Автор рисунка

Стардаст – Глава 33. Храмы и пепел

150    , Февраль 16, 2019. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.

Обложка Stardust

Автор: Arad
Перевод: Mist
Оригинал

Сможет ли Твайлайт завоевать доверие и дружбу тех, кто по самой своей природе враждебен ко всему, что не является "человеком"?

Ссылкота:
Титульный пост
Рассказ на Фикбуке
Рассказ на Ponyfiction
Рассказ на гуглодоках

ЭКСТРЕННЫЕ НОВОСТИ: ВСЯ НАЦИЯ ЗАТАИЛА ДЫХАНИЕ ПОСЛЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ И ОТМЕНЫ ВСЕХ АВИАРЕЙСОВ В СЕВЕРНЫХ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ И ЮЖНОЙ КАНАДЕ. НАБЛЮДАТЕЛИ НА КРУПНЫХ АВИАБАЗАХ СООБЩАЮТ О МАССОВОЙ МОБИЛИЗАЦИИ СИЛ НАЦИОНАЛЬНОЙ ГВАРДИИ. ОТСУТСТВИЕ ОФИЦИАЛЬНЫХ ЗАЯВЛЕНИЙ ОТ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА ЗАСТАВЛЯЕТ МНОГИХ ПРЕДПОЛАГАТЬ ХУДШЕЕ.

ЭКСТРЕННЫЕ НОВОСТИ: СЕВЕРНАЯ ДАКОТА ПРИГОТОВИЛАСЬ К ПОВТОРЕНИЮ НАПАДЕНИЯ ПРИШЕЛЬЦЕВ, ПРОИЗОШЕДШЕГО РАНЕЕ ЭТИМ МЕСЯЦЕМ, ПОСЛЕ ТОГО КАК БЫЛО ЗАСЕЧЕНО МНОЖЕСТВО ВХОДЯЩИХ В АТМОСФЕРУ НЛО. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РАСЧЕТЫ ПОКАЗЫВАЮТ, ЧТО ОНИ НАПРАВЛЯЮТСЯ В РЕГИОН, РАСПОЛОЖЕННЫЙ ВДАЛИ ОТ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ, ВЫЗВАВ ТЕМ САМЫМ ОБЪЯВЛЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ПОЛОЖЕНИЯ В КАНАДЕ.

------

19:10, 22.05.2015, ЛАБОРАТОРИИ "СТАРДАСТ"

Дверь в лабораторию распахнулась, и внутрь подобно закованному в голубую броню потоку ворвались сотрудники Службы Безопасности. Дула штурмовых винтовок хищно прошлись по всей зоне тестирований, после чего направились в сторону Мэтта, Ланы и захваченного нарушителя. Двое бойцов достали наручники и мешок на голову для пленника, в то время как еще один проверял убитых им охранников.

– Лейтенант Харрис, капрал Дженкинс? Сержант Кимбли, – представился один из новоприбывших, повернувшись к двум солдатам. Если ему и удалось заметить, как Мэтт поморщился при упоминании нового ранга, то он не стал заострять на этом внимания. – Коммандер Брэдфорд приказывает, чтобы вы немедленно прибыли в арсенал. Мы сопроводим вас, пока будем направляться в тюремный блок… если только вы не ранены. К слову, где доктора? Нам сообщили, что Мойра Вален присутствовала в ходе инцидента, – сержант краем глаза бросил взгляд на Лану, которая придерживала пакет со льдом у наливающегося на пол-лица синяка.

Та махнула этим пакетом в сторону жилой зоны.

– Вален и ее команда… обеспечивают сохранность ценных материалов. И не беспокойтесь обо мне, видели бы вон того парня, – выдавила она из себя улыбку, и Кимбли посмотрел на то, в каком состоянии был нарушитель. – Мы знаем, как пройти в арсенал, так что…

– Никак нет, мэм, – повернулся обратно к бойцам Кимбли. – Внутренние системы были саботированы, и нам приказано задерживать всех передвигающихся по коридорам без эскорта до восстановления внутренней безопасности базы.

Заметив, что тщательно обездвиженного пленника переворачивают в удобную для переноса позицию, сержант дотронулся до своей гарнитуры.

– Центр, Лаборатории "Стардаст" под контролем. Харрис и Дженкинс целы, нарушитель захвачен в плен. Ожидаемое время прибытия – две минуты, – убрав руку от уха, Кимбли направился к выходу. – Энфилд, Эрвин, Медведев! Сопроводите Харриса и Дженкинс в арсенал, после чего доставьте пленника в тюремный блок и возвращайтесь сюда. Центр хочет, чтобы эти лаборатории находились под охраной в течение всей атаки.

Один из упомянутых безопасников закинул пленника на плечо, а двое других указали Мэтту с Ланой в сторону выхода.

– Удачи! – крикнул им вслед Кимбли, и его бойцы начали занимать оборонительные позиции в прилегающем к лаборатории "Стардаст" коридоре.

------

К тому моменту, когда в помещении для инструктажа появился Брэдфорд, в нем уже было не протолкнуться от командиров ударных групп и отрядов безопасности.

– Господа, мне нет нужды подчеркивать всю серьезность нашей ситуации, – заявил он, и оспорить его слова не смог бы никто. Брэдфорд был закован в боевую броню, а с его плеча на ремне свисала LANC-винтовка, причем новая экипировка не причиняла ему ни малейших неудобств, что выглядело странным для офицера, которого ни один из присутствовавших ни разу не видел в бою. Они были знакомы с Брэдфордом-коммандером, но теперь он представал для них с совершенно новой стороны.

Находившийся позади коммандера монитор ожил, и на нем появилась карта прилегающей к базе XCOM местности, которую затем раскрасили красные стрелки и точки, а также несколько изображений летательных аппаратов пришельцев.

