Автор рисунка

Salvation by Cold in Gardez. Глава 2: Вся банда в сборе

91    , Август 18, 2018. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.

Автор оригинала: Cold in Gardez
Оригинал

В волшебной стране Эквестрии любовь является самой ценной валютой. Ценнее денег, дороже золота, лучше славы. Любовь — это то, что делает пони богатыми.

Или бедными, если её нет.

Единственное, что сейчас объединяет Рэйнбоу Дэш и Рэрити, — это потеря. Одна игнорирует собственную боль, другая же упивается ею. Но теперь, в кругу старых друзей становится трудно скрывать истинное лицо. Ложь больше не может быть тем единственным, что скрепляет их дружбу.

Любовь объединяет нас, но она же нас и убивает.

Переводчик: ltybcs

Вычитка: Mirthblaze, evilpony, FoxcubRandy, Doof Ex Machina

Глава 2: Вся банда в сборе

— Ох, поезда. Ну неужели никто не может придумать более гламурный способ передвижения? — пробурчала себе под нос Рэрити, разглядывая копыта.

Хуфикюр после последнего похода в “Неженку” — самый имиджевый спа-салон практически в центре Филлидельфии, — ещё не истёрся, но уже было видно, как по краям копыт понемногу сползает лак из-за короткой, но всё же прогулки по мощёным мостовым. Она немного нахмурилась, но лишь пожала плечами. Какая разница? Всё равно в Понивилле никого не будет интересовать её хуфикюр... Если вообще его заметят.

Тем временем, тоже никем не замечаемый, за окном вагона проносился дремучий девственый лес, на такой скорости больше похожий на калейдоскоп из осенних красок. Как только Рэрити нашла своё место, она сразу задёрнула шторы.

Утро началось с привычного ощущения неловкости, как всегда после вечера случайного секса. Конечно, Брайт Марк был настоящим джентлькольтом: он даже позволил ей первой воспользоваться душем. Она так спешила уйти, что в этот раз даже не скрывала своё желание поскорее удалиться. Неотложные дела, сказала ему она. Даже не соврала!

Они не договаривались об очередной встрече. Ну, чисто формально она сказала: “Увидимся”, — но они оба понимали, что это была элементарная вежливость. Малюсенькая ложь, чтобы сгладить понимание настоящей сути их... общения. Все так делают.

“Ну конечно, ты же у нас о лжи знаешь всё!”

Рэрити вздохнула и уткнулась в журнал. В нём были фотографии с показа её летней коллекции платьев. Так она провела около часа, листая страницы взад-вперёд, разглядывая свои творения на моделях. Модели, конечно же, были прелестны, ведь представлять шедевры модной индустрии — это их работа, и они справлялись с ней так же хорошо, как и Рэрити со своей. Тем не менее она оставила пару заметок на полях: пару идей, чтобы в следующем сезоне платья получились ещё лучше.

“Брайт Марк был хорошим пони. Ты ему понравилась. Может, пора уже остановиться и, наконец, задуматься: чего же ты хочешь от жизни?”

Она фыркнула при одной только мысли. Ей, и остепениться? Нет, это уж вряд ли. Она всегда ставила себе цели и мчалась к ним, как стрела. Просто на выполнение некоторых понадобилось больше времени, чем она ожидала.

Поезд начал потихоньку замедляться, и уже через пару минут надрывно заверещал свисток, предупреждая стоящих на перроне о прибытии. Рэрити подождала, пока состав полностью остановится, и начала доставать багаж.

В этот раз она была налегке. Всего-то пять чемоданов.

* * *

Пока Рэрити не было, Понивилль сильно разросся. Практически на каждой улице красовалась уйма новых домов и магазинчиков. И пони. Больше, чем она когда-либо здесь видела.

Конечно, этот городок был не более, чем скромной тенью Филлидельфии, но, без сомнений, сейчас он гораздо меньше походил на деревню, чем в момент её отъезда. Она даже на секунду представила, что снова переберётся сюда. Жизнь здесь размереннее, чем в большом городе, но и уютнее и, конечно же, куда беззаботнее. Столько друзей. Прямо как в старые добрые времена...

Она покачала головой. Мечтать будешь, когда скинешь куда-нибудь эти сумки! Хоть она и была недурна в магии, всё же не очень-то просто было таскать с собой такую кучу одежды, бижутерии, подков и косметики.

Студия “Карусель” ждала на том же самом месте, где Рэрити её и оставила: буквально в центре города. Теперь она была лишь малой частью длинного парада строений самых причудливых форм, как бы рекламирующих товары своих владельцев. В громадной птичьей клетке, как Рэрити поняла, торговали клетками для птиц. Небольшая оранжерея с пёстрыми цветами упиралась прямо в сад-террасу, с заборчиками состоящими из причудливых узоров, обвитых виноградными лозами, и журчащих ручейков. Рэрити одобрительно глядела на здания, всё ближе подходя к двери “Карусели”.

Сейчас наступает “лотерейная” часть. Перед отъездом у неё совсем не осталось времени, чтобы предупредить сестру о своём прибытии. Она так надеялась, что та не переоборудовала спальню для гостей на втором этаже под что-нибудь ещё. Рэрити сделала глубокий вздох и постучалась в дверь.

— Иду! — пропел мелодичный голос где-то внутри студии.

По ступенькам лестницы зацокали копыта, и буквально через мгновенье дверь распахнула белая единорожка с лавандово-розовой гривой.

— Рэрити! — Свити Белль бросилась вперёд, заключая сестрицу в объятья.

— Привет, Свити Белль. Извини, что не предупредила о своём приезде.

Рэрити обняла её в ответ, удивляясь тому, как та выросла: почти с неё ростом, фигура была стройной и статной, как бы говоря, что перед тобой кобылка на пороге взрослой жизни. Грива же растеряла почти все кудри и ниспадала с плеч водопадом шелковистых локонов, переливаясь в оттенках розового и лаванды. Скоро все жеребцы будут на неё засматриваться... а то и уже засматриваются. От этой мысли Рэрити на секунду оцепенела.

— Это же твой дом, Рэрити. Ты знаешь, тут тебе всегда рады, — сказала Свити, отступая назад и ведя за собой сестру, а заметив количество багажа на улице добавила: — Всего на пару дней?

— Думаю, на недельку. Ты же не против?

— Не-а. — Свити вышла на улицу и через несколько мгновений вернулась, буксируя за собой пожитки сестры. — Тебе будет нормально в моей старой комнате? Я, ну, типа... переехала в твою.

— Ох, конечно, всё в порядке, дорогуша, — ответила Рэрити и последовала за ней вверх по лестнице. — Честно говоря, я думала, что придётся спать на диване.

