Автор рисунка

Salvation by Cold in Gardez. Интерлюдия: Несчастный случай

70    , Январь 26, 2019. В рубрике: Рассказы - отдельные главы.

Автор оригинала: Cold in Gardez
Оригинал

В волшебной стране Эквестрии любовь является самой ценной валютой. Ценнее денег, дороже золота, лучше славы. Любовь — это то, что делает пони богатыми.

Или бедными, если её нет.

Единственное, что сейчас объединяет Рэйнбоу Дэш и Рэрити, — это потеря. Одна игнорирует собственную боль, другая же упивается ею. Но теперь, в кругу старых друзей становится трудно скрывать истинное лицо. Ложь больше не может быть тем единственным, что скрепляет их дружбу.

Любовь объединяет нас, но она же нас и убивает.

Переводчик: ltybcs

Вычитка: FoxcubRandy, Doof Ex Machina, ltybcs, abercataber

Интерлюдия: Несчастный случай

Что-то с этой рубиновой пуговицей не так.

Лишь прищуренные глаза Рэрити выдавали её раздражение. Последние полчаса она только и возилась с этим проклятым пальто, завершающим штрихом её весенней коллекции, но пуговица на воротнике всё портила. То слишком большая, то слишком маленькая, не в том месте, неверного цвета, неправильной формы или просто смотрелась глупо.

А ведь это была пуговица декоративная! Под неё даже не было прорези, она существовала только для украшения и Рэрити не была уверена, что ей нравится подобный подход. Но против моды не попрёшь, а в этом сезоне мода говорит, что на дамском пальто обязательно должна быть дополнительная пуговица чуть выше левого нагрудного кармана. Для иного подхода не было ни времени, ни места — обычное весеннее пальто есть обычное весеннее пальто, что тут поделаешь. Хорошо ещё, что ей удалось сделать его не только удобным, но и довольно красивым.

Кроме этой проклятой пуговицы, в которой не было ни грамма практичности. Рэрити поворчала себе под нос и отложила иглу. Небольшой перерыв на чай поможет лучше мыслить.

Она подошла к чайнику, одной из новых моделей, которые сами подогревают налитую в них воду с помощью электричества. Никакого огня, ни капли магии, только электричество. Рэрити начинала нервничать каждый раз, включая его в розетку, но, вроде как, от этой штуки ещё никто не умирал.

Дождь вперемешку со снегом стучал в окно, а она всё ждала, когда же вода закипит. Зима, если верить календарю на стене её кабинета, уже через неделю должна была закончиться. Однако, погодная команда, похоже, свой календарь потеряла. Уже несколько дней погода всё портилась и портилась. Сначала небо просто затянулось облаками, потом они пролились холодной моросью, и закончилось всё сегодняшним безобразием на улице. Единорожка глядела в окно, пока то не запотело от её дыхания, а потом, со вздохом, отвернулась.

“В Понивилле уже готовятся к уборке зимы. И ты могла бы быть там. Ещё не поздно вернуться домой”.

Вот только уже поздно. Сейчас на ней висело с десяток заказов, каждый из которых требовал её личного внимания. А она просто бросит всё и уедет в Понивилль потому что захотелось? Клиенты будут в ярости.

Единорожку отвлёк свист электрочайника. Подумав секунду, она выбрала пакетик с нежной жасминовой заваркой и опустила его в заварник.

— Прошу прощения, мисс Рэрити? — Её помощница, Тимбл, выглянула из-за двери. — Вам пришла телеграмма.

— Просто кинь её в ту кучу с почтой, дорогуша, — ответила Рэрити, доставая пару фарфоровых чашек из шкафа. — Не хочешь чаю? Я заварила целый чайник жасмина.

— О, спасибо, но нет, мэм. От жасмина я становлюсь немножечко нервной, — хихикнула земная пони. — Но телеграмма помечена как срочная. Уверены, что её прочтение стоит откладывать?

“Срочная?” Рэрити нахмурилась:

— Ну, это другое дело. Давай посмотрим.

