Автор рисунка

Ушедшие в пони. День четвёртый: До безумия синяя

122    , Июль 13, 2018. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.

Автор: Chatoyance
Перевод: Shai-hulud_16
Вычитка: CloudRing

Оригинал

Начало

Внимание, гражданин! Анализ вашего поведения говорит о намерении сознательно уклониться от обязанности по распространению данной рекомендованной информации. Предварительное исчисление вашего наказания уже начато. Вы были отмечены во всемирной базе населения МирКарма как “неохотно подчиняющаяся”. Перекрёстная проверка показывает, что у вас осталось 8.11 часа, чтобы избежать бана.

УШЕДШИЕ В ПОНИ
День четвёртый: До безумия синяя
Ведущая: Саншайн Лафтер

Включился? Видимо, да. Отлично! О, надо же, мой голос звучит по-другому, тебе не кажется? Наверное, так и должно быть. У меня же и горло, и зубы теперь другие... Всё это так странно! Чувствую, ты представляешь, как у меня изменились зубы во рту. Языком чувствую. Все до единого коренные, ни одного резца. Но неплохие, кстати, зубы. О, и язык теперь стал та-а-акой длинный! Э-э, элянте эа эво! А-а оэ ывалиаэтфа иво вта! Хлюп. Ам. Ням. Реально длинный язык. Это... может быть полезно. Для разных ситуаций.

— Хи-хи! Ты так мило краснеешь!

Я... ну... Кхэм. Короче, привет всепони, и теперь, полагаю, я имею полное право так говорить. Я... теперь я на самом деле стала пони. Настоящей пони. Так странно, надо сказать. Одновременно то, и... ну... не совсем то, что ожидала. Но в целом — это здорово. Точно скажу. Очень, очень здорово. Думала, что можно будет хоть на что-то пожаловаться, но… просто не на что. Чувствую себя... сказочно! Именно так.

— Почему сказочно, Саншайн?

Ну... в общем... у меня не болит ни—че—го. То есть совсем ничего. Раньше что-нибудь всегда ныло или побаливало. Колено болело иногда, зубы с левой стороны чувствовали холод. Эм-м.. Да, и локоть иногда ныл, и... и ещё была куча противных мелких болячек. А теперь я просто как младенец. Всё работает идеально, все части тела просто... здоровы. Ничто не ноет, не болит, всё просто... есть. Всё в полном порядке. Но, Милли, это же ещё не всё.

— А что ещё? Интересно же, хочется сравнить с моим опытом, понимаешь?

Зрение просто... просто поразительное. Столько деталей, а уж эти цвета... Самое близкое, с чем это можно сравнить, это... Ну ладно, в общем... понимаешь, пару раз у меня бывали осознанные сны. Ну, знаешь — такие сны, когда ты как бы просыпаешься, и знаешь, что это сон, и можешь им полностью управлять? Как будто попадаешь в виртуальную реальность во сне. В общем, в этих редчайших драгоценных снах я тогда кое-что заметила, и ещё, помню, успела подумать об этом во сне. Во сне зрение работало по-другому, лучше, чем у моего спавшего в кровати тела.

Макула. Вот, вспомнила, как это называется. Макула. У человеческого глаза есть такая небольшая область в центре зрительного поля, называемая макулой. В этой области человек видит отчётливо. Эта область в дюйм, или около того, шириной на расстоянии вытянутой ноги — или примерно пятая часть копыта, и вот в этой зоне всё кристально чётко, но остальное вокруг как бы размыто. А в тех осознанных снах всё, что было в поле зрения, было чётким. Кристально чётким, даже по краям. Именно так видят пони. Либо у эквестрийцев макулы очень широкие, либо их глаза устроены по-другому, потому что я всё вижу как в тех снах, ясно и чётко.

— Значит, хочешь сказать, что твоё зрение стало лучше?

О, да. Ещё как. Это даже слегка пугает, по правде, потому что я знаю — теперь это не сон, теперь не проснёшься. Теперь я вижу по-другому и... в общем... ну... мир стал намного противней, чем помнился. С таким зрением сразу видны все пятна, потёки, царапины на стенах, которых я раньше не замечала. Но вот ты — выглядишь прелестно, так что... может, просто дело в мире, не знаю.

— А звуки, а запахи? Меня они просто покорили!

(Нюх... Фырк! Нюх-нюх.) О да. Пахнет Земля ещё... выразительнее. Это вот сомнительный дар, если честно.

— О, как тебя понимаю! Когда начнётся обед, тогда будет круто, но вот до того…

Да уж. Слушайте, что я скажу вам, человеки. От нашей Земли воняет. Правда-правда, воняет. Я выросла здесь и, конечно, давно привыкла. Но теперь всё по-новой. Я чувствую смог, химические испарения и металлическое... что-то... в воздухе. Чувствую краску на стенах, запах матраса подо мной. Рядом Милли, и — святая Селестия, как же она пахнет... так... здорово... и... и я сама тоже. Сейчас понюхала своё копыто... пахну просто чудесно.

— Тебе нравиться, какой ты стала? Мне так очень!