— Я скорее сама пойду спать на диван, чем позволю это тебе, — проговорила Свити Белль, толкнула дверь в свою старую комнату и вошла внутрь. Внутри ничего не изменилось. Стены по-прежнему были завешаны рисунками Меткоискателей, всякими поделками из макарон ещё со времён уроков труда у мисс Черили, наградами с певческих конкурсов. На Рэрити нахлынула волна ностальгии, и она заморгала, чуть не пустив слезу.

“Раньше всё было так просто”.

— Спасибо, Свити. Брось вещи тут, я разберу их позже. — Сказав это, она замолчала, пытаясь подобрать правильные слова, чтобы подойти к интересующей её теме. — Я тебе точно не помешаю? Не хотелось бы вмешиваться в твою... личную жизнь.

— Это так старшие сёстры спрашивают у младших про парня? — Свити вскинула бровь. Похоже, она еле сдерживала улыбку.

Рэрити вежливо кашлянула.

— Скажем, да. Ты довольно-таки точно уловила ход моих мыслей. — Она замолчала и подалась вперёд. — Ну так что?

— Давай лучше поговорим об этом за обедом.

* * *

На трапезу они отправились в дорогой салат-бар, который открылся после отъезда Рэрити. Уже около часа они расспрашивали друг друга о том, как им жилось всё это время. Свити была впечатлена успехами Рэрити в Филлидельфии, а та в свою очередь немного завидовала простым радостям, которыми полнилась жизнь её сестры.

Как оказалось, у неё всё же кто-то был, но, несмотря на все наводящие вопросы, Рэрити так и не смогла выведать его имя. “Узнаешь позже”, — и всё тут. После ещё пары безуспешных попыток вытащить из сестры хоть какие-нибудь непристойные детали, Рэрити надулась и бросила это дело, и дальше разговор продолжился о простых повседневных вещах.

К тому времени, как они обсудили все насущные темы, их тарелки уже опустели, а солнце уверенно перекатило зенит. Пони обменялись долгими объятиями и договорились ещё поболтать за ужином.

У Рэрити были планы встретить ещё кое-кого. От бара она отправилась прямо в центр города и, пройдя мимо ратуши, направилась к возвышающемуся над обычными зданиями, переливающемуся всеми красками хрустальному замку, кажется, выглядящему немного не таким, каким Рэрити его помнила.

“Думаю, то же самое можно будет сказать и о пони, живущей внутри”, — вскользь подумала она.

Вход никто не охранял, что было приятно. Двери были открыты, и интерьер внутри был таким же, как раньше: тускло освещённые стены, более изящные, чем снаружи, что наводило на мысли. Украшения и драпировки были в том же стиле, что и раньше, хоть многие комнаты и были переоборудованы под другие нужды. Тронный зал не изменился, в центре по прежнему была карта всей Эквестрии, но Твайлайт успела наставить тут кучу громадных книжных шкафов, каждый из которых был полностью забит. Повсюду располагались столы, покрытые воском после ночных исследований. И она даже поставила сюда тот самый круглый стол с странной скульптурой головы лошади возвышающейся по центру: одна из немногих вещей, спасённых из её старого домика-библиотеке в дереве.

— Привет? — позвала она. — Спайк? Твайлайт?

Голос эхом отразился от стен и пронёсся по коридору. Сопровождаемая стуком копыт, вскоре показалась принцесса собственной персоной. От вида гостьи у неё перехватило дыхание, и тут Рэрити ослепила яркая фиолетовая вспышка. Когда зрение к ней вернулось, она увидела перед собой прыгающую с ноги на ногу Твайлайт, с широчайшей улыбкой на лице.

— Рэрити! — Твайлайт подалась вперёд чтобы коснутся носами. Этому приветствию единорожка научила её сама, сказав, что оно очень модно в таких крупных городах, как Филлидельфия. — Дэш была права! Ты вернулась!

— Конечно я вернулась, дорогуша. Как я могу забыть о таком прекрасном месте, как Понивилль, — проговорила Рэрити и, натянув улыбку, оглядела свою подругу с ног до головы. С тех пор как она видела её последний раз, примерно год назад, мало что изменилось. Да, может только стала выше, ростом почти с Кейденс, и, наконец, уже позаботилась о своей гриве. Теперь её чёлка элегантно скатывалась в сторону, едва показывая основание рога. Смелое решения для такого книжного червя, как Твайлайт. Рэрити еле заметно одобряюще кивнула. И тут до неё дошла первая часть её фразы.

— Рэйнбоу уже тут? — спросила Рэрити. Она не могла понять почему, но ей было очень важно то, что Дэши уже в Понивилле.

— Скорей всего. Я сама её ещё не видела, но недавно заходила Пинки, выкрикивая “Рэйнбоу Дэш вернулась!”. — Рог Твайлайт засиял, и через секунду две подушки подплыли к ним, всем своим видом умоляя сесть на них. И, прежде чем продолжить, Твай так и поступила. — А ещё она сказала, что ты тоже скоро приедешь.

Рэрити с благодарностью приняла вторую подушку и уселась сверху. Хоть в Филлидельфии она и проводила целый день на копытах, но столько ходить так и не вошло у неё в привычку.

— Я ненадолго, может, на недельку. Думаю, времени узнать все свежие сплетни мне хватит.

— Кстати, а ты уже слышала о Флаттершай?

— Ох, конечно! — Она захлопала копытами. — Свити Белль мне всё рассказала. Ты представляешь, Флаттершай, наша Флаттершай, скоро станет мамой!

— Знаю. — Твайлайт на секунду задумалась, с мечтательной улыбкой на лице. — Она так рада. Тебе обязательно нужно увидеть эту пару. Флатти и БигМак... я никогда ещё не видела, чтобы кто-то был так счастлив.

Улыбка застыла на лице Рэрити.

“Так счастливы. Так может в этом суть? Ты находишь пони, того, кого уготовила тебе сама судьба, и вы живёте с ним вместе долго и счастливо”.

— Да, представляю, — сказала Рэрити, стараясь добавить в голос уверенности. — Они, кажется, идеально подходят друг другу.

— Агась. Пару идеальней просто не придумаешь. — Твайлайт слегка повернула голову, теперь смотря на Рэрити немного боком. — А что насчёт тебя? Всё ещё ищешь своего принца?

“Вот сучка!” — Она подавила слова, которые так и норовили слететь с языка. И ей стало стыдно. Твайлайт ведь вовсе не знала о её... проблемах... по этой части. Твайлайт просто была её подругой. Подругой, которая лишь пытается выудить интересные подробности, как то, буквально несколько минут назад, делала Рэрити в разговоре со Свити Белль. Рэрити улыбнулась, зная, за много лет практики, что эта улыбка будет неотличима от настоящей и пренебрежительно махнула копытом.

