Автор рисунка

Я встретил в аду пони, главы 9-10

70    , Май 8, 2021. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.


Автор картинки — Dagmell

Автор: Shortskirtsandexplosions
Перевод: Многорукий Удав
Вычитка: Веон, Yarb

Оригинал

Начало
Предыдущая глава

 

Глава девятая,
в которой... хрена себе, семнадцать страниц?! Офигеть!..

 

— Вон там, внизу, — указала Флаттершай тонким копытцем.

Мы стояли на краю высокого обрыва над пропастью, которую пересекала полоса плоских круглых платформ. Вдали, по ту сторону мешанины этих стальных островков, виднелся узкий уступ, примыкающий к чудовищно огромной ржавой стене. На дальнем конце уступа была лестница, вырезанная в наклонной выемке в толще стены, и там, наверху лестницы, светилась ярким магическим светом круглая дверь.

— В последний раз я пролетала здесь часов десять назад, — пояснила Флаттершай. — И тогда дверь была гораздо ярче.

— Должно быть, заряд утекает, — сказала Лира. Она повернулась ко мне: — Помнишь, как та, предыдущая, продержалась ровно столько, чтобы Мишель и Рэйнбоу Дэш успели телепортироваться?

— Примерно то же было с Брайаном и Черили, — вставила Келли. — Но вот эта вот дверь... — она присвистнула, — ...самая яркая из всех, что я видела.

— На крыльях я могу туда долететь меньше, чем за минуту, — сказала Флаттершай и нервно переступила ногами. — Но... гм... вам всем... наверное, тут минут пять вкопытную.

— Хех, — ухмыльнулась ей Келли. — Ты так говоришь, будто это что-то плохое! Подруга, да это же просто фантастика! Благодаря тебе отсюда до свободы нам всего-то надо чуток пробежаться!

— Охереть, — выдохнула Эплджек.

Все мы разом, моргая, уставились на неё.

Эплджек посмотрела в ответ, и по её веснушкам плавно разлился глубокий румянец.

— Чего?.. — сконфуженно улыбнулась она. — Сами знали, что до этого дойдёт.

— Ну, так чего же мы ждём? — широко улыбнулась Лира. — Давайте слезем отсюда, и поскакали домой!

Я предостерегающе вытянул руку:

— Придержи коней. — Я сделал глубокий вдох. — Что-то мне тут не нравится.

Келли застонала:

— Шон, тебе корзинку щенков покажи, и то ты в ней чуму увидишь!..

— Слушай, я в кои-то веки серьёзно, — нахмурился я. — Ну-ка, все, замолчали на минутку.

Келли и пони послушались и, навострив уши, огляделись вокруг. Очень скоро сквозь жуткую тишину, заполнявшую эту часть пещеры, проступило тихое-тихое шебуршание.

Флаттершай пискнула и, запинаясь, спросила:

— Ч... что это?!

— Разлягать меня, если я знаю, — ответила Эплджек и обернулась к Лире: — Сахарная, как насчёт свой рог в дело пустить?

— Э... одну секунду. — Лира прерывисто вздохнула, закрыла глаза и сосредоточилась. Её рог засветился, затем засиял и вдруг брызнул искрами. Глаза Лиры распахнулись, и она ахнула, побледнев.

— Где? — напряжённо прошептала Келли, подавшись к ней. — Где они?

Изо всех сил стараясь подавить дрожь, та ответила:

— Повсюду...

Мы все уставились друг на друга. Как ни странно, на этот раз я допёр первым. Покрепче затянув ножны за спиной, я лёг на живот на краю обрыва:

— Эплджек, придержи меня за ноги.

— На кой?

— Просто сделай одолжение.

— Не вопрос. — Она ухватила меня за лодыжки.

Передвинувшись через стальную кромку, я задержал дыхание, будто в воду нырял, и свесился с края вниз, в глубокую тёмную бездну. Там я обнаружил, что прямо под нашей платформой прячется обширное пустое пространство... ан нет, не пустое. Во мраке сидели, шевелились, бродили тени, блестела броня и наконечники стрел и злобно светилось множество глаз. Дёрнув ногами, я подал сигнал Эплджек, и она вытянула меня обратно наверх.

— Ну? — спросила Келли.

Приняв сидячее положение, я глубоко и тяжко вздохнул.

— Нас разделают.

— А?.. — вздрогнула Флаттершай, озадаченно глядя на нас. — Что это значит? Это люди так называют расчленение? Я... я никогда не любила расчленение!

— Их там не меньше двух сотен, — хмуро пояснил я.

— Примерно так, — нервно кивнула Лира.

— Какого сена они там делают? — спросила Эплджек.

— Очевидно, сидят в засаде, — пробормотала Келли.

— То есть они знают, что мы здесь? — Флаттершай перешла на шёпот.

— Я не сомневаюсь, что Сизиф следит за нами, как адский Большой Брат, — ответил я. — Он, наверное, знает, какого цвета у нас трусы... ну, у тех, кто их носит, по крайней мере.

— О-о-ох... — Флаттершай уселась на задние ноги и спрятала мордочку в копыта. — Это всё я виновата!..

Я сердито уставился на неё:

— Это-то с какого перепугу?..

— А разве не очевидно? — Она шмыгнула носом и виновато взглянула на нас. — Это я вас сюда завела! Если бы не я и не эта дверь, Сизиф не поймал бы нас в ловушку!

— Ты ничего плохого не сделала, Флаттершай, — ответила Лира, отводя копыта пегасочки от её лица. — А кроме того, — она улыбнулась, — мы, вообще-то, ни в какую ловушку пока не попались. К счастью, среди нас полно умных и опытных выживальщиков. Включая тебя.

— Я смекаю, против такой толпы гадов нам ловить нечего, — пробурчала Эплджек. Она подняла на нас усталые глаза: — Чего делать-то будем? С целой армией особо не повоюешь.

— Думаю, дверь скоро потеряет заряд, — заметила Келли, указав в сторону медленно тускнеющего сияния вдалеке. — Если мы не прорвёмся к ней прямо сейчас, то прощай, билет домой. Может, у нас есть час, а может, всего несколько минут.

— Кто знает... — вздохнула Эплджек.

— Верно, — кивнула Лира. — Но бродить тут, пытаясь найти ещё один выход, придётся ещё дольше. Каковы шансы, что кто-то из нас доживёт до этого?

Флаттершай в ответ на это лишь всхлипнула.

Эплджек глубоко вздохнула и нахмурилась:

— Слушайте. Какой бы план вы ни задумали, я заранее согласна. Мне самое главное — всех вас сберечь. Так решайте, что мы выберем? Драться с этой кучей монстров — прямая дорога в гроб. Но идти невесть куда искать другой выход — не шибко лучше. Я готова на любой вариант. Только скажите, какой он будет, чтобы мне знать, куда копыта приложить, лады?

Я присмотрелся к ближайшему ряду платформ прямо под нами. Их было шесть: маленькие, метра три шириной, похожие на сатанинскую версию грибов из "Супербратьев Марио". Да, да, отстойная аналогия, а чего вы от меня хотели-то? Платформы разделялись неширокими промежутками, которые несколько бегущих легко могли бы перепрыгивать. А вот если большая толпа...

— Мать твою Марию в душу... — пробормотал я.

Все повернулись ко мне.

— Прости, что?.. — переспросила Эплджек.

— Короче, — начал я. — Похер на этих уродов. Если ввяжемся с ними в бой, нам каюк. Ну так и пошли они в жопу. Давайте просто сиганём отсюда и рванём со всей дури на ту сторону.

— Но это же ловушка! — воскликнула Лира. — Они только этого от нас и ждут!

— Значит, надо сделать что-то такое, чего они не ждут, — ответил я. — Начать с чего-то, что их задержит.

— Например?

Я обвёл взглядом всех нас, раненных и не очень.

— Хм-м-м... Эплджек, ты ведь у нас самая быстрая?

— У Флаттершай крылья, — указала та.

— Э-э-э... — Я обернулся к хрупкой пегасочке. Та мгновенно поникла под моим взглядом, густо покраснев. — Мда. — Кашлянув, я снова повернулся к Эплджек: — Ты у нас самая быстрая. Вы с Келли спрыгнете первыми и отвлечёте всё их внимание на себя.

— Хех, лихо, — криво усмехнулась Эплджек, скрестив передние копыта. — А что им помешает натыкать нам стрел в крупы?

Я указал на свою партнёршу:

— Когда вы спрыгнете, Лира через пару секунд поставит силовое поле, которое вас прикроет и даст возможность удрать. Поскольку Келли ранена, доставить её к двери будет твоя задача, Эплджек.

— Это будет долгий галоп, — сказала она, смерив взглядом платформы внизу. И ухмыльнулась: — Но я справлюсь, не вопрос.

— Гм, Шон?.. — встревоженно заговорила Лира. — Я не уверена, что смогу наколдовать силовое поле на таком расстоянии.

— А вот тут... хм... в дело вступает Флаттершай.

— Я?.. — моргнула та.

— Она наш козырь, — пояснил я Лире, — потому что ни с кем не скована. Она может на крыльях спустить тебя вниз, пока ты будешь держать силовое поле. А потом подстрахует Эплджек и Келли.

