Автор рисунка

Я встретил в аду пони, главы 5-6

111    , Апрель 13, 2020. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.


Картинка взята с чьей-то аватарки. Авторство не установлено.

Автор: Shortskirtsandexplosions
Перевод: Многорукий Удав
Вычитка: Веон, Yarb, Mirthblaze

Оригинал

Начало
Предыдущая глава

 

Глава пятая,
в которой жирный демон говорит жирным шрифтом

 

Лира застонала от напряжения. Она вызвала поток энергии через рог и выстрелила вниз, в пол, потоком зелёного света. Тот мгновенно уплотнился, как силовое поле, и оттолкнул нас назад, не дав упасть. Я утвердился на одной ноге, держа пони в охапке.

— Ох, блин, — пропыхтел я, разворачиваясь на пятачке в другую сторону, где Эплджек и Келли учиняли монстрам кровавое побоище, и стараясь не двигаться с места: пара сантиметров туда-сюда, и нас могло бы проткнуть шипом. — Аллах-велосипед, это полный звездец!

— Что вы так долго, ребята?! — крикнула запаренная Келли, снова и снова пуская свою стрелу. — Нам нужна помощь!

— Ты чё, ослепла нахер, женщина?!

— Шон, я выскальзываю! — взвизгнула Лира.

— Вот и нет! — Я дёрнулся и зашипел. — Чёрт, да!

— Гра-а-а-ар-р!!! — Эплджек проломилась через толпу троллей, расшвыривая их через всю платформу, и одним взбрыком снесла с кого-то из них шлем. — Я щас ваши глазные яблоки на сидр пущу!

— Не увлекайся! — предостерегла её Келли. — Шо-о-о-о-н?!

— Сейчас! — пробурчал я и отвёл висящую ногу назад. — Лира, будь добра, сделай, мать твою так, чтобы я видел, куда прыгаю, пожалуйста?

— П-прости! — Она задрожала, сосредоточилась и снова подсветила кружочки вокруг нас. — Вот, теперь должно быть видн-а-а-а-а-а!!!

Оттолкнувшись второй ногой, я умудрился перепрыгнуть на новый пятачок, и затем на следующий. С каждым прыжком мне казалось, что у меня сейчас руки из плеч вывернутся. Очень жаль, что в довесок к дьявольской ловкости и умению фехтовать Сизиф не выдал мне побольше силы. В ушах у меня звенело от битвы, которую проигрывали наши союзницы. Огромная толпа монстров теснила их назад, к полю спрятанных шипов. В любую минуту они могли у нас на глазах превратиться в шашлык.

— Боже, как же зверски хочется хоть кого-то убить... — прорычал я, изо всех сил стараясь не выронить Лиру из рук. Мы как раз кое-как сумели добраться до середины поля зелёных кружочков, когда позади нас что-то взорвалось.

— Ох! — Лира вцепилась в меня. — Ч-что это было?!

Оглянувшись, я увидел сзади огненную лужу, залившую часть шипов.

— О, как мило. — Я развернулся и нахмурился на лучников, сидевших на ряде обломанных колонн впереди. — Что ж они никак не уймутся?..

Ответом мне была дымящаяся стрела, летевшая прямо в лоб. Пришла моя очередь визжать. К счастью, Лира проворно взмахнула рогом и подняла зелёный силовой щит, отразивший стрелу. Та отскочила и взорвалась в трёх метрах от нас, залив огнём ещё часть платформы.

— Лира! — вскрикнул я, опустив взгляд и обнаружив, что зелёные кружочки исчезли. — Я не вижу, куда прыгать!

— Я не могу делать два дела сразу! — выдавила она сквозь стиснутые зубы, пытаясь удержать щит. — Они сейчас снова выстрелят!

— Н-н-н-н-гх!.. — Я изогнулся, напрягая мускулы.

— Шон, что ты...

Заорав от натуги, я высвободил левую руку, прижимая пони к животу одной правой. Мышцы едва не свело, но я сумел вытащить один арбалет и выстрелить по лучникам. Два болта попали в горло одному троллю. Два уцелевших лучника выстрелили в ответ. Обе их стрелы отскочили от Лириного щита и взорвались чересчур близко к нам, отчего я невольно дёрнулся, едва не уронил Лиру и рефлекторно подхватил её второй рукой. В результате я выронил арбалет, тот упал на платформу и тут же разлетелся на части под ударом шипа, выросшего прямо у меня перед носом.

— Вот отстой, — буркнул я, пока шип прятался обратно.

— Они опять готовятся стрелять! — пискнула Лира.

Я посмотрел на пылающее поле шипов вокруг нас, на Келли и Эплджек, ведущих бой, затем на энергетический барьер Лиры.

— Лира! — выкрикнул я, прижимая её к себе. — Твой щит!

— Что с ним?

— Ты можешь нацелить его вниз?

— Думаю, да! Но зачем это... — тут она прервалась и ахнула. Трудно было её винить; знай я сам, что собираюсь делать, я бы вообще обосрался. — Шон, ты серьёзно?!

— Или мы щас сделаем что-то долбанутое, или заживо сгорим! — Я напряг ноги и развернулся лицом к битве впереди. — Когда я скажу, врубай щит под нами!

— Но он вряд ли выдержит такую...

— Слушай, мать твою, ты готова или как?

— О Луна помилуй! О Луна помилуй!

Щит исчез, а Лира крепко зажмурилась и её рог засветился ярче. Тем временем лучники, засевшие на дистанции броска камня от нас, выдали новый залп.

— Давай! — Я прыгнул вперёд, прямо над смертоносным полем шипов. — Живо!