Запечатанный конверт поднялся из копыт Тимбл и поплыл к единорожке. На нём был штамп главного почтового отделения Понивилля. Когда Рэрити увидела это, по спине у неё пробежала холодная дрожь. Что-то случилось со Свити Белль? Она вскрыла конверт и достала единственный листок, что был внутри.

ДЛЯ РЭРИТИ ТЧК ПРОИЗОШЁЛ НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ ТЧК РЭЙНБОУ РАНЕНА СОАРИН ПОГИБ ТЧК ВОЗВРАЩАЙСЯ В ПОНИВИЛЛЬ Я ВСТРЕЧУ ТЕБЯ НА ВОКЗАЛЕ СЕГОДНЯ В ШЕСТЬ ВЕЧЕРА ТЧК ТВАЙЛАЙТ СПАРКЛ

Как ни позорно это признавать, но первой реакцией было облегчение. Со Свити всё в порядке. Позже, от осознания насколько мелочны и эгоистичны были её мысли, Рэрити стало тошно. А когда до неё, наконец, дошёл смысл телеграммы, голова закружилась, и единорожка сама не заметила, как осела на пол.

— Рэрити? Рэрити? Вы в порядке? — лицо Тимбл было всего в паре сантиметров, а её глаза переполняла тревога. — Что-то случилось... что-то с вашей...

— Нет, — отрезала Рэрити. Её голос звучал тихо и приглушённо, будто доносился за тысячу километров. — Свити в порядке. Мне нужно... нужно... — она остановилась, чтобы сглотнуть. Во рту было суше любой пустыни. — Мне нужно ненадолго уехать, Тимбл. Сможешь с Вив последить за бутиком несколько дней, пока меня не будет? Точнее, неделю?

— Эм... — Тимбл сделала шаг назад. — Да, думаю, сможем. Если не принимать новых заказов, у нас будет время закончить текущие проекты. Можно нам использовать вашу ткань?

— Да, конечно. Всё что угодно. — Обычно Рэрити приберегала свой особый запас тканей и аксессуаров для необычных проектов, но Тимбл и Вив были её самыми опытными ученицами, и если они останутся в бутике за главных, то и материалы им нужны лучшие. — Можешь пойти передать остальным, что я отлучусь как минимум на пару дней? Нужно навестить друзей.

— Да, мэм. Что-нибудь ещё?

Рэрити взглянула на часы. Сейчас уже полдень, а поезд до Понивилля идёт несколько часов. Надо торопиться.

— Нет, всё в порядке, — ответила единорожка. — Просто следи, чтобы работа не встала, пока меня нет. Вы справитесь. — Рэрити резко встала и, обойдя Тимбл, направилась к двери.

Впервые в жизни Рэрити ехала куда-то, не собрав в дорогу ни одной сумки.

* * *

— Куда направляетесь?

— Понивилль. Экспресс, пожалуйста.

Рэрити толкнула кучку бит через стойку кассиру, светло-коричневому пони носящему модные офисные очки. Он пересчитал деньги и нажал пару клавиш на устройстве перед ним. Спустя несколько секунд из него вылезла тонкая бумажка, которую кассир оторвал и толкнул ей.

— Благодарю.

Она быстро проглядела текст на билете и отправилась на платформу посадки. На нём было указано время прибытия в Понивилль: 17:55. Ну конечно же, Твайлайт сверилась с расписанием поездов.

Платформу заполнял с десяток других кобылок и жеребцов, в большинстве своём земные пони. Возле скамеек одна парочка приглядывала за тремя жеребятами, а двое сидящих на скамейке пожилых пони смотрели на них с улыбкой.

“Соарин погиб”.

Рэрити почти его не знала, но это всё равно повергло её в шок. Когда-то она знала пони, которых сейчас уже не было в живых, но все они были пожилыми кобылками и жеребцами, чьё время подошло к концу. Но никогда ничего подобного. Не такие молодые пони, у которых вся жизнь впереди, как Соарин.

И Рэйнбоу Дэш. Разве сложно было добавить в телеграмму хоть пару слов, чтобы было понятно, насколько всё плохо?. Может, у неё просто царапина, или, может, она при смерти. Рэрити оставалось только гадать.