— А сам-то ты как спускаться собираешься? — пристально взглянула на меня Келли.

Я сглотнул. Затем посмотрел в сторону тёмной платформы прямо под нашей.

— Спущусь уж как-нибудь.

— Что-то мне это не нравится, — проворчала Келли. — Даже если мы застанем их врасплох, ты же предлагаешь обогнать целую армию.

— Нам достаточно успеть к двери, тогда всё получится.

— А с чего ты взял, что после первого рывка они нас не нагонят?

Я ещё раз оглядел россыпь металлических платформ. Вдали она сужалась, от шести штук в ширину до двух, а потом — всего до одной. Этот маленький одинокий стальной островок был самым последним перед каменным уступом, откуда начиналась лестница к выходу.

— Самое главное — добраться вон дотуда, — указал я на него. — Для них это будет бутылочное горлышко.

— Бутылочное горлышко?.. — повторила Эплджек.

Я кивнул:

— Мы впятером легко через него проскочим. Но целой орде здоровенных уродов там будет зверски тесно, особенно под нашими атаками. Если мы заставим их всех там скопиться, то, возможно, это их задержит достаточно, чтобы мы успели подняться по лестнице и свалить.

— Опасно это просто жуть как, — заметила Эплджек, потирая копытом подбородок. — Но, думается, если не мешкать, то может и сработать.

— Короче, я предлагаю сделать могучий финишный рывок, — заключил я. — А не увязать в эпической битве.

— Иными словами, — улыбнулась Келли, — пошли они в жопу.

— Вот видишь? — ухмыльнулся я. — От задротских прохождений на скорость тоже есть польза!

Флаттершай озадаченно повернулась к Лире:

— Твой друг-человек странный.

— Это ты его ещё злым не видела, — хихикнула та.

— Эм... — Флаттершай втянула голову в плечи. — А... э... мне это нужно?..

— У меня такое чувство, что скоро тебе придётся.

— Ну, так что решили? — уточнил я. — Будем пробовать, или я тут зря злоковарные планы строил?

Все помрачнели. Между нами пронёсся коллективный тяжёлый вздох.

— Ай, да какого чёрта. — Келли со стоном поднялась на ноги, опираясь на лук. — Здесь начинает вонять, как в привокзальном сортире Нью-Джерси. Я готова вернуться домой, чего бы это ни стоило.

— В точности мои мысли, подруга, — сказала Эплджек, разминая копыта и с хрустом выгибая шею. — Мне здешняя веселуха с самого начала не понравилась.

Лира взглянула на Флаттершай:

— Ты как, сумеешь спустить меня вниз?

Пегасочка глубоко вздохнула:

— Это всё очень страшно. — Она поёжилась. — Но... но если ты и твои друзья думаете, что так лучше всего, то я помогу чем смогу.

— Вот видишь? — улыбнулась Лира. — Никакая ты не трусиха.

Флаттершай мгновенно покраснела:

— До твоей храбрости мне ещё далеко.

— А кто сказал, что я не была трусихой? — моргнула Лира.

— Ой-ёй... — Келли, подобравшись к обрыву, взглянула вниз. — Высоковато тут.

Я с громким скрежетом обнажил меч:

— Давай сыграем в игру: попытаемся по дороге вниз обогнать собственное ссаньё.

— Что, передумал? — ухмыльнулась она.

— Типа того. К счастью, почти сразу перепередумал обратно.

— Кстати говоря, ты кое о чём забыл упомянуть, — заметила Келли, указывая на свою забинтованную ногу: — Эплджек-то спрыгнет легко, а вот как я спущусь, не убившись?

— Ну, это-то проще простого, — ответил я и пихнул её прямо в грудь.

— А-а-а! — Келли завалилась назад... прямо на Эплджек, которая с ухмылкой её подхватила.

— Ловко сработано, Шон. — Пони заранее встала так, что сейчас Келли невольно оседлала её. — Ну что, погнали?

— Стой-стой-стой! — Келли подавила взвизг. — Кажется, я сказала, что не собираюсь на тебе ездить, Эй-Джей!

— Ой, дорогуша, уймись уже. Я таких четверых свезу.

— И не волнуйся, твоя задница такая ядрёная, что отлично всё выдержит, — добавил я. — Уж я-то знаю. Очень внимательно её изучил.

— Шон, если мы выживем, клянусь, я тебе анус наизнанку выверну...

— Встречались мне подкаты и похуже. — Я повернулся к остальным двум пони. — Ну что, к взлёту готовы?

Лира, уже висевшая в копытах Флаттершай, сглотнула и ободряюще улыбнулась мне:

— Она хочет сказать "да", Шон. — Её глаза подозрительно заблестели. — Удачи.

— Эй, не надо тут последнюю серию M.A.S.H. устраивать, — буркнул я.

— Точно! — подхватила Эплджек, выходя на самый край обрыва. — Представь, что это Забег Осенних Листьев! Теперь нас ничто не остановит!

— Вот именно. — И я от души шлёпнул её по оранжевому крупу: — Н-н-но-о-о!!!

— Э-эй!.. — Эплджек рефлекторно сиганула вперёд, заставив Келли завизжать, что сделало их ещё более громкой отвлекающей приманкой.

— Они прыгнули слишком быстро! — вскрикнула Лира, срочно начиная накапливать в роге магию. — Шон!..

— Стой! — Я предостерегающе поднял руку.

Эплджек и Келли падали вниз, вниз, вниз, и с грохотом приземлились на платформу внизу. Не замешкавшись ни на миг, Эплджек рванула вперёд. Келли у неё на спине держалась изо всех сил. Прошла секунда. Вторая. На третью снизу раздался многоголосый боевой клич...

— Давай! — скомандовал я.

Флаттершай, держа Лиру в копытах, снизилась под платформу.

Стиснув зубы, моя партнёрша выстрелила прямо вниз магическим разрядом, и через мгновение там возникла плотная стена зелёной энергии. В точности вовремя. Едва барьер стабилизировался, в него ударил поток стрел, топоров и кинжалов и бессильно осыпался вниз, а Эплджек с Келли, невредимые, уносились прочь.

— Шо-о-н! — раздался снизу крик Лиры. Мы слишком сильно разделились. Я ощутил, как по ошейнику побежали первые искры.

Спрыгнув, я извернулся в воздухе и полетел в тень внизу, держа меч позади, словно хвост кометы. Я готовился приземлиться посреди моря орочьего мяса, но зелёное силовое поле сменило форму, качнувшись ко мне, как маятник. В последний момент догадавшись, что это Лира даёт мне отличный стартовый рывок, я успел мысленно сказать ей "спасибо", а потом оттолкнулся от поля и ринулся прямо во тьму, и все мысли, кроме убийства, разом вымело у меня из головы.

Впереди показались уродские рожи орков и троллей. Выплывая из мрака, они выражали изумление, ужас, панику... и после удара мечом слетали с плеч вместе с башками.

— Ха-а-а-рх! — затормозив, я рубанул мечом в другую сторону и отсёк ещё больше кровавых кусков. Вся огромная толпа рефлекторно отшатнулась назад при виде безумного психа с ковыряльником. Я продолжал рубить, кромсать и колоть всех уродов, что оказывались поблизости. А затем остальная армия качнулась вперёд, как волна на берег, перепрыгнула через раненых и двинулась ко мне.

Яркие зелёные молнии пролетели мимо меня и сбили на пол несколько монстров. Те заверещали и задёргались, образовав кучу-малу и задерживая других.

— Всё, Шон, хватит! — крикнула сзади Лира, одновременно выпуская ещё несколько молний. — Теперь беги! БЕГИ! — Слышно было, как, чуть всхлипывая, дышит Флаттершай, а вдали тяжело грохочут копыта Эплджек.

Тусоваться тут дальше я и не планировал. Монстры опять попёрли на меня, я развернулся и бросился прочь. В животе у меня похолодело, когда я увидел, как далеко придётся бежать до каменного уступа и лестницы. Флаттершай парила высоко наверху, между Келли с Эплджек и нами. Лира ждала меня, выдавая один залп молниями за другим, и её мордашка блестела от пота.

— Приветик! — выдохнул я, поравнявшись с ней. — Соскучилась?

— Бежим! — крикнула она. — Скорее!..

Ну, так мы и сделали. Словно живые пули, мы неслись со всех ног к полосе островков над пропастью. Где-то на полпути к ним платформа у нас под ногами начала трястись. Я оглянулся и сразу об этом пожалел.

Из тени в нашу сторону изливался целый поток злобных тварей, и их горящие глаза напоминали россыпь звёзд над ночным горизонтом. Вскоре оттуда в нас полетели первые стрелы и метательные ножи.

Лира на скаку пустила в ответ пару молний, я добавил к ним арбалетных болтов для ровного счёта, но толку с них было мало. Даже наша первая противозасадная атака для такой орды была всё равно что маленькая ямка на склоне целого мясного Эвереста. Здесь их было сотни три, гораздо больше, чем прикидывали мы с Лирой. Главное, что мы всё-таки сумели их чуточку замедлить, но теперь эта самая чуточка стремительно, шумно и яростно сокращалась вместе с расстоянием между нами и нагонявшей толпой.