– Группировка противника состоит из двенадцати отметок. Две класса "Линкор", четыре – "Малый скаут" и ещё четыре "Крупных скаутов", плюс два неопознанных корабля. Как мы полагаем, первый является транспортным кораблем. Второй же выглядит как новый подтип скаутов, с которыми мы сталкивались ранее. Приблизительное время до начала боя – десять минут. Эскадрилья "Череп" уже в воздухе и ожидает приказов. Эскадрилья "Алмаз" присоединится к ним через шесть минут. Ожидаемое время до запуска эскадрильи "Призрак" – двенадцать минут. Воздушные силы Национальной Гвардии мобилизуются и прибудут примерно через тридцать минут. Наземным войскам потребуется больше времени.

Брэдфорд ненавидел те взгляды, что окружали его сейчас. В них не было нервного ожидания предстоящего боя. Не было страха и неуверенности. Вместо них была... обреченность. Спокойствие охватило собравшихся в помещении бойцов; каждый из них пришёл к одному и тому же выводу: они все сегодня погибнут. Единственный вопрос – сколько это займет времени.

Изображение позади Брэдфорда сменилось схемой базы XCOM, на которой затем подсветились несколько зон.

– На дисплее указаны потенциальные точки проникновения. Первой и самой важной для нас является ангар скайрейнджеров. Один из выходов в ангаре ведёт прямо в оперативный штаб. Страйк-5, -3 и -2 должны будут предотвратить прорыв с этого направления. Страйк-4, -7 и -8 займут позиции у второго выхода и обеспечат безопасность межуровневых лифтов и лестниц.

На дисплее появился второй набор лифтовых шахт, ведущий к строениям на поверхности.

– Пришельцы, весьма вероятно, уничтожат все наземные сооружения какие увидят, однако все же некоторые из них обладают грузовыми лифтами, ведущими прямо к базе. Страйк-9 и -10. Вашей задачей будет обеспечение их безопасности. В случае если удержание лифтовых шахт станет невозможным, у вас есть авторизация на их уничтожение. В случае успешного подрыва, вы будете перенаправлены на новые участки боя, – Брэдфорд заметил вошедшего в помещение Мэтта. – Поскольку и Страйк-6, и Страйк-1 понесли тяжелые потери в ходе предыдущей операции, а Фуджикава все еще пребывает в Медотделе, они будут объединены в один временный взвод под командованием лейтенанта Харриса и окажут поддержку Страйк-9 и -10. Служба Безопасности также вступит в бой при первой возможности, однако сейчас они прочесывают помещение за помещением, удостоверяясь в безопасности персонала базы.

– В чем причина этих действий, сэр? – прозвучал голос лейтенанта Вайсса из Страйк-5.

– Системы внутренней безопасности были саботированы, в помещении для инструктажа была взорвана бомба, а диверсант противника убил двух офицеров службы безопасности, прежде чем был нейтрализован. Человек-диверсант, – бесцеремонно ответил Брэдфорд, и витавший в комнате фатализм сменился едва сдерживаемой яростью.

– Определите термин "нейтрализован", – заговорил следующим капитан Джарвис.

– В захвате участвовала капрал Дженкинс, – ответил Харрис вместо Брэдфорда. – Участвовала с невероятным рвением.

– Сосредоточьтесь, бойцы! – рявкнул коммандер, возвращая внимание собравшихся обратно к передней части помещения. – У нас восемь минут до контакта с противником. Направляйтесь к своим позициям и приготовьтесь к обороне. Т-БМП уже находятся в обозначенных локациях. Выдвигаемся!

Командиры отрядов покинули помещение, и Брэдфорд направился вслед за Вайссом, собирающим Страйк-5. Оперативный штаб превратился из мозгового центра XCOM в превосходно подготовленную зону поражения с перекрестными секторами обстрела и металлическими баррикадами, обеспечивающими хорошим укрытием две дюжины солдат. Четверка Т-БМП также рассредоточилась по помещению, направив стволы своих тяжелых лазеров в сторону дверного проема.

Брэдфорд занял позицию позади одной из центральных баррикад и демонстративно игнорировал взгляды бойцов.

– Призрак-Лидер, это Центр. Доложите обстановку, – произнес он в эфир, поднимая свою LANC-винтовку и вставляя в нее энергоблок.

– Призрак-Лидер – Центру. Эскадрилья "Призрак" в воздухе и направляется к точке рандеву. "Алмазы" опережают график, расчетное время их запуска – три минуты.

Брэдфорд сверился с часами. Три минуты… Они попадут из ангаров прямо в гущу боя. Проверив обратный отчет, коммандер почесал подбородок и оглядел помещение. Солдаты проверяли и перепроверяли свое снаряжение, сопротивляясь порывам посмотреть на свои часы, и многие из них раскладывали вокруг себя запасные магазины и другое оборудование для более быстрого доступа.

– Инженерный отдел – Центру, – ожила гарнитура Брэдфорда. – Активация Т-БМП завершена, все машины были оборудованы щитами "Ро Айяс". Теперь им удастся выдержать большую плотность огня, чем первым моделям.

– Превосходно, Инженерный. Что насчет систем безопасности?

– Неизвестно, коммандер, – в голосе Шэня прозвучали извиняющиеся нотки. – Думаю, можно смело сказать, что бой начнется до того, как нам удастся их восстановить.

– Центр, на связи Алмаз-Лидер. Мы в воздухе, направляемся к точке рандеву.

– Принято, Алмаз. Можете вступать в бой, как только встретитесь с "Призраками" и "Черепами". Приоритетными целями являются линкоры и транспорты. Если уничтожение этих целей будет невозможным – любой ценой задержите их до прибытия подкреплений. Удачи, Алмаз. Конец связи, – Брэдфорд вновь бросил взгляд на часы на своем запястье.

Тридцать секунд, плюс-минус… Сейчас или никогда, подумал он, и его рука зависла над подавителем. Выждав еще несколько секунд, он отключил устройство. В тот же миг его разум наводнили изображения стрельбы, крови и смерти, а у него в ушах зазвучали панические доклады обороняющихся. Собрав всю свою волю в кулак, коммандер пытался разобраться в этом хаосе настолько, насколько мог, прежде чем вновь активировать подавитель.