Ну, я хотела стать зелёной, как Саманта, но получилась синей. Вообще-то, думаю, мне так даже больше нравится. Синий — очень красивый цвет. Средний такой, не тёмный, но и не бледный. Я не разбираюсь в названиях цветов, но…

— Я бы сказала, ты стала васильково-синей, с тёмно-васильковыми гривой и хвостом. Навскидку так, примерно. Возможно, цвет формы “Доджерсов”, или небесно-голубой, близко к “синему Пэрриша”, но всё-таки скорее васильковый, потому что светлее. Если это как-то поможет.

О-го-о. Милли, ты правда разбираешься в цветах.

— Люблю цвета. Они красивые.

Ну… наверно. Просто я как-то не заморачивалась их выучить. Эй, а какого цвета матрас, на котором мы лежим? Я бы назвала его “красным”.

— О, нет-нет... это не красный. Красный — это основной цвет. А это скорее бордовый. Светло-бордовый. Почти кирпичный, но не совсем, потому что слегка с синевой.

Просто... круть. Будешь обставлять наш дом. Милли — владыка цветов. Трепетно склоняюсь пред твоей мудростью.

— Хи-хи! Мне нравится! Как это чудесно, Саншайн!

Что чудесно? Не поняла.

— Ты сказала, что я буду обставлять наш дом. Я понимаю так... что у тебя есть планы на меня. Значит, я нужна тебе.

Конечно нужна. Богини, я думала, что это... конечно же. Конечно ты нужна мне. Я хочу отправиться в Эквестрию вместе с тобой. Хочу всегда быть вместе с тобой. То есть... если ты хочешь, конечно.

— Конечно, глупенькая. Я полюбила тебя с первого раза, как увидела.

На полу сортира!

— Хи! Да, вот уж место для первого свидания?

Мы странная пара, что есть, то есть. Милли, а вот что показалось, ну, самым необычным, когда ты очнулась?

— Копыта, конечно. И возможность шевелить ушами. Мне это понравилось. Ага! Именно так! Хи-хи! И... ну да, наверное, первое, на что обратила внимание — это уши. Мне реально понравилось ими двигать. О! Так ты ещё не поняла, зачем это нужно?

Нет, не поняла. А это нужно для чего-то?

— Да! Ты же можешь направленно слышать ушами!

Не. Может. Быть.

— Ага! И наверняка уже делала это — неосознанно, но специально тоже можешь. Просто нацель оба уха на что-нибудь, это как с глазами. Вон там, за дверью, кто-то болтает. Попробуй. Направь туда уши, прямо сквозь дверь.

Какого сена, я... О БОЖЕ! Я их слышу! Это... Это Дэниел, парень, которого я встретила в первый день. Говорит, что проголодался, собирается идти обедать... но стоит мне отвернуть уши, как слышно только неразборчивое бормотание. Снова разборчиво.... Снова бормотание... это как смотреть, только не глазами, а ушами! Так вот зачем пони подвижные уши! Ух ты! Совершенно новое ощущение! Та-а-ак круто, Милли! Думаю, мне никогда не надоест.

Эй! Я могу... Я могу слушать твоё сердце, если нацелюсь в твою... переднюю часть. Ух ты. У меня супер-уши, по крайней мере, в том направлении, куда я их поверну.

— Вообще-то за всё приходится платить. Ты не можешь слышать сразу всё вокруг, как человек, но зато очень хорошо слышишь в одном направлении. Придётся постоянно водить ушами туда-сюда, вместо того чтобы слышать всё и сразу. Если ты понимаешь, о чём я.

Вообще-то понимаю. Теперь, значит, у моих ушей есть макула. Не так хорошо, но прилично слышу по сторонам, и супер-чётко с той стороны, куда направлю уши.

— О! Попробуй вот что. Попробуй направить одно ухо в одну сторону, а другое в другую.

Ты так можешь?

— Да! Это несложно, попробуй!

Эм... ну ладно, хоть это и странно. Ух ты. Получилось! Я могу супер-чётко слышать с двух направлений, или определять направление звука, или... или получаю супер-объёмный звук, если направлю уши в одну сторону. Это... нереально круто. Офигеть. О таких “мелочах” я даже не слышала. Что ещё умеет наше тело?

— Ну, осязание стало немного другим. Вот оно, по правде, поначалу разочаровывает.

Это почему?

— Понимаешь, нету пальцев. Вообще нет голой кожи. Потрогать что-то по-человечески ты теперь можешь только губами и языком. Ну, разве что носом ещё. Всё остальное покрыто шерстью, что, конечно, неплохо, но это не то же ощущение, как если голыми руками. Ты очень мудро поступила, что решила меня потрогать, пока у тебя были руки. Теперь я думаю, зря в своё время сама не догадалась.

Хм. Ну да, наверное, разница есть. Ну-ка, щас прикоснусь своей ногой к твоей... Я ощущаю копытом прикосновение, и при этом та часть ноги, которая... нижняя? Она совсем как... ого, надо же. Ощущается как будто... как будто это мой палец. А та часть, что выше сустава... она вроде как кисть руки, только она не ощущается как кисть. Скорее как запястье, хотя устроена по-другому. Сгибается только вниз, а вверх не умеет. Раньше я могла сгибать этот сустав и вверх и вниз, потому что дальше за ним была кисть руки. Теперь там нога. Да, это странно.

— Доктор-пони мне рассказывал про это, когда тебя конвертировали. Про кости, и про то, как они меняются. Я ощущаю их так же.