— Да что за нахер?!. — рявкнул я, стреляя ещё несколько раз. — Чем Сизиф кормит этих засранцев?.. Кенийскими космонавтами?..

— Лира! Шон! — раздался сверху голос Флаттершай. — Смотрите, куда бежите!

— Э? — я оторвал взгляд от преследователей. — О чёрт!

Я едва не свалился в пропасть, которой мы наконец достигли, и вместе с Лирой запрыгал по россыпи платформ над ней. Это оказалось гораздо опаснее, чем я думал. Провалы между металлическими островками уходили куда-то в бездонную чёрную пустоту, к тому же эти платформы через одну пошатывались, когда мы на них приземлялись, и кренились снова, когда мы прыгали дальше. Я помнил, что Флаттершай летает где-то рядом, но сомневался, что, если кто-то из нас упадёт, от неё будет толк.

— Они нагоняют! — взвизгнула Лира между отчаянными скачками. — Я чувствую!

— Только не оглядывайся! — прорычал я, сам ощущая, как всё сильнее трясутся платформы под ногами и сзади надвигается громовой топот. — Думай про дверь впереди! Нас ждут сочные пастбища и "Бургер Кинги"!

— О нет! — ахнула над нами Флаттершай.

— Что случилось?! — крикнула в ответ Лира.

— Э? — Я посмотрел прямо вперёд. — Эй, какого хрена?..

Эплджек упала. Келли лежала рядом. В них что, попали? Зацепили стрелой? Сразу обеих? И они были совсем недалеко впереди нас. От них до последнего островка перед уступом оставалось ещё три платформы.

— Келли! — завопила на бегу Лира, перекрывая оглушительный шум позади. — Эй-Джей!!!

Как по волшебству, Келли зашевелилась и села. Вздрогнув, она подползла к Эплджек. Флаттершай слетела вниз и потрясла Эплджек за плечо.

— Она повредила копыто! — крикнула нам Келли, когда мы были достаточно близко. — Кажется, споткнулась об дыру в полу!

— Вот знала я, что так и будет! — с досадой проворчала Эплджек, кривясь от боли. Мы с Лирой поравнялись с ними и увидели, что по левой ноге земной пони стекает кровь. — Кабы я только подковы не потеряла!..

— Да какая нахер разница?! — проорал я, поднимая её на ноги. — Просто иди дальше и...

Между нами грохнулось копьё, на сантиметр промахнувшись мимо ноги Эплджек. Флаттершай завизжала. Оглянувшись, мы с Лирой обнаружили, что враги уже так близко, что видно, как они слюной брызжут. Сужающаяся полоса платформ замедлила их, но не слишком. В ближайшие секунды мы рисковали превратиться в грязь у них на мечах.

— Потрясающе... — сплюнул я, доставая арбалет. — Кто-нибудь, или понибудь, или хренибудь, помогите ей наконец!

— Я сейчас! — сказала Лира, зажигая рог. Она окутала передние копыта Эплджек силовым полем, и они вместе заковыляли к уступу. — Но мы так далеко не уйдём, у нас же ошейники...

— Шевелись! — прокричал я, бешено паля по толпе, отчего упало всего два-три тролля. Тут ко мне сбоку прижалась Келли. — Если я воняю, то это просто от храбрости!

— Не в настроении! — огрызнулась она, доставая лук, и, оперевшись на меня, пустила свою стрелу. Та, повинуясь хозяйке, повернула и пронеслась вдоль строя атакующих, перерезав несколько шей и сбросив кучку орков в черноту внизу. — Но вообще, Лира дело говорит!

— Шагай со мной! — сказал я, отступая назад. Келли стреляла гораздо лучше меня, так что я сосредоточился на том, чтобы выбирать нам обоим дорогу. Когда мы добрались до края островка, я дал отмашку, и мы одновременно прыгнули. Келли споткнулась из-за раненой ноги, но я удержал её, и мы продолжили отступать. И всё это время она снова и снова пускала свою стрелу, кося нападавших.

Тем временем Флаттершай бестолково порхала над нами, потея и нервничая:

— О небо... О небо! — Она смерила глазами мизерное расстояние между нами и нашими партнёршами, затем снова посмотрела на злобную толпу позади. — Ч... что же мне делать?!

— Ты дура, что ли?! — рявкнул я, вместе с Келли прыгая на очередную платформу. — Сражайся!

— Но... Но я н-не могу сражаться! — замялась Флаттершай.

— Ну конечно можешь! Все могут! — Не отпуская Келли, я опять выстрелил несколько раз. — Сизиф точно выдал тебе какой-то безумный боевой талант, как и всем нам!

— Но я ненавижу насилие! Я никогда не хотела проливать кровь...

— Да отрасти ты себе большой и толстый, наконец! — не сдержавшись, заорал я в ответ и гневно показал на толпу: — Чучело ты летучее, не видишь, что это куча ходячих спецдефектов без души и мозгов?! Сделай хоть что-нибудь! Потому что или они, или твои друзья!

— М-м-м... — пискнула она, приземлилась на платформу перед нами и напряглась. — Л-ладно. Сейчас.

Флаттершай зажмурилась и скривила мордочку. Вдоль её спины пробежала серия электрических искр и нырнула в броню, отчего та в нескольких местах засветилась. А потом, прямо у нас на глазах, из брони пегаски выросли рычаги и сложились в грозного вида метательный механизм. Поднявшись у неё над плечами, тот развернулся, нацелился, зажужжал — и навстречу наседавшей толпе рванулся поток бритвенно-острых стальных звёздочек.

В первые же секунды не меньше трёх десятков орков и троллей свалились с ног, вопя в агонии.

Я ощутил, как Келли обмякла у меня в объятиях, вместе со мной глазея на разразившееся побоище.

— Охренеть не встать... — пробормотал я.

Упало ещё десять троллей, потом двадцать. Целый дождь дёргающихся тел сыпался в бездну под нами, а остальная армия резко затормозила на полпути через россыпь островков.

— Эм... — Флаттершай бросила короткий взгляд на бойню перед собой. — Я помогаю? — Её метатель продолжал жужжать, поливая врагов смертоносным металлом у неё над головой. — У меня получается?..

— Да!!! — заорал я. — Да! Продолжай, ради Бека! — Я сгрёб Келли обеими руками, развернулся и потащил её дальше, к уступу. — Лира! Эплджек! Мы идём!

— Эти острые штучки заканчиваются! — крикнула сзади Флаттершай.

— Как совсем кончатся — уноси хвост! И-и... эх! — Тяжело дыша, я вместе с Келли перепрыгнул на последнюю одинокую платформу, за которой на уступе нас ждали Лира и Эплджек. Как только мои сапоги коснулись платформы, она сильно закачалась под нами. — О чёрт!

— Осторожно! — взвизгнула Келли, вцепившись в меня. — Она неустойчивая!

— Что, правда что ли?.. — я зачехлил арбалет, перехватил Келли поперёк живота и швырнул через пропасть, как мешок.

Тяжело грохнувшись на уступ, Келли покатилась, но Эплджек поймала её, а Лира крикнула:

— Шон! Прыгай к нам!

— В процессе... — буркнул я, пытаясь удержать равновесие на шатком островке, продолжавшем раскачиваться. Наконец, поймав момент, я сделал отчаянный прыжок, приземлился ногами на самый край уступа... и поскользнулся, заваливаясь назад, в пропасть. — А-а-а!!!

— Шон!!! — завизжала Лира.

Пара небольших копыт подхватила меня сзади. Лишившись дара речи, я взглянул вверх, на Флаттершай, парившую прямо у меня за плечами. Она уже успела втянуть свой метатель обратно в броню и поймала меня в самую последнюю секунду.

— Ох, спасибо тебе, пернатая, — выдохнул я.

— Эм... я не очень тогда поняла, — заметила она. — "Отрасти большой и толстый" — это про что?

Я заморгал.

— Гх-к-к-к-т... — Я скривил лицо, но не удержался. — Ха-ха-ха-ха!.. — Мимо моего уха просвистела стрела. — Чёрт!..

— Они близко! — крикнула Эплджек, и в нас полетели новые стрелы.

Лира подняла силовой щит перед последней платформой, а мы с Флаттершай присоединились к остальным. Я упёрся руками в колени, стараясь отдышаться. Всё вокруг заполнял грохот наступавшей на нас армии. Келли лихорадочно оглядывалась. Она смерила глазами длинную лестницу впереди.

— Это безумие, — заявила она. — Нам ни в жизнь туда не успеть так, чтобы они не догнали!

— Я... не смогу держать... это поле... вечно! — выдохнула Лира, отбивая магией летевшее в нас оружие. — Мы бежим или нет?!

— Можем сразиться с ними прямо тут! — сказала Эплджек, стараясь встать ровно. — Принять бой здесь, в бутылочном горлышке!

— Мы же об этом уже говорили! — воскликнула Келли. — Это самоубийство! Как только они пройдут последнюю платформу, нам крышка!

