Автор рисунка

Ушедшие в пони. День четвёртый: Как нефиг делать!

112    , Март 29, 2018. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.


Автор: Chatoyance
Перевод: Shai-hulud_16
Вычитка: CloudRing

Оригинал

Начало

Внимание, гражданин! Истекла половина срока, за который вы обязаны были распространить эту рекомендуемую информацию. Если вы не поделитесь ссылкой с 1 (одним) сторонним пользователем, может последовать наказание. Перекрёстная проверка показывает: осталось 9,32 часа, чтобы избежать бана.

УШЕДШИЕ В ПОНИ

День четвёртый: Как нефиг делать!

Ведущая: Саншайн Лафтер

Мы опять собрались вместе за низким столиком: как видите, наш клуб “Завтрак пони” снова в полном составе. Кто тут у нас: я — Саншайн Лафтер, рядом моя чудесная, талантливая Миллисента, с другой стороны — Голденрод и Аквамарин, а напротив — единорожка Джен, Ханидриззл, и… И сегодняшний почётный гость — Саманта, которая вчера утром конвертировалась, превратившись из жуткой плотоядной лысой обезьяны в очаровательнейшую пегаску! Ура пегаске Саманте!

— ЙЕИИИ!

— Ура!

— ГИП-ГИП-УРА-А-А!!!

Йеи-и-и! Должна добавить, я так ей завидую! Сэм оказалась точно такого цвета, как я хочу быть; с жёлтой гривой, с синими глазами — как чудесная лужайка под солнцем — Сэм, честно, ненавижу тебя, прям убила бы! Гр-р-р-р…

— Следует знать, что зелёный цвет — это почётная привилегия, которая не положена матерящимся, не любящим мультики земным обезьянам. Бэ-э-э-э!

Ох, в самое сердце! Ах… И… я мертва. Всё. Нет больше Саншайн…

— Нет! Саншайн, не умирай! Не хочу, чтобы ты умерла!

Милли… Боже… Просто дурачусь. Видишь? Воскресла! У-у-у! Я зомби-Иисус, встала из могилы съесть ваши души и спасти ваши мозги!

— Эмм… а разве не наоборот?

Да, точно, Джен. Но мне всё равно мой вариант нравится больше. Гляньте на наш пир: мы устраиваем Саманте “Первый завтрак пони” — Сэм всё пропустила из-за конверсии и всего такого — и я т-а-ак ей завидую — говорила, вроде — потому что правда очень-очень завидую — в общем, что у нас на завтрак, соседка Милли?

— Эм… на завтрак, похоже, будет золотистое жареное сено в сахарной пудре, а также овсянка с изюмом и корицей. Каждому досталось яблоко — и сок: яблочный или апельсиновый, на выбор. У Джен в тарелке что-то зерновое, кажется, там намешаны цельный овёс, пшеница и... крупа какая-то?

— Да. Смесь злаков и йогурт. Вообще-то довольно вкусно.

— И ещё французские гренки, нам с Саншайн. Чудесные гренки, такие толстые, а внутри — будто пудинг!

О-о, да. Их начинка, надо сказать, просто объеденье. О! Кстати, что интересно (хотя давно можно было догадаться) — оказывается, эквестрийцы — вовсе не веганы. Они ово-лакто-вегетарианцы. Правильно сказала?

— Ово-лакто-вегетарианцы, да. Мы можем пить молоко, что неудивительно — а ещё можем есть яйца.

Так что единственный вид мяса, которое едят пони — это яйца, потому что Сэм, получившая хорошее образование ещё до Бюро, говорит, что…

— До исчезновения земных лошадей и пони конезаводчики скармливали им яйца, чтобы повысить содержание белка в рационе. Яйцо — по сути, одна большая клетка, просто ядро в оболочке из протоплазмы — их легко переваривают даже природные вегетарианцы, такие как пони.

Ух ты. Сэм не просто пегаска, но ещё и супермозг, неудивительно, что меня заткнули в первый день, когда я вела себя как придурошная и мешала ей учиться. Погоди, а яйца и правда состоят всего из одной клетки?

— Да. Хотя снаружи скорлупа из карбоната кальция, но, по сути, яйцо — одна большая клетка. Конечно, пока яйцо не оплодотворят — тогда клетка начнёт делиться, чтобы сформировать многоклеточный организм.

Прямо Профессор Пегасий из Пегасьего Университета Охрененных Знаний, обалдеть. Ладно. Сэм, можно ещё пару вопросов?

— Можно.

Первый: ещё не выбрала себе пони-имя?

— Нет ещё, придумала пару вариантов, но пока ни один не устроил.

