты, помнится, однажды замечательно коротко это сформулировал — "Эквестрийские жеребцы — красавцы"^^ Впрочем, я обычно интересуюсь кобылками... за одним синегривым исключением.
 
Гут, тебе виднее:-)

burningbright, Январь 1, 2019 в 23:21. Ответить #

Веон

Ссылка немного побилась, потому что я забыл кавычку. Продублирую: link

Про "хохочущего Сомбру" я имел в виду другое. Вот подумай: согласится ли Шайнинг остаться наедине с гомерически хохочущим Сомброй? Ничего хорошего это явно не предвещает :)

Веон, Январь 2, 2019 в 12:24. Ответить #

burningbright

Кстати — уверен, что в Эквестрии Онлайн найдётся запросто даже такая ачивка:-) Ведь там есть всё, что только может потребоваться!

burningbright, Январь 3, 2019 в 01:57. Ответить #

burningbright

Хах! А я, кажется, знаю, откуда это! Кингдом Кам — Деливеранс, верно?
 
Будешь смеяться, но ты одновременно прав и не прав. Прав, потому что в задуманных мной трёх проектах Шайнинг ни разу не зашиплен с Сомброй. А не прав, потому что зато взамен Сомбры выступили, скажем так, несколько иные мои ОСы:-)
К тому же... Вдруг Шайнинг просто рассказал хороший анекдот?

burningbright, Январь 3, 2019 в 01:55. Ответить #

Это великолепно. Даже если не клопаешь, всё равно испытываешь радость от того, что разделяешь чужую. Любовь, нежность, забота о нуждах тел друг друга это так важно.

glass_man, Декабрь 28, 2018 в 07:32. Ответить #

akelit

Спасибо за труды! Просто здорово и когда же всё успеваете...

akelit, Декабрь 28, 2018 в 14:36. Ответить #

shaihulud16

https://www.youtube.com/watch?v=PB-wmOYelnM

shaihulud16, Декабрь 30, 2018 в 15:15. Ответить #

shaihulud16

В смысле, фу, инцест.

shaihulud16, Декабрь 30, 2018 в 15:16. Ответить #

Веон

Любовь, нежность, няшность, обнимашки же с:

Веон, Декабрь 30, 2018 в 15:17. Ответить #

Ответить юзеру burningbright

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.