Мимо прошёл жеребец примерно такого же возраста, что и Свити Белль, с огромной пачкой газет на спине. Он открыл витрину, достал утренние газеты и заменил парочкой более свежих номеров. Рэрити краем глаза увидела заголовок и через секунду буквально чуть не вырвала бедную дверь витрины, пытаясь достать газетку.

“Трое погибших от взрыва в Клаудсдейле,” — гласил заголовок. Чуть ниже на зернистой фотографии был запечатлён столб дыма, поднимающийся с земли под городом. По крошечным пятнышкам, летящим пегасам, можно было понять каких громаднейших масштабов был пожар от которого и валил весь этот дым.

“Ох, во имя Селестии, что там случилось?”

В статье не называлось имён, но Соарин и Дэши оба жили в Клаудсдейле. Если исключить невероятное совпадение, то, скорее всего, именно это происшествие Твайлайт имела в виду в телеграмме. Рэрити проглядывала статью, в поисках подробностей, но текст был удручающе скуден на детали. Даже касательно основных событий не было ясности: ничего не известно о причине взрыва, сколько пони пострадало или действительно ли, перед большим взрывом, запечатлённым на фотографии, был взрыв поменьше, как заявляют некоторые очевидцы.

Громкий свист прервал её раздумья. Поезд в Понивилль вот-вот отправится. Она сложила газетку пополам, села со всеми, кто ещё оставался на платформе, на поезд и уже через минуту возвращалась домой.

Всю поездку она смотрела в окно. Когда без пяти минут шесть поезд прибыл в Понивилль, она не смогла припомнить ничего из увиденного.

* * *

— Рэрити! — Голос Твайлайт прорезался сквозь шум толпы. Единорожка тянула шею, уже не первый раз в жизни жалея, что не выросла чуточку выше. Пони вокруг образовывали разноцветную стену, которая не торопилась рассасываться.

— Твайлайт! — отозвалась она. — Стой на месте, я иду!

Она начала пробираться сквозь толпу, бормоча извинения каждому, случайно оттолкнутому, пони. В конце концов, она добралась до края платформы, где её ждали Твайлайт Спаркл и Пинки Пай.

Твайлайт выглядела слегка уставшей. Местами из её гривы в разные стороны торчали пряди волос, а крылья выглядели так, будто кто-то погладил их “против перьев”, но, несмотря на это и мешки под глазами, она выглядела нормально.

Пинки же наоборот. Её привычная яркая шёрстка поблёкла, кудряшки обвисли вдоль шеи и плеч. Розовая пони не сводила с единорожки своих ярких голубых глаз с того момента, как та вырвалась из толпы. Когда настал её черёд обняться с подругой, Пинки подошла совершенно деревянным шагом, полная противоположность её прежней походке в припрыжку.

Рэрити крепко обняла её, затем аккуратно отпустила.

— Как она?

— Ранена, — ответила Твайлайт. Она машинально обняла Рэрити, затем резко развернулась и направилась с платформы вниз по лестнице в сторону улицы. — Ну же, все уже ждут нас у воздушного шара.

— Воздушного шара? — Подскальзываясь на мокрых булыжниках мостовой, единорожка устремилась за подругой. С каждым шагом по лужам на её шерсти появлялись всё новые серые следы от брызг. — Какого воздушного шара?

— Моего, — сказала Твайлайт, не замедляя шаг, и посмотрела на пасмурное небо. — Нужно спешить. Уже темнеет.

— Зачем он нам? — спросила Рэрити. Она никогда не видела Твайлайт в таком состоянии и это более чем обескураживало.

— Это единственная возможность нам всем добраться до Клаудсдейла, — ответила Твайлайт. Она ускорила шаг, обходя закрытый ларёк с капустой. — Придётся потесниться, но по весу укладываемся.

Конечно. Пять вымокших пони в маленькой корзинке. Рэрити поморщилась от этой мысли. В небе будет ещё и холодно, а из одежды на ней был только тонкий бежевый шарфик.