Поделишься?

— Ну, раз я зелёного цвета, то подумала, может, это как-то подчеркнуть: например, “Эмеральд Доун” (Изумрудный рассвет) — у меня как раз и грива жёлтая, как ты уже отметила. Другой вариант — “Арборея” — люблю деревья, и, опять-таки, потому что я зелёная. Ещё думала, может быть “Шэмрок” или “Шэмрок Морнинг”, предки были частично ирландцами, но — как-то не звучит.

— Мне нравится “Арборея”: красиво звучит!

— Эм-м… а мне понравилось первое — похожее на самоцвет.

— “Эмеральд Доун?” Или просто “Эмеральд?”

— Зато “Шэмрок Морнинг” — это та-а-ак мило!

— Нет-нет-нет... соглашусь с Самантой, “Шэмрок Морнинг” звучит как-то… приторно.

Приторно?

— Знаешь, как-то, ну не знаю, чересчур мило…

— Погоди! Как насчёт “Эмеральд Арбор?” Это будет шикарно!

Хорошая идея, Милли. И правда, шикарно звучит! Конечно, может и необязательно выбирать себе имя по цвету. В том смысле, что большинство пегасов придумывают себе имена на тему облаков, перьев, полёта, всего такого.

— Такое имя точно не хочу. У пегасов все имена на один лад, хочется как-то выделяться. Слишком банально — носить имя, кричащее, что ты можешь летать, не думаешь?

Может, там такая традиция. И там, наоборот, не поймут, если НЕ выберешь себе имя облачно-перьевого типа. Надо будет спросить.

— Вообще-то, мысль была, что может и так. Признаю, вполне возможно… В любом случае, надо подумать.

— Выбрать пони-имя так непросто! Потому-то я всё ещё Милли, понимаете? Не могу никак подобрать хорошее имя.

— О, ТАК тебя понимаю!

Погодите! Что за сено там творится? Вон там -

— ДА ЧТО С ВАМИ НЕ ТАК? ОТВАЛИ! А-А-А! ДАЖЕ НЕ ДУМАЙ! ВЫ ВИДИТЕ? ВИДИТЕ?

— Почему он кричит?

— Не понимаю.

— Саншайн, что происходит?

Откуда мне знать? Вообще этого парня не помню. Вижу то же, что и вы: бегает и орёт.

— НЕ ВИДИТЕ? ЭТО ВСЁ ПРАВДА! НАС ПОДМЕНЯЮТ! ЧУДИЩА! НЕЛЮДИ! С ДОРОГИ, НЕ ПРИКАСАЙСЯ КО МНЕ!

Эй-эй, а ну, прекрати! Не смей бить пони. ЭЙ! ДА УСПОКОЙСЯ!

— Саншайн, берегись!

— ПРОКЛЯТЫЕ МОНСТРЫ ПОВСЮДУ! ДА УБЕРИТЕ ЖЕ ИХ ОТ МЕНЯ! УБЕРИТЕ!

Их нет рядом, чувак, ты всепони пугаешь. Успокойся, и…

— ВСЕПОНИ? ВСЕПОНИ!!! ОНИ ЗАСТАВЛЯЮТ ВАС ДУМАТЬ ПО-ИХНЕМУ! ЧТО, НЕ ВИДИТЕ? НЕ ПОНИМАЕТЕ? ФОЧ ПРАВЫ! ЭТО ВТОРЖЕНИЕ! ОТВАЛИ ОТ МЕНЯ, С*КА ПРЕДАТЕЛЬСКАЯ!

“ТУК, БАЦ!” — Ай-й-й!!! — “ХРЯСЬ!”

Оййй, вуб! Фёрт побери! Вуб фломал, фортов ублюдок!

— ЧУДОВИЩА! СПАСАЙТЕСЬ! БЕГИТЕ, ПОКА МОЖЕТЕ! БЕГИИиииите!!!

— Саншайн!!!

— Ох, Селестия, у неё кровь!

— Надо вызвать медика. Держите её!

Оййй… фёрт.... Мой вубы! Ой-й… и фелюфть. Прокльяфье, как больно! А-а-а!!! Каково маффина, офкуфа крофь!!! Бофе, фколько крофи!

— Саншайн, о, Саншайн, ради Луны… Я здесь, ш-ш-ш, я здесь. Этого психа больше нет, сбежал через центральный вход, всё хорошо, Джен пошла за медиком. Просто полежи спокойно. Вот… можешь положить голову на меня, ладно? Помнишь, я мягкая и тёплая. Не бойся, кровь сейчас подотру, просто лежи спокойно… лежи...

