Автор рисунка

Я встретил в аду пони (и мы там с ней зажигали)

172    , Март 9, 2020. В рубрике: Гримдарк, Гуро, Рассказы.


Картинка собрана из чего попало, но прежде всего — из работ ryanorosco и MrxBluexKarlyle.

Автор: Shortskirtsandexplosions
Перевод: Многорукий Удав
Вычитка: Веон, Yarb, Mirthblaze

Оригинал
Я встретил в аду пони (и мы там с ней зажигали)ShortskirtsandexplosionsI-met-a-pony-in-hell.fb2.ziptrueСкачать FB2

Во мрачных глубинах Тартара, адской бездны между мирами, люди и пони попарно сражаются с ордами чудовищ ради будущего своих родных миров...

Ну что, купились? Вот и славно. А то мне ни хрена не упёрлось объяснять это всё, словно мне мало блуждать по сраному чистилищу, таская за собой доставучего единорога. Как будто чёртовы огненные болваны, которые здесь всем заправляют, дадут нам время отдохнуть и хлебнуть пивка. Хер там.

А, и тут пони с людьми сообща проливают кровь, и вообще. Короче, вылезайте из того, во что вы там играетесь, и читайте. Или нет. Мне начхать.

Спойлер: Примечание переводчика

 

Глава первая,
в которую впихнута аццкая завязка всей истории

 

Самое поганое свойство тролльской крови — это что её никогда не хватает, чтобы смыть из сознания всю эту хрень, или самую злогребучую херь, или в целом всю окружающую херохрень. Может, вы думаете, что эволюция напрасно прошила в нас склонность к кровожадности, потому что кровожадность мало помогает нам быть хорошими людьми, хорошими гражданами, хорошими футбольными тренерами или кем там хотите ещё. Ну, а я думаю, что всю жизнь хотел чего-то именно этакого. Я хотел прорубаться сквозь подземное море мяса и вынырнуть с другой стороны с ног до головы окровавленным, с головы до ног просветлённым и крутым как варёные яйца, и хоть солнце не вставай. Проблема лишь в том, что солнце всегда вставало снова, по крайней мере пока Сизиф не цапнул меня за ленивую жопу и не спихнул в глубины своего сраного подземного дриснейленда.

Кажется, я отвлёкся. О чём это я? Ах да, тролльская кровь. Короче, весь мир кругом смердел внутренностями этих мерзких ушлёпков. Я зажмурился, под влиянием момента мысленно перенесясь куда-то подальше отсюда, где не было бы этого ада вокруг, зато было бы холодное пиво и целый вечер, чтобы залить глаза от всех проблем сразу.

Но в очередной раз сквозь кровавую баню послышался крик Лиры:

— Шон! Помоги!..

Я резко открыл глаза. Три тролля неслись ко мне по железной платформе, распахнув слюнявые пасти в боевом кличе. Время возобновило свой кошмарный бег, а я уже замахивался мечом на злосчастную троицу.

Одному я снёс голову. Второму до самого хребта вскрыл глотку. И, наконец, третий задёргался в агонии, когда мой меч проткнул его грудь и вылез из спины.

— Их слишком много!.. — пискнула Лира. Маленькая единорожка была в панике. Я слышал, как позвякивают серебристые пластины её доспеха, пока она метала в новую волну нападавших одну зелёную молнию за другой. — Шон, что нам делать?!

Я заворчал про себя. Чёртова лошадь. Казалось бы, с такой-то жопищей могла бы не давать очку разыграться. В качестве ответа я выдернул меч из подыхающего тролля, бросился к Лире и напал на врагов, зашедших к ней сбоку. Мой клинок парировал их ржавые ковыряльники, отсёк несколько чахлых конечностей, на чём их атака и захлебнулась в крови и кишках.

— Какого хрена они там копаются?! — заорал я так, что по пещере аж эхо прокатилось. Чувствовалось, как металлический ошейник сдавливает мне шею в такт пульсу в артериях. Мы с Лирой стояли бок о бок наверху крутой лестницы, отбиваясь от волны остервенелых гнусных уродов. Чтобы попасть сюда, мы провели большую часть последних шести часов, пробираясь по этому чёртову лабиринту. Сразу позади нас была дверь в следующую пещеру, наш билет в безопасность — по крайней мере, на ближайшие часы. — Они что, не туда свернули?! — уже тише буркнул я, отбил удар рычащего орка с топором и ткнул его мечом в глаз. — Чёртовы идиоты должны были не терять нас из виду!

— Я думаю, их задержала вторая волна! — ответила Лира, обстреливая зелёными молниями строй атакующих у основания лестницы. — Хорошо бы они поторопились!

Я выдернул меч из черепа орка, и тот рухнул, как мешок с мясом, открыв мне вид на шеренгу лучников в десятке метров от нас, готовящихся стрелять.

— Лира!..

— Вижу! — Она пригнулась и напряглась. — Прячься за меня!

Совершенно не желая спорить с волшебной лошадкой, я присел рядом с её хвостом.

Её рог засветился ярким изумрудным сиянием, в воздухе вокруг нас затрещал невидимый попкорн, и перед нами возник зелёный силовой щит. Тролли и орки выпустили залп, но все стрелы рассыпались и отскочили от телекинетического барьера. Воспользовавшись моментом, я встал, перехватил меч как копьё и метнул над верхним краем щита.

Клинок просвистел по воздуху и воткнулся точно в грудь заверещавшему троллю. Несчастный рухнул на землю, а тем временем четыре его товарища наложили на тетивы новые стрелы.

— Сейчас я их! — Я уже выхватывал из кобур у себя на боках два самозарядных арбалета и, перепрыгнув через Лирин щит, на бегу выпустил по лучникам очередь стальных болтов. Те завизжали и забулькали кровью в пробитых шеях и глотках. Один орк выжил; оскалившись, он успел выстрелить в меня. Уворачиваясь, я упал на колени, юзом проехался по полу, мимоходом выдернул свой меч из дохлого тролля и вновь вскочил на ноги, одновременно с силой рубанув орка снизу вверх. Его тело эффектно развалилось пополам и плюхнулось в лужу из собственной крови и мочи.

Я стоял, тяжело дыша, и глядел, как новые орки и тролли бегут к нам снизу по лестнице, торопясь стать новой смазкой для меча. Позади них зияло огромное пустое пространство пещеры. От гранитно-стальных стен отражалось эхо боевых кличей и мучительные предсмертные вопли наших врагов. Я попытался рассмотреть, куда подевались наши союзники, и тут получил электрический разряд.

— Аргх! — дёрнувшись, я схватился за металлический ошейник у себя на горле и, оскалясь, развернулся на месте: — Лира!.. Какого чёрта?!

— Прости, Шон! — ответила она, вздрагивая от того, что её собственный ошейник тоже ударил её током, и протрусила ко мне, пока снова не оказалась на расстоянии пинка. — Но ты же помнишь, мне трудно за тобой поспевать, когда ты вот так убегаешь...

— Ладно, забей, — проворчал я. — Иди открывай дверь.

— Но... — Её глаза за серебристым забралом широко раскрылись. — А как же Блейк и Тандерлейн?..