— А разве Флаттершай не может просто, ну, полететь?

— Она уже там, — ответила Пинки, что было немного неожиданно для Рэрити: земная пони сегодня была такая тихая, что единорожка про неё совсем забыла. — Она улетела сегодня утром.

— Они будут ждать нас в больнице, — добавила Твайлайт. Она даже не потрудилась оглянуться, пока говорила. — А теперь поспешим, нас ждёт долгий полёт.

* * *

— Это... точно безопасно?

— Совершенно безопасно.

Твайлайт была первой, кто вылез из корзины, наложив на свои копыта и копыта подруг заклинание хождения по облакам. Её копыта на пару сантиметров погрузились в облако, но она не провалилась насквозь и не барахталась сейчас, падая где-то под Клаудсдейлом. Хотя, конечно, ей и не нужно было это заклинание, так что это не особо успокаивало.

Эпплджек, держась за края корзины, наполовину перелезла через край, проверяя передней парой копыт устойчивость облаков. Удовлетворённая результатом, она спрыгнула к Твайлайт.

— Агагсь, прям как в прошлый раз.

Точно, как в прошлый раз. Вот только этот прошлый раз был связан с не самыми приятными для Рэрити воспоминаниями. Она нервно вздохнула, осторожно перелезла через борт и схватилась за край корзины. Быстро помолившись про себя, она отпустила край и пролетела последние сантиметры до облака.

— Видишь? Безопасно, — сказала Твайлайт. Она дождалась, пока Пинки присоединится к ним на платформе, куда уже с невероятной скоростью стекались любопытствующие пегасы. Видимо, единороги и земные пони всё ещё были редкостью для Клаудсдейла. — Ну, и где он? Обещал же нас здесь встретить.

— Где кто? — спросила Рэрити. Она топнула по облаку, но оно легко выдержало. Когда она подняла ногу, остался небольшой отпечаток, но не прошло и секунды, как облако затянуло его без следа, от того что оно постоянно клубилось.

“Будто ходишь по воде”.

— Клаудфаер, — рассеяно ответила Твайлайт, сосредоточенно всматриваясь в толпу. — Он должен был... ага!

На платформу приземлился молодой мускулистый пегас в форме Вандерболтов. Он пробился через толпу и подошёл к ним.

— Принцесса, дамы, благодарю вас, что прилетели. — Теперь, вблизи, Рэрити заметила, что его униформа была не выглажена, не все пуговицы застёгнуты, и некоторые значки висели криво, будто бы он одевался в спешке. Он с любопытством взглянул на ноги прибывших и продолжил: — Мы приготовили для вас колесницу, но, как погляжу, вам она не нужна. Вы, должно быть, Рэрити?

Рэрити пришлось начинать разговор, так как обратились именно к ней:

— Эм, да. Клаудфаер, верно? Очень приятно. — Она развернулась к остальным. — А вы уже знакомы?

— Агагсь. Клауди был с Болтами, когда они приехали в Понивилль в прошлом году, — отозвалась Эпплджек.

— Помнишь то выступление, ради которого ты не могла вырваться домой? — Голос Твайлайт был так резок, что казалось, об него можно буквально порезаться. Рэрити дёрнулась.

— А, да, то самое. — Рэрити прочистила горло. — Было так много дел в бутике, да и вообще... — Она прервалась. Все уже выдвинулись, следуя за Клаудфаером, скорее всего в сторону больницы. Она поспешила их догнать.

“Что ж, Твайлайт, ты тоже иди в зад”.

* * *

В мемориальной больнице Клаудсдейла, к удивлению Рэрити, были настоящие полы. Покрытые линолеумом, вымытые до блеска, что аж скрипели под копытами. С этого она и решила начать беседу, отчаянно пытаясь максимально уйти от предыдущей темы:

— А? — Твайлайт обернулась, будто бы только сейчас узнала, что Рэрити здесь. — А, верно. Думаю, таковы правила. Здесь ничего не сделано из облаков на случай, если им придётся лечить единорогов или земных пони.