Фувффвую фебя факой дурой. Меня хорофо фтукнули. Ай, губу не фувфтвую. Ай-й-й! Прямо по литфу. Фёрт. Фёртов долбаный фридурок.

— Ш-ш-ш… ш-ш-ш… Морнинг Глори будет здесь буквально через секунду. (Название популярного цветка; любые совпадения с персонажем ПГ случайны) вон, уже скачет… Можете ей помочь?

— Отойдите, нужно место для магии. Лежите спокойно. Так, сначала займёмся кровотечением...

Ого-о-о… Ух ты, фдорово! Вау, фпафибо! О, да… Фьфу! О, бове… Это вуб. Я поферяла маффинов вуб. Два вуба. Крепко ве он, наверно, меня фтукнул. Да, феперь луффе, намного луффе.

— Окей, эм…

Саншайн, её зовут Саншайн!

— Хорошо. Мисс Саншайн, я остановила кровотечение, теперь вас надо просканировать; не возражаете?

Давайте! Делайте вфё, фто нувно.

— Хм-м-м… Сломано три зуба… Ещё один вот-вот вывалится, и… кость повреждена, но не сломана… внутренних… не вижу. Повреждён обонятельный нерв, чувствительность пострадает… Но всё это пройдёт после конверсии. Сотрясения мозга — вроде бы — не вижу, отёков нет, м-м-м… так, минуту. Тут что-то… о, это не… Так, ложитесь. Прямо здесь. Мисс… Пожалуйста, проследите, чтобы она лежала спокойно и расслабленно. Не давайте ей уснуть. Говорите с ней, поддерживайте разговор. Я сейчас вернусь. Она подписала согласие на конверсию?

— Да! Точно подписала!

Конверфируйфе меня! Профу! Профто конверфируйфе!

— Мисс, я сейчас вернусь. Ждите здесь, и старайтесь не двигаться, ладно? Всё будет хорошо, но я считаю, что для вас будет лучше всего конвертироваться прямо сейчас, если не возражаете.

Вовраваю? Я ВОВРАВАЮ?!!! КОНВЕРФИРУЙФЕ! ХОФУ ФФОБЫ МЕНЯ КОНВЕРФИРОВАЛИ! О, да! И ффего-фо и надо было — полуфить по морде. Ха-ха-ха, О-й-й-й… (Кашляет) Больно. Ох, какая ве я дура. Ох. Правда дура.

— Саншайн, просто расслабься. Вот, ляг на меня. Видишь? Я здесь. Буду тебе вместо подушки. Положи голову. Вот так. Эй! Похоже, кого-то сегодня конвертируют! Четвёртый день — совсем неплохо, правда?

Хи-хи-хи… Ой-й… голова болиф.

— Всё будет хорошо. Конверсия всё исправит, помнишь? У тебя будут новые зубы, новая челюсть… всё будет новое. Не понимаю, чего человек взбесился? Это так странно!

Пфиховв. Временный пфиховв. Не вынеф франноффи проифходяффево. Фитала про такое. Люди фходят ф ума пофому ффо пфихика не мовет приняфь ффо они фтанут кем-фо иным.

— Но мы же просто пони! К тому же, бывшие люди. Ну, большинство!

Он ифпугалфя. Люди — кфенофобы. И иногда это вылеваеф наруфу.

— Помню из истории, когда-то люди из Англии, Испании или ещё откуда-то, испугались, впервые встретив людей из Восточно-Азиатской зоны — их странного вида и одежды. А ведь там были совсем незначительные отличия. Наверное, по сравнению с ними Эквестрийцы показались бы им… куда более странными.

Именно. Люди фафто не могут примириффя ф фобфвенными рафовыми офлифиями! Удивляюфь, как люди вообфе не убиваюф пони направо-налево… Ой-ой…

— Простите, нам надо забрать пациента… Саншайн Лафтер... для конверсии. Прямо сейчас.

— О, конечно! Я попросила её прилечь на меня, ей так спокойнее. Морнинг Глори просила меня смотреть, чтобы пациент лежала смирно.

— Вы отлично помогли. Спасибо. Теперь мы её заберём. ТАК! Единороги, на счёт три… Раз, два, три!

Я лефу! Лефу в вовдуфе! Эй! Фмотри, Милли, я лефаю!

— Да, отлично летаешь, Саншайн. Тебя сейчас положат на каталку. Можно пойти с ней? Я буду тихо.

ДА! ПУФФИТЕ ЕЁ! ХОФУ ФФОБЫ ОНА БЫЛА ФО МНОЙ!