Я моргнул. Затем присмотрелся к этой платформе, которая всё ещё покачивалась после моего прыжка. Глубоко внизу, почти в полном мраке, в столбе, держащем платформу, чернела здоровенная трещина.

— А ведь этой штуке много не надо, — проговорил я. — И другого пути у них нет!

— Кстати... да! — заметила Лира.

Келли посмотрела на платформу, на приближающуюся армию и на силовое поле Лиры.

— Эй-Джей! — развернулась она. — У тебя задние ноги ещё целы?

— А то ж!

— Иди сюда! — указала Келли. — Лира, упри своё поле в платформу!

— Поняла! — Лира передвинула зелёный барьер так, что он прижался к краю этой шаткой штуковины.

Келли крепко обняла Эплджек за шею и грудь, пока та ставила ноги в нужное положение.

— Шон! Флаттершай! Помогайте!

— Ладно!

— Понял!

— Давай, Эй-Джей!

— Алле... — Стиснув зубы, Эплджек подобрала задние ноги, напрягла их, как могучие пружины, и изо всех сил лягнула силовое поле. — Оп!

Энергетический барьер колыхнулся, но Лира удержала его в целости. Теперь дальний конец барьера глубоко воткнулся в платформу, словно огромный рычаг. Мы с Флаттершай как могли навалились на него со своей стороны, и вскоре снизу раздался гулкий хруст. Столб переломился, и платформа завалилась назад.

Она врезалась в следующие две. Мы надеялись, что платформа просто упадёт и создаст непреодолимый провал, но вышло гораздо лучше. Восхитительно комический эффект домино передавался всё дальше и дальше, платформы массово начали врезаться друг в друга. В результате цепной реакции половина платформ перекосилась под дикими углами, а вторая половина обрушилась полностью. А это означало, что...

Завывая от ужаса, армия наших преследователей уменьшилась вдвое. Когда волна столкновений докатилась до них, орки и тролли так и посыпались в бездну. Их отчаянные вопли заполнили воздух, и вскоре выжившие лихорадочно запрыгали назад, пытаясь сбежать. Впрочем, больше им ничего и не оставалось: рухнувшие платформы напрочь отрезали нас от этих тупых уродов.

Разумеется, мы смотрели на это всё, затаив дыхание от восторга. Когда орки и тролли с той же скоростью драпанули туда, откуда пришли, было трудно удержаться от победного клича.

— Да! — завопила Лира, сияя от счастья. — Они уходят! Они отстали от нас!

— Ох, слава небесам, — пискнула Флаттершай.

— Ха-ха! — Эплджек, в объятиях Келли, вскинула переднее копыто. — Ну, как вам такие яблочки?

— Хи-хи! — Келли покрепче обняла свою компаньонку. — Ох, как же я обожаю, когда ты так говоришь! — Она улыбнулась мне: — Видишь, не ты один умеешь в злоковарные планы!

— Офигенно, — ухмыльнулся я, выпрямляясь. — И мне даже обоссываться не понадобилось!

— Порадовались, и хватит, ребята, — вмешалась Лира и указала копытом на лестницу к тускло светящейся двери. — Надо спешить.

— Точняк. — Выпрямившись, я оглядел уступ, всё ещё ухмыляясь при виде бедных врагов, отступавших с дальней стороны пропасти. — Пора взять пример с ног Пэрис Хилтон и разделиться! — Я завёл руку за плечо, зачехляя меч. — Флаттершай, ты помоги Эплджек. Я буду поддерживать Келли, а... — тут я замер, не успев отпустить рукоять меча, когда услышал вдали глубокий низкий гул. Побледнев, я развернулся к остальным.

Лира приоткрыла рот. Флаттершай дрожала. Эплджек широко раскрыла глаза.

— О господи Иисусе, только не это... — прошептала Келли.

Я посмотрел через пропасть.

Среди теней вспыхнул алый огонь, мигнул и превратился в пылающий силуэт, мчавшийся к нам на крыльях. Запахло серой. Не успели мы опомниться, как Вавиллион с громовым топотом приземлился на уступ между нами и лестницей.

— Хн-н-нг! — Эплджек отбросило к Келли.

— А-а-а!!! — Лира отчаянно цеплялась за край уступа, её шлем слетел с головы и упал в пропасть. Я подхватил и вытащил её в последний момент, едва не свалившись сам.

Флаттершай ахнула и зависла в воздухе, будто пригвождённая к месту взглядом пятиметрового демона.

— Хм-м-м... — Вавиллион прищурил светящиеся глаза и пустил изо рта струю дыма. — Готов поклясться, что уже убивал тебя. Что ж, — он схватил пискнувшую пегасочку за шею пылающей красной рукой, — кто сказал, что в Аду не бывает вторых шансов?

— Флаттершай!.. — выкрикнула Лира.

— Вот ч... — начала было Келли, но внезапно её отпихнула в сторону Эплджек, галопом проскакавшая мимо.

— Ха-а-а-аргх! — пони мчалась на всём скаку, наплевав на кровоточащее копыто, и, прыгнув прямо на Вавиллиона, во всю мощь лягнула его по ноге.

Инкуб едва покачнулся.

— Ха! Никак ты не научишься! — Он топнул ногой прямо перед ней, и Эплджек отшвырнуло метра на три.

Я не останавливаясь пробежал мимо неё с мечом наготове.

— Лира! — крикнул я, не сводя глаз с задыхающейся Флаттершай. — Подбрось!

Лира нацелила рог, и передо мной в воздухе возникла силовая ступенька.

Как только мои ноги коснулись её, меня швырнуло вверх и вперёд. Налетев на Вавиллиона, я глубоко воткнул меч ему между сосков. Вот теперь этот ублюдок наконец заорал. Повиснув всем весом на рукояти меча, чтобы инкубу было побольнее, я отпустил одну руку, выдернул из кобуры арбалет и загнал два болта в запястье руки, которой он держал Флаттершай.

Однако он её так и не выпустил. Вместо этого он свободной рукой схватил меня за ноги. Даже сквозь броню я ощущал страшный жар от его пальцев.

— Гм... — Я подёргался, обильно вспотев. — Р...ребята?..

— Эплджек, отойди! — крикнула Келли.

Пони неловко прохромала в сторону, открывая ей линию прицела. Келли выстрелила Вавиллиону по ногам, на лету превратила стрелу в диск и дёрнула за нить. Диск заложил вираж, обогнул обе лодыжки инкуба и трижды обернулся вокруг.

— Эй-Джей! — Келли бросила ей свой лук, и Эплджек поймала его зубами. Припадая на окровавленную ногу, она, тем не менее, галопом поскакала прочь и, когда нить рывком натянулась, буквально выдернула из-под Вавиллиона ноги.

— А-а-аргх! — демон рухнул, словно гора. Одно плохо: я всё ещё висел на нём.

— О чё-ё-ёрт! — как меня ни швыряло, я крепко вцепился в меч и отлетел в сторону, только когда лезвие вырвалось из груди инкуба. Хлопнувшись на пол рядом с ним, я выругался и попытался подняться.

Воздух был полон дыма, серы и адского жара. Смаргивая выступившие слёзы, я огляделся вокруг и наконец заметил лежавшую Флаттершай. Она вся дрожала, а на её доспехах и шёрстке остались подпалины от пальцев Вавиллиона.

Подхватив меч, я закинул его в ножны и бросился к пегаске. Не сбавляя хода, я подхватил её на бегу и, прихрамывая, побежал к остальным.

— Народ! — выдохнул я, слишком напуганный, чтобы изумиться собственной выносливости: мне удавалось бежать с пони на руках. — Все на лестницу! Скорее! Пока он не...

— Гр-р-а-а-арх! — Вавиллион рванул стальную нить на себя.

Лук резко вырвался у Эплджек изо рта, заставив её перекувырнуться, и просвистел мимо меня, по пути смачно въехав мне в челюсть.

— У-уф! — плюясь кровью, я грохнулся и кубарем покатился по полу, не выпуская Флаттершай из рук, пока не замер, лёжа кверху ногами. Вавиллион поднялся на ноги, капая кровью из груди и запястья. Поймав оружие Келли, он стиснул его в кулаке, а затем кинул себе в рот, прожевал, сверкая клыками, и выплюнул в ладонь огненный шар.

— Мне уже всё равно, чего желает Сизиф! — прогремел он. — Всё, опыты закончены! Хватит с меня этих игр! Считайте, что это ваш приговор! — Он выпрямился и занёс руку для броска.

— Осторожно! — раздался вскрик Лиры. — Бежим, он сейчас...

— Н-н-а-а! — Вавиллион швырнул в нас пылающую бомбу. — Му-ха-ха-ха!

Я едва успел накрыть Флаттершай своим телом и попытаться отползти. Бомба взорвалась прямо среди нас. Сплошной огненный купол мгновенно вырос над ней, хлестнув по нам языками пламени. Я ощутил, как скручиваются и дымятся волосы на руках. Где-то визжала Келли, но я её не видел. Всюду были только жар и пепел. И всё время по пещере каталось эхо от глумливого хохота Вавиллиона.

Наконец пламя угасло. То, что я увидел, мне не понравилось. Келли отползала назад, прижимая к груди окровавленную руку. Флаттершай обожгло в нескольких местах, и она с трудом дышала. Лиры нигде не было видно. А Эплджек...