— Н-н-н-гх!!! — Лира, казалось, вот-вот ежа родит. Яркий зелёный свет зажёгся у меня под ногами, через миг они коснулись пола, и снизу в ответ немедленно ударили шипы. Щит заколыхался, пошёл рябью, но кое-как выдержал. Всё горело и взрывалось у нас за спиной во время нашего сумасшедшего броска по изумрудному ковру. Мы неслись прямо в бой, из огня в мясорубку. И когда до края шипов оставалось меньше метра, Лирина магия наконец отказала.

Но щит не просто взял и исчез. Вместо этого он напоследок подбросил нас вверх, словно трамплин, и мы с Лирой полетели вперёд, как какашки из говномёта. Всё вокруг бешено кружилось, и единственным ориентиром мне служил непрекращающийся вопль Лиры, да и тот стал отдаляться, когда она выскользнула у меня из рук. Мы моргнуть не успели, как оказались в самой гуще битвы. Лира приземлилась первой, смягчив падение магическим полем. Я пролетел чуть дальше и заметил, как несколько монстров подняли головы, глазея на меня. Даже не задумавшись, я машинально выхватил меч и от души рубанул.

Приземлился я, как в бассейн с горки съехал. Разрубленные пополам тела монстров валились вокруг, заливая меня чёрной кровищей. Выпрямившись, я сплюнул эту дрянь, попавшую мне даже в рот. Щёки свело от самого наибезумнейшего из всех безумных оскалов.

— Ха-а-а-а-рх! — торжествующе заорал я. — Здрасьте, дети, Вилли Вонка пришёл! Всем золотых билетиков, сучечки!

Орки и тролли явно растерялись. Я это понял по тому, что половину из них мне удавалось мгновенно обезглавливать. Я врубился в толпу, словно стальной ураган, смахивая головы и конечности, как лепестки с ромашек. Где-то рядом истерически хохотал какой-то маньяк, смутно похожий на меня в субботний вечер.

— Это что там ещё за кавардак? — услышал я голос Эплджек.

— А, это просто Шон, — фыркнула Келли, подтягивая к себе свою стрелу.

Тут я вспомнил про лучников.

— Келли! — Я проткнул очередного орка, сбросил его с меча и, обернувшись, указал на этих дальнобойных поганцев. — Вон там, на колоннах...

В этот момент позади Келли взорвалась стрела, промахнувшись буквально на волосок.

— Ай! Сукины дети! — Она мгновенно развернулась, вогнала свою стрелу точно в глаз одному лучнику и рванула за нить, дёрнув его за глазницу так, что он сбил с ног и второго.

Я злорадно ухмыльнулся, и тут меня полоснули клинком по плечу.

— А-а-ргх! — Я пошатнулся, удивляясь, как вдруг потеплело в животе. Странно, что после трёх или скольки там дней шинкования троллей меня вдруг замутило от запаха собственной крови. Разумеется, я немедленно повернулся и отнял у наглеца меч вместе с рукой до самой подмышки. — Попробуй-ка ещё раз, умник!

Он не смог. А вот его приятель — очень даже. Рычащий орк сильно пнул меня в грудь.

— У-уф! — Я отлетел назад и проехал на спине до края поля шипов. Рядом с моей головой обнаружилась пара зелёных копыт. — О, привет! Ты ещё жива. Круто.

— Где Эплджек? — задыхаясь спросила Лира, стреляя по врагам зелёными молниями, чтобы замедлить наступление. — Я не видела её с тех пор, как мы упали!

— Видимо, где-то возле Келли. — Я поднялся на ноги, взглянул вперёд и застыл. — Вот блин.

Не меньше дюжины орков и троллей построились в фалангу и выставили вперёд копья. Испустив многоголосый боевой клич, фаланга ломанулась на нас.

— Лира...

— Знаю! — крикнула она и подняла перед нами колеблющийся щит.

Копья разом ударили по магическому барьеру. Объединённая сила удара сдвинула щит назад, и нас с Лирой вместе с ним. Медленно, но верно нас начали отжимать обратно к шипам.

— Хн-н-н-н-нх... Не могу... не могу удержать! — простонала Лира. — Шон!..

Я вытащил оставшийся арбалет.

— Сделай мне щель снизу!

Она подняла нижнюю часть щита на полметра от пола. Присев, я прицелился и выпустил очередь стальных болтов монстрам по лодыжкам, над бронированными сапогами. Половина тварей грохнулась на пол, а оставшиеся опёрлись на копья. Я сумел остановить их натиск, прежде чем нас запихали навстречу шипастой смерти.

— Их всё ещё слишком много!.. — воскликнула Лира.

— Пабереги-и-ись! — раздался голос Эплджек.

У нас на глазах плотная толпа врагов раздалась в стороны, как волна перед кораблём. Эплджек на галопе прошла её насквозь, тараня тварей бронированным телом. Стиснув зубы, она затолкала клубок дёргающихся тел прямо на щит Лиры, как на пандус, крутанулась и для ровного счёта мощно лягнула их. Кучка орков и троллей пролетела у нас с Лирой над головами и грохнулась прямо на поле шипов. Те немедленно сработали, и в воздух взлетели фонтаны чёрной крови.

— Хренасе, — пробормотал я, опёршись на меч и поднимаясь на ноги.

— Всё равно что овец на ферме загонять! — выдала Эплджек, прежде чем вернуться в гущу боя.

— Извини меня, но каким в жопу трахнутым образом это хоть чем-то похоже на овец?!

— Слева! — предупредила Лира.

Я не глядя отмахнулся мечом, разрубив грудь одному орку, и парировал удары топоров двух троллей.

— Я жду ответа! — проорал я, перекрыв звуки битвы.