— Мисс Саншайн, пожалуйста успокойтесь. Не вижу причин, почему нет. Ваша подруга может пойти. Хорошо, мисс — как ваше имя?

— Миллисента. Миллисента Нгуен. Пока ещё не выбрала себе пони-имя.

— Хорошо. Вашу подругу везут на срочную конверсию, потому что доктор Глори обнаружила... проблемы, которые следует решить безотлагательно. Процесс трансформации не всегда приятно наблюдать: если хотите, можете отвернуться. Во время конверсии ваша подруга будет без сознания и не будет знать, что вы рядом. Если захотите уйти…

НЕ БРОФАЙ МЕНЯ! ПОВАЛУЙФФА! НЕ ОФФАВЛЯЙ МЕНЯ!

— Я не брошу тебя, Саншайн. Никуда от тебя не уйду, поняла? Я здесь, и здесь останусь, что бы ни случилось, слышишь?

Фпафибо, Милли. Фпафибо огромное.

— Всё нормально, Саншайн. Мы же вместе?

Да! Абфолюфно! Вмеффе!

— Хи-хи! Смотри, мы почти пришли. Вот большая дверь! Мы в комнате конверсии. Ты добилась! Ты наконец-то в комнате конверсии!

Йеи-и-и!

— Так, Раз, Два, Три!

Вухууу! Люблю лефафь!

— Летать, наверно, правда весело, Саншайн!

— Простите, мисс, прошу вас отойти, чтобы мы могли её раздеть. Можете вон там встать, хорошо?

— Конечно. Саншайн, я буду тут, в углу, видишь? Просто отойду, чтобы не мешать.

— Это что у неё?

— Это её холорекордер. Саншайн снимает для правительства. Дайте сюда. Сфавыво.Фовмоврым, фмогу ли… Нев. Фогва фюда. Вот. Так годится. Эй, Саншайн, смотри: я репортёр!

Клафно выглядиф, поняфа. Эй! Офвефи мою конверфию, ладно?

— Постараюсь. А теперь откинься и наслаждайся, ладно?

Хорофо!

О’кей. Я — Миллисента, и я веду живой репортаж прямо из Комнаты Конверсии. Единороги-медики левитировали Саншайн на стол для конверсий и сейчас помогают раздеться. Очень важно быть полностью раздетым, иначе одежда может задушить вас во время трансформации. Никто же не хочет задушиться человеческой одеждой сразу после того, как превратиться?

Саншайн полностью разделась, она немного дрожит. Ей хорошо попало от взбесившегося человека в кафетерии. Этот штопаный... злодей выбил ей зубы и кажется, сломал челюсть, Саншайн так побледнела… но конверсия всё исправит. Конверсия исцеляет всё. Сломанные кости, потерянные конечности, что угодно — просто вырастет заново. Неудивительно — тело практически создаётся с нуля. У Саншайн что-то в голове после удара, но сыворотка это исправит. Она всё исправит.

Саншайн ложится на бок. Советуют ложиться на бок, чтобы во время конверсии не упасть и ничего не повредить. В некоторых бюро кладут на живот; так удобнее для крыльев, если вы станете пегасом. Но это случается нечасто. Вроде бы, примерно половина конверсантов становится земными пони, процентов тридцать — единорогами, и только двадцать процентов — пегасами. По крайней мере, так пишут.

В белую пластиковую чашку наливают снадобье. Сыворотка понификации. В ней наномашины, созданные людьми, но работающие на эквестрийской магии. Не выделяющие тепла при работе — поэтому пони не испечётся во время трансформации. Кстати, о магии. В Эквестрии другие физические законы, там действуют силы и энергии, которые мы попросту зовём магией. У них тоже есть законы, как у нас законы физики, только я их не знаю.
Неважно. В общем, зелье содержит магию, потому что она является важной частью нас самих. Эй, Саншайн! Давай, до дна!

Саншайн, кажется… что-то шепчет своей чашке. Как будто молится. Не похоже, чтобы Саншайн была религиозной, так что даже не знаю… Надо будет потом спросить. Так, выпила чашку, и… обычно пони после этого сразу вырубаются. Лежит на столе.

— Теперь это вопрос времени, Милли. Процесс займёт около четверти часа. Зрелище может показаться неприятным, так что, если хотите уйти...

Нет! Сказала же, я останусь с ней. К тому же я сама ведь через это прошла, так?

— Да-да, конечно… Но в это время вы были без сознания, так что...

Ух ты! Она вся стала белой, как тесто! О… вся её чудесная, тёмная кожа… И волосы, волосы выпали!