— Какие у тебя глупые шутки, Твайлайт. — Правда, слово “шутки” у неё вышло более напряжённо, чем она того хотела. — Нет, боюсь, сейчас я слишком занята бутиком, чтобы тратить время на поиск любви.

“С каждым разом лгать у тебя выходит всё лучше и лучше”.

— Ох, это печально. — Твайлайт одарила свою подругу улыбкой. — Знаешь, я тоже иногда так думаю, проводя тут весь день, взаперти с книгами.

— Мм. Я думала, ты с кем-то встречаешься. — Рэрити потёрла подбородок копытом. Как же его звали? “Доктор” какой-то. — С тем каштановым жеребцом, например?

— А, это. — Твайлайт вдруг покраснела. — Да, ты знаешь, мы до сих пор видимся. Ну, обычно. Как друзья.

— Да, как очень хорошие друзья. — Рэрити наклонилась вперёд. — Тебе надо будет как-нибудь рассказать о ваших ночных посиделках. И о том, насколько... "дружные" вы в это время с ним бываете. Конечно же, только между нами, девочками.

— Да, конечно. Только между нами. — Твайлайт отвела взгляд, окидывая им комнату, будто пытаясь что-то найти. — Эм. Кстати, я слышала, ты встретила Дэш в Филлидельфии.

Точно, Рэйнбоу. Весь смысл её импровизированного визита. У Рэрити резко сменилось настроение, будто ей только что на голову вылили ведро ледяной воды.

— Да, встретила. — Рэрити опустила взгляд вниз, на копыта. Когда она продолжила, голос стал низким и тихим. — С ней что-то не то, Твайлайт. Такое ощущение, будто она ничего не ест. Честно говоря, основная причина, почему я стала уговаривать её приехать в Понивилль, это то, что ей нужно помочь.

Твайлайт молча слушала. Она нахмурилась, уголки её губ сами собой тянулись вниз:

— Прошло уже полгода. Как думаешь, она ещё... скорбит?

Пауза.

— Я не знаю, как ещё это можно объяснить, — вздохнув, ответила Рэрити. — Я боюсь, что мы недостаточно для неё сделали. Ведь мы могли бы попросить её остаться у нас на время. Любой из нас мог.

— Но ведь она сама захотела остаться с Вандерболтами, — прервала её Твайлайт. — Она настаивала на этом, помнишь? Говорила, что это именно то, чего он бы хотел.

— Но это не помогло. — В словах Рэрити звучало отчаяние, и Твайлайт невольно отстранилась. — Она страдает, Твайлайт. И мы обязаны ей помочь. Она приехала на неделю, но может, у нас получится убедить её остаться. Болты могут обойтись и без неё, даже если она считает иначе.

“Ух ты, это прозвучало действительно заботливо. Кто ты и что сделала с Рэрити?”

Рэрити нахмурилась, а затем быстро, пока не заметила Твайлайт, вернула лицу привычное самодовольное выражение, беспристрастную маску. Но Твайлайт некогда было это подмечать: с печальной миной на лице она потупила взгляд и рассматривала свои копыта.

— Даже не знаю, Рэрити. Я давно её не видела, ещё с похорон, — наконец промолвила Твайлайт. Она сделала глубокий вдох и продолжила: — Но если ты права, мы действительно должны попробовать что-нибудь сделать. Я с вами.

Напряжённость, скрутившая все внутренности, отступила. Она была рада, что Твайлайт согласилась. Её подруга была умна, и если кто-нибудь способен помочь, то это она. Рэрити одарила принцессу улыбкой.

— Спасибо, Твайлайт, — выговорила она. — И, чуть не забыла. Как я понимаю, на сегодняшний вечер уже запланирована вечеринка?

* * *

Вечеринка была готова, и она оказалась просто невероятной.

О вечеринках Пинки всегда слагали легенды, но если раньше, когда она была ещё маленькой, всё ограничивалось скромной комнатой с хлопушками или, при совсем уж значимых событиях, одним домом, то теперь она закатывала такие вакханалии, что все взрослые в городе валились с ног как минимум на парочку дней. Память о вечеринках оставалась на годы. Правда, теперь и на организацию требовалось больше пони, но пара знакомых жеребцов всегда была рада ей помочь.

Как ни странно, такая смена масштабов произошла ровно тогда, когда Пинки стала достаточно взрослой, чтобы пить спиртное. Однажды Твайлайт даже предположила (увы, это случилось в ванной комнате, где её рвало, а Рэрити разминала ей плечи), что эти события в какой-то смысле связаны.

В общем, Рэрити предполагала, что к тому времени, как она доберётся до мэрии, вечеринка будет уже в самом разгаре. Оделась она без изысков: простое чёрное седло с плавными линиями и без оборок. К нему ещё прилагалась уздечка, но единорожка решила не надевать её. Та больше подходила для... вечеринок другого плана. Свити Белль упорно отказывалась одеваться во что-нибудь особенное, но после долгих уговоров, Рэрити всё же удалось заставить её надеть шарф. С наступлением осени и началом холодов шарфы медленно возвращались в моду.

Вся центральная площадь Понивилля была обвешана кучей плакатов, кричащих о приближающейся вечеринке. Сотни бумажных фонариков, разрисованных разнообразными кьютимарками, висели прямо над головой на нитках, тянущихся от столба к столбу. Свечки внутри них бросали на землю косые тени и пятна света, накладывающиеся друг на друга. Танцпол окружили десятки столов...

Рэрити протёрла глаза: ей не показалось, там действительно стоял танцпол. Прямо посреди городской площади.

— И сколько Пинки потребовалось времени, чтобы собрать его? — обратилась Рэрити к сестре. Вокруг них уже толпилось множество пони, и всё больше прибывало с каждой минутой.

— Думаю, как минимум пару часов, — ответила Свити. — Она всё готовит со вчерашнего дня. О, смотри! Твой фонарик!

Она показала рогом в сторону белого фонаря в паре шагов от них с красующейся на нём кьютимаркой в виде трёх голубых бриллиантов.

Рэрити уже хотела подойти поближе, чтобы лучше разглядеть свой именной фонарь, но тут её внимание привлекла суматоха, начавшаяся у ратуши. Пинки и белая единорожка со взъерошенной ярко-синей гривой вытолкнули на сцену два огромных динамика и затем, подключив к ним несколько проводов, удалились.

— Она ещё и диджея достала, — продолжила Рэр. — Пинки сама за это всё заплатила?

— Вообще-то, нет. Каждый год из городского бюджета для неё выделяется некоторая сумма ради таких вот вечеринок. Если углубляться в историю...