— А так же, как подохшая карьера Кевина Костнера! — огрызнулся я. — Мы не можем ждать их вечно! Сизиф припёр сюда всю свою сраную армию! — Я указал на подкрепления, ломившиеся вверх по ступенькам. — Если останемся здесь, нам звездец! А теперь вали открывать эту чёртову дверь!

— Л...ладно! — ответила она, трясясь всем телом. Клянусь богом, если бы она хлопнулась в обморок, я бы ей рог выдернул. К счастью, маленькая пони совладала с собой, галопом проскакала к двери и с помощью магии принялась возиться со сложным механизмом, запиравшим каменную преграду. Слушая, как внутри стены защёлкало что-то металлическое, я развернулся к лестнице и немедленно об этом пожалел.

Прямо на меня мчался орк с топором. Я отбил его удар и тут же увидел зашедшего справа тролля с кинжалом. Я пнул его в плечо, так что его низкий выпад пришёлся в лестницу у меня под ногами. Пока он восстанавливал равновесие, я, крутанув мечом, полоснул орка по рёбрам, второй рукой перехватил у него топор и всадил троллю в череп. Когда тот покатился вниз по ступенькам, я широким выпадом снёс орку голову с плеч.

Весь в крови и поту, я прошагал на верхнюю ступень и буркнул:

— Лира! Дверь!

— Я стараюсь! — пискнула та. Рядом с ней в дверную раму вонзились две стрелы. — Ай-и-и-и!

Развернувшись туда, откуда они прилетели, я увидел ещё двух ублюдков с луками, засевших на высокой железной платформе в пяти метрах от нас. Прежде чем они успели выстрелить снова, я метнул топор, угодивший в горло одному лучнику. Тот свалился, а его товарищ зарычал и прицелился в меня, только чтобы получить стальной болт прямо в глаз. Опустив арбалет, я зачехлил его, глядя, как второй лучник падает в широкую пропасть между лестницей и дальней стеной пещеры.

Клянусь: иногда мне казалось, что на самом деле я не сражаюсь сам, а смотрю кино от первого лица про психованного гладиатора. Искусство убивать просто выдали мне, точно так же, как и Лире — как бы маленькая зелёная лошадка ни пыталась это отрицать. С тех пор как мы с ней шмякнулись в это подземелье, словно две самых невезучих какашки на свете, наша жизнь превратилась в сплошную кровавую баню на быстрой перемотке. Всё, что нас сейчас интересовало — это пробиться в следующую часть этого адского лабиринта, чтобы хоть на несколько часов отдышаться и не сблевануть.

— Шон, они там так и не появились?..

— Лира, просто продолжай трахаться с дверью, а я позабочусь о... — Я замолк, заметив наконец на ржавой платформе в сотне метров под нами два бронированных силуэта, прорубавшиеся через армию троллей. — Сукин сын.

— Ты их видишь? — Лира ненадолго отвлеклась от магической возни с замком.

— Да, и они в полной жопе.

— Что?! — ахнула она.

— Дверь! — указал я на барьер позади, но сам не смог заставить себя отвернуться от зрелища далеко внизу.

У меня всегда было острое зрение, может, даже слишком. Отсюда, сверху, я отлично видел, что Блейк был не в лучшей форме. Верхняя часть его доспехов была покрыта кровью — красной, человеческой, а не троллячьей чёрной жижей, — и он ковылял через яростную битву, тяжело хромая. Сразу стало понятно, почему наши товарищи так сильно отстали — Блейк был ранен. Без сомнения, этот болван пошёл на какой-то глупый риск, за что и огрёб. Он всегда был никчёмным идиотом. Даже в колледже — в нашей прежней, нормальной жизни — он вечно норовил облажаться. Забавно, что не где-нибудь, а именно здесь, в лабиринте смерти, его тупоголовость наконец-то укусила его за жопу.

— Я почти пробилась! — крикнула Лира. — Они ещё далеко?..

Я не ответил. Сказать Лире правду значило бы только отвлечь её. Блейк падал снова и снова, дёргаясь от боли в рассечённой ноге. Мне стало почти жаль крылатого пони — Тандерлейном его звали, что ли?.. — которому приходилось постоянно слетать вниз и поднимать своего тупого партнёра на ноги. Блейку хватало сил секунд на десять, он успевал отбиться от ещё нескольких орков, а затем опять падал на колени, вынуждая пегаса снова приходить на помощь. Это смотрелось бы даже смешно, не окружай их толпа жаждущих крови ушлёпков.

— Ну, давай... — прошептал я в жаркий воздух перед собой, невольно стискивая пальцами рукоять меча. — Держись. Перестань валять дурака, и ты справишься...

— Шон?..

— Тс-с-с!.. — я прищурился, продолжая наблюдать.

Блейк отбил атаки двух орков, проткнул тролля и отшатнулся назад, получив пинок в грудь. Тандерлейн спикировал вниз, на лету лягая окружавших врагов. От его шипастых подков во все стороны летели брызги крови и мозга. Нескольких орков он снёс, ещё больше сбросил с края платформы, и снова набрал высоту.

И вот тут Блейк чуть замешкался, вставая, и поплатился за это. Очередной тролль успел зайти сзади и пырнул его в спину. Истошный вопль Блейка эхом раскатился по всей пещере. Тандерлейн развернулся, ахнул и нырнул вниз, спасать раненого партнёра. Но поздно; тому было уже не помочь. Тандерлейн стоял над дёргающимся телом Блейка, яростно отбрыкиваясь от наседавшей со всех сторон толпы монстров, но, как бы храбро он ни сражался, тварей вокруг собиралось всё больше и больше.

В этот момент я услышал сзади громкое жужжание, и меня обдало порывом приятно прохладного ветерка. Лира наконец-то открыла дверь в следующую пещеру.

— Готово! — воскликнула она, стоя возле появившегося выхода. — Но она, как обычно, закроется меньше, чем через минуту! Шон, мы должны торопиться... — Она увидела, что я не отрываю глаз от бойни внизу, и побледнела. — Шон?..

— Молодец, Лира, — негромко ответил я и зашагал к ней. — А теперь всем живо покинуть тред.

— Но как же?.. — Она торопливо протрусила к лестнице и посмотрела вниз. — Тандерлейн?..

— Лира...

— Тандерлейн!.. — выкрикнула она. Её копыта уже оторвались от платформы, но я успел схватить её до того, как она ускакала вниз по лестнице. — Шон! Мы должны спасти их!..

— Там слишком много монстров! — указал я на целые сотни уродов, бурлившие внизу, как море вонючего мяса. — Если мы хотим убраться из этой пещеры, то сейчас или никогда!

Лира задыхалась у меня в объятиях. Она взглянула на медленно закрывавшуюся дверь позади, затем снова на безнадёжную картину под нами.

— Тандерлейн! Тандерлейн, хватай Блейка и лети сюда! Скорей!

Тандерлейн честно пытался. Он разлягал монстров в стороны, отвоевав себе чуть-чуть места, и тащил и дёргал окровавленное тело Блейка. Но тот отродясь не занимался спортом, и эту жирную жопу, да ещё покрытую слоями доспехов, не всякий качок-человек бы поднял, куда уж там крылатому пони. Мы видели, как лицо Тандерлейна исказила паника. Он бросил Блейка и сильно захлопал крыльями.

О святые макароны, неужели он...