Ну, всепони, кто смотрит, теперь могу вам точно сказать, каково это — иметь копыта. Я помню все эти чаты в Гипернете, что они гнутся не так и всё такое... народ, всё это ерунда. Мои ноги... все четыре... они гнутся правильно. Просто там, где были руки, теперь передние ноги, вот и всё. Вот так вот просто. Я чувствую место, где было плечо, и локоть, и запястье... и ладонь — по крайней мере, тыльную её часть — теперь это часть ноги ниже запястья, и палец, он по-прежнему ощущается как палец, только толстый и очень сильный. А моё копыто — это бывший ноготь. Только… более толстый. Твёрдый и массивный.

— И стрелка!

Стрелка? Где стрелка?

— Это человеческое название для... вот тут, подними копыто и разверни его к себе. Да, вот так, будто разглядываешь кончик пальца. Видишь, вон тут, снаружи, такая толстая штука, похожая на ноготь — это стенка копыта. Но внутри дуги, вот эта сморщенная треугольная штука, это твоя стрелка. Попробуй её укусить — только осторожно, она мягкая — чувствуешь? Ну... как она ощущается?

Как будто это... подушечка пальца. Только пальца с очень-очень толстой кожей, или одетого в перчатку. Но это именно палец. Мне так кажется. Она ощущается как та часть пальца, что под ногтем... так что... получается, моё копыто — это один большой палец.

— Доктор Кэнди говорил, что это средний палец.

Хи! То есть каждый раз, когда я поднимаю копыто... О боже. М-да. Как же хорошо, что в Эквестрии другая культура, а? Хи-хи-хи!

— Хи-хи! Да уж!

Итак... в общем, это всё ощущается абсолютно естественно. Я не путаюсь в частях тела. Вот, например, моё колено. Ух ты, как оно теперь высоко. Пропорции частей тела другие, но сами части — те же. Вот это — совершенно точно лодыжка, только теперь она очень толстая. А вот это... можешь копытом потрогать?... да.. По ощущениям — как верх стопы, только теперь это нижняя часть ноги. Стопа стала частью ноги ниже сустава. А пальцы соответственно стали копытами, при этом ногти превратились в роговую поверхность копыта.

Мы ходим, опираясь на бывшие пальцы рук и ног. Так вот. Теперь мне всё понятно. Теперь я поняла, как ходить, Милли. Всё поняла.

— Саншайн, ты хочешь ещё раз попробовать?

Да! Хочу. Вот теперь мне всё понятно. Теперь должно получиться. В голове будто всё встало на места. Серьёзно, надо этому как-то учить. Объяснять новопони, как ощущаются части тела, и как соотносятся с тем, что у них было, потому что, в общем-то, части те же самые. Не так уж многое изменилось. Где правда многое изменилось, это там, где руки превратились в ноги, а стопы в части ног, это да. Всё остальное — почти то же самое.
Ну, не считая, что у меня теперь только по одному пальцу... на каждой конечности. По копыту, то есть. М-да.

— Эм... ты бы лучше сложила крылья перед тем, как снова попробуешь встать. Мне нравится, когда ты меня ими укрываешь, но я боюсь пошевелиться, чтобы их не повредить.

Да, ВОТ ЭТО — странно. Как вы не могли не заметить, я стала пегаской. Я понятия не имею, как быть пегаской, и крылья меня вгоняют в ступор. Со всем остальным понятно. Ноги... это понятно. Хвост и уши — вообще, будто они всегда тут были. Но вот крылья... Это не то же самое, что ещё одни руки. То есть не совсем. Они и вроде бы как руки... но не те... руки. В мозгу, то есть. Мои руки... то, что было моими руками... теперь это стало передними ногами, и мозг может это принять. Но крылья, это как... ещё одни руки. Дополнительные. Как у индийского бога с его руками или у того чувака из древней компьютерной игры. Или у зеленокожих воинов Барсума из книг Эдгара Берроуза.
С крыльями у меня реально проблема. Ну, не типа “О, нет!!! У меня выросли лишние руки!”, хотя... признаться, есть немного. Это как бы... новая территория на карте тела, которая в мозгу, понимаете? Территория, которая, это точно известно, есть, но... ещё не исследованная. Я в результате как та тысяченожка из сказки, которая не может сдвинуться с места, без конца вспоминая, с какой ноги пойти. Когда я забываю о том, что у меня есть крылья, с ними всё прекрасно, но когда я гляжу на них и такая, “Ого, КРЫЛЬЯ!” зависаю и... вот.

Глядеть на их беспомощное трепыхание, ох... по правде довольно неприятно, так что попробую просто расслабиться. Не думать, не пытаться ими шевелить. А то их сейчас судорога сведёт. Почему-то я не могу одновременно двигать ими в двух разных направлениях, когда я... так. Вот, расслабились.

Вот! Вы видели? Они взяли и сложились. Это легко, если не думать об этом. Но... но всё-таки здорово отрастить себе новую часть тела, верно? Крылья — это круто... хотя, как по мне, жутковато. Это часть меня, но до чего же странно, что на мне теперь растут перья. Наверно, для всех пегасов это “Эй, крылья, клёво”, и всё. Но не для меня. Иметь перья — это странно. Действительно странно. И ещё... вот, смотрите. Перья, те, которые длинные... это удивительно, но, похоже, они могут вращаться. Слегка поворачиваться. Я этого не делаю. То есть, конечно, делаю, но это как будто зависит от настроения, и... это просто странно.