— Или, что более вероятно, если у кобылки родится жеребёнок не-пегас, — добавил Клаудфаер. — А случается это гораздо чаще, чем вы можете подумать.

— Должно быть, это неловко, — вставила Эпплджек.

— Надеюсь, что никогда этого не узнаю, — сказал Клаудфаер. — В любом случае на третьем этаже у нас зал ожидания. Там может быть полно народу, но, если придётся, мы можем выгнать пару пони. Капитан сказал, что вы пятеро имеете привилегии.

“Пятьеро?”

На Рэрити накатило осознание:

— Флаттершай здесь?

Он кивнул:

— Она прилетела пару часов назад. Не думаю, что она уже виделась с Эл-Ти. Доктор никого не пускает.

— С эл... ти? — прошептала Рэрити Эпплджек. Она не хотела снова показывать своё незнание перед Твайлайт.

— Он имел в виду Дэш, — прошептала Эпплджек в ответ. — Она лейтенант.

Точно, все эти военный штучки. Рэрити никогда не вникала в детали того, как Вандерболты служили короне. Они не похожи на стражу, которую она видела во дворце, суровую, строгую и дисциплинированную. Если на то пошло, шоу Вандерболтов больше походило на показ мод, чем на выступление солдат, со всем этим заводом толпы, раздачей автографов и встречами с кучей поклонников. Но, похоже, в какой-то мере их бывшее военное положение всё-таки оставило на них отпечаток в виде рангов.

— Спитфаер здесь? — спросила Твайлайт. Они остановились у лифта в конце коридора и ждали, пока он приедет. Рэрити бросила взгляд на указатель висевший неподалёку и прикусила губу.

“Третий этаж: Отделение интенсивной терапии, Ожоговое отделение, Лётная медицина, Неврология”.

— Нет, она встречается с семьями. — Клаудфаер ещё раз нетерпеливо ткнул уже нажатую кнопку. — Сейчас она очень занята.

— А ты как? — голос Пинки, внезапно, прозвучал из-за спины Рэрити. Это было первое, что она сказала с их прибытия в Клаудсдейл.

— Всё в порядке. Я не был тогда на тренировочной площадке. — Он ещё раз с силой надавил на кнопку кончиком копыта.

— Я имела в виду, как ты...

— Сказал же, всё в норме! — Клаудфаер ударил по кнопке с такой силой, что по пластику пошли трещины. Спустя секунду она погасла, и перед ними распахнулись двери лифта.

Это была очень тихая поездка до третьего этажа.

* * *

Флаттершай ждала их, как это ни прозаично, в комнате ожидания. Увидев подруг, она, изящно взмахнув крыльями, встала и поскакала к ним, чтобы заключить их всех в большие объятия, и Рэрити оказалась зажата между двумя земнопони. Она чуть не начала задыхаться, когда объятья прекратились.

Всё это время висела тишина, которую прервал Клаудфаер, прочистив горло:

— Что ж, я должен вернуться к капитану. Если понадобиться какая-то помощь, можете спросить любого Болта. Они с радостью помогут.

Флаттершай посмотрела на него:

— С тобой всё будет хорошо?

Снова тишина. Рэрити закусила губу.

— Ага, — всё что он сказал и, ничего не добавив, развернулся и ушёл.

— Не похоже, что он в порядке, — сказала Пинки. Она не сводила глаз с двери, которая уже захлопнулась за Клаудфаером.

— Он просто расстроен, — ответила Флаттершай и аккуратно полетела от них обратно в сторону ряда свободных стульев. — Сегодня была его очередь проводить тренировку, но он поменялся сменами с Соарином.

“Ох. Оуууууу”.

Рэрити ещё раз посмотрела на дверь:

— Соарин... Он...

— Он не выкарабкался. — Голос Флаттершай звучал тихо, но не так, будто она стеснялась, как, по памяти Рэрити, это бывало раньше. Похоже, единорожка уже не была в Понивилле слишком долго: кое-что успело измениться.