— Мунвиспер, уберёшь это? Спасибо. Да, человеческие волосы отторгаются и выходят, а также импланты, перматех, искусственные зубы и сердечные клапаны: всё искусственное или механическое. Всё выходит наружу. Похоже, у вашей подруги был имплант в руке… эм-м… био-часы.

Не знала! Саншайн никогда ими не пользовалась!

— Иногда импланты отказывают и у людей нет денег ни починить их, ни извлечь. Тогда о них просто забывают. У нас бывало, люди клялись, что внутри ничего, а потом наружу вылезал целый ком имплантов. Забыли просто.

Саншайн и правда стала похожей на тесто. Мокрое, блескучее и шевелящееся. Ей ведь не больно?

— Не больно. Используются специальные анальгетики. Трёх видов, для каждого основного аллергенотипа. Её тип определили прямо здесь и подмешали анальгетики в чашку, прямо перед тем, как дать сыворотку пациенту. Приходится так делать, потому что анальгетики сыворотка очень быстро разлагает.

Выглядит болезненно… тело так корчит и корёжит… как будто глядишь на мешок с живыми змеями.

— Там очень многое меняется за очень короткое время. Вот, посмотрите на плечо. Кости меняют форму, это значит, кальций разбирается и собирается с огромной скоростью. Для этого наномашины строят временную сеть сосудов, которую потом убирают. Посмотрите на руки: превращаются в передние ноги, при этом плечи стремительно укорачиваются. Ниже плеча, ниже локтя, у человека две кости: лучевая и локтевая. У пони они будут сращены в единственную лучевую кость.

Ого, знаете, как один из тех фильмов, про оборотней и всякое такое…

— Да, что-то вроде. Вот здесь, смотрите на тыльную сторону руки. Все кости сплавляются вместе, чтобы стать одной берцовой. Остаётся только один палец, средний. Он превращается в фалангу копыта. А ноготь среднего пальца превращается в копыто. Видите? Вон то вздутие на конце, там наномашины сейчас формируют копыто. Скоро кожа на нём лопнет, и будет видно. То же самое происходит с ногами… Так же точно, средний палец превращается в копыто. Земные лошади устроены так же — то есть, были когда-то устроены.

А было бы любопытно познакомиться с земной лошадью.

— Не думаю. Лошади были не слишком разговорчивые. Считалось, что по Шкале Относительной Разумности, у них был коэффициент 0,31. У свиней, для сравнения, 0,38 — так что общаться с земной лошадью было бы довольно скучно.

А сколько у людей и у пони?

— У людей 1,00, потому что, естественно, люди были взяты за эталон. У пони 1,05, а у COGNIT, суперкомпьютера Мироправительства, по последним известным мне измерениям — 1,34. Но это показатель интеллекта — только одной стороны ума. Считаю, что показатель эмоциональной активности не менее важен, а здесь средний человек имеет коэффициент всего...

Куда делись глаза?

— Не бойтесь. Глаза растворятся полностью и потом воссоздадутся с нуля. Скоро увидите, как новые глаза вылезут изнутри. Под кожей появятся такие, как бы, вздутия, а затем на коже сформируются веки. То же самое будет с ушами, уши полностью растворятся и вырастут там, где должны находиться у пони. Груди тоже, соски теперь будут внизу, между задних ног. Иногда проще разобрать и заново собрать, особенно для наномашин.

Как думаете, Саншайн видит сон? Разговаривает с Селестией и Луной?

— Ну... на этот счёт много спорят. Люди утверждают, что Конверсионный Сон — просто эффект того, что мозг пересобирают по частям. Пробуждаясь, части мозга выдают серию мощных импульсов, и это выглядит как необычайно яркий сон. Ну, а мы... Как хотите, а я всегда буду искренне считать, что меня приняла в табун лично принцесса. Всё-таки магия это магия, а наши принцессы — это богини, понимаете?

О да, я полностью согласна. Почему люди вечно хотят убить волшебство?

— Людей можно понять. На Земле нет магии, законы жизни суровы, и любой, кто слишком доверчив и недостаточно рационален, представляет опасность для себя и окружающих. Но люди забывают, что здесь разговор об Эквестрии. Другой мир, другая физика, другие законы. В Эквестрии и богини — настоящие. Но люди не виноваты. В человеческом мире по-другому не выжить.

Наверное, вы правы. Всем хочется выжить.

— Да, но вот что странно. При всей своей рациональности люди во все времена мечтали о магии — именно такой магии, как в Эквестрии. Удивительно. Как будто ждали, что однажды время магии придёт, понимаете?

Эй! У Саншайн появились глаза! Смотрите, и веки!