Наверное, только со мной такая ерунда. Это же просто... ТАК, КАК ДОЛЖНО БЫТЬ. Вот что. Ладно, итак: я пони. У меня есть четыре ноги, хорошо, у меня есть грива, хвост и шерсть — нормальное млекопитающее, никаких проблем. Но при этом — у меня ещё крылья. Как у птицы. Вот это сложно принять. Я знаю, как ухаживать за волосами — используй шампунь, и всё будет прекрасно. Но я не представляю, как ухаживать за этими штуками. Как их хотя бы чистить? А вдруг они возьмут и вылиняют? Новые перья вырастут, или как?

— Саншайн! Опять себя накручиваешь. Тебя всему научат. Так же, как меня обучают быть земнопони. Мы здесь за этим, ради этого создавалось Бюро. В этом весь его смысл. Тебе наверняка расскажут и как поворачивать перья, и как мыть крылья, и всё такое. Это же основы гигиены, верно?

М-м-м. Ну да. Наверное, ты права. Было бы глупо не научить нас всему этому.

— И ты полюбишь свои крылья. Я их уже полюбила. Они красивые, и мне понравилось, когда ты накрывала меня крылом. Мне было так покойно и уютно.

Ага, мне тоже понравилось. Я наверняка привыкну к крыльям. Не забывай, я только первые часы живу в теле пони. Первые впечатления, всё такое. Я знаю, в чём моя проблема!

— В чём? Саншайн, в чём?

С ногами и с телом, в общем-то было понятно. Понятно, с чем их соотнести в человеческом теле. В большинстве своём. Но крылья — это нечто новое, совсем новое, и... с ними я чувствую себя как ребёнок, который учится ходить. Будто пытаюсь чему-то научиться, при этом часть меня думает, будто я это уже умею, только вот это не так. Странное ощущение. Как будто я когда-то умела... знала... как пользоваться крыльями, только… Будто у меня был инсульт, или типа того, и я должна заново учиться пользоваться ими, только, конечно, ничего подобного, потому что у моего человеческого тела не было частей, которые соотносятся с крыльями, понимаешь?

— Ну, хоть и не по личному опыту, но могу представить. Это, наверное, уж куда как странно. Но я уверена, ты научишься. Эй, я что сейчас подумала.

Что?

— А может быть... что, если часть твоего нового мозга и правда знает, как пользоваться крыльями? То есть, ты же можешь раскрывать их и складывать, когда не думаешь об этом?

Может... да, возможно, ты права. Может, я просто сражаюсь с собой. Это будет не первый раз, кстати. Хммм. Может, всё, что нужно, это просто...не знаю... ПОЛЮБИТЬ мои крылья. Просто, типа, принять их, полюбить и... подружиться с ними. Я знаю, это звучит очень глупо, но…

— Нет! Это совсем не глупо. Я думаю, так и нужно сделать. Ты должна принять то, что они часть тебя. Сделать их частью себя, принять идею, что у тебя есть крылья. Что иметь крылья — это нормально.

В общем,так или иначе, у меня с ними затык, так что... привет, крылья! Как дела? Рада вас видеть! Классно смотритесь! Эй, скажи, они клёвые?

— Конечно! Ещё какие! Саншайн, они такие блестящие, и перья такие славные, мягонькие. Конечно клёвые!

Да. Да, очень клёвые. Прекрасные крылья. Крылья — это круто. Это абсолютно нормально, когда у тебя крылья. Немного странно, но, эй, я сейчас вся немного странная. Я — синяя пони. Это куда выше по шкале странности, согласись.

— Нет. Не соглашусь.

А?

— Мы не одни такие. Всепони, кого мы встречали, всепони, кого мы знаем, и всепони, что будут жить после нас. Ведь вся человеческая раса, в конце концов, уходит в пони, так? Вот и мы тоже. Теперь это — нормальное состояние. Отныне и навеки. Так что, если ты думаешь, что быть синей пони…

Или прекрасной золотистой земнопони…

— ...это нор-маль-но! Скучнейше, обыкновенно нормально! Тупо, уныло, банально, стопроцентно буднично нормально! Именно!

Хэх. Странно, да? Мы пони, и теперь это норма. Мы даже больше не лесбиянки, потому что в Эквестрийском языке нет такого слова. Мы теперь, получается, даже не меньшинство? Просто семья, и это нормально. Я НИКОГДА до этого не была нормальной. Мне кажется, что вот это и есть самое странное в этом во всём!

— Хи-хи!

Хех... мда. Привет, всепони, зацените, я образец нормальности. О! Кстати, я ещё не видела своего лица! Хочу взглянуть, на кого я теперь похожа. Я постараюсь встать, ладно?

— Хорошо. Мне остаться рядом или отойти?

Эм... ты лучше отойди, а то вдруг я опять споткнусь. Ну, вряд ли, конечно, но — мало ли. Не хочу упасть на тебя.

— Не то, чтобы я возражала... хи!

Хи-хи. Мило. Но... я не хочу тебе навредить и не хочу подскальзываться.