— Нет! — крикнул я. — Не вздумай! Ты же сейчас...

Предупреждать его было бесполезно. Он взлетел высоко над морем кровожадных уродов и помчался к нам. Пять секунд спустя расстояние между ним и трупом Блейка стало слишком большим, и произошло неизбежное. Стальной ошейник у Тандерлейна на горле вспыхнул ярко-голубым, и пегас задёргался в воздухе. Его грива задымилась, и вскоре несчастный падал навстречу лапам и топорам чёртовых ублюдков внизу. Я-то не в первый раз видел внутренности пони, которого рвут на куски. А вот Лира...

— Тандерлейн!!! — визжала она, извиваясь у меня в руках. — Нет! Умоляю, Селестия, нет!..

— Твою ж мать!.. — зарычал я, силой затаскивая её обратно на платформу. — Пошли! — Волоча Лиру за собой, я бросился к двери, которой до закрытия оставалось уже меньше метра. Пыхтя и задыхаясь, я мчался к сужающемуся проёму, и тут вслед нам засвистели топоры и стрелы. Одна стрела отскочила от моих доспехов, чей-то брошенный кинжал срезал пару волосков с Лириного хвоста, а потом мы, юзом проехав по полу, в последний момент проскользнули на ту сторону под нижним краем двери, которая с каменным грохотом закрылась сразу за нами.

Настала оглушающая тишина. Мы были в безопасности, хотя и относительной. Перед нами простиралась новая гигантская пещера, утыканная металлическими платформами и ржавыми лестницами, ведущими хер знает куда. И, как обычно, тут был красный кристалл, магически подвешенный над чёрным постаментом и горящий алым огнём.

Я поднялся на ноги, перевёл дух и стряхнул с меча кровь, прежде чем вложить его в ножны за спиной. Позади послышалось тихое всхлипывание. Застонав, я закатил глаза и прошагал к Лире, обессиленно осевшей на пол.

— Слушай, мы остались живы. Давай этому порадуемся, лады?

Она шмыгнула носом, сняла шлем и вытерла залитое слезами лицо, продолжая всхлипывать.

— О-они были так близко. Они опоздали совсем чуть-чуть, а мы ни... ничего не сделали, чтобы им помочь...

— Лира, если бы мы попытались, то были бы мертвее, чем музыка кантри. На нашем месте они бы сделали то же самое.

— Только не Тандерлейн, — перебила она. — Он всегда был такой храбрый, такой мужественный. Всё время помогал Блейку, пока они были вместе. Я точно знаю: он бы обязательно попробовал нас спасти. Он же хотел того же самого. Он хотел вернуться домой и... и... — Она с силой зажмурилась и задрожала всем телом. — А теперь его нет. О Селестия, его больше нет.

— Лира, — вздохнул я, — успокойся...

— И Кэррот Топ, и Клауд Кикер тоже. Это ужасное место убило их, и я просто не...

— Да соберись ты нахер уже!!! — заорал я. Она отшатнулась и замолкла, испуганно сглотнув. Нахмурившись, я продолжил: — Да, они умерли! Да, это херово! Но если мы начнём от этого раскисать, то нас самих на части порвут! Я хочу свалить из этой сраной дыры не меньше тебя, но в одиночку не справлюсь! Поэтому мне надо, чтобы ты прекратила расклеиваться! Лира, давай пока что разберёмся с этими дурацкими пещерами. А рыдать и давиться соплями над мёртвыми будем потом! Поняла?

Её всю трясло, она дрожала, но всё-таки храбро кивнула:

— Д...да, Шон. Я... я поняла. Не расклеиваться. — Она высморкалась, вытерла глаза и снова надела шлем. Её фигуру подсветило багряным сиянием, и она посмотрела мне за спину.

Развернувшись, я как раз успел увидеть, как красный кристалл окутался ярким светом и перед нами возникла корявая демоническая харя, словно в дешёвом цирковом фокусе. А вот громовой голос, который раздался из клыкастой пасти, звучал не так уж и дёшево:

— Мои поздравления, смертные. Вы прошли очередное испытание. Может быть, однажды вы даже выберетесь на свободу. Может быть...

— Сизиф... — прошептала Лира.

Вздохнув, я прислонился к ржавой стене, скрестив руки:

— Как же я ненавижу этого мудилу.

— Шон, он тебя не слышит.

— Да и насрать, — буркнул я.

Магическая трансляция продолжалась:

— ...Однако это всего лишь доказывает, что жители миров смертных обладают стойкостью, достаточной, чтобы выдержать малую долю ужасов Тартара. — Полупрозрачные глаза Сизифа прищурились, а его рожа заняла всю светящуюся зону вокруг кристалла. — Ваше участие в наших опытах поможет нам создать лучшую армию против врагов нашего Тёмного Властелина. Ещё через тысячу лет, когда мы повторим этот эксперимент, ни один внешний мир уже не избегнет его гнева. Радуйтесь своим победам, пока можете, ибо на самом деле это победы Тартара.

— Эй, кросавчег! — гаркнул я кристаллу. — Тебя плохо слышно! Может, мне антенны поправить? — И я выставил ему оба средних пальца.

Демон злобно ухмыльнулся, и я на секунду подумал, что он действительно видит и слышит нас.

— Эту мультивселенную ждёт расплата за всё. Молитесь за души своих потомков из обоих миров, что будут страдать в грядущем аду.

Харя Сизифа исчезла во вспышке красного света. Мы с Лирой вновь остались одни, дрожащие и покрытые потом.

— Вот бы он наконец припёрся к нам лично. С удовольствием ткнул бы мечом ему в залупу, — пробурчал я, двинувшись к лежащей впереди полосе платформ. — Ладно, нечего время терять. Где-то в этих пещерах должен быть ещё один портал наружу. Ты сама видела, что было с Мишель и Рэйнбоу Дэш четыре пещеры назад: их телепортировало домой, как только они вошли в ту светящуюся дверь. То же самое будет и с нами, так что пойдём. — Тут меня дёрнуло током, я охнул и рефлекторно схватился за ошейник. — Лира!.. — зарычал я и, оскалившись, обернулся к ней.

Пони, обмякнув, сидела на полу. Она получила такой же шок, но, похоже, боль ей была уже безразлична.

— Я даже не знаю, что скажу Рамблу. — Она всхлипнула, по её щекам опять текли слёзы. — Он ещё совсем маленький. Будет ужасно расти без старшего брата...

Я вздохнул.

— А у тебя самой что, нет семьи, к которой надо вернуться? Пони-папы, пони-мамы, пони-собаки там?

— Ну, конечно есть, но...

— Но и всё. Пойдём уже. Нельзя же дать Сизифу победить, верно? Хочешь, я тебя понесу?

— Нет, Шон. Просто...

— Что?

Она вздохнула и постаралась храбро улыбнуться, хотя в её глазах ещё стояли слёзы:

— Ничего. Ты прав. Я... я д-должна быть сильной. — Сглотнув, она поднялась и протрусила мимо меня. — Я должна быть как ты...

Я молча уставился ей вслед. Потом моргнул.

— Да пофигу, — сказал я наконец, пожав плечами, и мы вдвоём зашагали по полосе платформ к дальнему краю гигантского лабиринта.