— Шон, пригнись! — крикнула выскользнувшая откуда-то Келли, прицеливаясь в мою сторону.

Я послушался.

Она превратила стрелу в диск и выстрелила по троллям, разом перерезав им глотки. Тролли окатили меня струями крови и грохнулись на пол, а Келли подтянула диск назад.

Я выпрямился, недовольно ворча:

— Если бы ты не влезла, я прибил бы их аккуратнее.

— Ой, да заткнись ты. — Келли прошагала к нам с Лирой. — Битва почти закончена. — Только сейчас я осознал, что единственный громкий звук поблизости — это цоканье стальных подков Эплджек. Большая часть монстров вокруг нас либо сдохла, либо издыхала, либо драпала со всех ног. Как это всё неожиданно началось, так и кончилось, сменившись жутковатой тишиной. — Мы бы справились гораздо быстрее, если бы ты не тянул резину.

— В трусах у тебя резина! — огрызнулся я. — Нам с этой фокусницей пришлось переться по Морю Мгновенной Кастрации, а всё чтобы вам, идиоткам, помочь!

— Если бы ты не собачился со всеми подряд, то успел бы быстрее!

— Ой, прости, пожалуйста! — Я пнул стонущего поблизости выпотрошенного орка и воткнул меч ему в череп. — У нас тут такие милые чудесные каникулы, а я всё порчу неуместным собаченьем! Божечки! А где тут сувенирный магазин? Хочу купить такой же красивый флажочек, какой у тебя из жопы торчит!

Келли ткнула пальцем мне в грудь:

— Я лишь хочу сказать, Шон, что всем было бы легче, если бы ты хоть попытался прикрутить свою стервозность!

— Что, всё набрыкаться никак не можете? — Эплджек, отдуваясь, протрусила к нам, втянула броню вокруг мордочки и нахмурилась. — Я смекаю, вам крови вокруг недостаточно, надо ещё и свою пролить?

— Прости, Эй-Джей. — Келли со стоном вздохнула. — Я просто устала от этого сэра Лох-Кихота, которому рот бы чем-то заткнуть.

— А твоя мамаша никогда не устаёт, если ей кое-чем рот заткнуть.

— Пошёл ты на хер!!! — проорала Келли прямо мне в лицо.

— А что не так-то? — ухмыльнулся я ей в ответ. — Я себя веду недостаточно по-товарищески? Ты же вроде этого и хотела?

— Ты прекрасно понимаешь, что я не это имела в виду!..

— Ну так просвети меня! — Я выдернул меч из орка и поднял так, чтобы стекавшая с него кровь была хорошо видна. — Какой урок я должен извлечь изо всей этой красы несусветной, о мой капитан?

— Тихо, вы все! — выкрикнула Лира.

Повисло ледяное молчание. Эплджек нервно звякнула доспехами. Я уставился на горы трупов вокруг. Келли вздохнула.

— Я прошу прощения, Лира, Эй-Джей, и вообще... — пробормотала она. — Мне следовало быть благодарной за то, что Шон и Лира поддержали нас, как только смо...

— Нет! Тс-с-с! Вы это слышите?.. — перебила её Лира, подняв копыто.

Мы все огляделись. Где-то вдали набирал силу низкий гул, похожий на нескончаемый вой.

— О конские яблоки... — Эплджек тревожно блеснула зелёными глазами. — Я знаю этот звук.

— Вот чёрт, — выдохнула Келли.

— Что это? — спросил я.

Келли и Эплджек вышли вперёд и вгляделись в ту сторону, куда сбежали уцелевшие монстры. Там, на дальней стороне платформы, перпендикулярно к направлению на дверь, разгоралось багряное сияние. Бежавшие монстры остановились, смешавшись с новым отрядом кошмарных войск, появившимся вдали. И над ними всеми возвышался массивный пылающий силуэт — источник багрового света, очень похожего на тот, который излучали кристаллы Сизифа возле входов в пещеры. Даже с такого расстояния я видел языки потустороннего огня, колыхавшиеся над его головой и плечами.

— Это инкуб, — сдавленным тоном проговорила Келли.

— Чего?.. — прищурился я. — Типа, как та рок-группа?

— Нет, идиот. Это демонический воин, житель Тартара. Ты ведь слышал, как Сизиф через свои кристаллы говорил, что все эти опыты нужны, чтобы улучшить армию для Тёмного Властелина?

Я указал на эту светящуюся хрень мечом:

— Ты хочешь сказать, что до сих пор мы сражались с их домашними зверюшками?..

— А тебя что, не удивляло, почему мы их валим пачками? Они для нас опасны только в больших количествах. И потом... — Келли нервно взглянула на меня, — ...ты бы стал ждать, чтобы зрители сами вышли на арену сражаться с гладиаторами?

— Пожалуй, нет, — хмыкнул я. — Разве что самые крутые и на всю голову отмороженные... — Я моргнул, осознавая собственные слова, и медленно повернулся к далёкому силуэту. — Ой, тля...

Неспешными огненными шагами инкуб приближался к нам. Поравнявшись с отступившим отрядом, он вознаградил их за трусость могучим ударом наотмашь. Двух орков этот удар порвал пополам, их тела просто лопнули, как воздушные шарики. Я заметил, как блеснули пылающие глаза, и инкуб встал, выпрямившись во весь рост — метров пять с половиной, не меньше.

— Это тот самый мерзкий гад, что отнял у нас Флаттершай, — дрожащим голосом проговорила Эплджек. Я заметил, что у неё трясутся колени. — Мы с Келли тогда еле копыта унесли.

— Тогда чего мы ждём?! — Лира подпрыгнула на месте и встревоженно оглядела нас. — Скорее скачем к двери!