– Центр – всем боевым отрядам, контакт неизбежен. Ожидайте мутонов, берсерков, криссалидов, сектоидов и как минимум одного противника с силовым полем. Экипированные этим полем существа тяжело вооружены и являются приоритетной целью. Мутоны в золотой броне обладают тяжелым оружием и инопланетными ракетными установками. Персоналу СБ перегруппироваться и занять назначенные позиции. Система вентиляции будет скомпрометирована вскоре после начала боя, и ориентирующиеся на скрытность бойцы противника попытаются попасть к нам в тыл. Сообщайте обо всех новых типах пришельцев, с которыми столкнетесь, – выплюнутые скороговоркой инструкции были встречены секундой мертвой тишины, прежде чем командиры отрядов подтвердили их получение.

– Роланд, Хармс, Саммерс! Как только двери будут открыты – запускайте по ним ракеты! – пролаял Брэдфорд приказ троим бойцам, указав на основной, запасной и верхний выходы, ведущие в сторону ангара. – Солдатам с лазерным и лансовым вооружением в первую очередь вести огонь по целям со щитами. Удачи, джентльмены, – закончил коммандер, и перед четырьмя Т-БМП вспыхнуло сияющее энергетическое поле. – Контакт через три секунды, две, одну...

------

– Он серьезно? – неверяще спросил Финч, пока Брэдфорд объяснял, с чем именно им предстоит столкнуться. – Откуда ему это известно? Откуда он вообще знает что-либо из этого? Какого хрена...

– Захлопнись, Финч, и слушай босса, – рявкнула Лана, опередив Мэтта.

– Принято, Центр, – инстинктивно кивнул тот, когда коммандер завершил инструктаж. – Финч, будь готов запустить ракету по лифту, если что-либо полезет оттуда. Дженкинс, Чжан: на вас высокоприоритетные цели, включая "противников с силовым полем", чем бы те ни являлись, – отдал необходимые приказы Мэтт и, поскольку больше он сделать ничего не мог, зарядил и перепроверил свою LANC-винтовку, после чего занял укрытие за одной из металлических баррикад.

Страйк-1 было поручено охранять один из вторичных грузовых лифтов, тот самый, на котором Твайлайт поднималась на поверхность с остальным персоналом проекта "Стардаст". Мэтт без труда вспомнил выражение на ее лице, когда она впервые оказалась на том складе...

Дальнейшие его раздумья были прерваны щелчком активировавшихся щитов двух Т-БМП, приданных в поддержку его отряду. Мэтт направил свою винтовку в сторону лифтовых створок и изо всех сил старался даже не представлять, что именно вот-вот появится из-за них.

– Харрис, это Чжан. Они по ту сторону створок. С ними есть ещё что-то, что я не могу разглядеть, – голова Финча была практически полностью скрыта за расположенной на плече ракетной установкой, однако Мэтт заметил, как его шлем на миг повернулся к китайцу, после чего вновь переключился на лифт.

Центральная часть створок начала светиться от жара. Сперва тускло-красным светом, затем ослепительно-белым. Она уже начинала плавиться, когда Чжан сделал один-единственный выстрел. Секунду спустя дверь взорвалась градом осколков.

– Открыть огонь!

Финч отреагировал практически молниеносно; запущенная им ракета вошла точно в появившуюся в двери дыру. Миг спустя за ней последовал поток лазерного, лансового и баллистического огня. Т-БМП также начали вести стрельбу из своих тяжёлых орудий, и даже через броню и одежду Мэтт почувствовал, как возросла температура вокруг.

Поэтому когда из лифтовой шахты вырвалась высокая фигура и помчалась в их сторону, игнорируя более дюжины попаданий, Мэтту едва удалось полностью осознать этот факт. Время на миг замедлило свой ход, и он смог бросить взгляд в сторону нового противника, выглядящего так, словно только что сошел со страниц научно-фантастического романа. Это был огромный металлический монстр, который, выпрямись он полностью на своих ногах с обратным сочленением, достигал бы футов двенадцати в высоту. Его руки были не более чем короткими металлическими арматурами, несущими на себе по две самые большие плазменные пушки, что Мэтту когда-либо доводилось видеть. И при этом все его тело было закрыто сияющим щитом. Лазерные выстрелы отскакивали от него под странными углами, пурпурные лучи LANC-винтовок безобидно растворялись в нем, и Мэтт был готов поклясться, что видел, как вокруг становилось все больше и больше смятых пуль, так и не достигших своей цели.

И, столь же быстро как и возникло, ощущение замершего времени пропало, а шагатель продолжил мчаться на них, сияя пушками. Мэтт едва удержался от потока мата, когда здоровенный заряд плазмы ударил по металлической баррикаде, за которой он укрывался. Этот один-единственный выстрел раскалил ее добела, второй же, скорее всего, попросту испарит ее.

Остальным было не легче. Бапела превратилась в раскаленную кучу пепла, поймав грудью один из зарядов, а Карвер из Страйк-6 исчез в потоке зеленого огня вместе со своим укрытием. Юки, еще один боец из Страйк-6, слишком поздно заметила продвижение шагателя; тот нагнулся над ее баррикадой и взмахом одной из своих плазменных батарей отправил в полет к противоположной стене. Не замедляя ход, машина пришельцев продолжила нестись вперед, и Мэтт был прямо у нее на пути. Последний выстрел его LANC-винтовки был поглощен щитом, и у Мэтта остался лишь один отчаянный вариант.

– СТОЯТЬ! – прокричал боец, выкинув одну руку вперед, и на миг шагатель действительно остановился. Едва заметная золотая аура окружила его силовой щит, но через несколько секунд он продолжил упрямо продвигаться вперед. Одна из его плазменных батарей поднялась вверх, намереваясь отбросить Мэтта так же, как и Юки, однако удар так никогда и не пришел.