— ПРИВЕТ ВСЕМ! МЕНЯ СЛЫШНО? — динамики буквально взорвались громогласным приветствием Пинки.

Наступило краткое молчание. Кто-то из первых рядов крикнул что-то диджейке, которая что-то усердно крутила и дёргала на своём пульте.

— Извиняйте. Так лучше? — снова раздался из колонок голос Пинки. Всё ещё громкий, но уже не такой ушераздирающий. — Отлично! Добро пожаловать на первую ежегодную вечеринку в честь воссоединения Элементов Гармонии и памяти об этом! Не могу поверить, что прошло уже... — она затихла на пару мгновений, — девять лет, два месяца и двадцать девять дней, с тех пор как мы получили Элементы Гармонии и спасли принцессу Луну прямо тут, в Понивилле!

Да... Рэрити тоже не верилось. Девять лет?! На неё нахлынуло парализующие понимание того, насколько же она стара. Вот, казалось, только вчера она впервые встретила Твайлайт в своём бутике, а вот она уже одинокая старая кобылица на грани...

— Ой, ну хватит уже. — Свити толкнула свою сестру в бок. Её едва было слышно из-за гомона толпы и громких баек Пинки. — Ты не старая. Когда наши родители поженились, они были гораздо старше, чем ты сейчас.

Рэрити аж подавилась.

— Кхм, прости, дорогуша. Неужели по мне так видно?

— Не то слово.

Рэрити уже открыла рот, чтобы ответить, но тут прожектор качнулся и пригвоздил её к месту лучом света. Она замерла, ничего не видя, и услышала голос Пинки, рвущийся из динамиков:

— И последняя по списку, но не по важности — Рэрити! Давай, Рэрити, скажи привет!

Иная пони в таком неловком положении, приковав всеобщие взгляды, впала бы в панику. Рэрити, как обычно, пропустила почти всю речь Пинки. Даже родная сестра, Свити, бочком отодвинулась из-под софитов, оставляя минуту славы только ей одной.

К счастью, Рэрити привыкла быть в центре внимания. Инстинктивно она встала в позу: высоко поднятая голова и властно поднесённое к груди копыто.

— Привет, Понивилль! Надеюсь, сегодня всех ждёт восхитительный вечер! — воскликнула она голосом ясным и чистым, будто звон колокольчика. Народ ответил ей одобрительным рёвом.

— Ну ты даёшь. — Когда луч прожектора отправился вылавливать кого-то ещё, снова вернулась к ней Свити. — Большинство пони просто бы помахали.

Ну конечно же, что им ещё остаётся? Рэрити почувствовала, как на лицо наползает самодовольная ухмылка, и даже не стала утруждать себя, пытаясь её скрыть.

— Ну, не всем же быть такими шикарными, верно, дорогуша? — Она наклонилась к Свити и легонько чмокнула её в щёку. — Ну а теперь мне нужно найти девчонок. Не против, если я тебя оставлю?

Свити стрельнула глазами в сторону, а затем снова уставилась на Рэрити. Если бы та не смотрела на неё, то ничего бы даже и не заметила.

— О, конечно. Кажется, я видела пару своих друзей... Ну, я тогда пошла к ним... — Она одарила Рэрити улыбкой и направилась в толпу, с каждым шагом набирая скорость, пока уже через пару мгновений не скрылась в гуще пони.

“Точно!” — Рэрити пристально оглядела толпу, пытаясь угадать, кто же может оказаться сестрицыным ухажёром. Жеребцов её возраста было не так уж много, но кто сказал, что он не на пару лет старше? Что ж, ещё одна загадка, которую только предстоит разгадать.

* * *

Рэрити бесцельно слонялась по площади, видя, как вечеринка всё набирает обороты. Она не спешила искать своих друзей, а наслаждалась добротой и простодушием бесхитростного провинциального общества. Где бы она ни проходила, все пони, знакомые и нет, приветствовали её и радовались возвращению. Через какое-то время она даже заметила, что не может сдержать улыбку.

“Ты давно должна была вернуться”.

Может и так. Нельзя дать мыслям испортить себе настроение. Это вечеринка, а на вечеринке все должны быть весёлыми. Тем более у неё оставалось очень важное дело: помочь Рэйнбоу. И хандра в этом деле явно была лишней.

“Тебе бы не пришлось хандрить, если бы ты не уезжала. На что тебе сдалась эта Филлидельфия?”

Она нашла Эпплджек рядом с одним из столов в окружении небольшой толпы доброжелателей. Земная пони не надела ничего особенного и была только в своей обычной ковпоньской шляпе. Рэрити тихо вздохнула и подошла к ней.

— Привет, Эпплджек.

— Рэрити! Как делишки, подруга? — Эпплджек одарила единорожку своими костедробительными объятиями. — Дискорд тебя подери, помнится, последний раз я тебя видела аж на самых, эм...

Верно. Похоронах. Рэрити даже на секунду задумалась, как, наверно, Рэйнбоу достало слышать это от всех, а затем, потеревшись с земнопони носом, решила направить разговор в другое русло.

— У меня всё просто замечательно, дорогуша. А как поживаешь ты? Я тут слышала, что ты ждёшь племянницу...

— Или племянника, — Эпплджек, наконец, выпустила единорожку из мощных объятий и уселась рядом. — Мы с БигМаком даже поспорили. И если это будет кобылка, то я выберу ей имя.

— Вот как. — Рэрити приподняла бровь. — А Флаттершай знает про ваш спор?

— Хе-хе, — Эпплджек потёрла затылок. — Ну, в любом случае я имею право предложить имя.

— Ммм. И ещё кое-что... — Рэрити села рядом с Эпплджек и понизила голос. Теперь в сочетании с долбящей музыкой, ревущей из динамиков, их разговор был почти беззвучен. — Я слышала, вчера Рэйнбоу ночевала у тебя, на ферме.

— Да, у меня. — Лицо Эпплджек стало серьёзным. — И выглядела она неважно. Ты всё правильно сделала, когда уговорила её вернуться в Понивилль.

Рэрити покраснела и вжала голову в плечи.

“Когда последний раз хоть кто-нибудь говорил, что ты что-то сделала правильно?”

Она кашлянула в копыто.

— Ну да. Эм, спасибо. Она пришла с тобой?

Эпплджек кивнула и оглянулась, рыская взглядом по толпе.

— Мы были вместе, но она куда-то исчезла сразу после речи Пинки. Честно говоря, я бы посоветовала тебе в первую очередь проверить бар.