— Точно. — Келли бросилась бегом. — Скорей, Эплджек! Представь, что это дерби в Кентукки!

— Сделаю вид, что знаю, о чём ты! — Эплджек галопом поскакала за ней.

Я тоже присоединился к забегу до двери.

— Главное не останавливаться! — воскликнул я, на бегу оглянувшись на массивного врага. — Он нас ни за что не догонит, разве что вдруг отрастит крылья и взлетит!

Инкуб вдруг отрастил крылья и взлетел. Чертя огненный след, он пронёсся по воздуху и грузно приземлился перед нами, с такой силой врезавшись ногами в платформу, что та зашаталась, сбивая нас с ног. От страшного жара, исходившего от него, у нас волосы скручивались, а бешено забившимся сердцам вторил рёв оставшихся позади адских приспешников, спешивших присоединиться в битве к своему господину.

— Неплохо, смертные, — инкуб говорил как будто тремя рычащими голосами сразу. Его харя искривилась в ухмылке, и из глаз показались язычки оранжевого огня. — Вы преодолели множество испытаний, чтобы попасть туда, где будете сожжены заживо. — Пламя вокруг его плеч и шеи усилилось, когда он сложил кроваво-красные крылья. — Знайте же, что моё имя — Вавиллион Пожигатель. Запомните его хорошо, ибо вам придётся кричать его весь остаток вечности.

— Ага... — прошипел я, с трудом поднимаясь на ноги. — Я уже начинаю скучать по оркам и троллям.

— Эй-Джей... — пробормотала Келли.

— По твоей команде, — ответила та, снова выдвигая свою броню.

— Что вы задум... — начала было Лира.

— Давай! — Келли выстрелила.

Вавиллион попросту поймал стрелу, насмешливо оскалившись. Но он не видел, как Эплджек — уже прыгнувшая — ухватила зубами стальную нить и сильно дёрнула. Внезапный рывок за стрелу, которую держал инкуб, качнул его вперёд.

Келли уже схватила с пояса два кинжала и метнула оба сразу в запястье монстра. Лезвия воткнулись в руку рядом со стальным браслетом. Взревев от боли и ярости, инкуб отпустил стрелу и пошатнулся, а Эплджек подскочила к ноге, на которой он балансировал, и лягнула её задними копытами.

Вавиллион тяжело рухнул набок, издав совершенно не пафосный хрюк.

— Отлично! — крикнула Келли, на бегу сматывая нить. — К двери, Эй-Джей! Как в прошлый раз!

— Чёрт! — завопил я, ухмыляясь во весь рот, и присоединился к забегу. — Подруга, ты вообще когда-нибудь бываешь более сексуальной?..

Пылающий оранжевый шар пролетел у нас над головами и упал перед дверью, где и взорвался, образовав сплошную стену огня. Мы все резко остановились, ахнув. Выбора не было, и нам пришлось развернуться обратно к монстру.

Вавиллион поднялся на ноги. Резко выдохнув, он сплюнул в ладонь ещё один огненный шар и оскалился на нас:

— Думали, я дважды попадусь на одну уловку? Кретины, вы предсказуемы! — И он метнул свой шар, как гранату.

Мы невольно пригнулись, но он целился не в нас. Шар угодил прямо в дверь позади, залив всю лестницу перед ней пылающей плазмой. Мы оказались в ловушке, и теперь оставалось лишь принять бой. Тем временем остальные враги бежали к нам, тоже спеша поучаствовать.

Ухмыльнувшись ещё шире, Вавиллион хрустнул костяшками и шеей, разминая мускулы:

— С каким же наслаждением я оближу кожу с ваших костей...

— Помилуй Селестия... — всхлипнула Лира.

— Лады... — Я зашагал вперёд, поудобней перехватив меч. — Я понял. Битва с боссом. Очевидно, чувак с мечом бьёт первым.

— Шон, не дури! — крикнула Келли. — Он нам не по зубам!

— Да ладно, — нахмурился я, занося клинок. — Уж если его пережили две дурищи вроде вас, то я точно смогу.

Вавиллион гулко усмехнулся, Он что-то сделал со своими браслетами, из них размотались две огромных ржавых цепи и лязгнули концами о платформу.

Я прикусил губу.

— Хотя, если подумать...

— Хра-а-арх! — Он крутанулся и хлестнул меня обеими цепями.

Я нырнул в сторону. Чудовищная сила удара проломила стальной пол там, где я стоял секунду назад.

— Хн-н-нг! — инкуб шагнул вперёд и ударил снова.

Я перепрыгнул через первую цепь, поднырнул под вторую и бросился в атаку, собираясь рубануть его мечом по ноге:

— Гья-а-а-а!..

Он попросту пнул меня.

— У-у-уф-ф! — Я отлетел назад и грохнулся рядом с Келли и пони.

— Шон! — вскрикнула Лира.

— Чтоб я сдох, до чего ж у тебя ноги вонючие! — Я безуспешно пытался встать. — По ходу, в аду нет не только надежды, но и дезодорантов... — Тут мимо меня промчалась Келли. — Эй! Подруга, стой, это не был сигнал к атаке!..

Однако она продолжила бежать, сжимая в руке свой титановый лук. Когда Вавиллион хлестнул её цепями, она не только увернулась от них ловким пируэтом, но и выстрелила в одну цепь, пришпилив её к полу, бесстрашно запрыгнула на неё и взбежала по ней до самого кулака инкуба. Утвердившись на кулаке, Келли рванула за нить, стрела освободилась, просвистела мимо неё и полоснула инкуба по горящему лбу.