 

Глава вторая,
в которой возникает сексапильная соблазнительница... и яблоки

 

— И всё же, каким именно образом они собираются ухудшить Тартар при помощи всех этих опытов с войной и насилием? — рассуждала Лира на ходу, труся в нескольких шагах позади меня. — Я хочу сказать, если бы они просто пытали нас в какой-нибудь темнице, то, может, повторение таких экспериментов имело бы смысл. Но неужели они действительно собираются каждую тысячу лет похищать жителей двух наших миров и превращать их в воинов-смертников? Как это может исполнить волю их Тёмного Властелина, о котором Сизиф говорил?

Застонав, я обмяк плечами:

— Лира, последний раз повторяю: в душе не ведаю. Может, это просто такой адский косплей-конвент. Во всяком случае, одеты мы как раз по-дурацки.

Она задумчиво нахмурилась, продолжая рысить за мной.

— В Эквестрии Тартар был измерением, созданным, чтобы сдерживать самых неисправимых монстров. Какое отношение к нему имеете вы, люди, я совершенно не представляю, разве что ваш мир тоже с ним как-то связан. У человечьей цивилизации есть знания о существовании и назначении Тартара?

— Типа того. Так называется подземный мир из греческих мифов, ламерский босс в конце Halo 2 и, может, несколько секс-клубов в Германии.

— Э?..

— Гм-м-м... Слушай, Лира, ну правда, эти вопросы вообще не ко мне.

— Это потому что ты не знаешь, или потому что ты никогда не занимался магией?

— Ну сколько раз тебе повторять?.. — простонал я. — Не бывает у нас никакой магии.

— Мне трудно в это поверить.

Вздохнув, я прибавил шагу.

Перейдя на галоп, она поравнялась со мной и улыбнулась из-под серебристого шлема:

— Люди такие удивительные создания, и у вас потрясающий диапазон эмоций! Такой разнообразный и уникальный разумный вид никак не мог появиться случайно!

— Лира, то, что я родился с перепонками между пальцев на ногах, ещё не значит, что у меня на соседней улице живут феи.

— В вашем мире есть феи?!

— Н-нет... М-м... — Я провёл рукой по лицу, вздохнул и поглядел на неё: — Это был сарказм. Слушай, Лира... можем мы немного помолчать? Мне очень нужно подумать.

Она моргнула. Затем обвела взглядом огромную, пустую и голую платформу, терявшуюся где-то вдалеке.

— О чём подумать?

— Да заткни ты фонтан хоть ненадолго!..

Лира прикусила губу и, повесив голову, молча зарысила вперёд.

Я глубоко вдохнул, мрачно созерцая пейзаж, раскинувшийся впереди и над нами. Из всех пещер, где мы до сих пор побывали, эта была самой здоровенной. Мы уже целый час шагали по её подземным просторам. По мне, она больше всего походила на какую-то чудовищную печь, прогоревшую много лет назад. Ржавый ландшафт подсвечивало тусклое сияние, сочившееся хер знает откуда. Впрочем, здесь вообще всё было устроено через задницу. Кое в чём Лира была права: Тартар был создан для того, чтобы в нём было хреново. Я не сомневался, что какие-нибудь уроды засели где-то здесь и следят за каждым нашим шагом. Вот почему я хотел полной тишины... ну, и ещё потому, что едва сдерживался, чтобы не оторвать Лире язык.

Хотя, по правде говоря, я был к ней несправедлив. В конце концов, она уже несколько раз спасала мою злосчастную жопу. Конечно, я спасал её зелёный круп дохера чаще, но суть не в этом. А в том, что мы оба оказались по уши в дерьме, и всё это время ей было любопытно, зачем Сизиф заставлял нас играть в свои смертельные игры. Лично мне его причины были глубоко похеру, главное — выбраться отсюда, и пусть для этого надо прошибать стены или прорубаться сквозь орды вонючего мяса, которые то и дело наваливались на нас. Меня заботило лишь наше выживание. Лира же, по-моему, готовилась написать про весь этот отстой целую научную книгу. Интересно, остальные рогатые пони тоже такие ботаны? Чёрт, тогда неудивительно, что в нашем мире единороги вымерли. Фу, блин, о чём я вообще думаю?..

 

— Хн-н-н-н-гх! — натужно простонала Лира. — Н-н-н-н... Хн-н-н!..

Вздохнув, я скучающе посмотрел на неё:

— Что, опять?.. Всё никак не угомонишься?

— Прости, Шон, но я должна попытаться! — воскликнула она, напряжённо скривив мордочку; её рог то вспыхивал ярким зелёным светом, то снова гас. — Всё-таки... н-н-н... у нас редко бывают тихие, спокойные моменты, к-как сейчас... Хкн-н-нкт!..

— Да брось ты уже, — вздохнул я, продолжая шагать в сторону высоченной стены из грязного металла, видневшейся впереди. — Никуда и никогда ты не телепортируешься. Это бесполезно.

— Я наполовину закончила уроки по транслокации материи всего за несколько дней до похищения, — сказала Лира, опять напрягшись и надув щёки, словно плыла под водой. Пожалуй, я бы мог этому умилиться, не будь я так чертовски зол. — Твайлайт Спаркл говорила, что у меня есть потенциал к перемещению на большие расстояния, стоит только сосредоточиться!

— Со стороны похоже, словно у тебя камень из почек выходит. Остановись, пока не перенапряглась, а то от троллей будет нечем отбиваться.

— Но ведь если я смогу телепортироваться, то наверняка избавлюсь от ошейника! — воодушевлённо воскликнула она. — Представляешь, как это будет здорово? Тогда нам не придётся в бою следить, чтобы не отходить друг от друга больше, чем на десять метров!

— Ой, да ладно. Мы с тобой и так в Аду; не искушай меня прекрасными мечтаньями. — Я остановился; мы достигли стены. К ней была приварена лестница из стальных скоб, тянувшаяся вверх до самой кромки. — Фью-у-у, господи Исусе. В этой жопе мира вообще есть хоть что-нибудь не эпичное?

— А кто такой этот "Исусе", про которого ты всё время говоришь? Это у вас кто-то важный?

— Лира...

— Или это такое целительное заклинание? Ты его иногда повторяешь, если тебя ранят...

— Эй!.. — громко окликнул я её, заставив дёрнуться от неожиданности, и указал на стену: — Нам, между прочим, надо по здоровенной лестнице влезть. Скажи мне, эти твои копыта годятся на что-то ещё, кроме как морковку жамкать?

— Эм... — её зелёные щёчки порозовели, когда она подняла перед собой пару изящных копытец и нервно улыбнулась: — Сам посмотри.

Я вздохнул. Затем поскрёб подбородок, смерив взглядом длинную-предлинную лестницу.

— Я так понимаю, твои фокусы с магическим парением тут тоже не помогут?

— Прости, Шон. Только единороги-телекинетики, вроде Твайлайт Спаркл, на такое способны, — негромко проговорила Лира. — Боюсь, тебе досталась пони, которая до того, как попала в это ужасное место, была простым музыкантом.

Ещё раз глубоко вздохнув, я потянулся, хрустнув суставами.

— Ну ладно. Полезай ко мне на спину.

— Э?.. — неловко моргнула она.

— Ты что, дура? Чего непонятно-то? Я тебя понесу. Так что... ну... запрыгивай на борт, типа.