Что-то в этой простой фразе навело единорожку на печальные мысли. Нет, не та часть, что про бар: все Вандерболты были известными пьянчугами, а о Рэйнбоу ходили слухи, что она способна перепить любого жеребца. Рэрити поразмыслила об этом секунду, а затем разом отложила мысли в сторону.

— Пожалуй, последую твоему совету, — сказала, наконец, она. — Ещё увидимся.

Единорожка снова потёрлась носом об нос с Эпплджек и направилась вглубь толпы.

* * *

Бар был переполнен, но никого похожего на Рэйнбоу там не оказалось. Рэрити разочарованно вздохнула и направилась к барной стойке. Ей определённо нужно было выпить.

— Один космополитен, — сказала она бармену. Тот коротко кивнул, развернулся, чтобы приготовить адову смесь, и спустя секунду ловким движением толкнул бокал с напитком в её сторону через всю барную стойку. Она повторила за ним, отправив ему по столу пару битов за напиток, и была удивлена когда бармен не менее ловким движением их вернул.

— За счёт заведения, мэм. Это ведь вечеринка в вашу честь.

— Благодарю, голубчик. — Она одарила его расплывчатой улыбкой, и биты по воздуху поплыли в коробку для чаевых. — Я ищу одну мою знакомую, зовут Рэйнбоу Дэш. Голубая шёрстка, разноцветная грива. Не видели такую?

— Её трудно не заметить, — сказал бармен. Он на пару мгновений замолчал, пока собирал пустые стаканы и бросал их куда-то в нижний отдел стойки. — Была тут пару минут назад. Взяла два коктейля, когда я сказал, что для неё они бесплатны.

Теперь эта идея показалась Рэрити заманчивой. Но как только она сделала глоток космо, тут же передумала — похоже, одного только этого бокала ей хватит, чтобы напиться в стельку. Она одарила бармена ещё одной соблазнительной улыбкой и повернулась к толпе. Какое-то время она бродила, попивая свой напиток и пытаясь выхватить взглядом яркую гриву Рэйнбоу, но либо пегаски здесь не было, либо пёстрая толпа очень хорошо её скрывала.

В конце концов, устав от затянувшейся прогулки, Рэрити вернулась к центру площади, отыскала свободное место у столика и решила присесть. Все пони дружелюбно её приветствовали, и, пока она допивала коктейль, у неё даже завязалась небольшая беседа с молодой пегаской о преимуществах жизни в таком большом городе, как Филлидельфия.

Танцпол понемногу наполнялся. Рэрити молча наблюдала за ними со стороны. “Её платье слишком тесное. Да ещё... с вуалью? Мне точно нужно будет переговорить с этой кобылкой”. Впрочем, танцевавшим было сейчас не до моды. Когда песня закончилась, одна из пар поклонилась и укрылась в теньке ближайшего дерева. Перешёптываясь, они прижались друг к другу, полностью позабыв о окружающей их суете вечеринки.

Глядя на них, Рэрити вздохнула. Она уже хотела пойти заказать себе второй бокал, как вдруг рядом присела Твайлайт.

— Привет, Рэрити, — проговорила она. Её рог светился слабым фиолетовым светом, поддерживая в воздухе два напитка: себе и подруге. — Всё в порядке?

— О, Твайлайт, ты такая душка. — Рэрити тут же взяла предложенный бокал и затяжно пригубила коктейль через неоново-зелёную соломинку. Мейнхэттен, таки неплохой. — Я просто наблюдаю за молодыми парами. Они ведь даже не понимают, как им повезло. Вот ты, Твайлайт, знаешь, что в мире самое ценное?

Твайлайт какое-то время молчала. Она задумалась, а затем осторожно посмотрела на свою подругу.

— Полоний?

— Любовь, Твайлайт, — Рэрити продолжила говорить так, будто пропустила слова принцессы мимо ушей. — Истинная любовь! И когда это сокровище у нас есть, оно столь ослепляет, что мы не замечаем, чем владеем.

— Ах да, любовь. — Твайлайт хлебнула из своего стакана и что-то пробормотала себе под нос. Рэрити всей душой надеялась, что Твай знает, что такое метафора. Пару мгновений они так и сидели молча, глядя на танцующую толпу.

— Ты, случаем, не видела Рэйнбоу? — спросила Рэрити, когда сквозь алую жидкость стало видно дно бокала.

— В баре искала?

— Да. Я уже подумываю засесть и ждать её там. — Рэрити допила коктейль и нахмурилась. — Или, может, стоит побродить тут подольше...

— Я тоже поищу её. — Твайлайт поднялась. — Если найду, мы придём к тебе.

— Ммм, и где же тогда встречаемся?

Твайлайт посмотрела в свой бокал: почти пуст.

— Как насчёт бара?

— Я только за. — Рэрити встала, потянулась, и обе пони, потеревшись носами, растворились в толпе.

* * *

Поиски завершились, правда, так и не успев начаться. Рэйнбоу сидела через несколько столов от них, окружённая толпой, но по-прежнему одинокая. Она уставилась в одну точку. Рэрити попыталась проследить за её взглядом и уткнулась глазами в светло-голубой фонарик с рисунком крылатой молнии.

— Привет, — сказала Дэш, не сводя взгляда с фонаря, когда единорожка подошла ближе. Она была всё такой же поджарой и мускулистой, как и до этого, но хотя бы для приличия уложила своё привычное “птичье гнездо” на голове в подобие нормальной гривы.

— Эм, здравствуй, дорогуша. — Рэрити попыталась сесть на переполненную лавочку, протискиваясь с виноватым взглядом, и когда пони увидели, кто она такая, они улыбнулись и подвинулись. — Я так рада, что ты всё-таки решилась. Как ты?

— Отлично. Просто здорово. — Она указала на фонарь. — Ты знаешь, что это всё сделала Эпплблум? Почти три тысячи. Она потратила на них практически целый год.

Рэрити похлопала ресницами. Она вдруг осознала, сколько же пони живёт в этом на первый взгляд маленьком городе.

— Нет, Свити про это не говорила. Ты уже успела с ней повидаться?

Рэйнбоу покачала головой, отведя, наконец, взгляд от фанаря:

— Неа, просто я ночевала у них на ферме, и Эпплджек вскользь упомянула об этом по дороге сюда.

— Уже видела Флаттершай?

— О, да. — Рэйнбоу улыбнулась. Казалось, будто ползунок её эмоций с отметки ноль чуть сдвинули вверх. — Ты точно должна увидеть её, Рэр. Она так потолстела...

Рэрити поперхнулась и кинула на Рэйнбоу осуждающий взгляд:

— Невежливо говорить о ней так.

— Да брось, Флаттершай бы не обиделась. — Улыбка исчезла с лица Дэши, стоило ей обвести взором толпу. Предыдущая песня подошла к концу, и на несколько минут повисла тишина, пока диджей ставил следующий трек. — Она будет хорошей матерью.