— А-а-аргх! — Вавиллион дёрнулся назад, хватаясь за окровавленное лицо. — Проклятое насекомое! — Он выдернул из-под неё кулак.

Но Келли уже сделала заднее сальто, смотрясь всё так же сексуально, как и всегда. Выходя из кувырка, она опять дёрнула нить, стрела вернулась и на этот раз зацепила плечо инкуба.

Он снова взревел, заполнив воздух громом и серной вонью, и в слепой ярости принялся хлестать цепями по сторонам. Келли едва успела приземлиться, прежде чем ей снова пришлось увёртываться. Лира подняла барьер, защищая себя и Эплджек. Я перекатился на бок и постарался перевести дыхание.

Всё вокруг сотрясалось при каждом ударе цепей. От пламени позади нас шёл лютый жар. Вдали нарастал топот орды орков и троллей, приближавшихся с каждой секундой. И тут одна цепь грохнулась прямо передо мной. Почти по наитию я ткнул в неё мечом, пришпилив к полу, как это недавно сделала Келли. Навалившись на меч и удерживая демона, я заорал:

— Келли! Эплджек! Кто-нибудь!

— Я в деле! — крикнула Эплджек и галопом понеслась вперёд. Пробегая мимо Лиры, она бросила на неё быстрый взгляд: — Подбросишь?

— Осторожней! — пискнула Лира, проецируя в воздухе зелёную ступеньку. Эплджек запрыгнула на неё, и Лира подкинула её вверх.

— Фью-у-у-у-и-и! — Эплджек перекувырнулась, нацеливаясь острыми копытами на Вавиллиона, и смачно влепилась ему в грудь.

— А-аргх! — вскрикнул он и упал навзничь, неловко вытянув правую руку, которую я держал за цепь, приколотую к полу. Он попытался встать, но Эплджек с ним ещё не закончила.

— Н-н-на! — Она мощно лягнула его в нос, затем в подбородок и для ровного счёта с силой топнула по соскам. — Флаттершай у нас забрал, гад?!

— Гр-р-ах ты конина! — Вавиллион поймал пони левой рукой за хвост, крякнул и безжалостно швырнул в воздух.

— Нет! — взвизгнула Лира. — Эй-Джей!..

Я запаниковал. Ни капли не стыдясь признаю, что в первую очередь подумал о дистанции между Эплджек и ошейником Келли.

— Келли!..

— Шон! — Она уже была рядом со мной. — Хватай меня за талию!

— Думал, ты никогда не попросишь. — Удерживая одной рукой меч, я обхватил её второй поперёк живота.

— Эй-Джей! — Келли выстрелила. — Якорь!

Эплджек краем глаза заметила нас, открыла рот и поймала стрелу в самый последний момент.

— Х-н-н-н! — Келли с силой вцепилась в нить, пока я держал её на месте. Наш с ней общий вес сработал как точка опоры, отчего Эплджек изменила направление полёта и благополучно приземлилась на платформу. Перекувырнувшись, она на боку проехала по полу и остановилась возле Лиры.

И вот тут Вавиллион перестал придуриваться. Одним рывком он выдернул из-под нас цепь.

— Ай! — Нас с Келли раскидало по сторонам. Меч вырвался у меня из руки, я бросился за ним, и вдруг воздух вокруг разом стал жарче градусов на двадцать. Подняв взгляд, я увидел, что Вавиллион выплюнул новую огненную бомбу и бросил в нас.

— Берегись! — Лира галопом проскакала поближе и выстрелила зелёной молнией. Та отклонила бомбу, но ненамного. Пылающая сфера пролетела у нас над головами, опалив кончики волос Келли, и взорвалась на платформе неподалёку. Во все стороны брызнули ржавые стальные обломки, один из которых угодил Келли прямо в ногу.

— А-а-а! — вскрикнула она, и это был самый страшный звук посреди этого ада. Пластина брони на ноге переломилась, обнажив глубокую рану, из которой обильно потекла кровь. — Н-н-н-господи!.. — Келли свернулась в позу эмбриона, обхватив себя руками.

— Келли! — выкрикнула Эплджек, бросившись к ней. — Держись, сахарная!.. — Тут их обеих подсветило ярким алым светом.

— Хе-хе-хе... — Вавиллион уже подбрасывал на ладони следующую бомбу. — Пожалуй, я спеку ваши вонючие тела вместе. — Он отвёл руку назад, готовясь метнуть бомбу в Келли. — Из вас выйдет славный гульфик, чтобы отстегнуть его, встав над пеплом, оставшимся от ваших любимых...

В этот момент я оказался у него между ног и на всю длину вогнал меч в его красную лодыжку.

— Га-а-а!!! — Он споткнулся, отшатнулся назад и выронил бомбу. Стена пламени встала позади него, мгновенно отрезав бежавшие в атаку подкрепления, которым оставалось всего секунд двадцать, чтобы добраться до нас и тем завершить битву. Злобно оскалившись, Вавиллион уставился на виновника внезапной задержки: — Безумный глупец! Неужели ты и вправду надеешься ранить меня?

— Не-а. — Я зыркнул на него в ответ. — Просто я жутко ненавижу слово "гульфик".

— Р-р-ра-а-а!!! — Он хлестнул меня цепью.

Оттолкнувшись мечом от пола, я перепрыгнул через первый удар, поднырнул под второй и рубанул по браслету на запястье инкуба. Брызнули искры, и Вавиллион остался без правой цепи, оторвавшейся и улетевшей в сторону. Он попытался схватить меня, я подпрыгнул, пнул его по костяшкам и ударил по второму запястью. Левая цепь последовала вслед за правой. В ярости инкуб попытался наступить на меня ногой. Я просто кувыркнулся назад и, юзом проехав к Келли и обеим пони, встал перед ними в защитную стойку.