— А-а-а!!! — Она беспорядочно кувыркалась по полу. — О Селестия, не-е-ет! — От неё шёл дым. Она что, горела?.. — Я не могу потушить!.. — завизжала она, и тут я осознал, что половина её гривы пылает, как факел.

— Замри! — Я кое-как взгромоздился на ноги. То, что никто кроме меня в поле зрения стоять не мог, совсем не радовало. — Лежи неподвижно!

Она послушалась, тяжело дыша. Примерившись, я точным взмахом меча отсёк ей гриву сразу под краем шлема. Эплджек попыталась встать, но упала, когда пол под нами опять затрясся.

Все мы, даже Флаттершай, подняли головы. Вавиллион шагал сквозь огонь. Он снова полез себе в глотку, но на этот раз чтобы достать свой фирменный пылающий меч. Выблевав клинок целиком, он оскалился, сплюнув нам под ноги сгусток крови:

— Что за славные вы солдатики, люди и пони, — пророкотал он. — Тартар ещё не видывал большей доблести.

Я смотрел в лицо смерти, но тут мой взгляд отклонился влево, на зелёное пятно сразу за пределами поля зрения Вавиллиона. Лира стояла на месте, сжав зубы. Её всю трясло, а вокруг рога сверкали искры, резко гасли и снова с трудом разгорались.

— Ч... что она делает? — пискнула Флаттершай, несмотря на боль.

Вавиллион не слышал и не видел ничего, кроме своей добычи.

— Через тысячу лет ваш мир будет знать одни лишь мучения, и это всё благодаря вам.

— Лира?.. — прошептала дрожащая Эплджек, когда их с Келли накрыла тень Вавиллиона.

Я не сводил взгляда со своей партнёрши. Она всё глубже и глубже сосредотачивалась на своём роге, изгибала шею, сражаясь с какой-то незримой преградой из маны у себя в голове. На один судьбоносный миг наши взгляды встретились. Лира смотрела грустно, словно бы извиняясь. По её щеке скатилась слеза, всё тело выгнулось, и вдруг я понял, за что она извиняется.

— Лира!.. — выкрикнул я.

Поздно. Сверкнула яркая вспышка, и там, где она стояла, рассыпались по полу части серебристой брони, а среди них — одинокий ошейник.

Я так обалдело глазел на это зрелище, что едва не забыл о нависшей над нами смерти. Рёв Вавиллиона привёл меня в чувство:

— Познайте же гнев Тёмного Владыки! — прорычал демон и взмахнул огненным мечом. Вся пещера озарилась безумным отблеском пламени.

Келли, я и пони съёжились. Прошло несколько секунд, прежде чем до нас дошло, что мы до сих пор не горим. Взглянув вверх, мы поняли почему.

Зелёная преграда возникла на пути Вавиллионова меча. Она удерживала пылающий клинок, спасая нас от огненной смерти. Инкуб яростно боролся с ней, стараясь продавить тоненький щит и прикончить нас раз и навсегда. Нельзя было не заметить, что у него ничего не получалось. И причина этой неудачи стояла метрах в тридцати позади него — гораздо дальше, чем мы с моей партнёршей когда-либо разделялись.

— Я займусь им! — с надрывом крикнула Лира. Её обнажённое тело дрожало от запредельного напряжения, с которым она вливала всю энергию в поддержание барьера. По её шее, там, где только что был ошейник, струйками стекал пот. — Уходите, скорее!

— Лира! — закричала в ответ Эплджек, вдвоём с Келли пытаясь подняться на ноги. — Не глупи! Ты с ним одна не справишься!

— А я и не собираюсь! — ответила Лира. Её лицо блестело от слёз, а ноги подгибались от непосильной нагрузки. — Бегите наконец! Спасайтесь из этого ужасного места!

— Н-н-н-н-гр-р-р-аргх! — оскалившись, Вавиллион наконец отвёл меч. Раздражённо пнув барьер, он развернулся и злобно уставился на маленькую единорожку. — Проклятое насекомое! Хорошо, раз ты так хочешь, я зарублю тебя первой!

Лира побелела и попятилась назад, а затем помчалась к дальнему краю уступа, когда инкуб затопал следом. И ни разу при этом она не ослабляла щит между ним и нами. Как она ухитрялась удерживать его на таком расстоянии, я понятия не имел. Может, это был тот же таинственный чит-код, который наконец позволил ей телепортироваться.

— Шон... — задыхаясь выговорила Келли, глядя, как Лира уводит Вавиллиона всё дальше и дальше, играя с ним в кошмарные "кошки-мышки". — Шон, что нам делать?..

— Она же так погибнет! — простонала Эплджек.

— Но мы не ровня этому гаду!

Я остановился над ошейником Лиры. Тот всё ещё светился зелёной энергией, когда я поднял его дрожащей рукой.

— Шон?..

Я вздрогнул. Взглянул туда, где инкуб и пони продолжали свой смертельный огненный танец. Услышал, как рычит Вавиллион и как вскрикивает Лира. Только при одном из этих звуков у меня ёкало сердце.

Потом я услышал мучительный стон Флаттершай. Её шёрстка всё еще дымилась в нескольких местах. Я это заметил, потому что уже оказался рядом и поднял её на руки.

— Шон, пожалуйста... — Келли уже почти шептала. Я и в жизни представить себе не мог, что она когда-нибудь будет меня о чём-то умолять, что она будет зависеть от решения, которое я приму. Может, потому что Лира была моей партнёршей. Может, потому что я ничего не говорил, и это её встревожило. Так или иначе, вдруг оказалось, что я не могу полагаться на своего "капитана". И вообще ни на кого, кроме себя. Даже с Лирой меня больше никакой ошейник не сковывал. Я был свободен.

— М-м-ф... Сэм... — Флаттершай в бреду зашевелилась у меня на руках. Её ушки вздрагивали при каждом вскрике Лиры вдали. Из закрытых глаз потекли слёзы, когда она зашептала: — Сэм... прошу, не надо... я этого не стою...

— Пошли, — хмуро сказал я.

— Но.. — попыталась возразить Эплджек.

— Если мы сейчас не уйдём, то все здесь и останемся! Нас зажарят нахер! Всех, включая твою партнёршу, Эплджек! — рявкнул я, надел Лирин ошейник на руку, как браслет, и с Флаттершай на руках побежал к лестнице. — Давайте, шевелите жопами! Живо!

Келли ругнулась сквозь зубы и заковыляла за мной.

Эплджек обернулась к Вавиллиону — теперь уже пылавшему совсем далеко, — затем к лестнице. В её глазах появились слёзы, но она с горестным стоном стряхнула их и захромала вслед за Келли. Помогая друг другу, они добрались до лестницы и следом за нами с Флаттершай начали подниматься вверх, к двери... и к свободе.

 

Глава десятая,
в которой я Вигго Мортенсен, а она Миранда Отто

 

Когда я был мелким — действительно мелким, ещё пока яйца не опустились, — я пересмотрел чёртову уйму фильмов ужасов. Из-за этого у меня в голове укоренилась идея, что смерть — это по-настоящему жуткая, страшная штука, когда тебя потрошат, сжигают заживо или рубят на куски мачете. Позже, когда я стал немного старше и гораздо циничнее и осознал, что смерть неизбежна, я сжился с этой мыслью, просто перестав о ней думать. Конец жизни стал для меня нейтральным фактом, таким же бесцветным и скучным, как кислород. Смерть для меня была бессодержательным понятием, и жизнь тоже стала блёклой и тусклой благодаря такой философии. Важен был только текущий миг — от пива к пиву, от урока к уроку — с короткими вспышками автомобильных фар и кликов по порнороликам в промежутках.

В Тартаре я узнал, что значит быть убийцей, жертвой и выжившим одновременно. Я повидал ужасы, перевернувшие бы жизнь многих исследователей. И всё-таки, когда я поднялся по ступенькам вместе с Келли и Эплджек и с Флаттершай на руках, и прямо передо мной оказалась сияющая дверь, ведущая к свободе, я увидел впереди совершенно новый отрезок жизни, но в этой жизни больше не было смысла. Из неё исчезли краски. Из неё исчезла надежда. Из неё исчезла...

— Лира... — всхлипнула Эплджек, преодолев последние ступени и привалившись к дверной раме. — Ох, Лира... — Она провела здоровым копытом по заплаканному лицу и с дрожащими губами взглянула на нас: — Помоги нам Селестия. Что мы скажем Бон-Бон?..

— Мы скажем ей правду, — сказала Келли, когда я уложил Флаттершай рядом с ней. — Точно так же, как мы расскажем нашим друзьям про Эйса и доктора Хувса...

— И Клауд Кикер, и Тандерлейна, и К-Кэррот Топ... — Подавив всхлип, Эплджек обхватила себя ногами. — Ох, небеса светлые, сколько же их было...

— Эплджек... — протянув здоровую руку, Келли сжала ей плечо. — Ещё будет время оплакать всех. Но сейчас нам сперва надо открыть дверь.

— У тебя это всегда выходило лучше, Келли.