Да, это точно. На мгновенье Рэрити представила: Флаттершай, со слипшейся от пота гривой и шёрсткой, прижимает к себе новорождённого жеребёнка. Внутри что-то сжалось, и она почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы.

— Нам нужно будет приехать к родам, — выговорила она, когда её голос снова пришёл в норму.

Рэйнбоу кивнула. Если она и испытывала что-нибудь, то явно скрывала это лучше, чем Рэрити. Какое-то время они просто молчали, окружённые суетой вечеринки.

— Не хочешь потанцевать? — вдруг сказала Рэйнбоу.

Рэрити моргнула:

— Танцевать? Вместе? Мы с тобой?

— Ага. Было бы глупо танцевать в одиночку.

— Ну да... — Рэрити растерялась. Сейчас играл какой-то техно-трек с тяжёлыми повторяющимися басами, под который нужно было скакать и тереться о партнёра. Не такую музыку она предпочитает. Классический вальс, медленные танцы, даже лёгкий джаз — вот её стихия. Музыка, знакомая всему светскому миру. — Знаешь, я не очень люблю такую музыку.

— Ладно, не забивай голову. — Дэши махнула копытом. — Это не так важно. Не всем дано танцевать.

Рэрити подняла бровь:

— Уж позволь, Рэйнбоу, я умею танцевать. Просто эта музыка несколько... вульгарна, в отличие от той, что я предпочитаю.

— Всё нормально, я тебя не осуждаю. — Дэши упёрлась локтем на стол и с беспечным лицом тихо добавила: — Не то чтобы сильно...

Рэрити вскочила на ноги и изящно потянулась: скорее для демонстрации собственного тела, чем реально для разминки мышц. Когда она распахнула глаза, на неё глядели Дэши и ещё несколько стоящих рядом жеребцов (и даже пара кобылок). Она тихо довольно усмехнулась и, задев коричневого жеребца, направилась к танцполу, даже не оборачиваясь: она знала, что он пошёл за ней.

Новая песня началась сразу же, как только она достигла танцпола. Музыка то подскакивала, то затихала в точном, быстром, ритмичном темпе. Она пропустила пару “квадратов” трека, чтобы попасть в такт, и начала танцевать.

Танец состоял из простых движений и был нацелен лишь на привлечение внимания жеребцов. Она не соврала, когда сказала Дэши, что умеет танцевать: её плечи шли точно в ритм, а поцокиванье копыт дополняло мелодию и словно ставило точку в конце каждого такта. Когда в песне добавился второй бас-ритм, она поддержала его грациозными взмахами хвоста и гривы. Каждые пару квадратов она тёрлась об грудь или бока партнёра, лишь подогревая интерес. Когда песня подошла к концу, она уже глубоко дышала, и её шёрстка поблёскивала от пота, в общем-то, как и у танцевавшего с ней жеребца. Она улыбнулась ему и повернулась к своей подруге.

— Ну так что, хочешь потанцевать? — спросила Рэрити. Жеребец удручённо вздохнул, но не отчаялся и уже через мгновение пустился отжигать с другой кобылкой. У него всё будет хорошо.

Дэши закатила глаза, но всё же поднялась на танцпол. Кажется, по пути она начала слегка покачиваться в такт музыке.

— Что за выпендрёж, — бросила Дэши, задев крылом Рэрити.

— Ты о чём?! — Рэрити не могла понять, чего тут такого. Ну да, хоть танец был лучше, чем у большинства собравшихся, но на вечеринках у Пинки она видала и более эффектные номера. — Ничего такого не было.

— Я не про танец, а про жеребца.

Дэши задвигалась в такт музыке, скользя вперёд-назад так ловко, словно вода, дополняя это всё движениями крыльев. Рэрити поймала ритм и каждый раз отступала, чтобы не врезаться в неё.

— А что не так? — Рэрити повертела головой, пытаясь найти того жеребца, и нашла: он весело проводил время с кобылкой кремового цвета в нескольких шагах от них.

— Ты просто задела его, а он уже побеждал за тобой, как собачка. — Мелодия перешла на громкий бит, и Дэши теперь просто покачивалась, выпрямив крылья, будто сейчас взлетит. — Ты думаешь, если бы на твоём месте была любая другая кобылка, всё было бы так же? — Ей пришлось повысить голос, чтобы перекричать музыку.

Ну, нет. Но ведь всё-таки с опытом приходит мастерство, чем бы ты ни занималась. От этой грустной мысли лицо Рэрити помрачнело, и она не заметила, как мелодия подошла к концу. Дэши просто стояла рядом, буквально в шаге, и смотрела на неё. Рэрити заметила, что та даже не устала.

— Может, ему просто было одиноко, — попыталась оправдаться она. Сейчас по нему и не скажешь, что он одинок, но, может, до этого...

— Забей. — Дэши сдула чёлку с глаз. — Давай лучше пойдём немного выпьем. Потанцевать мы ещё успеем.

И она права. Когда заиграла новая песня, Рэрити с Дэш уже были на полпути к бару.

* * *

Один бокал быстро превратился в два, а два — в четыре. Когда Рэрити допила последний и чуть уже не оседала под стол, Рэйнбоу вернулась с новой партией. В этот раз у неё был скотч, а это совсем не тот напиток, который Рэрити рассчитывала увидеть в копытах у пегаски. Она с приподнятой бровью наблюдала, как Дэши помпезно ставила оба бокала на стол.

— Что, мне уже нельзя скотча выпить? — спросила Рэйнбоу. От выпитого алкоголя её голос и поведение как-то... подобрели, что ли. Она усмехнулась и села рядом с подругой.

— Ммм, да нет, всё в порядке, дорогуша. — Рэрити магией взяла стакан и сделала глоток. Скотч был не высший класс, но довольно-таки неплохой. Вообще, она не ожидала, что Пинки на свою вечеринку подготовит даже такие напитки.

Она чувствовала, как её охватывает приятное опьянение, и оно всё нарастает и нарастает. Рэрити облокотилась на Дэши, и они какое-то время пили в тишине. Окружающее веселье потихоньку сворачивалось: пары расходились по домам, а в большинстве бесчисленных фонариков, что висели у них над головами, свечки уже прогорели, и лишь крошечные угольки светили изнутри.

— О, девчонки, — раздался сзади голос Твайлайт. Она подбежала к ним, но резко остановилась, увидев на столике скопление пустых бокалов и стаканов. — Ух ты. У вас тут всё в порядке?

— Угу, всё просто прекрасно, спасибо. — Рэрити заулыбалась чуть сильней, чем обычно, и сделала ещё один глоток. — А ты, Дэши... как ты там?