Турели обеих Т-БМП неотрывно следовали за шагателем, однако затем одна из машин развернулась на своих гусеничных траках и помчалась на таран. Хоть этой импровизированной атаке и не хватало изящества, она компенсировала это эффективностью: тяжелая подвеска Т-БМП столкнулась с ногами противника и опрокинула его. Тот впечатался в стену, и машина людей прижала его к месту. Тяжелая лазерная турель развернулась в его сторону и разрядила весь свой энергозаряд практически вплотную. Шагатель изо всех сил пытался отпихнуть прижимавший к стене мертвый груз, однако его щит пал, и лазеры начали достигать своей цели.

– Страйк-1 – Центру. Противниками с силовым полем являются механизированные… сектоиды. Мехтоиды, – доложил Мэтт, когда Т-БМП отъехала в сторону от изуродованного металлического тела и не менее изуродованного сектоида-пилота. Удостоверившись, что Мехтоид действительно был мертв, он повернулся обратно к лифту, и его челюсть непроизвольно отвисла.

Хотя механическому противнику и удалось пережить шквал огня благодаря технологии щита, остальные не оказались столь же живучи. Как минимум двое мутонов в золотой броне лежали окровавленными тушами, а остальное пространство шахты было заполонено обожженными останками не менее полудюжины криссалидов.

– Мне кажется, один из золотых планировал запустить ракету, – заметил Чжан, перезаряжая свою LANC-винтовку. – Я прострелил его пусковую установку через дверь.

Прежде чем между ними успела бы завязаться более подробная беседа, в эфире прозвучал голос Брэдфорда.

– Центр – Страйк-1! Уничтожьте или выведите из строя лифтовую шахту и немедленно выдвигайтесь в восточный коридор B3F. Главная цель пришельцев находится именно там, и мы не можем позволить им заполучить ее, – звуки стрельбы и взрывов на заднем фоне не были даже близко столь беспокоящими, как новые приказы.

– Что насчет…

– Страйк-9 погиб в бою в полном составе, Страйк-10 подорвал лифтовую шахту и отступил к казармам. Вы должны направляться в B3F сейчас же, лейтенант. Пришельцы хотят захватить то, что там находится, а после этого ничто не помешает им разбомбить базу с воздуха. Выдвигайтесь, НЕМЕДЛЕННО.

– Карлок, Блейк, Финч, Бёрнс! Сделайте что сможете, чтобы обрушить шахту, и затем направляйтесь в B3F, на восток. Дженкинс, Чжан, Ромалов – за мной! – быстро отдал приказ Мэтт, после чего развернулся и на полной скорости помчался к ближайшей лестнице.

------

Вечер начинался так превосходно.

Почти все человеческие друзья Твайлайт собрались вместе с ней, и ее разочарование от того, что Чарльзу пришлось столь быстро уйти из-за своей работы, быстро отошло на задний план, когда она поняла, о чем именно был этот фильм.

Твайлайт с некоторой тревогой смотрела за отношениями между Дурслями и Гарри, однако Лана с улыбкой быстро объяснила ей, что далеко не все человеческие семьи – такие. Ей также было не очень приятно наблюдать за истерикой, охватившей Дурслей из-за потока присылаемых Гарри писем, хотя бы из-за того, что она увидела отражение своей собственной иррациональности в их поведении.

Описание Хогвартс-экспресса в книге было ничем по сравнению с его изображением в фильме. Она ожидала увидеть нечто вроде привычных эквестрийских поездов. Однако несмотря на то, что он так же как и они использовал паровой двигатель, темные землистые оттенки и стиль как двигателя, так и вагонов производили гораздо большее впечатление, чем ярко раскрашенный поезд, курсирующий между Понивиллем и Кантерлотом.

Сам по себе Хогвартс выглядел достаточно мрачным и зловещим, чтобы вызвать у Твайлайт воспоминания о ее сражении с Найтмер Мун, но все эти ощущения быстро пропали, когда герой фильма оказался внутри. И изнутри замок оказался великолепен.

Постепенно раскрывающийся фильм можно было описать лишь одним словом – восхитительный. Да, Твайлайт не очень понравилось, что некоторые детали были упущены, а диалоги изменены, но эти проблемы попросту меркли рядом с тем ощущением чуда, которое этот фильм вызывал у нее. Она спросила раз десять, как им удалось это сделать без магии, прежде чем Джоэл поставил кино на паузу и попытался объяснить ей принципы компьютерной графики.

Это чудо на миг сменилось страхом, когда перед ними развернулась сцена с убитым единорогом, который лишь усилился при виде гибели Того-Кого-Нельзя-Называть. По книге она знала, что и он, и его носитель-человек были невероятно злы и, вероятней всего, никогда не смогли бы исправиться, но все же, убивать их…

Твайлайт решила отодвинуть эти заботы на задний план и просто досмотреть фильм, когда дверь отворилась, целая куча событий произошла одновременно, и вне зависимости от того, сколько усилий она прикладывала, ей никак не удавалось понять, что именно случилось.

В лабораторию позади Мойры вошел человек, которого она ни разу до этого не видела. Его улыбка было теплой и дружелюбной, даже несмотря на то, что он направлял что-то в сторону единорожки. Прозвучавший хлопок был достаточно громким, чтобы заставить уши Твайлайт заболеть, и миг спустя Лана запустила стол в сторону двери. Стол оказался шире ее, однако он все равно предоставил необходимую заминку, за которую женщина буквально пролетела расстояние, разделявшее ее и этого человека.

Когда мужчина ударил Лану, и та упала на пол, Твайлайт начала было подниматься на ноги, чтобы сделать что-то, однако затем замерла на месте, увидев ее лицо. Единорожка привыкла к улыбкам, дразнилкам и буквально читающейся в ее глазах Пинки Пай. Но то, что скрывалось во взгляде пытавшейся встать Ланы, было эмоцией, которую Твайлайт описать не могла.