— Ещё не отделились от кожи, но да, это веки. Смогут открыться через минуту или две, но сейчас ещё сросшиеся, верхнее веко не отделено от нижнего. О, а вот и уши, видите?

Ух ты! Не знала, что однажды буду с интересом наблюдать, как растут чьи-то уши! Настолько быстро, что… заметно невооружённым глазом! Так круто!

— Весь череп быстро трансформируется. Тут, вообще-то, происходят самые крупные изменения. Мы ещё не понимаем всего процесса, и вряд ли уже поймём. В ближайшие два года мы конвертируем остатки человечества. Или, по крайней мере, всех, кого сможем. А чтобы до конца разобраться, что происходит внутри, нужны десятилетия.

Когда можно будет сказать, какой пони станет Саншайн? Пока что выглядит как земнопони. Будет земнопони, как я?

— Пока сказать нельзя. Сначала формируется некое общепонячье тело. Расовые признаки появляются в последнюю очередь. Но уже скоро. В любой момент их можно будет увидеть. Если Саншайн станет земнопони, вырастут дополнительные мускулы, а кости станут толще. Сейчас, пока нет шерсти, мы легко это увидим. Если станет пегаской, то всё начнётся здесь, под лопаткой, видите широкую кость на спине? Кости станут тоньше, ноги без шерсти будут казаться тощими. Если станет единорогом, телосложение будет чем-то средним и будет видно, как изо лба вырастет рог. Хотите, попробуем угадать? Это у нас такая забава: угадывать, основываясь на том, что известно о пациенте. Не всегда, но чаще всего, заучки-ботаники — вроде меня — становятся единорогами. Рабочие и домохозяйки становятся земнопони... да и, в любом случае, их большинство. Со сложным характером или, наоборот, с тонкой душевной организацией — получаются пегасами. Причём касается как особо наглых типов, так и тихонь. Чего-то среднего у пегасов почти не бывает. Какой была ваша подруга?

Ну, легковозбудимая, но при этом добрая. Иногда придуривает слегка, но к важным вещам относится серьёзно. Порой слишком серьёзно. Очень умная. Но чаще это совсем незаметно. Наорала на секретаря на втором этаже, чтобы её срочно конвертировали. Не любит ждать.

— Как по мне, типичная пегаска. Экстравертна, любит работает на публику — ставлю на пегаску. Или на земнопони. Это безопасная ставка, потому что так и так половина становится земными. На вас ведь, всё-таки, держится Эквестрия.

Спасибо, мистер единорог. Хи-хи!

— Да, так и есть. Всепони обязаны своей жизнью земным, и забывать об этом глупо. Меня, кстати, зовут Кендисмайлс. Можно просто Кенди.

Врач-единорог с именем... “Леденцовая улыбка”?

— Эй! Я люблю леденцы, ясно? Ага, похоже, ваша подруга наконец явила свою сущность! Смотрите сюда — она

МЫ ПРЕРЫВАЕМ ЭТУ ПЕРЕДАЧУ РАДИ ЭКСТРЕННОГО СООБЩЕНИЯ * МЫ ПРЕРЫВАЕМ ЭТУ ПЕРЕДАЧУ РАДИ ЭКСТРЕННОГО СООБЩЕНИЯ * МЫ ПРЕРЫВАЕМ ЭТУ ПЕРЕДАЧУ РАДИ ЭКСТРЕННОГО СООБЩЕНИЯ * МЫ ПРЕРЫВАЕМ ЭТУ ПЕРЕДАЧУ РАДИ ЭКСТРЕННОГО СООБЩЕНИЯ

Станция до столкновения
Это специальный репортаж, и я, Райн Саган, Корпоративная служба новостей, веду репортаж из Центра управления полётами в Новом Ченьду, Восточно-Азиатская Зона.

В 14.23 по Единому Времени международная орбитальная платформа “Дружба” вошла в Великий Барьер Эквестрии. Станция находилась на орбите высотой в двести восемь километров, и, несмотря на то, что в течение нескольких недель предпринимались попытки изменить траекторию, столкновения всё же избежать не удалось. Пятьдесят тайконавтов, гражданских лиц и представителей высшего руководства Корпорации, находившиеся на борту, использовали аварийный запас сыворотки понификации за час до прохода станции через сферу пересечения пространства Эквестрии с нашим континуумом — радиус сферы составляет 1500 километров. Все успешно понифицировались до столкновения с Великим Барьером. Правительство Эквестрии подготовило операцию спасения ещё несколькими неделями ранее, большая команда пегасов и единорогов на дирижаблях находилась в непрерывной готовности, чтобы поймать тайконавтов в момент входа в воздушное пространство Эквестрии. Благодаря уникальным особенностям эквестрийской физики тайконавты не пострадали, несмотря на вход в атмосферу на космической скорости, и были успешно эвакуированы. Непосредственно перед столкновением члены команды направили письма своим семьям и руководству Корпорации. Сама станция, как видите, столкнулась с Барьером в 14.23.11 и, как показано здесь, немедленно превратилась в большую массу конфетти, воздушных шариков и мыльных пузырей. Это, как нам объяснили, обычное явление для объектов, на высокой скорости вошедших в поле метахаоса, окружающее Великий Барьер. За объяснениями мы обратились к Говинде Кларк, ксенофизику из Института Физики Шри-Ланки. Здравствуйте, Говинда.