— Гм. Но... у тебя там ножны мешают.

Я оглядел себя. Поворчав, перевесил меч так, чтобы он оказался спереди. То, как это ощущалось, мне не особо понравилось, но что толку тратить время на жалобы.

— Вот. Так лучше?

— Хм... надеюсь, я не слишком тяжёлая, — пробормотала она, труся ко мне.

Я присел на корточки спиной к ней:

— Не волнуйся. Вряд ли ты чем-то хуже зелёного лабрадора или... ын-н-нк... Чёрт побери!

— Ч-что?! — ахнула она, повиснув на мне и обхватив ногами за плечи и по бокам. — Э... для тебя это слишком много?..

— Нет, — пропыхтел я сквозь зубы. — Всё нормально! Сейчас... — Перехватываясь руками за лестницу, я выпрямился и сразу полез наверх, стискивая перекладины до побелевших костяшек. — Л-ладно. Да. Мы справимся. Мы справимся...

— Ты уверен, что выдержишь, Шон?

— Я же сказал, мы справимся! — буркнул я, приноравливаясь к грузу на спине и поднимаясь всё выше и выше. — Хочешь, чтобы я засомневался? Думаю, сила тяжести только того и ждёт.

— Ох. Гм. Ладно.

Она чуть-чуть дрожала. Затем собралась с духом и крепче прижалась ко мне. Даже сквозь два слоя доспехов я чувствовал, как быстро и ровно колотится её сердце. Я знал, что карабкаться придётся долго, ну и хрен с ним. Давным-давно, ещё до того как угодить в эту жопу мира, я убедился, что самые лютые моменты в жизни лучше брать с наскоку. Не тот развивает стойкость, кто тщательно планирует, а тот, кто прёт напролом... кажется, читал я что-то подобное...

— Ты такой надёжный, Шон, — в запарке от карабканья услышал я сзади. — У меня просто слов нет. Если бы не ты, орки давно бы меня убили... или что похуже. Страшно подумать.

— Ну так не думай, — проворчал я. Каждый раз, как я смотрел наверх, стена казалась всё более высокой, так что я вздохнул и уставился перед собой, на стальную поверхность за перекладинами. — Если на то пошло, и не разговаривай. Мне сейчас нужна тишина.

— Но ты никогда не даёшь мне говорить! — Я почувствовал, как она шевельнулась. — Неужели тебе даже спасибо нельзя сказать, когда ты того заслуживаешь?

— Хочешь выразить благодарность — застегни варежку.

— Варежку?.. А что это?

— Ы-ы-ы... — простонал я, пытаясь не дать рукам вывернуться из плеч.

— Это что-нибудь вроде Исусе?

— Слушай, а все пони столько вопросов задают?

Она захихикала.

— Ничего не поделаешь, это у нас в крови. Мы любим общаться. А люди разве не желают того же?

— Лично я желал пораньше получать зарплату, чтобы жильё оплатить.

— Ох, да, судя по твоим рассказам, твой родной "Детройт в штате Мичиган" — совершенно удивительное место!

— М-м-м... на самом деле нет.

— А все те люди, которых мы встречали... ты с ними знаком?

— Да, Лира. Я с ними знаком. Может, хватит уже?..

— Вы вместе учились в каком-то учебном заведении, да? Или вы коллеги по работе?

— Мы ходили в то, что у нас называется "двухгодичный колледж". Если бы у вас в Пониляндии такие были, то ты уж точно знала бы, что такое табак.

— Наверное, для тебя это было очень тяжело, — проговорила Лира. — Ви...видеть, как Блейк погиб там тогда.

— Блейк получил то, чего заслуживал.

— Шон! — ахнула она так, что всё её тело дёрнулось. — Как... Как ты можешь такое говорить?! Он был твоим другом!

— Он был идиотом, — буркнул я, продолжая лезть вверх. — И в реаль... гм, в человечьем мире делал не менее идиотские ошибки. Только вот там не было орды уродов, только и ждущих, чтобы взять его за жопу. Поверь мне: даже если бы никто из нас сюда не попал, он всё равно бы склеил ласты так или иначе.

— Но ведь он был твоим товарищем... — сказала Лира срывающимся голосом. — Наверняка у тебя было чувство потери при виде его ужасной кончины.

Я тяжело вздохнул.

— Скорее я рад, что это были не ты или я. Мы живы, Лира. И хорошо бы этим воспользоваться.

— Быть живыми — значит помнить, как погибли наши друзья. — Она тихонько всхлипнула, и я ощутил, как её подбородок опустился мне на плечо, а все четыре ноги слегка задрожали. — Тандерлейн был одним из самых видных жеребцов в Понивилле. В старших классах в него были влюблены все кобылки без исключения. Он мечтал улететь в Стратополис и стать капитаном северной пограничной стражи. В прошлом году, на день Тёплого очага, их с Блоссомфорт короновали как короля и королеву Снежного фестиваля. Они... они оба были такими счастливыми тогда. — Она снова всхлипнула, и мне на шею сбоку капнуло что-то тёплое. — Я... просто не знаю, к-как скажу ей, что его больше нет. Да ещё Клауд Кикер умерла т-так ужасно... — У неё перехватило дыхание. — Оба самых близких друга Блоссомфорт погибли в этом кошмарном месте. Это так... так несправедливо...

— Лира...

— Прости, Шон. — Она шмыгнула носом и крепче прижалась ко мне, выравнивая дыхание. — Я... Я сейчас соберусь. Я только хотела бы, чтобы нам не приходилось постоянно бежать. Столько всего страшного произошло. Так легко всё забыть.

— Ну так забудь, — посоветовал я. — Сосредоточься на будущем.

— Я... очень хотела бы, Шон. Наверное, я... я просто не такая сильная, как люди.

Я стиснул зубы. Снова посмотрел на стальную стену за чёрными скобами, по которым лез. И перед глазами у меня возник тот кафетерий, где мы сидели в момент похищения. Блейк возился со своей новой Playstation Vita, как с самым большим сокровищем в своей никчёмной жизни. Барбара болтала по мобильнику с мамой, жалуясь на последние счета за машину. Всего через несколько часов она будет кричать, корчась с распоротым животом рядом с трупом пони по имени Кэррот Топ. Кайл обложился горами домашних заданий, трудясь, чтобы перевестись в понтовый колледж свободных искусств на севере Мичигана. Все его ботанские познания в Шекспире не помогли ему увернуться от тролльских стрел.

И ещё там была Келли — сидела, закинув шикарные стройные ноги на край стола, и читала скучную книжку по немецкой философии. Холодный электрический свет сиял на её коричневой коже, словно специально подчёркивая это соблазнительное зрелище — всего за миг до того, как её тоже затянуло со всеми прямо сюда, в самый анус вселенной. Вероятно, где-то здесь и сейчас эта сексуальная красотка тоже превратилась в никчёмную кучку вонючих кишок, как и Блейк, и все остальные.

— У людей под кожей такое же мясо, что и у вас, — услышал я собственные слова. — Но оплакивать всех подряд можно только до тех пор, пока у тебя есть голова на плечах, чтобы было чем плакать. На мой взгляд, нам сперва лучше позаботиться о собственных жопах, а уже потом давать волю чувствам.