Меньше чем через десять секунд она вновь вступила в схватку. Хруст ломающихся костей лишь прибавил ужаса к разворачивающейся сцене, и Твайлайт увидела, что рука, ключица и лодыжка неизвестного мужчины были сломаны невероятно жестоко и эффективно. Когда Лана прижала его к полу, единорожка заметила двух других людей, лежавших в лаборатории. На обоих были те же униформы, что и на Мэтте с Ланой, и оба явно были мертвы.

– Мэтт? – спросила Твайлайт, пытаясь осознать то, что только что увидела. Мэтт все объяснит. Он всегда знает, что происходит… верно? Она оторвала взгляд от тел и с мольбой посмотрела на своего друга. Ее страх стал лишь еще сильнее, когда она увидела в его глазах то же выражение, что и у Ланы. Миг спустя оно бесследно исчезло, но все же оно там было.

Раненый человек что-то ей прокричал, но Твайлайт не обратила на это ни малейшего внимания, вновь и вновь пытаясь заставить мозаику развернувшейся перед ней сцены ложиться в единую цельную картину. Глухой звук ударов головы этого мужчины о пол вызвал у нее нервную дрожь, а выражение лица Ланы лишь прибавило к тому чувству отрешенности от реальности, что испытывала единорожка.

Как… как все дошло до этого? Куда подевалась улыбка Ланы? Куда подевалась уверенная усмешка Мэтта? И зачем Мойра это делает? – продолжала спрашивать себя Твайлайт, в то время как Мойра ударила мужчину по лицу, прежде чем Мэтт оттащил ее обратно в жилую зону.

Мэтт. Он… он очень сильно ранен, – начала было произносить Твайлайт, но ее слова резко оборвались, когда он повернулся к ней.

– Твайлайт, этот человек пытался убить нас всех, – бесцеремонно заявил тот, отпуская Вален. – Я знаю, что тебе не нравится вид раненых людей, но в данной ситуации были либо мы, либо он, и мы с Ланой с готовностью сделали бы это снова, поскольку на кону стояли жизни наших друзей. Пожалуйста… просто оставайся здесь с докторами, и мы со всем разберемся. Обещаю, я вернусь, – произнес мужчина, после чего, выбив обломки из дверного проема, покинул ее жилище.

Кто эти люди и что они сделали с моими друзьями? – пронеслось в голове у Твайлайт. Вот уже несколько месяцев она пыталась собрать все кусочки паззла воедино. Мэтт с Ланой были хорошими друзьями, хотя дразнилки последней порой здорово все осложняли, а намерения Мэтта заставили ее столкнуться с таким стрессом, с которым прежде ей ни разу не приходилось иметь дела. Однако оба они были хорошими людьми, хорошими друзьями. Они были добры. А добрые люди не могут столь сильно ранить других, верно? Но Мэтт с Ланой смогли, а Мойра даже напала на того человека, когда тот уже был связан. Ни одна из ее подруг дома никогда бы не сделала ничего подобного, и за все проведенное в Кантерлоте время ей ни разу не доводилось видеть взгляда… у гвардейцев.

– Твайлайт?

Вопрос едва не заставил ее подпрыгнуть от удивления. Как оказалось, Ким присела рядом с ней на кровати и смотрела на нее с искренним беспокойством во взгляде, и единорожке потребовалась вся ее сила воли, чтобы не разрыдаться прямо на месте.

– Как они могли так поступить? Они всегда столь добры и дружелюбны, но они так сильно поранили того человека и не колебались ни на миг! – вырвалось у нее через несколько долгих секунд. – Они просто напали на него! Я-я знаю, что он начал первым и что все случилось столь быстро…

Ким сидела и продолжала слушать, пока Твайлайт вываливала на нее все свои проблемы и вопросы, и, наконец, ответила:

– Боюсь, я не знаю лежащую за этим событием психологию, Фрэнк смог бы лучше меня объяснить ее. Однако ответ мне все же известен. Солдаты, такие как Мэтт и Лана, в ходе своей работы вынуждены принимать решения мгновенно. Любой миг колебаний может стоить кому-то жизни. Что до того, как они ведут себя с тобой при нормальных обстоятельствах – уверяю тебя, это – то, кем они являются на самом деле. То, чему ты только что была свидетельницей… это было нечто вроде отрешенности. Когда они делают то, что должны делать в ходе своей работы, им приходится проводить грань между ней и собой. Если они этого не делают… ну, я думаю, оно само постепенно приходит к ним. Как и к каждому из нас.

В голове у единорожки возник образ ее брата. Неужели Шайнингу приходится постоянно скрывать нечто подобное внутри? Он же всегда был моим BBBFF! Но я ни разу не видела его за те два года, что провела в Понивилле, и он никогда не рассказывал, чем занимался в гвардии, пока мы были вдали друг от друга. Твайлайт рассеяно спрыгнула с кровати и направилась к рабочему столу. Найдя на стене изображение белого единорога, она начала задумчиво смотреть на него. Неужели ты скрывал этот взгляд от меня, Шайнинг? Неужели тебе приходилось убивать, и ты не хотел пугать меня?

– Что ж, не знаю, как насчет вас, но я умираю от жажды. В соседнем помещении есть вода. Никто еще не хочет? – спросил Джоэл с наигранной веселостью, направившись в сторону выхода из жилой зоны.

– Доктор Миллс, – произнесла Мойра первые слова с момента ухода Мэтта. – Мой планшет находится на моем рабочем месте в лаборатории, можете, пожалуйста, захватить его на обратном пути? – высказав свою просьбу, Мойра поднялась со стула и встала возле Твайлайт. Поколебавшись секунду, она присела, взглянула единорожке в глаза и улыбнулась. Ее улыбка казалась чем-то нереальным, учитывая обычно серьезный и холодный настрой исследователя и особенно в свете произошедших только что событий. – Твайлайт, у меня есть хорошие новости, – начала было она, однако дальнейшие слова произнесены так и не были, поскольку Джоэл открыл дверь.