— Так, Саншайн. Я сейчас встану... и отойду. Но я попытаюсь тебя поймать, если ты начнёшь опрокидываться.

Спасибо. Т...так. Я смогу, потому что теперь знаю все части себя и для чего они...

— Слишком много думаешь. Просто сделай это.

Да, правильно. Так. Ой.... и... ВУ-ХУ-У! Это было просто! Я стою! Как нефиг делать! Совсем просто!

— Хи-хи! Саншайн, твои крылья распахнулись от перевозбуждения!

Ух ты, и правда. Это они сами. Эй, смотрите, я ими шевелю. Я могу размахивать ими... ну, почти. Это так... клёво. Эй, по крайней мере, смогу обдувать себя в жару. Они для этого хорошо сгодятся. И пыль отряхивать. Для уборки шикарно, наверное. Саншайн Лафтер, профессиональная пылесборница!

— Хи-хи! Может, тебя возьмут прислугой в Кантерлотский замок!

Ни за что и ни к кому я в прислугу не пойду. Исключено. Так что, видимо, придётся всё же учиться летать. Потом. Не сегодня. Сегодня научимся ходить, а как-нибудь в другой раз — летать.

Милли, я сейчас попробую идти. Я сделаю это. По этой матрасной... штуковине... которая, вообще-то, совсем некстати. Если подумать, то, наверное, на твёрдом полу получилось бы лучше. Но и что матрас на полу — это тоже неплохо. Мат. Вроде бы эта штука называется мат, а не матрас. Неважно, пошли. Как малыш на четвереньках, только опираясь на кончики пальцев.

— Вот так, Саншайн. Да! Йей! Молодец!

Было немножко сложно сойти с мата, но теперь, на кафеле, я чувствую себя увереннее. Теперь попробую подойти к зеркалу на двери. Просто на всякий случай, ты не могла бы...

— Я тут, Саншайн. Я постараюсь поймать, если ты начнёшь падать.

Спасибо ещё раз, Милли. Ну, погнали. Эй, это не так уж и сложно. Как ползать на четвереньках... почти. Вообще-то даже легче. Надо же. Совсем не так сложно, как ожидалось. Довольно легко, по правде. Хэх. Я удивлена.

— Почему?

Потому что в Гипернете всюду бухтят о том, как тяжело бывает новопони ходить и вообще. Но... ничего подобного. Теперь это ясно. Не понимаю, почему раньше не получалось.

— Ты была ещё сонная от лекарств. Поэтому новопони поначалу неуклюжие. Тебе нужно было время, чтобы отдохнуть и привыкнуть к себе. Думаю, иногда они слишком рано заставляют нас ходить. Возможно, стоило бы дать отлежаться немного. У тебя была такая возможность, потому что я сказала доктору Кэндисмайлзу, что присмотрю за тобой.
Видимо, он думал, что я тебя немедленно подыму и начну гонять, а я просто хотела тебя обнять. Кажется, вышло больше проку.

Согласна. Эй, всепони, вот вам совет: когда вас будут конвертировать, убедитесь, что рядом с вами есть прекрасная возлюбленная, которая будет обнимать вас и не давать вам встать. Вставайте, когда будете готовы, и ни секундой раньше. И... помните, что все части тела те же самые, только... ходить надо на кончиках пальцев. А так — ерунда. Я почти разочарована, потому что как-то даже неинтересно просто встать и... О БОЖЕ... ЭТО Я! ЭТО Я В ЗЕРКАЛЕ!

— Да! Гляди, какая красивая пони в зеркале, а, Саншайн! Разве не милашка?

Ну, не такая красивая, как некая бронзовая земнопони... Как же её звали… Хелен, или Луиза... а может, Боб. Она живёт далеко и…

— Ты глупая, вредная пегаска!

Хи-хи-хи! О боже, поглядите только! Это же я! Это моё лицо. Та... пони в зеркале... это я. У меня фиолетовые глаза. Надо же. Вот это да. И ресницы. Какие длинные. И я могу ими моргать! А это мои ушки! Ух ты, какие высокие, когда подняты. И волосы... То есть, грива. Оказывается, и с прямыми волосами тоже бывает ничего. ГРРРР.. хорошие зубки А-А-А ГРРР... БЭЭЭЭ... хм. Ну, язык как язык. Не знаю уж, чего я ждала. Цвет его слегка необычный, но разница небольшая. Л-Л-Э-Э-Э....Хлюп... Длинный какой. Надо же. Даже страшно.

Посмотрим поближе... надо же — моё лицо покрыто шёрсткой. Она заканчивается у краёв губ. Синие шерстинки. Разной длины, или мне кажется? Маленькие и короткие возле губ и глаз... но дальше на моей... как это называется спереди? Шея?
На моих... у меня больше нету грудей... там, где надо, во всяком случае. На торсе. Где же они тогда... между ног, выходит? Маленькие какие. Я едва могу их разглядеть. Ужас, я стала плоской!

— У нас всё не как у людей, Саншайн. Пока мы не пользуемся вымечком, оно маленькое и плоское. Оно набухнет, только если мы забеременеем. А так оно всегда остаётся компактным. Когда нам не надо больше кормить жеребёнка, оно снова уменьшается.

Значит... стелс-титьки, получается? Титько-трансформеры. Наверное, это удобно, но как нам... ну, демонстрировать себя, понимаешь?