— Верно. Так было написано в письме, но... — Она снова прервалась. Почему никто ещё не спросил? Всем же хочется знать. — Мне так жаль, но я должна спросить. Как она? Когда мы сможем её увидеть?

— Будет жить, — ответила Флаттершай. По лицам остальных было видно хоть и лишь небольшое, но облегчение. — Операция закончилась примерно час назад. Хирург сказал, что им удалось спасти её ногу.

“Спасти её ногу?” Рэрити на секунду показалось, что Флаттершай говорит на каком-то непонятном языке, потому что её мозг не мог осознать смысл такой простой фразы. “Спасти её ногу?”

— Мы можем с ней повидаться? — спросила Эпплджек. Она неуверенно шагнула в сторону палат.

— Не раньше, чем она очнётся, — Флаттершай снова села на стул. — Но сначала её должны осмотреть доктора. Вам лучше присесть. Это займёт какое-то время.

“Спасти её ногу?” Правда, что это может значить? Остальные уже начали занимать места рядом с Флаттершай, а Рэрити всё стояла, будто прикованная к полу. Пинки и Эпплджек сели рядом и, наклонившись друг к другу, о чём то шептались. Твайлайт нервно ёрзала на стуле, пока Флаттершай нежно не прижалась к ней носом. “Спасти от чего?”

— Рэрити?

Они же это не всерьёз? Она никогда не видела пони без ноги. Как такое вообще возможно? Шьют ли для них особую одежду?

— Рэрити, почему бы тебе не присесть?

И как вообще Рэйнбоу будет выглядеть без ноги? Рэрити даже не могла представить. Могла представить обычную Рэйнбоу Дэш, с её классической самодовольной ухмылкой на лице, но представить, что ей больно? Или вообще кому-то из её подруг? Что они ранены. Часть, а не целое. “Разорвана на части. Как Соарин”.

— Она сейчас... — Мир потемнел, не дав ей услышать конец фразы.

* * *

— Прости. Я была слишком... резка с тобой, так ведь?

— Всё в порядке, дорогуша. Это был тяжёлый день для нас всех, — ответила Рэрити. Рядом с ней сидела Твайлайт, сжавшаяся в своём сидении, жалкая на вид, уставшая и измотанная, какой Рэрити видела её впервые. Голова фиолетовой единорожки поникла, её грива, обычно ровно уложенная, была взъерошена и спутана, с торчащими во все стороны прядями. Картину завершали большие мешки под красными измученными глазами.

Она выглядела так, как Рэрити себя чувствовала внутри. Прошло уже почти десять часов с такого момента как она упала в обморок на холодный линолеум пола. Это был не самый унизительный момент в её жизни, который она разделила с подругами, даже не в тройке худших, но всё равно приятного мало.

— Да, но ты всё равно того не заслужила. — Твайлайт тихо шмыгнула. — Прости ещё раз. Я серьёзно.

— Знаю. — Рэрити наклонилась и положила голову на плечо Твайлайт. — Но сейчас нужно думать о Дэш.

— Верно. Дэш. — Твайлайт бросила еле заметный взгляд на дверь к палатам. Она больше не открывалась с тех пор, как примерно час назад, оттуда вернулся Клаудфаер. Сейчас он сидел рядом с Флаттершай, и они тихо дремали. На соседних стульях устроились Пинки и Эпплджек, облокотившись друг на друга головами. Только их нервно дёргающиеся уши выдавали, что они ещё не спали.

“Пегас с пегасом, земнопони с земнопони и единорог с единорогом. Какое совпадение”.

Прошло уже столько лет, но Рэрити всё равно считала Твайлайт единорогом, даже не смотря на то, что крылья принцессы тёрлись об неё с каждым вздохом. На секунду ей даже захотелось подсесть к Флаттершай и Клаудфаеру, чтобы убрать это чёткое разделение, но она отбросила эту идею, как глупую. Твайлайт нужна была её компания, а остальные неплохо чувствовали себя друг с другом. Не было смысла рушить такую идиллию.

— Так... что будет дальше? — прошептала Твайлайт. — Что нам делать?