— Усё круто.

— Видишь, у нас всё отлично. — Рэрити повернулась к Твайлайт, не сводящей с них скептического взгляда. — А ты как поживаешь?

— Трезво.

— О, это же так печально, — пробормотала Рэрити. — Эй, Дэши, а ты помнишь, как Твайлайт первый раз напилась?

— Ещё как помню, — фыркнула Дэши, а затем закатилась в приступе смеха. — До сих пор не выкину из головы лицо мэра, когда та узнала, что мы с Твайлайт вломились в школу и та кричала... — Она перевела дыхание и снова начала смеяться.

— Да, похоже, у вас тут всё отлично, — перебила Твайлайт. — Так что я, пожалуй, вернусь...

— “Мой телескоп! Они украли мой телескоп!” — наконец выкрикнула Рэйнбоу. Рэрити издала тихий смешок.

— Ага, мне уже пора. Надеюсь, вы двое сможете добраться домой без приключений? — проговорила Твайлайт, покачала головой и потрусила прочь, тихо ворча себе под нос.

Рэрити и Дэши подождали, пока Твай будет на безопасном расстоянии, и рассмеялись в полный голос.

— Надо будет завтра извиниться перед ней, — выговорила Рэрити, когда к ней вернулся дар речи. Алкоголь стал сильнее давать о себе знать: земля под ногами закачалась, будто бы она плыла на лодке.

— Ой, да всё будет в порядке. — Дэши встала на ноги и попыталась сделать несколько осторожных шагов. Кажется, алкоголь ударил по её равновесию намного слабее, чем у Рэрити. Рэйнбоу допила остатки скотча и издала довольный вздох. — Думаю, вечеринка уже вот-вот закончится.

Рэрити окинула взглядом пустующую площадь: на танцполе уже давно никого не было, диджей упаковывал оборудование, а остатки пони, что ещё не разошлись по домам, тихо сидели за столиками и беседовали о своём, медленно допивая остатки напитков. Даже бармен, кажется, потихоньку начал собирался.

— Да уж, пора закругляться, — ответила, наконец, Рэрити. — И Свити Белль уже нигде не видно. Похоже, пора возвращаться в бутик.

— Ты остановилась у своей сестры? — Дэши подставила плечо, и, поддерживая друг друга, они зашагали прочь с площади. Сейчас, после такой шумной вечеринки, они были не более чем две простые кобылки, идущие по пустой улице тёмной ночью.

Студия — или бутик, как его по старой памяти называла сама Рэрити — была всего в паре минут ходьбы. Дизайн “Карусели” практически не изменился, только вывеска другая. Две подруги остановились в паре шагов от двери.

— Так что, будешь ночевать тут? — спросила Дэши и тихо перевела взгляд на студию. Перья в её крыльях слегка подрагивали от лёгкого ветерка.

— Угу. А ты полетишь в свой старый... — Рэрити осеклась. Она вдруг вспомнила, что вчера Дэши осталась у Эпплов. Что ей мешало улететь спать в свой облачный дом?

— Да, но, знаешь... — Рэйнбоу перевела взгляд на копыта. — Сейчас уже слишком темно для полётов, как бы не врезаться во что-нибудь по дороге.

Слишком темно для полётов? Даже если брать во внимание алкоголь, это всё равно звучало глупо. Дэши постоянно летала в темноте. Когда вернулась Найтмэр Мун, она пролетела через кромешную тьму, не задев ничего на своём пути, и сейчас эта кобылка говорит, что слишком темно?!

Похоже, все её мысли хорошо читались по лицу: Рэйнбоу сжалась и отступила.

— Ну, я это, пойду загляну к Пинки, вдруг она ещё не спит, — начала пегаска. — Я раньше часто у неё ночевала, так что...

— Что за ерунда, — перебила ей Рэрити. — У нас тут как-раз есть свободная спальня. Так что, если хочешь, можешь остаться тут.

— Как-то не хочется вас стеснять, Рэр.

Несмотря на напускную нерешимость Дэши, единорожка даже сквозь сумерки и туманящую разум дымку алкоголя заметила облегчение, отразившееся на лице пегаски. Рэрити открыла дверь, и та молча последовала за ней.

Они начали тихо, настолько, насколько тихо вообще могут идти две пьяные кобылки, на цыпочках подниматься по лестнице, лишь раз притормозив и поворчав, когда кто-то наступил на чьё-то копыто. Остаток пути они проделали без происшествий и уже через пару минут оказались в старой комнате Свити Белль.

Пегаска притормозила на пороге, колеблясь.

— Всё в порядке, дорогуша?

— Эм, да. — Рэйнбоу медленно прошла в комнату, тщательно разглядывая всё, что хоть как-то выхватывал тусклый свет с улицы. — Стоп... А никто другой тут не жил? Ну, кроме тебя?

— Вообще-то это старая комната моей сестры, а не моя. А кроме неё тут никто и не жил.

— Верно. — Казалось, что у Рэйнбоу просто спала гора с плеч, хоть и непонятно почему, и она тихо залезла в кровать. — Кстати, спасибо, что разрешила мне остаться у вас.

— Никаких проблем. — Она наклонилась, чтобы потереться носами, а затем зевнула. Бесчисленные коктейли, выпитые на вечеринке, давили на неё всё сильнее. — Спокойной ночи.

Рэрити закрыла за собой дверь и на цыпочках спустилась вниз к уже ждущему её дивану.

Так значит и Дэши давненько не бывала в своём доме в Понивилле. Рэрити слышала, что облачные дома просто сдувает, если в них долго никто не живёт. Такие дома ведь совсем не походили на бутики, фермы или, например, замки на земле. Таким домам, как и самим пегасам, явно недостаёт постоянства.

Но если это и вправду так, почему не сказать об этом прямо? Зачем придумывать эти глупые отговорки про опасность полёта? Эти мысли явно требовали большей ясности рассудка, чем мог дать отупевший от алкоголя мозг, да ещё и поздней ночью, так что, с ворчанием укладываясь на диван, она постаралась их отбросить. Он был явно хуже, чем в Филлидельфии, но для сна сойдёт.

И вообще, что-то она последнее время стала слишком много думать о диванах.

“Неплохо для первого дня, верно?”

Очень даже неплохо. Старые друзья, семья, веселье. Всё, чего она лишилась из-за своего модельного бизнеса, прочно связанного с высшим обществом Филлидельфии. И, конечно же, из-за попыток отыскать своего принца.

“Уверена, что твой принц именно в Филлидельфии?”