— Ха! — оскалился я. — Уже не такой крутой без своих садомазо-висюлек, да, ссыкун?

— Вы лишь продлили свои мучения! — Он выпрямился и размял мускулы, отчего окружавшее его пламя вспыхнуло ярче. — Скоро мои приспешники присоединятся ко мне, и мы разукрасим этот лабиринт вашими кишка... — тут злодейскую речь прервал стальной болт, влетевший прямо инкубу в глотку. Он схватился за горло и забулькал кровью: — Гкл-л-л-кр-к-кт!..

Нахмурившись, я опустил арбалет:

— Лососни тунца, Люцифер. — Я перевёл дыхание и повернулся к остальным. — Лира, Эплджек, как там Кел...

Гигантская ступня врезалась мне в бок.

— А-а-а!.. — Кувыркаясь, я отлетел так далеко в сторону, что ошейник сработал, начав бить меня разрядами. Это продолжалось десять мучительных секунд, в течение которых я корчился, плевался желчью и мечтал сдохнуть уже нахер. Когда разряды наконец прекратились и я услышал тяжёлые шаги Вавиллиона, мне удалось открыть глаза и взглянуть на мир, мутный от выступивших слёз.

Инкуб возвышался надо мной, ухмыляясь. Огненная стена за ним начала гаснуть, открывая дорогу оркам и троллям, но меня сейчас больше всего заботила быстро исчезавшая дистанция между нами. Обдав меня вонючим дыханием, он сплюнул на меня демонической кровью и блеснул алыми клыками:

— Твоё мастерство уступает лишь твоему коварству. Эти опыты лишь преумножат славу Тартара.

Закашлявшись, я с трудом прохрипел:

— Сядь на колени к мамке и прокрутись.

— Хм-м. Не лучшие последние слова. — Инкуб залез рукой к себе в глотку и, словно шпагоглотатель, вытащил оттуда длинный полупрозрачный клинок из чистого огня. — Впрочем, сойдут. — Он взвесил пылающий меч в руке и, взревев, рубанул меня сверху вниз.

Мои слёзы испарились от жара адского пламени. Начиная гореть, я думал о том, каким коротким и жалким вышло моё земное существование, и гадал, каждая ли жизнь — лишь комический пролог к вечным страданиям. По какой-то дурацкой причине мне казалось, что это важно. А потом пламя приблизилось, и я больше не мог ни думать, ни даже кричать.

 

Глава шестая,
которая начинается с долбического потока сознания

 

Вам знакомо это чувство, когда вы просыпаетесь ближе к вечеру — хрен там знает, с какого перепугу вам приспичило спать среди бела дня, — и вас парализует ужас от того, что какой-то архиважный проект остался недоделанным и вы теперь будете жалеть о своей глупости и лености до конца жизни?

Так вот, смерть ощущается очень похоже. Ну, по крайней мере, почти-смерть. Я пережил почти-смерть, и это был самый жаркий опыт в моей жизни. Жаркий не в смысле сексуальный, а в смысле ожогов первой степени по всему телу, что совсем не удивительно, когда пятиметровый демон рубит вас огненным мечом.

Я догадывался, что в аду будет жарко. Меня так учили в воскресной школе, ещё тогда, когда я там что-то слушал, и до того, как я открыл, что молиться — всё равно что дрочить: занятие переоценённое, вызывающее сонливость и интересное только одному прыщавому участнику. Суть в том, что, пока я лежал под ударом Вавиллиона, крошечные логические центры у меня в мозгу продолжали действовать. Я рассудил, что попадал в ад дважды: в первый раз на стадионе, когда гости попёрли на местный клуб, и второй — когда мне пришлось биться с орками и троллями. Изведав ярость баскетбольных фанатов и Сизифа, я ожидал, что в третий раз будет что-нибудь ещё хуже, но в конечном счёте осознал, что всё ещё дышу, всё ещё трепыхаюсь и всё ещё обоссываюсь. А в аду нет мочи, есть только почечные камни — ну, лично мне так казалось.

Я открыл глаза. Охереть, но я и правда был жив. Более того, я был не один. Лира стояла рядом со мной и вот-вот должна была сгореть, как и я. На краткий идиотский миг я удивился, почему она не бежит из-под надвигающегося огненного клинка, но потом до меня дошло, что она и есть та причина, по которой тот до сих пор не спалил нас дотла.

Эта проклятая пони бросилась мне на помощь и вложила всю свою энергию до последней капли в силовой щит между мной и не в меру болтливым воином Тартара. То, что она при этом спасала и себя, выглядело просто побочным эффектом. По правде говоря, я слишком охренел, чтобы догадаться сказать ей спасибо.

— Н-н-н-гх!.. Ш-Шон!.. — простонала она, сопротивляясь Вавиллиону, давившему мечом на щит. С её бровей ручьями лился пот, а из уха вытекла струйка крови. — Скорее! Уходи! Быстро!

Я послушался. Или хотя бы попытался. Стоило мне пошевелиться, как всё тело взорвалось болью от ожогов. Лёгкие тоже внесли свою лепту. Я упал на живот и, как хнычущий ребёнок, буквально пополз прочь от пылающего оружия.

— Что за очаровательный жест, — глумливо ухмыльнулся Вавиллион. Он сильнее надавил на рукоять меча, заставив Лирин щит замерцать и поколебаться. — Жалкие попытки внушить надежду лишь умножают мучения Тартара! Надеюсь, ты гордишься собой.

Лира зашипела сквозь стиснутые зубы, и её глаза гневно вспыхнули зелёным светом:

— Ты... слишком... много... болтаешь... гадина!!!