В тот же миг душераздирающий рев заполонил комнату, и единорожка замерла на месте. Джоэл с ужасом смотрел на дверь и медленно пятился назад. Он попытался поднять кулаки, но был попросту сметен молниеносной атакой монстра. Его пронзительный крик резко оборвался, когда кошмарное создание буквально разорвало мужчину на куски.

Сквозь дверной проем, мимо все еще продолжавшего избивать Джоэла монстра прошел поток дрожащего воздуха, который затем обрел форму. Это существо немного напоминало человека: у него также было две руки и две ноги, но этим все сходство и ограничивалось. Оно было огромным и закованным в черную как полночь броню, а его лицо было скрыто за шлемом и забралом из черного стекла. У него в руках находилось нечто вроде тех же инструментов, что использовали Мэтт и другие солдаты, и он направил его на Ким.

– Нет-нет-нет-нет! – вопила та, пытаясь оказаться как можно дальше от двери, но залп зеленого огня, извергшийся из оружия черного гиганта, оборвал ее. Соединившись с грудью ученой, он обратил в пепел все, что было выше пояса.

– Nein! – выкрикнула Мойра, схватившись за стоявший позади нее стул и попытавшись использовать его как дубину. Эта отчаянная атака резко сошла на нет, когда гигант сделал шаг вперед и ударил ее тыльной стороной ладони. Могучая сила сбила ту с ног и ударила головой о зеркало, украшавшее одну из стен жилища Твайлайт. Паутина трещин зазмеилась вокруг места удара, и доктор мешковато сползла на пол. Но гигант уже не обращал на нее ни малейшего внимания, развернувшись к Твайлайт и потянувшись к ней.

------

– Живей! – прокричал Мэтт, пулей сбегая вниз по лестнице и выходя в одно из боковых ответвлений коридора B3F. Наплевав на осторожность, он помчался дальше, зашел за угол, и его глазам предстал основной коридор. Вход в лабораторию "Стардаст" был местом настоящей бойни. Даже с такого расстояния Мэтт видел, что выживших не было. Поскольку дверь в лабораторию была вырвана с петель и лежала среди тел, нетрудно было догадаться, куда направились пришельцы.

Прежде чем Мэтт успел бы подойти ближе, невероятная боль вонзилась ему в череп и заставила его рухнуть на колени, а клацанье брони и оружия позади него подсказало, что остальные бойцы разделили его участь. Пронзительный крик раздался в коридоре, и на краткий миг солдату казалось, что это был его собственный. Сорвав шлем с головы и сжав руками виски, он с трудом поднялся обратно на ноги. Этот крик принадлежал не ему, но в нем буквально чувствовалась боль, отчаяние, злость… и ярость.

С трудом переставляя ноги, он поднял винтовку и направился к дверному проему. Бросив краем глаза взгляд на идущих вслед за ним Лану, Чжана и Ромалова, он зашел за угол и начал штурмовать лабораторию.

– Матерь Божья… – едва слышно прошептала Лана, увидев, что осталось от Ким и Джоэла, а также избитое тело Вален у зеркала.

– Страйк-1 – Центру. Противник пробился в лаборатории "Стардаст". Ким Нго, Джоэл Миллс и Мойра Вален мертвы. Основная цель пропала, – резко доложил Мэтт, направляясь к дальнему углу помещения.

Спустя долгие несколько секунд тишины Брэдфорд ответил:

– Принято, Страйк-1. Начинайте прочесывать весь уровень и отбейте цель. Мы не можем позволить ей попасть в руки врага.

– Никак нет, сэр. Пришельцы не захватили цель, – произнес Мэтт, отвернувшись прочь от угла жилой зоны и вплавленных в пол следов копыт. Вместо этого он посмотрел на мутона и криссалида, каменные статуи которых все еще находились в помещении. – Основная цель сбежала, и да смилостивится Господь над тем, кто встанет у нее на пути, – он как раз собирался покинуть лабораторию, когда чья-то рука схватилась за его ногу.

– Ебанное дерьмо! – выругался Мэтт, развернувшись к телу Вален с LANC-винтовкой наизготовку, лишь для того чтобы увидеть, как та смотрит в ответ сквозь заливавшую глаза кровь. – Центр, Мойра Вален пережила нападение, но находится в критическом состоянии. Нам нужна медицинская бригада, немедленно!

Как раз в тот момент, когда Мэтт наклонился, чтобы как-то попытаться помочь исследователю, в эфире прозвучал доклад еще одного взвода.

– Центр, ОСБ-2! Новый тип противника – единорог! Баллистическое оружие неэффективно, повторяю…

------

Если бы кто спросил ее, что произошло после этого, Твайлайт бы честно могла ответить, что не помнит ничего кроме нескольких произнесенных ее друзьями слов и одной-единственной мысли.

Либо мы, либо он.

Это мог быть я, это могли быть мои друзья. Или же я мог сделать выбор за него.

Любой миг колебаний может стоить кому-то жизни.

И Твайлайт потратила секунду на колебания. Она позволила страху завладеть ей, и из-за этого ее друзья погибли. Они погибли из-за нее. Может, она и не являлась непосредственной причиной их смерти, но у нее были силы спасти их. Но она не спасла.

Но этого больше не повторится. Она остановит их всех.

Это было не обещание, поскольку обещания можно нарушить. Это было не предсказание, ведь предсказания бывают лживы. Это была констатация факта, и Твайлайт воплотит его в этом мире. Исчезла робкая ученица, изучавшая магию. Исчезла потерянная и растерянная маленькая девочка. Вместо них появилось воплощение магической энергии, у которого была лишь одна причина для существования.

Она подвела своих друзей, но больше она не подведет никого. Она остановит их всех.