— А ты уверен, что они у тебя есть, Шон?

— Кто, жопы?

— Нет. Чувства.

Какое-то время я молча лез вверх.

— Гм... извини. — Лира неловко пошевелилась у меня на спине. — Я не должна была так говорить. Пожалуйста, прости меня, Шон.

— Забей, — буркнул я и снова поднял глаза. Вдруг оказалось, что верх стены уже совсем близко. Каким-то невероятным образом я сумел забраться на такую дикую высоту, да ещё с говорящей лошадью на спине. Сколько-то там десятков часов назад колдунства Сизифа превратили меня в натурального сверхчеловека. Это было бы охренительно круто, не будь мы при этом в такой жопе. — Если ты так сильно переживаешь, то и на здоровье. Просто не мешай мне раздавать люли и помогай, когда я тебя прошу.

— Мы всё время так и делали, Шон. Думаю, я вполне способна тебе помогать...

— Хорошо.

— Но я хотела бы помочь больше.

— Ты не можешь, — сказал я, наконец добравшись до верха лестницы. — Но главное, что мы выживем. — Я ухватился за края лестницы сразу под краем платформы и пригнул голову. — Вот так. Залезай.

— Залезать?..

— Я вылезу сразу за тобой. Шевелись!

— Ладно... — Лира заползла вверх по моей спине. Я ощутил, как её задние копыта опёрлись мне на плечи, и она лёгким прыжком перемахнула на платформу. Почти сразу раздался тоненький вскрик, и она торопливо прошептала: — Э-э-э... Шон?..

— Погоди, — прошипел я, подтягивая своё ноющее тело наверх. — Я сейчас.

— Ш...Шон?!.

— Да погоди ты, говорю! — заворчал я, выпихнул себя на платформу и перекатился, оказавшись рядом с ней. Переведя дыхание, я сел и простонал: — Ну, что там у тебя такое срочное?

Лира не смотрела на меня. Её широко открытые янтарные глаза были прикованы к чему-то у меня за спиной. Я обернулся вслед за её взглядом.

— Да грёбаный же насос...

Несколько монстров уже развернулись к нам; их бездушные глаза походили на россыпь бледных моргающих огоньков. Мы умудрились нарваться прямо на огромный лагерь врагов на краю платформы. Не меньше полусотни троллей и орков расселись здесь вокруг костра и жрали чьё-то полусырое мясо. При виде нас они побросали еду и начали подниматься на ноги под шорох расчехляемых клинков.

— Шон!..

— Сейчас! — Я потянулся за спину, но пальцы схватили пустоту. Моргнув, я вспомнил, что перевесил ножны вперёд. — Твою ж... Лира! Щит!

— Поняла! — Она расставила ноги, сосредоточилась, и её рог замигал ярким светом.

Несколько монстров уже пошли в атаку, и в нас полетели копья и топоры. Мне даже показалось, что я чую вонь ржавого металла, исходящую от них, несущихся прямо к нам в головы.

В последний миг опасные железяки брызнули искрами и безвредно рассыпались по платформе: Лира еле-еле, но успела поднять защиту. Воспользовавшись моментом, я расчехлил оба арбалета, выставил их за край щита и выдал ответный залп.

Три твари с визгом рухнули наземь, утыканные стальными болтами, как подушечки для булавок. Остальные перепрыгнули через их окровавленные трупы и ломанулись к нам с кровожадными воплями.

— Их слишком много! — испуганно взвизгнула Лира. — Шон, что мы будем делать?!

— Чтобы их стало меньше! — прорычал я, убирая арбалеты и перевешивая ножны назад. Затем выхватил меч, ярко блеснувший даже в здешнем полумраке. — Держись позади меня и прикрывай!

— Не уходи слишком далеко! — ответила она, опуская щит.

— И мечтать не смею!

Раскручивая меч на бегу, я бросился в драку, ощутил, как Сизифовы программы срабатывают у меня в голове, и меня тут же залило тролльской кровищей. Зарубив двух орущих маньяков, я отбил удары ещё троих и подождал, пока Лира им врежет.

Она не разочаровала. Зелёные молнии засвистели мимо меня и обожгли глотки нескольким монстрам. Когда те зашатались, я скосил их клинком, разрубив на куски, и платформу перед нами заполнила тошнотворная вонь их внутренностей.

Затем на нас навалилась вторая волна, вдвое больше и злее, чем первая. Мне пришлось отступать, отчаянно размахивая мечом по сторонам, чтобы сдержать их натиск. Поле зрения заполнили оскаленные рожи и клацающие зубы, как будто эти куски дерьма с рождения мечтали отгрызть мне хер. Не желая помогать их мечте сбыться, я пригнулся, уворачиваясь от топора, и воткнул меч глубоко в ляжку одному троллю. Тот громко заверещал, а я двинул мечом как рычагом и опрокинул тролля на его товарищей, устроив из них дёргающуюся кучу-малу, которую Лира немедленно обстреляла своим зелёным огнём.

Порадоваться успеху я не успел: мощный пинок по рёбрам отбросил меня на спину. Надо мной навис здоровенный орк, а за ним приближалась третья волна монстров. Я пнул орка в промежность, пока он не ткнул меня копьём, и, оттолкнувшись мечом от пола, кувыркнулся назад, юзом проехав обратно к Лире. По дороге я выхватил один арбалет и обстрелял валившую к нам толпу уродов.

— Это полное безумие! — проговорила Лира, морщась от головной боли, которую терпела из-за расхода магии. — Можем мы сбежать от них?

— Э-э-э... — я выпустил ещё несколько болтов и оглянулся назад, на пропасть за краем платформы. — Сомневаюсь.

— Шон, мне страшно! — пискнула она, пока орки и тролли стягивались к нам. Мы уже чувствовали их дыхание и запах слюны.

— Ай, в жопу всё! — я встал рядом с ней и поднял меч. — Щит!

— Но я очень слабая! Вряд ли я смогу...

— Такой высоты, чтобы рубить поверх! — я крепко сжал рукоять меча, когда перед нами появился изумрудный барьер примерно от пола до пояса. — Раз уж мой последний бой будет рядом с зелёной пони, то я хочу отжечь напоследок!

— Шон...

— Держись! — рявкнул я и от души замахнулся мечом.

Но прежде чем я успел снести хоть одну башку с их мерзких туловищ, нас с Лирой озадачило странное зрелище: ближайших к нам противников что-то выдёргивало из строя назад, одного за другим. Мы ошеломлённо ахнули. Враги растерялись, смешали строй, но продолжали исчезать: орк за орком падал на пол, пробитый стрелой — каждый раз одной и той же.

— Это чё за хрень такая? — обалдело спросил я. Тут справа раздался чей-то крик. Я повернул голову и увидел женщину, стоявшую на верхушке колонны возле лагеря. Она была закована в красно-чёрные облегающие доспехи и смотрелась до чёртиков сексуально.

— Не волнуйтесь, ребята! Мы вас прикроем! — крикнула она очень знакомым голосом. В руках у неё был нелепо огромный лук из сверкающего металла. Наложив на тетиву стрелу, от которой тянулась стальная нить, эта чертовка умело выстрелила, пробив шею одному орку. Быстрое движение кистью — и нить начала втягиваться назад, рванув тело орка так, что оно сбило с ног нескольких заоравших троллей. Окровавленная стрела вырвалась и вернулась на тетиву. Гордо улыбнувшись, женщина приложила ко рту ладонь в боевой перчатке и позвала:

— Давай, Эй-Джей! Порви их всех!