— Рада приветствовать вас, Райн.

Можете объяснить нашим зрителям, что такое Великий Барьер и как Барьер превращает квадриллион-долларовые станции в конфетти и шарики?

— Могу лишь попытаться, уважаемая Райн. Эквестрийский Барьер — это вовсе не защитное поле, как часто полагают невежественные люди, созданное для того, чтобы не пропускать людей в страну пони. Скорее, Барьер — то, что происходит, когда соприкасаются два пространства с разными наборами физических законов — получается то, что в физике называется “доменной стенкой” — граница двух миров. Долгое время считалось, что возникновение “доменной стенки” приведёт к катастрофическим последствиям, излучение колоссальных объёмов тепла просто испечёт нашу Вселенную. Но всё это были умозрительные заключения, основанные на физических законах только нашего мира — мнение других Вселенных мы не учли!

И что именно Великий Барьер хочет сказать, Говинда?

— С удовольствием объясню, уважаемая Райн. Великий Барьер состоит из нескольких слоёв свёрнутого пространства — это волна, примерно как след лодки на воде или конус звука за сверхзвуковым самолётом. Эти слои изменяют вещество нашей Вселенной довольно причудливым образом, но определённую систему можно проследить. Неживые материальные объекты, вошедшие в Барьер на сравнительно небольшой скорости, трансформируются в их эквестрийский аналог, что мы наблюдали на примере зданий и дорог в Северной Америке. Живые существа могут проходить свободно — хотя мы наблюдаем быстрые и заметные изменения в их строении, их организм перестраивается по законам Эквестрии. Это касается всех живых существ, кроме приматов, которые, по неизвестной причине, получают страшные ожоги и не могут проходить через Барьер.

Почему именно приматы, Говинда? Люди ведь тоже приматы?

— Именно так, дорогая Райн. Мы с вами — приматы, высшие среди человекообразных обезьян. Множество опытов показало, что плоть приматов — это единственное, что не пропускает в себя Эквестрийский космос. Возможно, из-за наличия разума мы более чувствительны к тауматической энергии согласно Копенгагенской модели квантовой реальности. Если так, то это доказывает, что сознание само по себе может воздействовать на…

Так что насчёт станции? Быстро движущиеся объекты взаимодействуют как-то иначе?

— Ах, да... ну, скоростные объекты — самолёты, ракеты, или вот космическая станция, становятся множеством случайных, но безопасных предметов, которые сразу же разлетаются в стороны. Это эффект того, что называют полем метахаоса. Большинство физических законов Эквестрии были в далёком прошлом переписаны неким могущественным существом, называемым “Дискорд”. Это существо, давно обезвреженное, было воплощением чистого хаоса. Есть определённые основания думать, что Дискорд приложил лапу и к самому существованию Эквестрии. В Эквестрии со времени битвы с этим странным существом до сих пор остались области хаоса. И само по себе появление барьера является именно следствием того, что физические свойства эквестрийского космоса были изменены Дискордом.

И поэтому космическая станция превратилась в облако пузырей и цветочных лепестков?

— Именно это, дорогая Райн, я и говорю. Однако — и это моё личное предположение — излишние проявления хаоса ослаблены Принцессами, насколько это в их силах. Поскольку хаос, он, вы знаете, хаотичный, а объекты, попавшие в барьер, неизменно преобразуются в различные безопасные и, не побоюсь этого слова, милые предметы, неспособные никому навредить. Я считаю — это не случайно, надо благодарить Принцесс, своим божественным могуществом сумевших как-то, насколько было возможно, повлиять на метахаос. В противном случае станция могла бы трансформироваться во что-то опасное, или же её экипаж оказался бы в ловушке и тогда их участь была бы незавидной. Станция могла превратиться в расплавленную лаву, раскалённую плазму, во множество разных неприятных вещей — несложно представить. Им страшно повезло, что они оказались в облаке безобидных пузырей и лепестков. Могу только представить, каково было их удивление!