------

Хлопок вытесняемого воздуха был единственным предупреждением о том, что второй отряд службы безопасности обошли с фланга.

Лейтенант Джо Мартинес был первым, кто заметил новую угрозу. В отличие от предыдущих пришельцев, с которыми приходилось сталкиваться силам XCOM, вооруженных плазменным оружием и закованных в тяжелую броню, этот противник выглядел как четвероногая тень с выступающим из головы рогом, окруженная лиловым пламенем и спокойно приближался к позициям ОСБ-2.

– Нас обошли с фланга! Единорог! – прокричал Джо, поднимая винтовку и приготовившись начать стрельбу, однако в тот же миг существо с громким хлопком исчезло во вспышке света и появилось вновь посреди толпы сектоидов, с которыми его отряд сражался до этого. Волна пурпурной энергии ударила во все стороны от единорога, и секунду спустя пришельцы окаменели на месте.

– Центр, ОСБ-2! – крикнул Мартинес в эфир, открыв огонь по новому врагу, и остальные бойцы последовали его примеру. На статуях сектоидов появились зазубрины и сколы, а те несколько пуль, что все-таки достигли своей цели, попросту испарились в окружающем неприятеля лиловом пламени. – Новый тип противника – единорог! Баллистическое оружие неэффективно, повторяю…

Существо заметило атаку и обратило свой сияющий взор к человеческому отряду, после чего вновь со вспышкой исчезло.

Восстановленные записи камер безопасности показали, что цель единорога была на один уровень ниже и в противоположном конце базы. Рой криссалидов как раз пытался вскрыть вентиляционную шахту, когда заметил новоприбывшего. У них едва хватило времени, чтобы начать свою атаку, прежде чем и они были обращены в камень.

Следующими единорога заметили ОСБ-3 и те раненые из Медотдела, что могли самостоятельно стоять на ногах. Солдаты как раз нырнули в укрытие, спасаясь от чего-то вроде ракеты, запущенной в сторону их позиций. Сияющий зеленым светом снаряд вихрем промчался по коридору и сдетонировал прямо над головами защитников, однако взрыв был быстро окружен и затушен мерцающим пурпурным пламенем. Прозвучал характерный звук телепортации, и появившийся возле мутона единорог мгновенно превратил его в статую.

На записи капитан Фуджикава снова и снова приказывала своим бойцам не открывать огонь по единорогу, прежде чем тот вновь телепортировался прочь.

Затем единорога повстречал арьергард Страйк-1, пытавшийся пробиться к основному отряду и прижатый огнем чужих. Трое мутонов окаменело практически мгновенно, но закрытый силовым щитом мехтоид воздействию оказался не подвержен. Выпустив поток плазмы в сторону нового противника, он начал продвигаться вперед.

Единорог повернул к нему свою голову, словно обнаружившая цель турель, и ведущая в изолятор дверь подобно снаряду полетела в механизированного противника, словно железобетон и стальные стены, удерживавшие ее, были не прочнее мокрого картона. И дверь, и Мехтоид пролетели сквозь четыре внутренние стены, прежде чем столкнуться со скальным основанием, окружавшим внешние стены базы.

Не меньше дюжины схожих докладов поступили со всего объекта, прежде чем единорог столкнулся с основным составом Страйк-1 в ангаре Скайрейнджеров.

------

– Твайлайт! – услышала она слово, и оно показалось ей знакомым. Голос тоже был не чужим, успокаивающим… и вызывающим приятные воспоминания.

– Твайлайт, – вновь прозвучало это странное слово… нет, не слово. Имя. Ее имя. Ее имя – Твайлайт. А его звали…

– Мэтт, – прошептала единорожка, и струящаяся сквозь ее тело сила иссякла. Ее рог болел, ее мозг болел еще сильнее, а все тело ощущалось так, словно она только что пробежала марафон. Она заметила звавшего ее мужчину, и на пару секунд ей удалось забыть, как именно она здесь оказалась. – Мэтт! – шмыгнула носом Твайлайт, когда у нее в груди почему-то возник тяжелый ком отчаяния. Что она забывает?

Окровавленные когти.

Пепел на кровати.

Кровь, стекающая по треснувшему стеклу.

Мэтт, – слезы беспрепятственно потекли по ее лицу, когда она вспомнила. Они всех убили! Струившаяся сквозь ее тело сила вновь вернулась к ней, и единорожка снова оказалась окружена лавандовым пламенем. Слезы мгновенно испарились из ее сияющих глаз, и она обратила свой взор к видневшимся сквозь открытые створки небесам. – Я не позволю им причинить вред кому-либо еще. НЕ ПОЗВОЛЮ!

Твайлайт телепортировалась прямо в небо и обозрела творившийся вокруг хаос. Человеческие летательные аппараты отважно наседали на формацию кораблей пришельцев, но раз за разом были вынуждены отступать, спасаясь от потоков зеленого огня. Еще одна группа машин людей предприняла попытку массированной атаки с противоположного направления и в результате понесла тяжелые потери.

Один из кораблей пришельцев находился на земле, и из него выгружались все новые и новые орды пришельцев, направлявшиеся в сторону пылавших строений и зияющего проема, сквозь который единорожка только что телепортировалась. Среди них была тройка "сидящих на корточках" механизмов, ведущих огонь по человеческим машинам лучами алой энергии и залпами чего-то напоминавшего фейерверки. Сияющий взор Твайлайт тщательно осмотрел каждый из них, после чего она, удостоверившись, что внутри них не было ничего живого, нанесла удар.

У первого механизма не было ни малейшего шанса, поскольку единорожка телепортировалась прямо внутрь него. Произошедшее в результате перемещение материи раскололо его надвое, и появившаяся из обломков Твайлайт обратила свой взор к остальным двум. Телекинез охватил каждую деталь второй машины, от крупнейшей пластины брони и до самого маленького болтика, после чего она потянула. Машина буквально развалилась по швам.