Загремели копыта, и из-за той же колонны на всём скаку вылетела оранжевая пони.

— Ну, держитесь теперь! — воскликнула эта веснушчатая штучка и дёрнула шеей. Как по команде, полоса металла у неё на спине начала раздвигаться, пока всё её мускулистое тело не покрылось бурыми пластинами брони, словно миниатюрный танк. — Сейчас будет большая уборка!

И дальше последовал такой залихватский боевой клич, как будто сам господь бог взял кусок динамита, смешал его с чистейшей крутизной и вылепил маленькую южную боевую лошадку:

— Йи-и-и-хха-а-а!!!

Она со всего маху врезалась во врагов, сбивая их с ног и топча-топча-топча копытами, и пробурила всю отвратную толпу насквозь, пока они бесполезно стучали мечами по её бронированным бокам.

Тем временем женщина спрыгнула с колонны, прежде чем их с партнёршей ошейники успели разделиться чересчур далеко, и встряхнула стрелу, каким-то образом свернув её в зазубренный диск. Она выстрелила им с не меньшим мастерством, и тот описал смертоносную дугу, обезглавливая тех орков и троллей, что успели встать после атаки бронированной пони. Когда стальная нить притянула диск обратно к луку, женщина выхватила один из нескольких кинжалов, висевших у неё на поясе, крутанула в пальцах и метнула прямо в горло орку, подобравшемуся к ней сбоку.

— Шон! Мы должны помочь им! — раздался голос Лиры.

Я вздрогнул, только сейчас осознав, что застыл на месте.

— Точно! — перепрыгнув через щит, я врубился в группу троллей с луками, прежде чем они успели обстрелять бронированную пони сзади. Кровь и конечности дивным дождём полетели в стороны. Припав на колено, я рубанул понизу, превратив несколько лодыжек в кровавые обрубки. Когда сбоку на меня напали двое орков, Лира обожгла их магией. Я вскочил на ноги, собираясь прикончить их, но, им на беду, оранжевая пони добралась до них раньше.

— Это за доктора Хувса! — прорычала она, сбивая с ног первого орка, и одним ударом копыт превратила его морду в кровавое месиво. — А это за Эйса! — второго она боднула лбом, и он с воплем свалился за край платформы. Тут позади неё появились два тролля с копьями.

— Сзади! — выкрикнул я.

Пони повернулась боком, и копья бессильно скользнули по её броне.

— Ага, щас! — взвившись на дыбы, она лягнула сразу обоих троллей по животам.

Когда они зашатались, я рванулся вперёд, замахиваясь мечом, и отрубил руки одному, а зелёные разряды Лиры вывели из строя другого. В следующий миг сквозь глотки обоих пролетела стрела и тут же дёрнулась назад от рывка нити, начисто снеся тварям головы с плеч.

— А это, — пони сплюнула на дёргающиеся тела, — было за Флаттершай, уроды вы никчёмные! — На этом почти весь бешеный гнев исчез с её лица, и она осела на землю, тяжело дыша и с таким видом, словно её мутило.

— Ты чё творишь?! — крикнул я, разворачиваясь с мечом наготове. — Нельзя сейчас останавливаться!..

— Остынь, Шон, — перебила женщина, убирая лук за спину. — Всё, веселье пока что закончилось.

— Погоди, откуда ты знаешь, как ме... — не договорив, я заморгал. Затем оглянулся на дальнюю сторону платформы. Два с чем-то десятка выживших драпали со всех ног, вереща и наверняка обоссываясь на ходу. Между нами и бегущим врагом расстилалось море крови и мяса. — Мда... — Пожав плечами, я вложил меч в ножны, приходя в себя от адреналинового угара. — Сизиф их на самотыки пустит.

— Это если им повезёт, — ответила женщина и вдруг присела рядом с бронированной пони: — Эплджек. — Она нежно положила руку ей на плечо. — Эплджек, милая, посмотри на меня...

Пони дрожала, крепко зажмурив мокрые глаза:

— Они словно ни чувствуют ничегошеньки. Хотя мы их косим пачками, как кукурузу в поле. Мне жуть как хотелось отомстить им за то, что они делали с моими друзьями, но всё это так неправильно...

— Я понимаю, Эплджек, — сказала женщина с тёплой улыбкой, подняв мордочку той за подбородок и взглянув ей в глаза. — Ты пони. Ты не создана для таких жестокостей. Вполне естественно, что в душе тебе от этого плохо. Но я даю тебе слово: так или иначе мы отомстим за твоих друзей, и за моих тоже. А потом вернём тебя домой, к семье. Ты, главное, продержись ещё немножко.

Эплджек сглотнула и то ли всхлипнула, то ли выдохнула:

— Просто... Просто я жуть какая злая стала, словно сама не своя...

— Ничего, — ответила женщина, ласково погладив Эплджек по щеке над ошейником. — Пока ты рядом со мной, я прослежу, чтобы ты не терялась. Ты не одна, Эй-Джей. Не забывай.

— Я знаю... — Пони поёжилась. — Только это всё так...

— Эплджек?.. — пискнула Лира тихонько, словно котёнок.

Эплджек моргнула. Затем обернулась и изумлённо открыла рот:

— Да это же... — Пластины её доспехов начали втягиваться одна за другой, открывая оранжевую шёрстку, а сама она поднялась и зашагала к моей мятно-зелёной партнёрше. — Лира! Репей мне в круп, да ты жива, сахарная!..

— Ох, Эплджек, это ты! — Лира галопом бросилась к светлогривой пони и от души уткнулась в неё носом. У меня аж зубы от милоты свело. — Как я рада, что ты цела!

— И я тож, дорогуша. — Эплджек с тёплой улыбкой тоже ткнулась в неё носом. Все намёки на грусть и неуверенность исчезли с её лица в тот же миг, как она заговорила с Лирой, словно эта пони была от природы запрограммирована быть самой сильной в округе. Она положила передние копыта единорожке на плечи: — Слава Селестии, что после всей этой жути хоть кто-то из моих друзей жив-здоров!

— Хе-хе... Ты только погляди на себя! — широко улыбнулась Лира. — Ни дать ни взять капитан Стражи!

— Ага. Классные штуки, скажи? Я очнулась и вдруг уже знала, как с ними управляться, будто родилась в этом доспехе. В жизни бы не подумала, что однажды стану армией из одной пони!

— Да, и я тоже никогда ещё так много не колдовала и... — Лира замолкла, не договорив, сильно сглотнула, побледнела и у неё задрожали губы. — Эплджек... Кэррот Топ. И ещё Клауд Кикер и Тандерлейн. — Ей на глаза навернулись слёзы. — Они... и-их больше нет, Эплджек. А сейчас... я слышала, ты говорила, что Флаттершай..?

Эплджек стиснула зубы и промолчала. Этого ответа Лира и ждала — хотя вряд ли его хотела. Тихо всхлипнув, она обмякла у Эплджек в объятиях, заливая слезами окровавленную платформу под ногами. Эплджек закрыла глаза и прижала Лиру к себе, уткнувшись носом ей в шею.