— Ну... эм... есть... способы. Разные другие способы. Пока не думай об этом. У пони есть возможности демонстрировать окружающим свою сексуальность, не беспокойся.

Ладно, приму пока на веру. О, размахивать хвостом так здорово, надо бы посмотреть на себя со спины. Повернёмся-ка... Эй-й, о да, у этой детки есть за что подержаться сзади! О, гляньте только на этот попец! Да, привет всем! Попки у нас теперь что надо, это точно! Что это? О, так это.... Это же… Моя…

— Да, это она. И напоминаю тебе, что холорекордер ещё включён. Тебе стоило бы…

ОПУСТИТЬ ХВОСТ! Эм-м, ТАК, никто из вас этого не видел. Вы ничего не видели, понятно?!! Не было ничего. Грррх. Ох.... эм... фу. Я слегка забылась. Всё такое новое, понимаете? Эх.

— Что, Саншайн?

Я, эм, ну... мне надо в комнату для поняшек, и... и я понятия не имею, что там делать!
Пошли. Я помогу. Ничего сложного, я тебе покажу. Давай, выключим на время кордер и

Канал Всемирной Истории с гордостью представляет:
ВЗЛЁТ И ПАДЕНИЕ АМЕРИКАНСКОЙ НАЦИИ
Десятисерийный сериал, предоставленный Архивом Мироправительства
При содействии Министерства Пропаганды и Инфоразвлечений

Отмеченный многочисленными наградами сериал возвращается осенью с обновлёнными материалами по истории нашего мира. Смотрите только у нас — захватывающую историю завоевателей, вышедших из древней Еврозоны, чтобы безжалостно уничтожать бесчисленные цивилизации Севамеризоны, используя как конвенциальные, так и неконвенциальные средства, включая и биологическое оружие.

С этого момента начался их двухсотлетний путь к мировому господству, прервавшийся только с коллапсом экономики, подкошенной их невиданной доселе в мире алчностью и элитизмом. Опустившись сначала до роли мирового полицейского, американцы затем лишились и этой роли, после того как их валюта сгинула в Великом Коллапсе вместе с валютами всего остального мира.

Общество, построенное на жажде наживы и личной власти, Америка практически правила миром в течении почти пятидесяти лет, прежде чем пасть жертвой пороков собственной системы, поставившей прибыль превыше всего.

Мы покажем вам невероятную систему контроля за обществом, созданную американской элитой, дававшую каждому гражданину полную иллюзию власти и возможности выбора. Вы увидите, как культура Америки, её главный экспортный товар и главное оружие, покоряла другие нации нашей планеты, как глубоко она проникла в самое сердце других цивилизаций.

Заглянем за кулисы и увидим, как правящий класс Америки манипулировал населением, развязывая и останавливая войны, финансовые кризисы до полного уничтожения собственной экономики, до падения и раздробления некогда великой нации, вновь объединившейся только под властью Мироправительства.

“Взлёт и падение американской нации”, серия “Великих погибших цивилизаций”, теперь восстановлена и дополнена новым материалом. Мы называем вещи своими именами, мы возьмём вас за кулисы и покажем, как одна из самых жестоких и могущественных наций за всю её историю Земли сгорела в огне собственной алчности. Америка. Улицы, мощённые золотом, “Американская мечта” о богатстве, великая ложь об “Избранном народе” и затем — отчаяние, насилие и голод Великого Коллапса.

ВЗЛЁТ И ПАДЕНИЕ АМЕРИКАНСКОЙ НАЦИИ
Этой осенью. Спрашивайте на инфоканалах, в терминалах и магазинах ROM-шаров.
В отдельных областях Северо-Американской зоны доступно только по специальному разрешению.

— Саншайн, не переживай. Со мной так тоже было.

Да, но... Стоило бы догадаться... то есть... кто бы мог подумать, что мы писаем оттуда? Нет, правда, я пыталась держать хвост подальше от струи, но…

— Потому что у тебя всё теперь сзади и намного выше. Хвост, конечно, тоже надо поднимать. Но ещё неплохо бы отводить его в сторону. Я пыталась тебе сказать…

Я ничего такого не имею в виду, это не твоя вина. Ты старалась, мне просто... не знаю, ловкости не хватило. Хорошо, что душ прямо там, можно убрать последствия, но мне всё равно ужасно стыдно. Мне правда стоило внимательнее смотреть тот мультик про части тела, и изучать своё тело. Так глупо себя чувствую.

— Ох, Саншайн, у тебя ещё полно человеческих заморочек, вот и всё. Погоди. Вот что. Попытайся это сейчас понять и прочувствовать. Помнишь, ты проявила смелость и признала, что любишь мультики, хоть и стеснялась этого? Скажи, вот что ты сейчас думаешь о мультиках и о своей тогдашней реакции?