— Думаю, это зависит от... положения Дэш. — Рэрити сделала паузу перед словом и тут же захотела его забрать. “Положения,” будто бы Дэш была просто залетевшей кобылкой. Она скривилась, но продолжила: — И нам нужно будет помочь ей пройти через его похороны. Все похороны.

— Точно, похороны. — Глаза Твайлайт расширились, как будто она только сейчас о них вспомнила. — Как они... — Она прочистила горло. — В смысле, какие у них церемонии?

— Боюсь у меня нет ни малейшего понятия. — Рэрити, конечно, бывала на похоронах, но только земных пони и единорогов. Какие бы церемонии не бытовали у пегасов, они проводят их вдалеке от земли. У неё даже проскользнула пугающая мысль, что их могут вообще не пригласить.

— Можно спросить у Флаттершай, — сказала Твайлайт после паузы. — Она должна знать. И должна знать, как помочь Дэш.

Звучит оптимистично. Правда, Рэрити не стала ничего говорить, а лишь снова положила голову на скрещенные перед собой ноги. Твайлайт, непонятно из-за чего, нахмурилась, и они обе замолчали.

Спустя какое-то время, около часа или что-то вроде — Рэрити потеряла счёт времени — дверь со скрипом распахнулась, и к ним вышла бледно жёлтая кобылка в белом докторском халате. Она подозвала Клаудфаера и ушла с ним в коридор. Он вернулся через какое-то время, один, и откашлялся достаточно громко, чтобы разбудить дремавших пони:

— Она очнулась. Доктора проводят осмотр, но мы сможем увидеть её через пару минут.

— Как она? — спросил один из Вандерболтов. Рэрити даже не стала узнавать его имя: в этой униформе они всегда одинаковые.

— Ей лучше, — ответил Клаудфаер. — Никаких непоправимых травм, и крылья в порядке. Ей очень повезло.

Огромный груз упал с плеч Рэрити. Было видно, как по небольшой собравшейся толпе проходит волна облегчения, некоторые даже улыбнулись. “Очень повезло, это точно. Вот только...”

— Она уже знает? — задала вопрос Рэрити. — Насчёт Соарина.

Тишина. Клаудфаер потупил взгляд.

— Пока нет, — выговорил он с тяжёлым вздохом. — И буду честен: я не знаю, как ей сказать. Никогда не делал ничего подобного.

— Ну, кому то придётся это сделать, — проговорила Эпплджек. — Нельзя от неё такое скрывать.

Никто не спорил, но никто ничего и не сказал. Ожидая, пока кто-то вызовется добровольцем, все пони переводили взгляды друг на друга, их уши нервно дёргались. На секунду, все взгляды устремились на Рэрити, и её сердце сжалось в панике. “Я?! Нет, это должен сделать кто-то другой, я не могу! Не могу, не могу...”

— Я поговорю с ней. — Голос Флаттершай, тихий, но уверенный, прервал тишину. — Эпплджек, можешь пойти со мной?

— Эм... — Эпплджек непроизвольно сделала шаг назад, и только Рэрити стояла достаточно близко чтобы разглядеть тот промелькнувший в её глазах страх. Нужно отдать должное: промелькнувший лишь на мгновение. Она резко кивнула Флаттершай и последовала за ней из комнаты ожидания. Внезапно всё снова поглотила гнетущая тишина.

Все переглядывались, комната была полна пони. Они ждали, сами не зная чего. Проходила минута за минутой и Рэрити казалось, что с каждой секундой у толпы рос страх. Буквально за соседней дверью жизнь их подруги вот-вот будет разрушена.

Они ждали, пока опустится гильотина.

Наконец, высокий звук пробился сквозь тихое шипение вентиляции.Похожий на плач жеребёнка, слабый крик, усиливающийся и спадающий вместе с ритмом дыхания. Громче, затем снова тише. Будто игла, впивающаяся Рэрити прямо в мозг.

Это было слишком. Она развернулась и, игнорируя шокированные взгляды её подруг, просто ушла.

Предыдущая глава

Следующая глава

Оставить комментарий

Останется тайной.

Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.