— Я бы с радостью, вот только моя рука...

— Я открою, — решительно сказал я, опускаясь на колено перед круглым запирающим механизмом и начиная щёлкать переключателями. — Думаю, выйдет быстро. В конце концов, я раз десять видел, как эта хрень делается... — я постепенно замолк и опустил глаза, ощутив, как по спине пробежали ледяные мурашки.

Келли сглотнула.

— Шон, — заговорила она дрожащим голосом, — я знаю, тебе сейчас нелегко. И... сейчас не... не тот случай. Тебе не надо притворяться...

— Цыц! — прошипел я, нахмурившись. — Мне просто надо открыть эту чёртову дверь, пока поле телепортации не вырубилось.

На щеке Келли блеснула слеза.

— Шон... — прошептала она.

— Слушай, ты хочешь отсюда выбраться или нет?! — рявкнул я. Тут снизу раздался громкий рёв. Адский полумрак на миг озарился алым светом и вновь потемнел. Я чуть помедлил, нахмурился сильнее и саданул кулаком по пульту.

Последний переключатель встал на место, и дверь открылась. За круглым проёмом сиял широкий столб магического света.

— Ох, мать-земля, — пробормотала Эплджек, невольно шмыгнув носом. — Никогда бы не подумала, что вблизи это так красиво.

— Ага, ну, короче, не будем терять время, — сказал я, хотя мой голос звучал так, будто был в миллионе километров от меня. Но я продолжал говорить, как если бы общался с каким-то идиотом, провалившимся в сельский сортир километровой глубины. — Мы же только ради этого и сражались.

— Шон...

— Леди и пони первыми, — пробурчал я и зыркнул на Келли взглядом, который нокаутировал бы самого Майка Тайсона.

Она кивнула. Опираясь на спину Эплджек, она пригнулась и вместе с ней проковыляла в сияющий свет за дверью.

— Флаттершай? — взволнованно позвала Эплджек, обернувшись через плечо. — Дорогуша, мы отправляемся домой! Слышишь?

— Домой... — Флаттершай зашевелилась, вздрагивая от ожогов. — Не... не хочу... идти одна... — прошептала она в болезненном забытьи.

— Ты не одна, сахарная, — ответила Эплджек, улыбнувшись сквозь слёзы, и устало посмотрела на меня: — Я смекаю, тебе придётся её нам передать.

— Всё схвачено, — тихонько ответил я и поднял пегаску на руки. Когда я опустился на колено, чтобы переложить её в объятия Келли и Эплджек, я почувствовал, как она тычется в меня мордочкой и шепчет:

— Прошу, не надо...

— Тише, Флаттершай, — проворчал я. — Мы сейчас пронесём тебя в дверь...

— Пожалуйста, Сэм... — Она дрожала. Мордашка у неё была вся в слезах. — Все заслуживают жизни, и ты тоже. Не надо... не делай этого...

Я ощущал, как она шевелится, прижимаясь к моей груди, такая мягкая, хрупкая и охренительно реальная. Сколько лет я сидел по уши в говне, в которое превратил свою жизнь? Как легко было рассуждать о равнодушии и одиночестве, когда на самом деле это была лишь завеса, чтобы скрыть нечто такое, чего мне не хватало духу увидеть до этого самого бесконечного мгновения. Оно поцеловало меня с нежностью пули, перебившей позвоночник, парализовало и воссоздало заново, так что я и сам, кажется, готов был телепортироваться на сто миль в один чих.

Может, я и не понял, в чём смысл жизни и смерти, зато понял, в чём смысл меня самого. Или хотя бы что надо сделать, чтобы его найти. Потому что если убрать смысл, то что у тебя останется, чтобы ценить или просрать? Я осознал, что вся моя оставшаяся жизнь, хоть уныло долгая, хоть ужасно короткая, не будет стоить и трёх слов, если я сейчас не сотворю нечто феерически дурацкое. Ну, а хрен бы и нет? Именно дураки проходят испытание временем и остаются в истории. Кто знает, может, дело действительно в том, что дуракам счастье. Просто они слишком дурные и несерьёзные, чтобы открыть миру этот секрет.

После стольких дней убивания монстров и беготни с пони я начал чувствовать себя очень-очень несерьёзно. И каким-то чокнутым, поехавшим образом это чертовски раскрепощало.

Кажется, прошёл миллион лет, но я наконец передал Флаттершай Келли и Эплджек. Она заворочалась у них в объятиях, когда они уложили её рядом с собой в магическом свете.

— Ладно, Шон. Теперь залезай сюда сам, пока не... — начала Келли и осеклась, увидев, как моя рука легла на пульт снаружи. — Шон?..

— Не смотри на меня так, — пробурчал я, нажимая переключатель. Круглая дверь задвинулась на место. — А то у меня не встанет.

— Какого сена?! — ахнула Эплджек.

— Шон! — Келли повисла на двери, глядя на меня через решётку. — Ты что творишь?! Открывай дверь и лезь сюда!

— Через пару секунд это будет трудновато, — сказал я, запирая остальные переключатели.

— Но... но?! — Келли, казалось, сейчас удар хватит.

— Он возвращается... — пробормотала Эплджек, поймав мой взгляд. — Так, Шон? Ты хочешь вернуться за ней...

— Ну, сама-то она за собой вернуться не сможет, правильно?

— Шон! — прошипела Келли, до белых костяшек вцепившись в прутья. — Лира это сделала не просто так! Если Вавиллион её ещё не сжёг, то скоро сожжёт! Не дай её жертве пропасть зря, не делай глупости! Ты должен освободиться отсюда!

— Ага, наверное. — Я вытащил меч и двинулся к лестнице. — Только я, кажется, билет потерял.

— Да чёрт побери тебя, Шон! — взвыла Келли. — Это самоубийство! Что ты, нахрен, пытаешься доказать?! Ты не выживешь!

Остановившись, я обернулся к ней и снова услышал свой голос откуда-то издалека:

— Выживание — это ещё не всё, — сказал он. Затем я нахмурился и гневно ткнул в неё пальцем: — А теперь катись отсюда нахер, пока я тебе вторую ногу не продырявил!

Келли моргнула. И медленно улыбнулась неожиданно прекрасной улыбкой сквозь слёзы:

— Ты всегда был чокнутой бестолочью, Шон.

— А ты — сексуальной. Береги там свою задницу, слышь? — Я перевёл взгляд и кивнул: — Эплджек...

— Я смекаю, мне тоже фланки свои поберечь?

— Хотя бы родным своим в этом не мешай, когда к ним вернёшься, — ухмыльнулся я.

Она почти прыснула со смеху. Почти. Её зелёные глаза смотрели тепло и искренне, когда она покрепче обняла Флаттершай:

— Я всем пони расскажу о тебе, Шон. Ты точно самый чокнутый из всех человеков.

— Пусть лучше Лира расскажет, — ответил я.

Если они и пытались что-то сказать в ответ, то были слишком поглощены яркой вспышкой света вокруг себя. Я заметил, что сочные губы Келли шевелились, но что именно она мне кричала, уже не узнал. И подозревал, что, может, и не узнаю никогда. Один миг — и все трое исчезли. За дверью стало темно и пусто, не считая трёх ошейников, брякнувшихся на пол.

А потом всё кругом слилось в размытые полосы, когда я ломанулся вниз по лестнице, как грёбаный паровоз. Это было слишком медленно, и я стал прыгать через ступеньки. Но и этого было недостаточно, так что я перехватил меч словно крыло, запрыгнул на бордюр с краю и, рассыпая из-под ног искры, заскользил вниз.

Мир впереди делался краснее и жарче. Я спускался в ад, сотворённый ангельской жертвой моей партнёрши. Рёв Вавиллиона становился всё громче и громче. Я со смесью надежды и ужаса вслушивался в другой, тонкий голос, звучавший там же, и моё сердце каждый раз вздрагивало. Лира вскрикивала и взвизгивала. Она была жива, или умирала, или и то, и другое сразу. Ещё никогда в жизни я так сильно не хотел кого-то обнять и убить. Мне казалось, что я могу изрыгать огонь и ссать пулемётными очередями. Пожелай я прошибить насквозь всю планету — думаю, даже гравитация пошла бы на хер.

Лестница кончилась, и я перешёл на бег. Я мчался, нёсся, летел по уступу, мимо горящих обломков, следов огня и оседающих облаков пепла. Впереди сверкали зелёные вспышки Лириной магии. Единственный способ, которым она могла так долго продержаться в этом одностороннем бою — это не сражаться, а всё время телепортироваться с такой скоростью, какую рог позволял.

Когда я наконец добежал, мои страхи рассеялись и подтвердились одновременно. Лира была жива, но еле-еле. Она как раз отчаянно старалась удрать из-под удара Вавиллионова меча, одновременно безуспешно пытаясь телепортироваться. Удар прошёл мимо, но чудовищная мощь и жар огненного клинка отшвырнули Лиру в сторону. Она вскрикнула и покатилась по полу, размахивая ногами. На её теле виднелись пятна опалённой шёрстки, от лица шёл пар из-за испарявшихся слёз, а Вавиллион, разъярённый и пылающий гневом, снова занёс меч, чтобы разрубить Лиру надвое.