Третий механизм успел повернуться к ней, но в ту же секунду исчез в лавандовой вспышке. Единорожка не обратила ни малейшего внимания на прозвучавший несколькими секундами спустя грохот, когда машина рухнула на землю.

Наземные бойцы открыли по ней огонь, и она ответила потоком пурпурной энергии, оставлявшей после себя лишь окаменевшие статуи. Она уже собиралась было начать искать новые цели, когда один из кораблей пришельцев выстрелил в ее направлении. Ударивший точно в Твайлайт заряд корабельной плазмы был в тот же миг рассеян лиловым пламенем, но тот жар, что все-таки сумел пробиться к ней, привлек ее внимание.

– Убирайся, – пурпурная энергия охватила весь аппарат, выбила его из формации и столкнула с центром одного из зависших в небе массивных кораблей. Он прошел через него как нож сквозь масло и, столкнувшись затем с кормой следующего НЛО в формации, исчез за горизонтом.

Теперь, когда ее внимание было привлечено к небесам, она заметила еще один корабль. Она не знала его классификации, но все же она уловила колоссальные потоки магической энергии, исходившие от одного из членов экипажа. Магия одновременно поступала к этому существу и затем нисходила вниз ко всем пришельцам, которых Твайлайт еще не успела обратить в камень.

Единорожка моргнула и телепортировалась прямо на корабль, собираясь разобраться с этим созданием, но она оказалась недостаточно быстрой.

Оно являлось высоким и невероятно худым, а все его тело было закутано в алую робу. Какие бы у него не были лицевые особенности, они были скрыты за серебристым шлемом, который повернулся к Твайлайт в то же мгновение, когда та появилась на корабле. Единорожке не хватило всего лишь мгновения, чтобы превратить и этого чужого в кусок камня, когда тот начал говорить.

Защита Твайлайт была непроницаема. Любая атака была бы встречена равным по объему количеством магической энергии, которая тут же нейтрализовала бы ее. Лишь удар невероятной магической мощи, значительно превышающей ее энергетическую емкость, имел хотя бы мизерный шанс преодолеть эту абсолютную защиту.

Но ее цель заговорила, и в прозвучавших у нее в голове словах была слышна мощь миллиона голосов.

Венец…

Твайлайт закричала, почувствовав, как это одно-единственное слово полностью сокрушило ее разум. Окружавшая ее защита замерцала и погасла, и ей приходилось прилагать неимоверные усилия просто для того, чтобы оставаться на ногах. Однако это была безнадежная борьба, и несколько секунд спустя она все-таки рухнула на пол.

Дар этого существа превосходит все виденное нами прежде. Да, он преуспеет там, где не справились мы.

Твайлайт отчаянно пыталась встать, сбежать, использовать магию или хотя бы лягнуть приближавшуюся к ней фигуру в робе. Единорожка чувствовала ее в своей голове, то, как она просматривала каждый миг ее жизни и мучительно медленно анализировала его. Четыре руки появились из-под алого одеяния и потянулись к ней.

Вознесение скоро нач…

Но внезапно голоса в ее голове исчезли, в тот же миг, когда луч пурпурной энергии пробился сквозь пол корабля, прошел прямо через центр шлема пришельца и затем исчез в потолке.

Теперь, когда ее тело вновь стало принадлежать лишь ей одной, Твайлайт сумела собрать достаточное количество энергии, чтобы телепортироваться в последний раз.

Это была не самая лучшая ее работа; единорожке пришлось пролететь дюжину футов до земли. С трудом поднявшись на копыта, она увидела, как Мэтт вместе с другими людьми бегом приближался к ней. Твайлайт попыталась произнести его имя, но обнаружила, что у нее пропал голос, и потому она просто побежала ему навстречу. Ее рог и все ее тело адски болело после произошедших только что событий, и ей невероятно сильно хотелось попросту лечь и отдохнуть, но несмотря ни на что, она продолжала свой бег.

БАХ

На лице Мэтта появился ужас и он поднял оружие в сторону чего-то находившегося слева от единорожки.

– БРОСАЙ! БРОСАЙ ЕБАННУЮ ПУШКУ, ИЛИ Я ЛИЧНО ПРИСТРЕЛЮ ТЕБЯ! – прокричал мужчина, и остальные солдаты также подняли свое оружие в том же направлении.

Твайлайт обернулась и увидела еще одного человека, стоявшего левее и чуть позади нее. Его униформа отличалась от всего виденного ей прежде, оливково-зеленая одежда дополнялась перевязью поперек груди, на которой было множество карманов и мешочков, а также весьма любопытная надпись. "Истребительное Авиакрыло 132D". В его руках было то же оружие, что едва не было применено на ней самой в лаборатории "Стардаст", и из ствола выходила тонкая струйка дыма. Однако самым шокирующим было выражение ужаса на его лице. Он боялся не Мэтта и не остальных. Он боялся ее.

Твайлайт открыла было рот, чтобы что-то произнести, но резкая боль в боку остановила ее. Неужели я… ох, – подумала единорожка, и в тот же миг горизонт внезапно начал заваливаться вбок, а она рухнула на землю. Сквозь возникшую перед глазами пелену ей удалось увидеть, как Чжан и Лана обезоруживали этого человека, все еще пребывающего в состоянии шока. Но несмотря ни на что, Твайлайт не могла винить его. Она все еще помнила слова Чарльза. Если мы ис­пы­ты­ва­ем страх, то мо­жем на­пасть на его ис­точ­ник.

ОПЕРАЦИЯ "ХРАМЫ И ПЕПЕЛ": ЗАВЕРШЕНА

Предыдущая глава
Оглавление
Следующая глава

Один комментарий

Ух ты, тут новая глава появилась раньше чем на табуне. Крутая глава, правда немного длинная, думал по привычке перед сном почту, в итоге дочитывал утром.

OXOTnek, Февраль 18, 2019 в 10:12. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.