Она испустила боевой клич, оглушивший всех, включая Вавиллиона, и толкнула свой щит вверх, к потолку пещеры. Огненный клинок рассыпался облачком пепла, когда силовой щит прошёл сквозь него, затем вдоль руки инкуба, впечатался ему в харю и сразу обернулся вокруг его красной башки, как сплошная металлическая лента.

— М-м-ф-ф-ф!.. — замычал Вавиллион, дёргая и царапая энергетический поток, стиснувший ему череп.

Лира разом обмякла, тяжело дыша. Но через миг встрепенулась, развернулась на месте и поскакала ко мне:

— Шон, хватайся!

— За что? — прошипел я.

— За что угодно! — проорала она, перекрывая вопли армии, накатывавшейся сзади. — Мы ещё можем успеть!

Я закинул одну руку ей на спину и пополз, помогая себе остальными конечностями. По пути я наткнулся на свой меч и подобрал его. Вскоре я опирался на него как на костыль, ковыляя вверх по крутой лестнице. Над нами я видел Эплджек, тащившую Келли — которой досталось ещё хуже, чем мне, — а выше была дверь, наш выход из пещеры. Пламя от Вавиллионовых бомб уже потухло, и мы были в считанных метрах от спасения.

Восторг от этой мысли приглушило градом из копий, топоров и кинжалов, посыпавшихся вокруг. Орки и тролли тоже заметили, что мы вот-вот сбежим, и пытались достать нас издалека.

— Келли! — крикнул я. — Я знаю, ногу тебе покарябало, а как насчёт рук?

— Э... с ними всё отлично, а что?

Вздрагивая от ожогов, я вытащил последний оставшийся арбалет и бросил ей:

— Задействуй свой соколиный глаз, который тебе Сизиф выдал!

Она поймала оружие, зарядила в него пачку болтов и прицелилась. Пока Эплджек тащила её спиной вперёд, она несколько раз выстрелила мимо нас с Лирой, метко вгоняя стрелы в шеи самых борзых орков и троллей. Воздух сотрясался от визга, криков и воплей гнева, особенно когда Вавиллион наконец содрал с головы силовую ленту и уставился нам вслед самым бешеным взглядом в истории всей вселенной.

— Лира! — крикнула Эплджек, когда мы поравнялись с ней и Келли. — Дверь!

— Сейчас! — К этому моменту Лира была у нас за главную. Она скользнула к круглому пульту рядом с дверью и защёлкала переключателями с такой головокружительной быстротой, какой я у неё ещё никогда не видел.

— Есть ещё стрелы, Шон? — проворчала Келли, выпустив очередной арбалетный болт. — А то мне воевать нечем.

— Не тебе, блин, одной. — Я поднялся, крякнув от боли, и поднял меч навстречу первым тварям, одолевшим лестницу. Кое-как мне удалось отбить их топоры. — Лира?..

— Уже почти...

Эплджек тоже вступила в бой, сбросила вниз одного тролля и лягнула ещё двоих, вылезших вслед за первым. Шум стоял неимоверный, по лестнице вверх пёрла орда, а внизу сквозь неё шёл Вавиллион, уже выплюнувший очередную бомбу.

— Сахарная, поскорее бы!..

— Почти...

Я отрубил руку завизжавшему троллю, споткнулся и чуть не полетел вниз по ступенькам. Эплджек поймала меня зубами за локоть. Я вскрикнул от боли, зашипел от ярости и пырнул не в меру наглого орка промеж глаз.

— Это край! — крикнула Келли, бросила мой арбалет, достала свой лук и выстрелила в Вавиллиона. Тот просто отмахнулся рукой, отбив стрелу в сторону. — Лира!..

— Готово! — воскликнула та. Дверь открылась.

Застонав от натуги, я схватил Лиру за ногу и зашвырнул в проём.

— Ай-й! — вскрикнула она, кубарем улетая на ту сторону. Эплджек смылась следующей, утащив с собой Келли.

Я, ковыляя, пятился назад. Подхватил арбалет, выпустил последний болт в грудь троллю и отбил мечом ещё два топора.

— Бассейн закрыт, червие сраное! Щас я...

— Хы-ы-а!!! — Вавиллион швырнул свою бомбу.

— Ладно, пошли в жопу. — Я развернулся и нырнул головой вперёд под край почти закрывшейся двери. Та захлопнулась за долю секунды до взрыва.

Я болезненно грохнулся на пол рядом с Лирой, Эплджек, Келли и очередным светящимся кристаллом на постаменте. Снова была оглушающая тишина. Снова было полное спокойствие. И снова...

— Хн-н-н... Арргх! — Я сел, дёргаясь от всех ожогов одновременно и шипя сквозь зубы. — Ха... Ха-ха-ха-а-а! — захохотал я в истерике. — Ох-х-х, чёрт. Фуф. Вот так, леди и джентльмены, и надо бить по морде судьбе!..

Моя боль вдруг удвоилась, затем учетверилась, когда Лира приземлилась на мою грудь всеми четырьмя копытами. Лёжа под ней и силясь вдохнуть, я встретился глазами с её разъярённым взглядом.

— Что на тебя нашло, Шон?! Неужели в этом ужасном месте для тебя есть что-то смешное?!

Я заморгал.

— Гм, ну... да?..

— И о чём ты только думал тогда?! — зашипела она на меня. — Взял свой меч и побежал бить того страшного демона в одиночку!..

— Но... — Я оглянулся на Келли и на Эплджек, хлопотавшую над её ранами. — Не то чтобы Келли была в состоянии...