Ну... Я люблю их. И всегда их любила. А кто их не любит, мультики — это весело! И они предмет искусства, потому что нарисованы вручную настоящими пони. Ну, людьми, неважно. Лично для меня... не могу понять, отчего я вообще считала, что этого надо стесняться. Ведь глупость какая, правда? Я совсем не стыжусь. Я люблю мультики, и... другие всякие милые штуки... всякие яркие, глупые, весёлые штуки... и всегда любила, только вот теперь... Теперь мне наплевать, что кто-то об этом узнает. И вообще, я даже хочу об этом рассказать. Я... горжусь тем, что они мне нравятся. Хм. Это что-то новенькое.
Отец хотел бы, чтобы однажды я стала большой шишкой в корпорации. Или хотя бы успешной двухпроцентницей. И.. У нас в доме не было места всему непрактичному, ненужному. Меня приучали стыдиться всего простого, милого, глупого... в общем, всего весёлого. Несерьёзного. Отец называл это “несерьёзным мышлением”. Но теперь... это кажется идиотски тупым. Веселье тоже важно. Я не обязана быть кем-то или чем-то супер-важным. Я хочу быть счастливой, и заводить друзей, и... быть. Просто быть... собой. Быть пони.

— Именно! Никакого больше давления сверху, так ведь? Отныне у тебя всегда будут и еда, и крыша над головой, и понибудь, кто всегда поможет, и становиться от тебя требуется разве что... лучшей, чем ты была вчера, если сможешь. Думаю, ради этого стоит постараться.

Это сразу нехило так меняет мировоззрение. Боже. Невозможно поверить, насколько иначе я себя теперь чувствую. Чувствую себя... легко. Как будто с души спал огромный камень. Всё, что от меня требуется — быть милой маленькой пони. От всепони больше ничего и не требуется. Просто радоваться жизни. И я хочу быть милой маленькой пони. Ни тоски, ни злости, ни... других неприятных вещей.

Это, вообще-то, тоже немного пугает. Моё личное самоопределение во многом было основано на злости. На тех вещах, которые я ненавидела. Но... теперь это ушло. И теперь вроде как даже и непонятно, кто я. То есть... я — это всё ещё я?

— Конечно это всё ещё ты. Та же, только избавленная от злости, боли и тоски. Тебе ещё предстоит встретить и узнать новую себя, радостную и открытую. Думаю, ты обнаружишь, как я в своё время, что ты куда лучше, чем сама считала.

Я... да, наверное. Я... просто... всё вдруг стало милым. Как будто... как будто я стала милой. Никогда себя “милой” не чувствовала.

— У меня это ощущение было ещё сильнее. Понимаешь, из-за моего прошлого — “Бритва” и всё такое. Мне нравится быть милой. Нравится быть доброй пони, которая делает добрые вещи. Очень нравится это ощущение.

О... боже. Боже мой. Я вот что только что поняла.

— Что ты поняла, Саншайн?

(ТУК ТУК ТУК)

Минутку...Кажется, кто-то стучит. Ага... ВОЙДИТЕ?

— Привет! Так понимаю, у нас завелась новая пегаска?

О, да! Здравствуйте! Это я. Меня сегодня отконвертировали. Только этим утром. Я Саншайн. Саншайн Лафтер, а это моя подруга, Милли.

— Привет!

— Приветствую! Меня зовут Сноуденсер, я из отдела расписаний. Саншайн, у меня здесь для вас программа занятий. Специально для пегасов. Пегасов учат летать, ходить по облакам, лепить из облаков, и другим пегасьим навыкам. Очень рекомендую, пока вы здесь, в Бюро, не пропускать занятия. У всех трёх видов есть свои наборы особых навыков, и очень важно знать, что вас, пегасов, отличает. Вот: это вам, расписание специальных занятий, это вдобавок к общим занятиям. Общие занятия я также настоятельно советую посещать. Ну, вы сами-то как, рады? Привыкаете понемногу? Есть какие-то проблемы?

Эм... Да я счастлива, вообще-то! Правда! Привыкаю — нормально... Немного странно иметь крылья, но я с ними подружилась. Привет, крылья! Видите! Счастливые крылья! и... Единственный волнующий вопрос я только что задала своей подруге Миллисенте, так что… Я... Я счастливая поняшка!

— Ну, это заметно, особенно по вашей широкой улыбке. Тогда я вас двоих оставляю. Если будут вопросы по занятиям или по расписанию, приходите. На втором этаже офиса, спросить Сноуденсер. Хорошего дня тогда. Ого, уже почти ужин!

Спасибо! До свиданья! Она милая, правда?

— Хи-хи… Хи…

Что смешного?

— Вспомнила тот день, когда мы поднялись в офис и ты такая "Хочу видеть самого главного" а потом на них такая "Рррр, Гав-гав!"

Ох... стыдно-то как теперь. Боже. Может... стоит извиниться? Всё правда было настолько плохо?

— Ой-ой, Саншайн, ну прости. Не хотела тебя расстроить. Показалось забавным, такой, понимаешь, контраст. С тем, как ты себя вела, когда была человеком. Но это была не ты. Ты теперь пегаска. Разница очень заметна, вот и всё.

Ну... наверное. Я что хотела сказать, как раз перед тем, как Сноуденсер постучала.... Хотела сказать, что тоже заметила одно отличие.

— Какое, какое отличие?

Ну, за всё это время я ни разу не матюгнулась. И даже не захотела. Только сейчас до меня дошло. И это весьма необычно, потому что раньше я сквернословила постоянно. Но… теперь нет нужды. Да и.. Никогда и не было.

— Я всё же думаю, тебе это было нужно. Ты постоянно чувствовала боль, я поняла это в тот момент, когда тебя увидела. Боль всё время была там, внутри, под всей этой беготнёй и твоим “Сейчас! Сейчас! Сейчас!” Думаю, тебе частенько просто необходимо было хорошо ругнуться.