Да, наверное, это было нечто. Огромное спасибо, что многое прояснили, Говинда, всего вам там хорошего в Шри-Ланке.

— Спасибо вам, дорогая Райн, мы всегда с удовольствием смотрим ваши передачи.

Это была Говинда Кларк из Института Физики Шри-Ланки, она комментировала исчезновение крупнейшей космической станции, когда-либо созданной человечеством. Пятьдесят членов команды были доставлены в Кантерлотский замок в столице Эквестрии, где были представлены ко двору Её Высочества и приглашены погостить во дворце. Как почётным гостям, им окажут персональную помощь в адаптации в Эквестрийское общество. Судя по всему, будет приветственный пир, где каждый сможет впервые попробовать эквестрийскую еду. Вечеринка будет что надо. Итак, подводя итог: международная орбитальная платформа “Дружба” безопасно столкнулась с Эквестрийским Барьером, пятьдесят членов экипажа успешно понифицировались перед столкновением и были спасены принцессами Селестией и Луной. Члены экипажа приняты в эквестрийское общество и сейчас, по-видимому, в их честь в замке проходит грандиозная вечеринка. Это была Райн Саган, Центр управления полётами в Новом Ченьду, Восточно-Азиатская Зона.

ЭТО БЫЛИ СРОЧНЫЕ НОВОСТИ, И МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ НА ПРЕЖНИЙ КАНАЛ * ЭТО БЫЛИ СРОЧНЫЕ НОВОСТИ, И МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ НА ПРЕЖНИЙ КАНАЛ * ЭТО БЫЛИ СРОЧНЫЕ НОВОСТИ, И МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ НА ПРЕЖНИЙ КАНАЛ

Саншайн? Саншайн? Я тут, Саншайн. Я с тобой. Можешь открыть глазки? Ой, ты шевелишь ушами! Я помню! Я в первый раз так удивилась, что могу двигать ушами. О, милая Саншайн, я здесь, с тобой. Нас доставили в нашу комнату. Мы сейчас в ней. С тобой всё хорошо. Ты справилась. Ты теперь такая милая, Саншайн. Мягкая, тёплая и тебя так здорово обнимать.

Я видела твоё превращение. Было так удивительно. Они сказали, будет жутко и противно, но мне не было. Я только удивлялась. Это было невероятно! Я видела, как ты менялась, как выросли грива и хвост. Да! Это твой хвост! Разве не здорово иметь хвост? О да, ты можешь им шевелить, конечно!

Я вижу, тебе нравится, ты улыбаешься! Смотрите, как улыбается! Какая улыбка! Хи-хи-хи! Я так счастлива видеть, как ты улыбаешься. Ooo... и ты сейчас так чудесно пахнешь. Думаю, должна тебе сказать. Ты пахнешь вкусно. Как будто тебя можно съесть! М-м-н-н-н м-м-м. Хи! И тебя так приятно касаться носом и языком.

Можешь открыть глазки? Попытайся. Во-от так. Здорово. О, ты наверно, ещё сонная от лекарства. Это ничего. Поспи, если хочется. Я буду прямо тут, под бочком у тебя. Хочешь одеяло? Не знаешь? О... Отдохни. Я тоже очень устала. Ты такая красивая. Мне так нравится, какой ты стала.

Буду говорить тихо-тихо. Думаю, эта штука всё равно меня услышит.

Ну что же, всепони. Саншайн теперь пони. Очень красивая и приятно пахнет. Не знаю, видели ли вы, но у неё васильковые глаза. Ярко-васильковые, хотя сейчас и закрыты. Красивые.

Я... я хочу дать Саншайн поспать. Эм... Не знаю, как выключить эту штуку губами. Посмотрим. На ней есть активная поверхность... нет, не выходит. Может, если языком

“ЩЁЛК”

Продолжение следует...

"My Little Pony: Friendship is Magic", Hasbro, 2010-2017
"Going Pony", Chatoyance, 2012
Перевод: Shai-hulud_16, CloudRing январь-февраль 2018

4 комментария

wandail

Так и не сказали чем стала наш репортёр)

wandail, Март 30, 2018 в 03:58. Ответить #

32167

Опять жрут. В каждой главе жрут. Жрут веганскую еду.
У автора очередной переклин.

32167, Март 31, 2018 в 17:49. Ответить #

Язычник

Хочу в пони Эквестрии...

Язычник, Апрель 5, 2018 в 15:52. Ответить #

iloverde

мне почему то кажется что она стала пегаской

iloverde, Апрель 6, 2018 в 16:53. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.