— Но мы с Эплджек были! — перебила Лира. — Мы могли бы сражаться вместе, как команда! Мы могли бы отвлекать его с разных сторон, и тогда бы последний рывок к двери прошёл гораздо легче! Тебе не было никакой причины драться с ним один на один!

— Послушай, Лира, — вздохнул я, положив ладонь на её копыто. — Просто брось уже, а?..

— Нет! — воскликнула она, оттолкнув мою руку. — Перестань говорить мне бросить! Перестань делать вид, что всё, что я говорю, не важно! Ты же так озабочен своим выживанием, да, Шон? Ну так почему тогда ты делаешь такие глупости?!!

— Не суди его строго, Лира, — устало проговорила Келли, садясь прямо, когда Эплджек принялась осторожно стаскивать доспех с её раненой ноги. — Шон в кои-то веки проявил характер. Это само по себе похвально.

— Ты не пробыла с ним здесь столько, сколько я! — нахмурилась на неё Лира и снова перевела горящий взгляд на меня. — Тебе не пришлось терпеть то, как он относится к смерти других, словно к какому-то пустяку! Если кто-то из нас троих погибнет, он даже слезинки не уронит! Да? Ведь так, Шон?!

— Чего ты от меня хочешь, Лира? — пожал я плечами, с трудом дыша. — Что ты хочешь, чтоб я сказал?

— Скажи мне, что для тебя есть хоть что-то важнее, чем кровопролитие! Скажи, что ты хочешь чего-то добиться! Скажи, что ты сражаешься ради того, чтобы вернуться к кому-то, когда всё это закончится!

К этому моменту я сам уставился на неё. Но не то чтобы со злостью, а, скорее, со скукой.

— А смысл, Лира? — равнодушно проговорил я. — Я выжил, ты выжила, они выжили. Здесь не о чем жалеть и нечему радоваться. Важно то, что здесь и сейчас. Понимаешь? И меня нигде никто не ждёт. У меня дома всем насрать на то, жив я или нет, и я не могу их в этом винить.

Лира какое-то время смотрела на меня, и её глаза постепенно наполнялись слезами.

— Я рада, что ты есть, Шон, — проговорила она наконец, шмыгнула носом и продолжила: — Я хочу, чтобы ты жил, больше всего на свете. Ты... Ты м-мой друг...

Я нахмурился.

— Лира, я...

— Заткнись, — дрожащим голосом перебила она. — Просто заткнись, Шон. Ненавижу, когда ты говоришь. — Она свернулась рядом со мной и уткнулась мордочкой мне в плечо, дрожа и всхлипывая. Её слёзы странно холодили мою обожжённую кожу. — Только живи. Х-хоть это-то ты можешь?.. Не делай глупостей. Не смей умирать. Здесь и так достаточно страшно, но ещё и потерять тебя...

Я чувствовал, как она вздрагивает всем телом. Слышал, как она плачет и хлюпает носом. И не понимал её. Я вообще ничего не понимал — до меня вдруг дошло, что я постоянно говорю себе это. И что не только она ненавидит, когда я говорю. Поэтому я не сказал ничего. Просто поднял руку и слабо похлопал её по бронированному плечу. Так себе жест, но всё-таки.

Я оглянулся на Келли и Эплджек. Чего я ждал? Поддержки? Осуждения? Они тоже ничего не сказали. Келли отдыхала, свесив голову на грудь, а Эплджек обрабатывала её рану.

Когда засветился кристалл и раздался голос Сизифа, мы все были слишком вымотаны, чтобы воспринимать его разглагольствования. Что-то там насчёт "глупых смертных", "вечных мучений Тартара" и бла-бла-бла. Пожалуй, Вавиллион был прав в одном: лучшая приправа к боли — это надежда. И я даже не представлял, что за блюдо приготовил для Лиры, пока она не повалила меня на пол и не высказала всё сквозь слёзы.

Ни у кого из нас совсем не осталось сил. Неудивительно, что вскоре нас сморил сон.

 

Продолжение следует.


"My Little Pony: Friendship is Magic", Hasbro, 2010-2012
"I Met a Pony In Hell (And We Kicked Ass Together)", Shortskirtsandexplosions, 2012
Перевод: Многорукий Удав, 2020

4 комментария

bluefox

Чёт я вообще не въехал в шутку про гульфик

bluefox, Апрель 14, 2020 в 07:35. Ответить #

Многорукий Удав

Если вкратце, то Вавиллион с присущим ему пафосом обещает сжечь любимых людей (и поней) Келли и Эплджек, а потом нассать в пепел. А Шон, как всегда, выпендривается.
Возможно, впрочем, что весь этот момент — отсылка к чему-то глубокому, но тогда, увы, я её не уловил.

Многорукий Удав, Апрель 14, 2020 в 13:36. Ответить #

Посмотрел на оригинал, посмотрел на ваш перевод...
---
Спасибо вам огромное за ту чудовищную работу по превращению того потока бессистемной ругани из оригинала во вполне приемлимую и лишь чуть грубоватую историю!

Аноним, Апрель 19, 2020 в 16:48. Ответить #

Многорукий Удав

На самом деле оригинал далеко не бессистемный и отлично написанный, просто у нас и у них ругань различается, так сказать, по "уровню мощности", и если переводить слово в слово, получится именно что сплошная матерщина. Я пытаюсь по возможности создать впечатление, что Шон отлично умеет по-чёрному материться, но считает это слишком примитивным и поэтому выдаёт более "книжные" обороты. Такой подход к тому же сочетается с тем, что он по жизни циничный выпендрёжник и при этом, как ни странно, гуманитарий-интеллектуал.

Многорукий Удав, Апрель 21, 2020 в 18:28. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.