Сразу два арбалетных болта воткнулись в горящие плечи инкуба. Взревев не столько от боли, сколько от возмущения, Вавиллион отшатнулся и принялся вертеть головой по сторонам, пока не...

— Эй, кросавчег!

Он обернулся ко мне и выпучил глаза. Я шагал ему навстречу с арбалетом в одной руке, мечом в другой и самой суровой рожей посередине.

— А ну, отъебись от моей маленькой пони!!!

— Ты вернулся?! — клыкасто ухмыльнулся Вавиллион и выставил перед собой меч. — Возможно, я ошибался. Возможно, нам так и не удалось вывести из вас идеальных солдат...

Я рубанул его мечом по лодыжке.

— А-а-а!!! — Он отпрыгнул назад, брызнув кровью и серой.

— Давай-давай, треплись дальше, говнюк! — прошипел я.

Он не стал. Вместо этого он...

— Рр-р-ра-а-ар-р! — ...полновесно замахнувшись, ударил меня собственным мечом.

Раньше я бы увернулся, перекатился или обоссался, избегая его удара. Но теперь я нагло остался на месте и парировал, перехватив меч обеими руками. Сжав зубы и напрягая все мускулы до предела, я выдержал его удар, и светящиеся глаза Вавиллиона моргнули от удивления. Я вообразил, что это был страх. А почему нет? У него были все причины меня бояться. Фигуральный Стив Бушеми у меня в подсознании только что пропёр Клинту Иствуду.

— Ха-а-а! — Я рывком оттолкнул пятиметрового демона, дважды сшибся с ним клинками и полоснул по открывшемуся запястью. Он вскрикнул от боли, и я заодно достал его по колену. — Н-на тебе, сукин с...

Его ступня впечаталась мне в грудь.

Я отлетел. Буквально воспарил в воздух, перекувырнулся и шмякнулся рядом со слабо шевелящимся телом моей партнёрши. Вздрагивая, я взгромоздился на ноги, опираясь на меч. Доспехи на мне дымились. Тяжело дыша, я наклонился над пони:

— Лира? Лира, вставай, если можешь! Беги, я займусь этим убл...

— Гори!

Всё вокруг озарилось злобным багровым светом. Крутанувшись, я увидел летящий в меня огненный шар, подпрыгнул и взмахнул мечом снизу вверх. Когда клинок с огромной силой столкнулся с шаром, мне показалось, что у меня сейчас руки переломятся, но зато этот удар отбил бомбу в сторону, отправив её в остатки стальных островков над пропастью.

Мощный взрыв расшвырял повсюду обломки и ржавчину, а Вавиллион уже мчался ко мне на полной скорости, чертя крыльями огненный шлейф. Чиркнув по полу концом меча и брызнув искрами, он замахнулся на меня.

Я пригнулся, перекатился и встал на колено, одновременно рубанув его по груди.

Он просто остановился и схватил мой клинок голой рукой.

Я моргнул.

— Вот чёрт...

Вавиллион пригнул голову и блеванул в меня огнём.

Я едва успел увильнуть в сторону, обильно вспотев. Зарычав, я выпустил меч, оставив его у инкуба в руке, перенёс вес на одну ногу и высоким пинком врезал по рукояти другой ногой.

Меч прорезал ладонь инкуба и воткнулся в плечо.

— А-а-а-а!!!

Подпрыгнув, я повис на рукояти, своим весом выдернув меч из инкуба. Падая, я выхватил арбалет и вогнал очередь болтов — самых последних — прямо Вавиллиону в туловище.

Инкуб зашатался, когда из его живота пророс лес металлических перьев. Брызжа дымом и кровью, он попытался наступить на меня. Я перекатился набок. Он повторил попытку, и я увернулся снова. С третьего раза ему удалось придавить меня к полу. Я зашипел от боли, чувствуя, как его огненная пятка жжёт меня сквозь доспехи. Оскалившись, я бил, рубил, колотил его мечом по ноге... пока он не схватил меня за шею.

— Благородная битва... — прошипел Вавиллион, подняв меня и швыряя через весь уступ, — ...для воина-плебея.

На этот раз я летел по воздуху добрых секунды три. Тяжело грохнувшись, я перевалился на бок, дёрнувшись от острой боли в груди.

Сотрясая пол, инкуб топал ко мне, волоча за собой свой меч.

— Весь смысл этих опытов был в том, чтобы выковать из вас, смертных, новую армию для Тартара, — прорычал он. — Силу, безмерно более могучую, чем адские легионы прошлой эпохи. Чтобы через тысячу лет под предводительством Сизифа люди и копытные возвестили конец этой мультивселенной...

Я сплюнул и зашипел на него:

— Поздновато уже для завязки сюжета, ты, мудила... — и захрипел, когда он всем весом наступил на меня.

Глумливо ухмыляясь, Вавиллион вдавливал пятку мне в грудину:

— Ты что, не понимаешь? Все твои надежды тщетны! В какого бы бога ты ни верил, он мёртв!

— Не-а... — кроваво осклабился я и с трудом приподнял меч. — Исайя Томас ещё жив, сука.

Он отпихнул мой меч в сторону и заорал, брызгая демонической желчью:

— Что за жалкий ты шут, если смеешь улыбаться перед лицом агонии?! — Нахмурившись, он широко открыл пасть и выблевал в ладонь свежую бомбу. — Впрочем, смертный, какая разница. — Высоко подняв огненный шар, он оскалил клыки: — Пожалуй, сейчас я доставлю себе удовольствие и сожгу твои лёгкие в пепел. Посмотрим, как ты будешь тогда шутить, человек. Послушаем твой наглый смех, когда ты...

Прямо в этот момент откуда-то со стороны прилетела одинокая зелёная молния. Она угодила точно в бомбу, ярко сверкнула внутри и подорвала её. Наверное, для Вавиллиона это был бы сущий пустяк... если бы он не сжимал свой адский снаряд в кулаке.

— А-А-А-А!!!

Согнувшись и скорчившись, инкуб скрылся в плотном облаке серы. На пол плеснуло кипящей кровью. Я отполз, чтобы эта едкая дрянь не добралась до меня. Вскоре я сумел встать, оперевшись на меч, и бросил взгляд в сторону.

Глаза Лиры светились тем же светом, что и рог. Затем свет померк и она со стоном осела на пол, безвольно раскинув ноги.

Я снова повернулся к дымному облаку, начинавшему рассеиваться. Вавиллион уже не возвышался надо мной. Теперь он сгорбился, упав на колени и прижимая левую ладонь к тому, что осталось от его... правого бока. Взрыв разнёс ему не только кисть, но и всю руку с изрядным куском плеча. Извергая из огромной раны потоки пепла, инкуб трясся от боли.

— Н-н-н-нгх... проклятые пони! Спаси меня, Тёмный Владыка! Молю тебя!

— Слышь, ты.

Он поднял глаза, широко открытые от ужаса.

Я стоял перед ним, высоко подняв меч. Выразительно откашлявшись, я проронил:

— Бу-го-га.

И ударил.

Вавиллион перестал глазеть на меня. Вероятно, это было как-то связано с тем, что глаза повисли у него на плечах. Мой клинок прогрыз себе путь аж до середины его груди, развалив всё, что выше, пополам, начиная с черепа. И какой бы там дух ни населял тело демона, теперь он покинул его, оставив труп дёргаться и остывать, истекая мерзкими жидкостями.

Тяжело дыша, я отступил назад и заметил своё отражение в луже крови. Смотрелось оно чертовски клёво.

— Фу. И жил ты как говно, и сдохнув навонял. — В следующую минуту мой меч лязгнул об пол — я выронил его, вдруг разом прочувствовав все ожоги и ушибы на теле. Но ничто не могло мне помешать броситься — ковыляя — к хрупкой единорожке, лежавшей в нескольких метрах в стороне. — Лира?..

— Н-н-н... — Она судорожно дёрнулась.

— Лира. Скажи что-нибудь... — я опустился рядом с ней на колени и коснулся её шёрстки. — Ты нигде не ране...

— Н-н-н...А-а-а! — вскрикнула она и отпрянула. — Нет! Нет! А-а!

— Лира!

— Не надо! Умоляю!

— Лира, всё хорошо! — Я схватил её... точнее, обнял. Прижал к себе, крепко-крепко, прямо к груди, удерживая её брыкающиеся ноги. — Всё хорошо! Это я!

— Ш... Шон?..

— Это я, Лира.

— Ох, Шон... — Она всхлипнула.

— Всё хорошо. С тобой всё будет хорошо.

— Но... но... — Она заикалась. В её глазах показались слёзы. — Но Келли и девочки...

— С ними всё в порядке. Келли, Эплджек и Флаттершай отправились домой.

— А Вавиллион... Вавиллион же...

— Мёртв. Битва с боссом закончена, вставьте диск номер два. Мы победили.

— Ты... — Лира склонила голову набок, и в её влажных блестящих глазах я увидел свою физиономию. Почему-то меня почти не удивило, что она тепло улыбалась. — Ты в-вернулся за мной?..

— Ага. Совсем чокнулся, да?