Похоже, больше такой нужды нет. Не с чего. Чувствую себя... Как бы это сказать, и счастлива, и довольна, и нисколечки не больно. Хи!

— Саншайн, это прекрасно! Не знала, что ты можешь в поэзию!..

И сама не знала. Это “несерьёзный образ мыслей”, как сказал бы отец. О! Сноуденсер же сказала, скоро ужин! Это будет мой Первый Ужин Пони, так?

— Да! Именно!

Ух ты! А скоро…

(ДЗЫННННННЬ)

Это УЖИН! О, Миллисента, пошли скорей, пожалуйста! Я смогу сесть за понячьим столом, как настоящая пони! Не могу дождаться! Первый Завтрак Пони!

— Я тоже волнуюсь, Саншайн! Не могу дождаться посмотреть, как ты пробуешь эти чудесные понячьи лакомства! Ты должна попробовать сено, серьёзно, оно великолепное!

Не могу дождаться! У меня новый рот, и я спешу опробовать его на новой еде!

— После вас, наша почетная гостья на Первом Завтраке Пони!

О, Милли... Я... Я чувствую себя как маленький жеребёнок! Мир снова полон чудес. Спасибо. Спасибо тебе огромное.

— Сан... Саншайн? Ох... ты тоже мне нравишься. О-о-о-о.... хи-хи... так. Пойдём отведаем чудесной новой еды, хорошо?

Конечно!

Продолжение следует...

"My Little Pony: Friendship is Magic", Hasbro, 2010-2017
"Going Pony", Chatoyance, 2012
Перевод: Shai-hulud_16, CloudRing апрель-июнь 2018

14 комментариев

skydragon

Воу, даниужто, продолжение!

skydragon, Июль 13, 2018 в 05:37. Ответить #

Mordaneus

Чувственно :)

Shai-hulud_16, CloudRing — спасибо!

Mordaneus, Июль 14, 2018 в 18:18. Ответить #

Какая милая парочка вышла) Даже немного завидую.

Vорковка, Июль 27, 2018 в 10:40. Ответить #

Randy1974

Спасибо за перевод.

Вот, кстати. Земнопони, пегасы и единороги — это виды пони или расы?
По-моему, всё-таки расы, т.к. межвидовое скрещивание невозможно или даёт стерильное потомство.

Randy1974, Август 9, 2018 в 10:23. Ответить #

WING REGENT.

Ну не всегда стерильное, есть довольно много гибридов способных давать плодовитое потомство. Правда только какими-то мозговыносящими способами. Например один из гибридов лягушек может блокировать половину своего генома и передавать только часть, отличную по видовой принадлежности от партнёра.

WING REGENT., Август 10, 2018 в 02:53. Ответить #

Да-да, вот, например: https://gest.livejournal.com/1466201.html (и следующий пост). Реальная биология и генетика удивительнее фантастики.
Интересно было бы найти в природе такой вид, в рамках которого существуют устойчивые, но свободно скрещивающиеся расы. Т.е. у которых признаки не "смешиваются", не дают промежуточных значений. Нечто подобное, вроде, есть у некоторых птиц и ракообразных, но там это связано со стратегиями размножения, а не добычи пищи и самозащиты, как, видимо, было в случае пони.

glass_man, Август 10, 2018 в 05:26. Ответить #

Лунный Жнец

*Фейсхуф* Кейки, Рэнди. Если это не виды одной расы, как у двух земнопони могли родиться единорог и пегас? :)

Лунный Жнец, Август 9, 2018 в 12:36. Ответить #

То есть наоборот — разные расы одного вида? Всякие там var. и subsp.

glass_man, Август 10, 2018 в 06:28. Ответить #

Лунный Жнец

Пардон, в спешке оговорился. :) У нас тут был ремонт, всё на бегу... Совершенно верно. )))

Лунный Жнец, Август 14, 2018 в 11:06. Ответить #

Randy1974

Вот, кстати, у людей такое бывает — у двух белых может родиться негритёнок, если у хотя бы одного из родителей были негры в не особо далёких предках. Т.е. кто-то из бабушек-дедушек Кейков был единорогом, а кто-то пегасом. Таки пони — вид, состоящий из трёх рас.

Тут, кстати, в восьмом сезоне анонсировали четвёртую расу пони, если кто не в курсе :) Что-то типа оленепони.

Randy1974, Август 12, 2018 в 17:50. Ответить #

new noob

На счёт оленепони — какая серия/с какого источника инфа?

new noob, Август 12, 2018 в 19:27. Ответить #

Randy1974

https://pony.pad.sunnysubs.com/s08e23

Отсюда, вестимо...

Randy1974, Август 13, 2018 в 18:52. Ответить #

new noob

Кто-нибудь, остановите Хасбро, пока они не наплодили ещё новых монстров
https://prnt.sc/ki37sz
Этот "лягух" разумен, ну, достаточно для того, чтобы поддержать беседу.

new noob, Август 13, 2018 в 14:46. Ответить #

Randy1974

Дак это ещё и кроссовер. Это жабофикация Рика Санчеза.

Randy1974, Август 13, 2018 в 18:54. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.