— Ну, ну, сахарная. Я знаю, это кошмар. Но мы должны идти дальше. Главное, что мы теперь вместе. И если не ради нас самих, то ради наших друзей мы должны отсюда выбраться. Мы должны вернуться к родным...

— Это всё так ужасно! — выдавила из себя Лира, заикаясь и всхлипывая. — Мы этого не просили! Мы не хотели сюда попасть! Почему Тартар вообще есть?! Почему этот гад Сизиф не оставит нас в покое?!

— Тс-с-с... Я не знаю, дорогуша. Но это и не важно. Не сдерживайся, не надо. Это нормально, что тебе грустно.

Лира тихо плакала. Тем временем Эплджек с любопытством покосилась на меня, блеснув глазами. Я отвернулся и побрёл к единственному кроме себя человеку поблизости.

— Так что... эм... — Я поскрёб шею, вздохнул и посмотрел на неё. — Ты, выходит, меня знаешь?

— Ну конечно знаю, Шон, — ответила она, протирая от крови своё оружие. В тусклом свете, сочившемся из адской бездны вокруг, её тёмная кожа походила на полированное красное дерево, а выбившаяся прядка фиолетовых волос дала моей памяти яркого пинка, наконец заставив её сработать как надо. — Я бы где угодно узнала этот холодный скучный голос с задней парты.

Я глазел на неё так, словно впервые в жизни раскрыл глаза.

— Келли?!

— Что, дошло всё-таки? — улыбнулась она, стряхнула с лука последние капли крови и выпрямилась. — Только не говори мне, что ты не мечтал всю жизнь порубить кого-нибудь в капусту.

Я моргнул. Потом поглядел на горы трупов и конечностей вокруг нас.

— Ага. Только салатик этот получился какой-то мясной не в меру.

— Хе-хе-хе... — Она принялась осматривать трупы на предмет пригодного оружия. — У тебя всегда было чёрное чувство юмора. Логично, что ты и здесь ведёшь себя как полный засранец.

— Как ты умудряешься быть такой спокойной среди всей этой херни?..

— Просто, — сказала Келли, выдёргивая из чьей-то мёртвой руки кривой скимитар. Присмотревшись, она забраковала его за тупость и отшвырнула в сторону. — Мне выдали личную офигенную пони. Мечта дошкольницы сбылась, и я не собираюсь её похерить.

— Но...

— Без "но". Эти уроды ещё вернутся. И готова спорить, при этом их будет уже вдвое больше. — Она подобрала копьё и взвесила в руке. — Ну что, Шон, могу я рассчитывать на твою помощь? Или ты предпочтёшь компанию из собственного цинизма?

Я опять моргнул, затем покосился на двух обнимавшихся пони и вздохнул.

— Да, капитан. Командуй, капитан.

— Славно. Приказ номер раз. — Она прошагала мимо меня, специально пихнув плечом. — Отставить пялиться на мою задницу.

— Э... эй! Никуда я не...

Она коротко рассмеялась и продолжила копаться в хламе.

Застонав, я двинулся к куче дохлых троллей со своей стороны.

— Как будто мне одного слабонервного единорога не хватало...

 

Читать дальше


"My Little Pony: Friendship is Magic", Hasbro, 2010-2012
"I Met a Pony In Hell (And We Kicked Ass Together)", Shortskirtsandexplosions, 2012
Перевод: Многорукий Удав, 2019-2020

17 комментариев

doof

> адской пещеры
“Адской бездны”? Буквально на днях наткнулся:

“Некрополис то радовал нас такими находками, как «астральный дракон», то огорчал ляпами в духе «гниющего зомби». Тем не менее, откровенного криминала мы не наблюдали. К сожалению, про Инферно этого сказать нельзя. И основная тому причина — это pit fiend, также известный как пещерный демон.

Что с ним не так?

Всё дело в pit. Это слово обозначает «яму» в широком понимании: от ямы дорожной или оркестровой до шахты или ловушки. Но если речь заходит о демонах, то под pit подразумевается bottomless pit, то есть «бездонная пропасть», «преисподняя», «ад». Откуда в переводе взялась «пещера», понять трудно. И даже не потому, что нужное значение можно найти в любом словаре. А потому, что есть переводы тройки, в которых pit fiend — это демон бездны или порождение зла.” © Анализ перевода пятых Героев.

doof, Март 9, 2020 в 12:23. Ответить #

Многорукий Удав

Ну, бродят они тут именно по пещерам, так что... а хотя, почему бы и нет :) Поправил.

Многорукий Удав, Март 9, 2020 в 12:36. Ответить #

wandail

"стесняюсь спросить" у этого произведения 10 глав , последняя из которых заканчивается открытой концовкой?( я погуглил без спойлеров).Или я что-то не нашёл?

wandail, Март 10, 2020 в 15:56. Ответить #

Многорукий Удав

Верно, десять глав, да, но я бы не назвал концовку открытой. Сюжет завершается. Без спойлеров, да.

Многорукий Удав, Март 10, 2020 в 16:06. Ответить #

wandail

Эх, ок.

wandail, Март 10, 2020 в 16:20. Ответить #

doof

Совершенно неожиданно увидеть перевод сего фика. Он давно напрашивался.)

doof, Март 9, 2020 в 12:24. Ответить #

Многорукий Удав

Я к нему присматривался семь лет, почти с момента публикации, и вот наконец решился. Надеюсь, скиллов теперь хватит :)

Многорукий Удав, Март 9, 2020 в 12:38. Ответить #

Веон

С новым проектом!

Веон, Март 9, 2020 в 20:41. Ответить #

Очень оригинально и интересно! Спасибо за перевод. Жаль, что Флаттершай не использовала свой Взгляд...

Pinkie, Март 9, 2020 в 21:00. Ответить #

Mordaneus

Да, это кошмарно.
Хорошо, что вы продолжаете переводить.

...плохо, что именно это.

Но в любом случае, спасибо, Многорукий Удав, что продолжаете.

Mordaneus, Март 9, 2020 в 21:04. Ответить #

Многорукий Удав

Ну, как сказать... смотря что считать кошмаром. Это тот же автор, который написал "Фоновую пони". Даже пейзажи там и тут отчасти знакомые, если вспомнить. И на мой взгляд, он этим фиком хоть как-то компенсирует то, что сделал с Лирой в "Фоновой".

Многорукий Удав, Март 9, 2020 в 21:19. Ответить #

Фоновая Пони тоже что-то негативное? Стоит читать?

Pinkie, Март 10, 2020 в 16:01. Ответить #

Многорукий Удав

"Фоновая пони" — по-настоящему жуткая. Но написана изумительно. SSaE вообще офигенный автор.

Многорукий Удав, Март 10, 2020 в 16:08. Ответить #

shaihulud16

Пойду почитаю.

shaihulud16, Март 11, 2020 в 14:55. Ответить #

Язычник

Пакостно...

Язычник, Март 9, 2020 в 21:25. Ответить #

Спасибо Удав за перевод,ура ура ура!

Adept, Март 11, 2020 в 13:07. Ответить #

Многорукий Удав

Всегда пожалуйста :) Через недельку продолжение будет.

Многорукий Удав, Март 11, 2020 в 15:25. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.