Может и нет, но там остался Брайт Марк. Она вспомнила их вчерашнее времяпрепровождение, и на её лицо сама собой закралась едва заметная улыбка. Она буквально представляла, как они прижимались друг к другу, как он придавливал её к дивану.

“Хватит притворяться. От этого только хуже”.

Рэрити нахмурилась от собственных мыслей. Да кто она такая, чтобы судить, какими должны быть нормальные отношения? Многие кобылки придирчивы в выборе своих спутников. Лучше быть разборчивой, чем потом всю жизнь жалеть.

“Ты не разборчивая, ты просто поехавшая. Принцев не существует!”

Она перевернулась на спину, всё пытаясь устроится поудобней. Воспоминания о вчерашней ночи сами по себе всё ещё витали в утомлённом алкоголем и вечеринкой сознании. Она могла бы выбросить их из головы, но это лишь означало остаться наедине со своими несмолкающими скептическими мыслями, от которых хотелось кричать.

Но и вариант отдаться воображению был не без изъянов. Между ног заиграло знакомое тепло. Единорожка закусила губу и сжала бёдра, и от этого изо рта донёсся тихий стон — больше выдох, чем звук. Она закрыла глаза и представила, что Брайт Марк снова на ней, его копыто опускается всё ниже и ниже.

“Да, прямо туда”.

Её копыто словно невзначай начало поглаживать животик, с каждым разом спускаясь всё ниже. Она раздвинула задние ноги, и копыто, достигнув места назначения, стало дразнить половые губы, поднимаясь, чтобы коснутся той точки выше. От этого прикосновения её бёдра вздрогнули.

А потом Брайт Марк... Он... Она открыла глаза, уставившись в темноту. Почему-то она едва могла вспомнить, как он выглядел, и ещё меньше — какое удовольствие он доставил ей прошлой ночью. Она, конечно, помнила секс, но он ничем не отличался от любых других её “встреч” с десятками других жеребцов. Она издала разочарованный рык и сильней прижалась копытом к промежности. Ничего.

“Вот блин”.

Она подумала, что для остальных кобылок это не было проблемой. Уверена, та же Рэйнбоу Дэш, спящая этажом выше, всегда могла представить что-нибудь, чтобы поклопать. Рэрити подумала, а вдруг Дэш уже занялась этим, лёжа и неторопливо лаская саму себя.

От мысли к воображению. Она уже представляла, как Дэши разлеглась на кровати, даже не расправив её.

“Её яркая грива небрежно разбросана, а крылья подёргиваются в такт пронизывающим всё тело волнам удовольствия. Не одно, а оба бешено двигающихся копыта опущены между ног”.

И вновь копыта Рэрити нежно коснулись половых губ. Она издала тихий вздох, продолжая представлять.

“Рэйнбоу перевернулась на спину, расставив ноги в стороны, теперь не скрывая ничего. Вся её щёлка и бёдра уже были в липкой прозрачной жидкости. Из-за скорости движения копыт были почти неразличимы”.

Да, это то, что нужно. Рэрити ещё сильней нажала копытом между ног. Там у неё всё было отвратительно влажным, и в воздухе уже стоял сильный запах возбуждения. Она представила, как склонилась над Дэши. Как бы она пахла?

“Рэйнбоу в удивлении открыла глаза, когда Рэрити нежно отодвинула её копыто, выставляя напоказ промежность пегаски. Её блестящие, влажные половые губки выглядели как цветочные лепестки. Рэрити опустила голову, и её язык направился к своей заветной награде, заставив Дэши застонать. Пегаска схватилась за гриву единорожки и стала наклонять её голову всё ниже.

Рэрити вдохнула, и это было как дышать чистым удовольствием. Её язык всё глубже проникал в пегаску, помогая копытами. Она схватила одну сторону губами и легко потянула, наслаждаясь судорожным стоном своей подруги. А в это время её собственные копыта опустились вниз, между ног, и начали своё яростное движение, граничащее с болью.

Она подняла голову, слыша разочарованный стон Рэйнбоу. Рэрити улыбнулась подруге и, аккуратно поцеловав тот уголёк, сверкающий на вершине её промежности, снова устремилась внутрь, всё чаще поднимаясь к той яркой точке, возвышающейся словно маяк, вокруг которого она медленно кружила языком. Рэрити чуть нажала копытом между половыми губами, мгновенно проникая в Дэши одним движением. Языком она чувствовала сердцебиение своей подруги. Крылья, вышедшие из-под контроля, отбивали на кровати безумные ритмы.

Наслаждаясь каждым миллиметром её тела, Рэрити медленно перевела взгляд на лицо пегаски, и та смущённо отвела свои сияющие во тьме, широко распахнутые малиновые глаза...”

Рэрити издала последний, очень громкий, стон, который эхом разнёсся в темноте и тишине бутика. Её копыто прижалось сильнее, а глаза распахнулись, когда её тело настиг самый мощный оргазм, который она только могла вспомнить. Долгое время она лежала, всё ещё держа копыто между ног, будто пытаясь удержать внутри то удовольствие, что она только что испытала. Всё ниже пояса было влажным. Пока никто не встал, ей явно нужно будет придумать, как оправдать чистку дивана посреди ночи.

Хотя это может и подождать. Она улыбнулась сама себе и начала медленно проваливаться в сон. Последнее, что она представила, засыпая — это Рэйнбоу, свернувшуюся клубочком, лежащую рядом с ней с довольной улыбкой на губах.

Какая же странная фантазия.

Предыдущая глава

Следующая глава

3 комментария

Веон

"Перед отъездом у ней"
Это надо срочно исправить. Я понимаю, что это, видимо, опечатка, но тем обиднее её пропустить.

И вообще всему тексту не мешало бы избавиться от просторечий в авторской речи. Особенно в тех главах или отрывках, где повествование следует за Рэрити. Там это совершенно неуместно. Вот пара примеров:
"Повсюду понатыканы столы, покрытые воском после ночных исследований."
"Ух ты, это прозвучало реально заботливо."
Второе — это даже не авторская речь, а внутренний диалог Рэрити.

Да и вообще тексту не помешало больше изящества, которое было у Cold In Gardez'а :-/

Веон, Август 18, 2018 в 16:23. Ответить #

Чесно офигенный фанфик ( без клопоты — он потеряет 30% шарма) Но вот зря -(спойлер) Любитель пирогов спаситель Тортов (второй по значимости XD — Сили любит торты)

RoyaL, Август 23, 2018 в 04:06. Ответить #

Буду ждать продолжения. Персонажи хорошо прописаны. Надеюсь, пикантные сцены раскрывают характер героев, а не вставлены в угоду похоти.
P.S. Твайлайт милашка

man_in_pants, Август 24, 2018 в 09:15. Ответить #

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.