— Но... — Она задрожала, шмыгнула носом и подавила всхлип. — Но ты же мог отправиться домой. Ты мог освободиться...

Я открыл рот, но помедлил с ответом. Холодная тьма вокруг и вонь от трупа Вавиллиона куда-то отдалились. Я чувствовал только тёплые ноги Лиры у себя в объятиях. Она была хрупкой, наивной, но такой восхитительно живой. Я вспомнил, как эта странная лошадка напрыгнула на меня, наорала на меня и потом рыдала возле меня. Жизнь, при всей своей долбанутой всратости, оказалось, стоила того, чтобы её влачить, — пока рядом есть кто-нибудь, кто восхищается тобой просто за то, что ты не сдаёшься.

— Я думаю... кое-кто уже освободил меня, Лира, — сказал я.

Она моргнула. Потом вздрогнула и крепко зажмурилась.

— Я... Я н-не знаю, что сказать...

— Тс-с-с. Тогда и не надо, — ответил я, покрепче прижимая её к себе посреди бездны между мирами. — Не говори. Не думай. А самое главное — не волнуйся. — Я принялся тихонько раскачиваться, баюкая её и гладя по стриженой голове. — Я тебя не оставлю. Никогда больше.

— Ох, Шон... — Она не стыдясь расплакалась, и её слёзы промыли чистую дорожку в оставшемся от Вавиллиона пепле, покрывавшем мои доспехи. — Здесь, внизу, так ужасно. Я больше не могу. Я не могу это вынести...

— Всё нормально, — улыбнулся я, чувствуя себя очень непривычно. — Тебе не придётся. Мы найдём отсюда выход. И вернём тебя домой, Лира. Вернём тебя к Бон-Бон. Вот увидишь.

— Я так п-п-по ней скучаю... — выдавила она, а дальше пошла совсем уж бессвязная лирика. Я пережидал, пока она наплачется. Меня это больше даже не бесило. Вдруг оказалось, что даже самые дурацкие штуки можно и потерпеть, если они помогают сотворить невозможное — например, согреть тебя посреди подземного мира. В тот момент я не сомневался, что мы целыми и невредимыми вернёмся домой. Как хороший солдат, я крепко обнял Лиру и выдавил все сомнения через её слёзы.

Забавно, насколько легко забыть, что у несчастий есть и вторая сторона. Когда мы стареем и слабеем — по мере того как годы, войны и биржи берут своё, — радости жизни никуда не деваются. Они просто прячутся, словно конфетные фантики под старым потёртым ковриком у лентяя в спальне. Мне понадобилась уйма времени и приключений на жопу, но, кажется, я теперь понял. Чтобы найти счастье, надо просто иногда поднимать коврик и вспоминать сокровища, которые мы оставили в прошлом.

Я мало что знал об этих дурацких говорящих пони, но, похоже, они проскочили тот поворот во тьму, на котором свернули люди. На протяжении общей истории всего ржущего счастье всё время было прямо у них под носом. Может, Сизиф задумал уничтожить оба наших разумных вида, столкнув нас через какую-то космическую прореху. Я понятия не имел, даст ли осечку его великий демонический план, но одно знал точно: мне понадобилась нехилая доза ада, чтобы познать рай. Может, в Тартаре требовались солдаты как раз с такой поехавшей подготовкой. Но, что бы там ни собирался получить Сизиф, я подозревал, что через тысячу лет всё это кончится очень-очень счастливой мультивселенной.

Я не помню толком, сколько мы так сидели с Лирой. Обнимашки были мне в новинку, а секундомер я оставил дома, вместе со здравым умом, и отлично обходился без них обоих. Почему-то Лирина улыбка более чем стоила того, чтобы просрать билет на свободу.

— Я думаю, нам пора двигаться, — сказала наконец Лира. Рыдания уже отпустили её, сменившись спокойным ровным дыханием. — Где-то в этой пещере ещё осталась половина армии, и рано или поздно они найдут другую дорогу на этот уступ.

— Ха, — отмахнулся я, вытирая меч от крови демона и вкладывая его в ножны. — Ещё тролли и орки? Что-то я вдруг проголодался.

— Хи-хи-хи... — Лира тепло улыбнулась. Она заканчивала прилаживать последние части серебристой брони, которая свалилась с неё при первой телепортации. — А что ты собираешься делать с... — она указала мне на руку. — Ну, с этим?..

— Хм-м? А, с этой штукой? — Я покрутил понячий ошейник, висевший у меня на правом бицепсе. — Не знаю. Выбросить его не выйдет, сама понимаешь. Он меня шарахнет, как только я отойду.

— Может, ты хочешь, чтобы я... гм, надела его снова, или что?

— Я вернулся тебя спасать, потому что ты бесценная, — проворчал я. — А не безмозглая.

Она снова тихонько захихикала.

— Ну, пожалуй, тебе он идёт. — Она вдруг ухмыльнулась. — У меня дома пони назвали бы его как-нибудь вроде "браслета дружбы".

— А у меня дома его бы назвали так же пафосно, но немножко менее глупо.

— Хи-хи... Но он правда на тебе хорошо смотрится.

Я набрал в грудь воздуха... и просто пожал плечами:

— Пожалуй, он и чувствуется тоже хорошо...

Она кивнула.

— Гм, Шон...

— Что? — Я поднял бровь.

Она поманила меня копытом.

Вздохнув, я опустился перед ней на колено:

— Ну, чего?

Лира вдруг приподнялась на дыбы и ткнулась в меня мордочкой, потеревшись щекой о щёку.

Я растерянно заморгал. Она снова опустилась на все четыре, и я спросил:

— Это что сейчас было?..

— Спасибо, что вернулся за мной, — шепнула она. — Я... я ужасно благодарна, особенно учитывая, чем тебе пришлось пожертвовать.

— Пф-ф... — пожал я плечами, поднимаясь. — Да что эта дыра, что Детройт, один хрен.

— Правда? — Она потрусила вперёд. — Вот так всё просто?

Я зашагал вместе с ней к отвесной стене на краю уступа.

— Мне обязательно надо объяснять?

— Нет, — покачала она головой. — Нет, Шон, думаю, что не надо.

— Хорошо...

— Но пока ты здесь... гм...

— Что?

— Может, я смогу побольше узнать о тебе?

— Хех. И что такого обо мне стоит знать?

— Всё. Абсолютно что угодно! — взглянула она на меня большими глазами. — Потому что до тех пор, пока я всё ещё жива, я хочу побольше узнать о причине этого.

— Так вот я тебе кто? Просто "причина"?

— Ну... — Она улыбнулась. — Почему бы тебе не раскрыть эту тему?

Я пожал плечами.

— Я просто обычный парень, который халявно учится в колледже и иногда берёт пару пива...

— И любит смотреть на Келли.

— И был бы не прочь облить этим пивом Келли и не спеша облизать...

Лира по-детски захихикала.

— Хех. — Я ухмыльнулся, подняв бровь. — Однако. Я думал, эта шуточка для тебя будет чуток ниже... гм... рога.

— По-моему, ты просто боишься меня испытать.

— Да ну?

— М-м-м-хм-м.

— Что ж, — начал я. — Как-то летом в Миннеаполисе я заночевал с двумя офигительными сестричками, которые на следующий день собирались на конвент...

— Правда?

— Угу.

— И вы всю ночь рассказывали друг другу страшные истории?

— Вот, видишь? — указал я. — Так я и знал, что не выйдет.

— Прости... — Лира повесила голову.

— Эй! Не надо извиняться. Ты рождена, чтобы быть няшей-стесняшей. Это у тебя в крови, как есть сено и отгонять хвостом мух.

— Может, нам стоит попробовать как-то иначе...

— А как насчёт такого: давай ты сама мне расскажешь байку? — взглянул я на неё.

— Свою?..

— А хрен бы и нет?

— Ну, однажды был такой случай: сидела я на скамейке...


"My Little Pony: Friendship is Magic", Hasbro, 2010-2012
"I Met a Pony In Hell (And We Kicked Ass Together)", Shortskirtsandexplosions, 2012
Перевод: Многорукий Удав, 2021

6 комментариев

Неожиданно. Большое спасибо.

Аноним, Май 11, 2021 в 05:03. Ответить #

Многорукий Удав

Пожалуйста, рад, что доставил. Лично для меня неожиданностью было, что так много времени уйдёт, больше года. Наивно надеялся управиться к концу осени, хех.

Многорукий Удав, Май 11, 2021 в 17:53. Ответить #

Cтранное дело, учитывая ваш опыт "вообще" и ваш опыт в переводе Шатоянс в частности. Последние года три-четыре вы только её и переводите...

Аноним, Май 19, 2021 в 05:32. Ответить #

cmex

спасибо за труд

cmex, Май 11, 2021 в 18:52. Ответить #

* Счастливо мохнатится от мысли что будет хэппиэнд.*

pokoinitsa, Май 21, 2021 в 17:31. Ответить #

Mordaneus

Да, а ведь и правда, известность Лиры началась с того, что она сидела на скамейке... :-)))

Спасибо, Многорукий Удав! :-)

Mordaneus, Май 23, 2021 в 19:32. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.